Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 1(129)

Рубрика журнала: Медицина

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Юдина Х.П. РАСПРОСТРАНЁННОСТЬ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ТРАВМАТИЗМА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 1(129). URL: https://sibac.info/journal/student/129/200054 (дата обращения: 20.10.2021).

РАСПРОСТРАНЁННОСТЬ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ТРАВМАТИЗМА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Юдина Христина Патрисовна

студент, кафедра гигиены общей с экологией, Медицинская академия им. С.И. Георгиевского, Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского

РФ, г. Симферополь

Научный руководитель Лахно Валентина Анатольевна

канд. мед. наук, ассистент кафедры гигиены общей с экологией, Медицинская академия им. С.И. Георгиевского, Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского

РФ, г. Симферополь

PREVALENCE OF OCCUPATIONAL INJURIES IN RUSSIA

 

Khristina Yudina

student, Department of General Hygiene with Ecology, Medical academy named after S.I. Georgievsky, V.I. Vernadsky Crimean Federal University,

Russia, Simferopol

Valentina Lahno

scientific supervisor, сandidate of Sciences in Medicine, assistant of the Department of General Hygiene with Ecology, Medical academy named after S.I. Georgievsky, V.I. Vernadsky Crimean Federal University,

Russia, Simferopol

 

АННОТАЦИЯ

В статье представлена статистика распространённости производственного травматизма в Российской Федерации за период с 2000 по 2017 годы. Рассмотрены динамические показатели распространённости производственного травматизма среди трудоспособного населения нашей страны, в том числе по гендерным отличиям и со смертельным исходом на производстве; проанализированы показатели временной нетрудоспособности пострадавших, расходы денежных средств на выполнение мероприятий по охране труда.

ABSTRACT

The article presents statistics on the prevalence of occupational injuries in the Russian Federation for the period from 2000 to 2017. The dynamic indicators of the prevalence of occupational injuries among the working-age population of our country, including gender differences and deaths at work, are considered; the indicators of temporary disability of victims, the cost of funds for the implementation of measures for labor protection are analyzed.

 

Ключевые слова: производственный травматизм; смертельный исход; пострадавшие; несчастный случай; число человеко-дней нетрудоспособности; расходы денежных средств.

Keywords: occupational injuries; fatal outcome; victims; an accident; number of person-days of disability; the cost of funds.

 

Введение. Производственный травматизм является одним из актуальных вопросов, на решение которого прилагается много усилий. Травма, полученная на производстве во время трудовой деятельности, приводит к нетрудоспособности человека, а также - смертельному исходу. Это, в первую очередь, приносит большой ущерб в экономическую, финансовую сферу Российской Федерации. «Событие, повлекшее производственную травму, сопровождается значительными экономическими расходами, социальными и экологическими последствиями» [1, с.181].

К травматизму на производстве могут привести: сломанная аппаратура, несоблюдение правил безопасности на работе, ухудшение состояния здоровья работника и т.п. «…обеспечение безопасных условий труда и проведение мероприятий по профилактике травматизма, это, в первую очередь, дополнительные затраты, которые требуют экономического обоснования» [2, с. 553].

«Управление факторами рабочей среды и риском относится к задачам собственника предприятия по организации производственного процесса. Государство стимулирует предприятия к обеспечению безопасности на производстве на законодательном и экономическом уровнях - вводит штрафы, гибкие тарифы на обязательное социальное страхование. Но эти меры оказывают недостаточное воздействие, поскольку практически не влияют на рентабельность предприятия. При исследовании вопросов психологии труда и мотивации работников, от внимания исследователей ускользают работники высшего звена и собственники предприятий, от принятия решений которых зависят параметры рабочей среды, качество жизни населения страны. Предприниматели заинтересованы в максимальной прибыли» [2, с.553].

«Часто российские работодатели просто недооценивают ущерб от травматизма и профзаболеваемости, не учитывая косвенные потери - стоимость испорченного оборудования, цена простоев производства, расходы на ликвидацию и локализацию последствий происшествия и т.п.» [2, с.553].

«Ущерб от производственной травмы на предприятии нефтеперерабатывающей промышленности составляет: прямые расходы ˗ 52,8%, косвенные расходы ˗ 41,4%, социально-экономические расходы ˗ 4,46%, экологический ущерб ˗ 0,58%» [1, с.182].

Зачастую исследователями учитываются только экономический ущерб [2, с.55], но не учитывается медицинская и социальная составляющие, ведь не всегда работник после травмы полностью выздоравливает и возвращается к труду, на своё рабочее место. При инвалидизации или летальном исходе, вероятность расходов увеличивается в разы, но это уже не является «головной болью» работодателя.

«Для принятия управленческих решений в сфере охраны труда на государственном уровне в Российской Федерации давно назрела необходимость в разработке и утверждении официальной методики оценки ущерба от производственного травматизма» [3, с. 20]. Например, Алекина Е.В. (2018)  предлагает оценивать потенциальный ущерб от производственного травматизма, с позиций риска и определения потенциального ущерба [4, с.75], Левашов С.П. (2017) предлагает оценку риска производственного травматизма рассматривать как часть комплексной методологии оценки профессиональных рисков [5, с.37], Отставнов С.С. и др. (2016) производить оценку ущерба от заболеваемости с учётом «стоимости болезни», которая «…позволяет оценить ущерб от заболеваемости (совместно с инвалидностью и смертностью), в том числе затраты на оказание медицинской помощи, а также ряд потерь, обусловленных нетрудоспособностью, в том числе временной, включая различные предусмотренные действующим законодательством выплаты и пособия (выплаты по листку нетрудоспособности, пенсия по инвалидности, выплаты, связанные со смертью) ˗ косвенные затраты [6, с.133].

На мой взгляд, разработанные Роспотребнадзором Российской Федерации методические рекомендации [7], с позиции изучения и определения экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения, ассоциированных с негативным воздействием факторов среды обитания, позволяют проводить такую оценку комплексно, с учётом всех потерь, связанных как с недопроизводством ВВП, продукции, так и снижением налоговых поступлений в бюджет.

Работа выполняется в два этапа. Целью первого этапа работы явилось изучение динамики несчастных случаев на производстве среди трудоспособного населения нашей страны. При реализации второго этапа будет проведен расчёт возможного экономического ущерба от производственного травматизма и разработка действенных мероприятий по совершенствованию профилактических мероприятий по снижению и предотвращению травматизма на производстве.

Методы и методики исследования.

Изучение распространённости производственного травматизма, расчёт смертности от несчастных случаев на производстве производился по материалам статистических исследований Росстата [8], несмотря на то, что «…существенная зависимость результата от качества достоверности и полноты исходной информации (статистических данных) [6, с.135].

В работе применялись методы: статистические, математического моделирования.

Исследователями Коваленко И.И., Соколицин А.С., Семенов В.П. (2019), Дубовец Д.С. (2018) [3, с.24], производились расчёты социального и экономического ущерба от производственного травматизма на конкретных предприятиях, хотя предполагается, что «…модель оценки может быть адаптирована под специфику производственного процесса конкретного предприятия и интегрирована в общую систему менеджмента предприятия», а не только предприятий нефтеперерабатывающей промышленности [2, с.555], предложена формула:

                                              (1)

где:

 ˗ полный ущерб от аварий, руб.;

 ˗ потери организаций, эксплуатирующих опасный производственный объект, руб.;

 ˗ затраты на ликвидацию и расследование аварии, руб.;

 ˗ социально-экономические потери (затраты, нанесенные вследствие гибели и травматизма людей), руб.;

˗ косвенный ущерб, руб.;

˗ экологический ущерб, руб.;

˗ потери от выбытия трудовых ресурсов в результате потери трудоспособности или гибели людей.

Левашовым С.П. (2017) изучался травматизм среди «водителей и машинистов подвижного состава в Курганской области» [5, с. 37], Дубовец Д.С. (2018) предлагается: «Суммарный экономический ущерб рассчитывать по формуле» 2 [3, с.24]:  

                                                           (2)

где:

˗ суммарный экономический ущерб от производственного травматизма;

 ˗ ущерб работнику (семье работника);

 ˗ ущерб работодателю;

 ˗ ущерб третьим лицам;

  ˗ ущерб государству.

«Упрощённый расчёт смертности, ассоциированной с факторами среды обитания производится с применением коэффициентов изменения смертности населения в зависимости от изменения уровня фактора среды обитания» по формуле 3 [7, с.8]:

                                                            (3)

где:

 – коэффициенты изменения смертности населения (сл./100 000) на единицу измерения значения фактора среды обитания (ФСО);

– значение фактора среды обитания (химического, микробиологического, физического, социального), обобщаемого в целом по Российской Федерации в рамках социально-гигиенического мониторинга и/или государственной статистики;

 – численность населения в возрасте (x) пола (s) в Российской Федерации, чел.

«Экономические потери от ассоциированной с факторами среды обитания смертности населения за период возможного дожития для умерших в возрасте 15 лет и старше рассчитывается по формуле» 4 [7, с.8]:

                          (4)

где:

 – упущенная выгода в производстве ВВП в результате ассоциированной с факторами среды обитания смертности лиц в возрасте (х) пола (s) по причине смерти (d) в Российской Федерации в отчетном году с учетом вероятности дожития и уровня занятости, млн. руб.;

 – число умерших в возрасте (х) пола (s) по ассоциированной с факторами среды обитания причине смерти (d) в Российской Федерации, чел.;

 – численность занятых в Российской Федерации, чел.;

 – численность занятых в возрасте (j) пола (s) в Российской Федерации, чел.;

 – численность населения в возрасте (j) пола (s) в Российской Федерации, чел.;

 – вероятность дожития от возраста (х) до возраста (j) на основе таблиц смертности;

 – поправочный коэффициент для учета сокращенного рабочего времени и увеличенной продолжительности отпуска лиц возраста (j) младше 18 лет (для j = 15 Кj = 0,5922, для j = 16 Кj = 0,8636, для j = 17 Кj = 0,8636, для j > 17 Кj = 1);

 – упущенная выгода в производстве ВВП в результате смертности лиц в отчетном году в возрасте (х) пола (s) по причине смерти (d) в Российской Федерации в отчетном году, млн. руб.

«Упрощённый расчёт экономических потерь от инвалидизации населения осуществляется по формуле» 5 [7, с.11]:

                                                                (5)

где:

 – коэффициент инвалидизации населения (сл./100 000) на единицу измерения значения фактора среды обитания (ФСО);

 – значение фактора среды обитания.

«Упрощённый расчёт случаев временной нетрудоспособности, может производиться с применением коэффициентов изменения заболеваемости, в зависимости от изменения уровня фактора среды обитания», по формуле 6 [7, с. 13]:

                                                         (6)

где:

 – коэффициент изменения заболеваемости населения (сл./100 000) в зависимости от изменения уровня фактора среды обитания;

 – значение фактора среды обитания.

«Общие экономические потери от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения, ассоциированных с негативным воздействием факторов среды обитания, определяются суммированием всех видов потерь, связанных с недопроизводством ВВП» по формуле 7 [7, с.18]:

                                             (7)

где:

 – упущенная выгода в производстве ВВП в результате ассоциированных c факторами среды обитания смертности, инвалидизации и заболеваемости лиц в возрасте (х) пола (s) в Российской Федерации в отчетном году, млн. руб.;

 – упущенная выгода в производстве ВВП в результате ассоциированной c факторами среды обитания смертности лиц в возрасте (х) пола (s) по причине смерти (d) в Российской Федерации в отчетном году, млн. руб.;

 – упущенная выгода в производстве ВВП в результате ассоциированной с факторами среды обитания инвалидности лиц в возрасте (х) пола (s) группы инвалидности (g) в Российской Федерации, млн. руб.;

 – упущенная выгода в производстве ВВП вследствие ассоциированной с факторами среды обитания заболеваемости лиц в возрасте (х) пола (s) по причине нетрудоспособности (m) в Российской Федерации, млн. руб.

Обсуждение полученных результатов.

В Российской Федерации уровень производственного травматизма за изучаемый период с 2000 по 2017 годы, свидетельствует о ежегодном снижении числа пострадавших в 5,98 раз, среди мужчин ˗ в 6,63 раза, среди женщин ˗ в 4,5 раза.

В 2017 году было зарегистрировано 25,4 тыс. несчастных случаев на производстве, что значительно ниже показателя 2000 года ˗ 151,8 тыс. человек (см. рис.1).

 

Рисунок 1. Численность пострадавших при несчастных случаях на производстве, (на 1000 человек) в период с 2000 по 2017 годы

 

Как видно, из рисунка 1, численность потерпевших ежегодно уменьшалась. К 2009 году показатель снизился до 46,1. В 2010 году показатель несколько повысился до 47,7, а с 2011 по 2017 годы число пострадавших снизилось до 25,4. В течение 18 лет численность пострадавших постепенно снижалась благодаря проводимым мероприятиям по профилактике травматизма, усовершенствованию технологических процессов на производстве, закрытию участков с опасными условиями труда и ряда других мероприятий.

Среди мужского работающего населения нашей страны данный показатель стабильно высокий, но ежегодно снижается, безусловно, такая тенденция имеет положительные результаты. В нашей стране существует множество «чисто мужских» профессий, связанных с риском для жизни, к сожалению, не всегда условия труда соответствуют санитарно-эпидемиологическим требованиям.

Удельный вес пострадавших мужчин на производстве, в результате несчастного случая высокий, и составляет 69,29% в 2017 году, женский травматизм на производстве, находится на уровне 30,71%, что также характеризует данный показатель, как неблагоприятный.

 

Рисунок 2. Динамика пострадавших при несчастных случаях на производстве по половому признаку, за период с 2000 по 2017 годы

 

На рисунке 2, видно, что наибольший показатель травматизации наблюдался среди мужчин. В 2000 году число пострадавших мужчин составляло 116,7, а в 2017 году ˗ 17,6. Среди женщин в 2000 году данный показатель составлял 35,1, а к 2017 году ˗ 7,8. Показатели значительно снизились благодаря мерам, проводимым для предотвращения травматизма на производстве. К сожалению, численность пострадавших не исчезает, а только уменьшается.

Особую тревогу вызывает показатель временной нетрудоспособности, в связи с производственным травматизмом (см. рис.3).

 

Рисунок 3. Динамика числа человеко-дней нетрудоспособности у пострадавших на производстве, (млн.)

 

Как видно, из рисунка 3, показатели временной нетрудоспособности среди пострадавших при несчастных случаях на 1000 работающих, высокие. Число дней нетрудоспособности уменьшилось с 4,3 млн. дней в 2000 году, до 1,3 млн. в 2017 году, что в целом может свидетельствовать о локализации травм, сокращении периода реабилитации. Неблагоприятным, является другой показатель ˗ число дней нетрудоспособности на одного пострадавшего, он ежегодно увеличивается, с 28,3 дней до 48,7 дней, что может свидетельствовать об утяжелении течения каждого случая нетрудоспособности.

Имеют место гендерные отличия. Так, если в 2000 году число пострадавших составляло 5,1 на 1000 работающих, то к 2017 году данный показатель снизился до 1,3 на 1000 работающих, причём данный показатель 1,3 не изменялся с 2015 года, что, безусловно, является положительным моментом. Естественно, среди мужчин данный показатель традиционно выше, в 2000 году число пострадавших мужчин составляло 7,0, женщин ˗ 2,7.  В 2017 году данный показатель значительно уменьшился, и число пострадавших среди мужчин стало 1,6, а среди женщин ˗ 0,9.

При проведении анализа показателей производственного травматизма, случаев и причин его возникновения, очень важным показателем, является число пострадавших в результате травмы, со смертельным исходом.

В 2017 году численность пострадавших со смертельным исходом достигла 1,14 тыс. человек. За 18 лет показатель смертности сократился в 4 раза (см. рис.4).

 

Рисунок 4. Динамика смертельного исхода на производстве (на 1000 человек), за 2000 ˗ 2017 годы

 

Как видим, из рисунка 4, число пострадавших в 2000 году составляло 4,40 тыс. человек. К 2017 году показатель снизился до 1,14 тыс. человек.

Наибольший удельный вес смертности по аналогии с травматизацией, отмечается среди мужчин. Данный показатель среди мужчин в 2000 году составлял 4,15 тыс. человек, в 2017 году ˗ 1,07 тыс. человек. Среди женщин данный показатель в 2000 году составил 0,25, а к 2017 году, снизился до 0,07 тыс. человек. Показатель убывал с каждым годом в течение 18 лет.

Общеизвестно, что для проведения профилактических мероприятий, по снижению уровня травматизма, на перевооружение производства, ликвидацию рабочих мест с опасными и вредными условиями труда, автоматизацию и, возможно роботизацию производства, приобретение индивидуальных средств защиты и создание коллективных средств защиты, нужны финансовые средства.

В Российской Федерации проводится специальная оценка условий труда, на предприятиях организовано проведение производственного контроля не только за выпускаемой продукцией, но и на рабочих местах. В период с 2000 по 2017 годы сумма, выделяемая государством на выполнение мероприятий по охране труда, была увеличена в 13 раз (13,03), (см. рис.5).

 

Рисунок 5. Статистика расходов денежных средств на мероприятия по охране труда в расчёте на 1 работающего, руб.

 

На рисунке 5 представлена статистика израсходованных средств, направленных на мероприятия по охране труда на одного рабочего в рублях. В 2000 году сумма составляла 995,0. Наблюдалось постепенное ежегодное увеличение денежных средств на одного работающего, к 2017 году сумма выросла до 12964,7 руб.

Заключение.

В результате выполненной работы, можно сделать вывод, о необходимости продолжения изучения вопроса профилактики производственного травматизма по отраслям промышленности. Для исследовательской работы, хотелось бы иметь государственные статистические данные по травматизму в разрезе отраслей промышленности, по профессиям.

 

Список литературы:

  1. Коваленко И.И., Соколицын А.С. Организационно-экономический механизм управления устойчивым развитием предприятия с учётом производственного риска // Экономические науки. ˗ 2019. ˗ Т. 12, №6. ˗ С. 174 ˗ 188. DOI:10.18721/JE.12615.
  2. Коваленко И.И., Соколицын А.С., Семенов В.П. Производственный травматизм в социально-экономическом аспекте // Человеческий фактор в сложных технических системах и средах (ЭРГО-2018). Труды Третьей международной научно-практической конференции. Под редакцией А.Н. Анохина, А.А. Обознова, П.И. Паделно, др., Издательство: Межрегиональная общественная организация «эргономическая ассоциация», Тверь, Санкт-Петербург, 04-07 июня 2018. ˗ С. 552 ˗559.
  3. Дубовец Д.С. Социальный и экономический ущерб от производственного травматизма и профессиональных заболеваний //Охрана и экономика труда. ˗ №3(32), 2018. ˗ С.20-24.
  4. Алекина Е.В. Оценка потенциала ущерба в результате аварий и травматизма // Охрана и экономика труда. ˗ №1(30), 2018, С.75-79.
  5. Левашов С.П. Анализ и разработка критериев оценки и оценивания рисков профессионального травматизма на основе «Кодекса лучшей практики» // Анализ риска здоровью, №2, 2017. ˗ №2.  ˗ С. 37 ˗ 46.
  6. Отставнов С.С., Харченко В.В., Бреусов А.В., Отставнов Н.С. Аспекты использования метода «стоимости болезни» в практике менеджеров здравоохранения //Вестник Российского Университета Дружбы народов. Серия: Медицина, №3, 2016, С.132-142.
  7. Расчёт фактических и предотвращённых в результате контрольно-надзорной деятельности экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения, ассоциированных с негативным воздействием факторов среды обитания: Методические рекомендации. ˗ М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2015. ˗ 60 с.
  8. Росстат: статистика производственного травматизма в Российской Федерации. Обобщённые данные. // 2019 г. ˗ [электронный ресурс]-Режим доступа. ˗ URL: http://www.trudcontrol.ru/press/statistics/24076/rosstatt-

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом