Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 41(127)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Тошматова Н.Н. АФФЕКТ КАК ПРИЗНАК СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 107 УК РФ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2020. № 41(127). URL: https://sibac.info/journal/student/127/196927 (дата обращения: 28.11.2021).

АФФЕКТ КАК ПРИЗНАК СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 107 УК РФ

Тошматова Наргиза Нумоновна

магистрант, кафедра уголовного права и криминологии, Алтайский государственный университет,

РФ, г. Барнаул

Научный руководитель Смирнова Людмила Николаевна

канд. юр. наук, доц., кафедра уголовного права и криминологии, Алтайский государственный университет,

РФ, г. Барнаул

АННОТАЦИЯ

На основании уголовного закона, научных воззрений и судебной практики анализируется понятие аффекта как признака состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ. Рассматривается соотношение дефиниций «аффект» и «внезапно возникшее сильное душевное волнение». Определяются основания возникновения состояния аффекта, виды аффектов, этапы аффективного состояния, особенности установления наличия или отсутствия состояния аффекта.

 

Ключевые слова: преступление, квалификация, убийство, аффект, особенности аффективного состояния, этапы протекания аффекта, физиологический аффект.

 

В целях соблюдения принципа справедливости в Уголовном кодексе Российской Федерации выделены в отдельную группу преступления, объектом посягательства которых является жизнь, со смягчающими обстоятельствами, так называемые привилегированные. К таковым среди прочих относится убийство, совершенное в состоянии аффекта. Данному деянию, отличительной чертой которого является особое состояние виновного в момент совершения преступления, посвящена ст. 107 УК РФ. Основанием для смягчения уголовной ответственности в таких случаях является прежде всего виктимное (неправомерное либо аморальное) поведение потерпевшего и вызванное им состояние аффекта у виновного. Аффект как особое эмоциональное состояние воздействует на сознание человека, которое фиксируется на раздражителях, вызывающих аффект, и в контексте состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ, является центральным звеном, определяющим особенности всех элементов и признаков убийства, совершенного в состоянии аффекта, в первую очередь характер и природу умысла, мотива, цели преступного поведения.

Под аффектом понимается, согласно ч.1 ст. 107 УК РФ, внезапно возникшее сильное душевное волнение, вызванное насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

В доктрине уголовного права, а также юридической психологии и психологии существуют две основные интерпретации аффекта: широкая и узкая.

Л.С. Выготский понимал под аффектом любые человеческие эмоции, чувства и желания. Подобного же мнения придерживался и Н.С. Таганцев [1, с. 173]. Сторонником широкого подхода в настоящее время является М.И. Еникеев, который к аффективным состояниям относит страх, ужас, гнев и фрустрацию [2, с. 342-344].

Узкую интерпретацию аффекта ввел А.Н. Леонтьев, который определял его как «сильное, внезапно возникающее эмоциональное явление» [3, с. 462]. В рамках узкой интерпретации, аффект также трактуют как эмоциональное состояние, характеризующееся повышенной силой воздействия на сознание и волю, которое наступает в результате определенного внешнего воздействия [4]. 

По мнению Б.В. Сидорова, физиологический аффект – это крайне резко выраженная кратковременная эмоция, которая возникает в ответ на воздействие чрезвычайного раздражения [5, с. 40]. Г.И. Чечель полагает, что аффект – бурная кратковременная вспышка эмоций, вызванная изменением жизненно важных для индивида обстоятельств и приводящая к хаотическим движениям или оцепенению и изменению в деятельности внутренних органов и системе организма человека [6, с. 65].

Термин «аффект» принято рассматривать в трех аспектах: психологическом, юридическом (наравне с сильным душевным волнением), экспертном [7, с. 66].

В доктрине уголовного права принято отождествлять понятия «аффект» и «сильное душевное волнение». Однако некоторые ученые обращают внимание, что в психологии к сильному душевному волнению применимы два термина – эмоция и аффект, которые соотносятся как общее и частное, и при этом не всегда сильное душевное волнение достигает той степени интенсивности, при которой его можно обозначить как аффект. Кроме того, данные ученые указывают, что определение наличия или отсутствия состояния аффекта относят к компетенции эксперта, а сильного душевного волнения – компетенции суда, в связи с чем они предлагают законодательно разграничить эти два понятия [8, с. 18]. Такая точка зрения заслуживает внимание, однако представляется, что подобное разграничение не будет существенным образом влиять на квалификацию деяния, а потому остается в рамках научной дискуссии. В то же время не каждый «психологический аффект» будет признан «правовым аффектом». Психологический аффект может наступить в результате самовзвинчивания и экзальтации. Правовой же аффект характеризуется целостностью и своеобразием в зависимости от вида (он может быть патологическим, кумулятивным, физиологическим или аномальным), а также влиянием на личность, приводящим к снижению ее возможности быть субъектом правоотношений, при этом правовой аффект существенно ограничивает свободу воли и волеизъявления субъекта и влечет наступление определенных правовых последствий и ответственность [9, с. 259-261]. В этой связи следует говорить об аффекте как о понятии, которое позволяет определить совокупность юридически значимых эмоциональных состояний, отвечающим определенным требованиям, опосредованных нормами права. Поэтому при решении вопроса о наличии аффекта в момент совершения преступления важно определить, какой именно вид правового аффекта имелся.

Патологический аффект – это временное расстройство психической деятельности человека, при котором он не отдает отчета в своих действиях и не может руководить ими. Наличие данного вида аффекта является основанием для признания лица, совершившего деяние, невменяемым, и поэтому паталогический аффект не входит в понятие аффекта, используемое в ст. 107 УК РФ.

Физиологический аффект в рамках исследования состава преступления убийства в состоянии аффекта вызывает больший интерес, поскольку именно данный вид аффекта характерен для состава преступления, предусмотренного ч.1. ст. 107 УК РФ. Исторически сложилось, что понятие физиологического аффекта было введено, чтобы отличить простой, нормальный аффект от патологического, и показать, что он состоит из естественных для здорового человека нейродинамических процессов [10, с. 38]. В отличие от патологического, он не исключает вменяемости, т.к. в некоторой степени сохраняется способность самоконтроля, отсутствует состояние помрачения сознания. У субъекта сохраняется минимальная свобода воли.

Кумулятивный аффект имеет схожую с физиологическим характеристику. Единственное отличие в нем – эта протяженность накапливания эмоционального напряжения. Данный вид аффекта применим непосредственно к убийствам, вызванным длительной психотравмирующей ситуацией.

Аномальный аффект, или аффект на патологической почве, в отличие от вышеперечисленных, характеризуются патологически измененными закономерностями течения и развития. Данный вид аффекта характерен для психопатических личностей, у которых существенно расширяется "спектр" психотравмирующих влияний. То, что гармоническими личностями переносится спокойно, у психопатических вызывает состояние аномального аффекта. Данный вид аффекта также признается как основание для квалификации действий виновного как преступления в состоянии аффекта, поскольку подразумевает отношение виновного к возникшей конфликтной ситуации как психотравмирующей для него [11, с. 35-36]. Однако судебная практика подтверждает, что наличием аномального аффекта в большинстве случаев пытаются злоупотребить подсудимые, не имеющие на самом деле вовсе состояния аффекта на момент совершения преступления.

Так, согласно обстоятельствам уголовного дела по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, подсудимый на почве личной неприязни во время драки убил М., будучи в состоянии алкогольного опьянения. В своей апелляционной жалобе П. утверждал, что на фоне состояния алкогольного опьянения у него возник аномальный аффект, вследствие чего его действия следует квалифицировать по ч.1 ст. 107 УК РФ.  Но заключением амбулаторной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы установлено, что П. в момент совершения преступления не находился в состоянии аффекта, о чем свидетельствует отсутствие характерной для аффекта трехфазной динамики развития эмоциональных реакций [12].

Неотъемлемой чертой аффекта является его внезапность. При этом внезапность состояния аффекта не связана с внезапностью совершения убийства, но имеет непосредственную связь с возникновением мотива. Внезапность состоит в том, что оно возникает немедленно как реакция на насилие и издевательства, тяжкое оскорбление, иные противоправные или аморальные действия потерпевшего. Поэтому необходимо отсутствие длительного временного разрыва между действиями потерпевшего и возникшим аффектом [13, с. 225]. По мнению Б.В. Сидорова, допустимый промежуток во времени должен служить показателем и быть следствием нормального развития аффективного процесса после внешнего воздействия. Действия виновного должны быть «непосредственно», «вслед за», «как бы в ответ» на действия потерпевшего [5, с. 49-50]. 

Как полагает О.Д. Ситковская, однозначное для всех случаев определение конкретного промежутка времени между поводом и ответной реакцией не представляется возможным. Решение вопроса о внезапности в каждом конкретном случае должно опираться на всестороннее изучение всех имеющихся обстоятельств. Она полагает, что должен учитываться и временной промежуток между моментом возникновения аффекта и совершения преступления [14, с. 91-92]. Данная точка зрения представляется справедливой, поскольку, как было уже указано выше, аффект обладает ситуативным характером, и рассматривать его следует с учетом всех обстоятельств имеющегося дела. 

Выделяют следующие три этапа аффективного состояния:

  1. начало аффекта или возникновение эмоционального отклика на действия потерпевшего, при котором резко дезорганизуется вся психическая деятельность человека, нарушается его ориентировка в окружающей действительности;
  2. перевозбуждение или аффективный взрыв, сопровождающийся резкими, большой силы, автоматически, плохо контролируемыми действиями;
  3. спад нервного напряжения, изживание аффекта, на этом заключительном этапе возможна дезориентация во времени и пространстве, частичная или полная утрата воспоминаний о случившемся [15, с. 326-328].

Начало аффекта связано с реакцией нервной системы человека на  внешний раздражитель.

Чаще всего в качестве повода возникновения аффекта выступает насилие. В ст. 107 УК РФ нет разъяснения, что понимается под насилием. Так, существовало мнение, что под насилием понимается только физическое воздействие [16, с. 194]. Однако в большинстве своем ученые утверждают, что данное насилие может быть как физическим, так и психическим.

Исследователи выделяют узкое и широкое понимание психического насилия. В первом случае к психическому насилию относят только угрозу применения физического насилия. Во втором же включают и другие действия. Так, С.В. Бородин полагает, что к психическому насилию можно отнести и угрозу распространить заведомо клеветнические позорящие сведения.

Предпочтительной представляется другая позиция, согласно которой авторы предлагают такие действия, как распространение позорящих клеветнических действий, относить к иным противоправным действиям [17, с. 51]. Однако несомненным следует считать, что под насилием подразумевается как физическое, так и психическое. Подобную точку зрения подтверждает и судебная практика.

Так, согласно обстоятельствам уголовного дела по обвинению З. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 107 УК РФ, во время совместного распития спиртных напитков между ней и ее супругом возникла ссора. Супруг начал избивать ее руками и ногами по голове и телу, что привело к возникновению состояния аффекта у З., в результате чего ею были умышленно нанесены два удара ножом в область груди потерпевшего [18]. Данный пример иллюстрирует физическое насилие как повод к возникновению аффекта.

Другой пример демонстрирует, что поводом может выступать и психическое насилие. Согласно обстоятельствам уголовного дела по обвинению В.А.П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, подсудимый В.А.П. произвел выстрел из окна дома в своего отца, В.П.Е., в результате которого потерпевший скончался. Потерпевший, как было установлено судом, пришел к дому подсудимого в состоянии алкогольного опьянения с ножом в руке и начал высказывать угрозы убийством в адрес В.А.П. и его семьи, в том числе двоих малолетних детей, пытался проникнуть в дом. Судом действия В.А.П. были переквалифицированы на ч.1 ст. 107 УК РФ, поскольку им угроза потерпевшего была воспринята реально, до этого его отец неоднократно угрожал, наставлял оружие на подсудимого и членов его семьи, избивал мать подсудимого [19].

Как можно сделать вывод из вышеприведенного примера из судебной практики, безусловно, психическое насилие также должно включаться в используемую в ст. 107 УК РФ дефиницию «насилие». При этом психическое насилие должно представлять собой реальную и непосредственную угрозу применения физического насилия, которое выражается в совершении определенных конклюдентных действий, определяющих намерения причинить вред здоровью [20, с. 325-328].

Существует также дискуссия относительно того, должны ли быть действия потерпевшего направлены только против виновного, или против его близких тоже. В ст. 104 УК РСФСР подразумевалось последнее, т.е. действия могли быть направлены и против виновного, и против его близких. В настоящее время такое правило не содержится в ст. 107 УК РФ, вследствие чего и возникает данный вопрос.

Представляется верной точка зрения А.Н. Попова, согласно которой главное, чтобы действия потерпевшего вызвали состояние аффекта, и в данном случае не будет иметь значения, против кого были направлены эти противоправные действия [17, с. 24].

Характерная черта насилия – противоправность, и поэтому не может быть квалифицировано по ч.1 ст. 107 УК РФ убийство в состоянии аффекта лицом, которое подвергалось насилию на законном основании. Например, насилие, примененное в состоянии необходимой обороны, при задержании преступника, крайней необходимости [5, с. 63].

Возникает также вопрос, как следует квалифицировать действия лица, когда возникает ошибка относительно противоправности действий потерпевшего. Так, А.Н. Красиков приводит пример. Гражданин, поскользнувшись на льду, падая, задел ногой детскую коляску, в результате чего полугодовалый ребенок выпал на асфальт и разбил до крови лицо. Отец ребенка в ответ, будучи в состоянии аффекта, нанес смертельный удар по голове «виновного» в происшедшем. По мнению А.Н. Красикова, подобное невозможно квалифицировать по ч. 1 ст. 107 УК РФ. А.Н. Попов считает иначе, что следует квалифицировать по ч. 1 ст. 107 УК РФ, поскольку в первую очередь следует учитывать восприятие происшедшего виновным. Заблуждение относительно противоправности действий потерпевшего также следует рассматривать в пользу виновного [17, с. 29]. 

Следующим поводом для возникновения состояния аффекта может служить издевательство. В юридической литературе приводятся различные трактовки данного понятия. Так, по мнению С.В. Бородина, под издевательством понимаются насильственные действия, которые  характеризуются цинизмом, могут быть растянуты во времени и проявляться в психическом давлении, угрозах расправы, оглашении компрометирующих сведений [13, с. 228]. Но следует согласиться с другой точкой зрения, согласно которой издевательство может быть облечено в любую форму, как циничную, так и подчеркнуто вежливую, словесную или физическую, может быть длительным или кратковременным. Главное, чтобы оно было сопряжено с причинением виновному психических, нравственных страданий, с унижением его человеческого достоинства [17, с. 32-33].

Тяжкое оскорбление в качестве самостоятельного повода для возникновения аффекта в судебной практике встречается редко, чаще оно находится в совокупности с насилием. Тяжким оскорблением может быть грубое унижение чести и достоинства, циничное оскорбление близких виновному людей, супружеская измена при определенных обстоятельствах. Наиболее важно при установлении судом степени тяжести оскорбления – оскорбление должно быть объективно тяжким, а не субъективно воспринято таковым виновным. Вместе с тем, при определении степени тяжести оскорбления учитываются и индивидуальные особенности виновного. Например, к таким особенностям относится беременность виновной, поскольку это влечет повышенную возбудимость психики женщины. В связи с этим следует сделать вывод, что при установлении наличия повода для возникновения аффекта учитываются все обстоятельства рассматриваемого дела.

В ч. 1 ст. 107 УК РФ указывается, что аффект может быть вызван и иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего. Практика и доктрина уголовного права пришли к выводу, что под иными противоправными действиями (бездействием) следует понимать действия, совершенные потерпевшим, которые не могут быть признаны ни насилием, ни оскорблением и вместе с тем характеризуются грубым нарушением прав и законных интересов виновного и его близких. К иным противоправным действиям стали относить почти все преступления, в том числе и неосторожные, а также деяния, связанные с нарушением норм иных отраслей права. Под аморальными действиями следует понимать любые действия, которые противоречат господствующим в обществе нормам морали и нравственности [17, с. 59-62].

Наличие указания на возможность иных противоправных или аморальных действий (бездействия) связано с тем, что поскольку возникновение аффекта характеризуется ситуативностью, постольку невозможно предусмотреть все варианты поведения потерпевшего. Поэтому законодатель целесообразно включил данное основание возникновения аффекта в диспозицию ч. 1 ст. 107 УК РФ. В число аморальных или противоправных действий потерпевшего могут входить такие, как поджог, неподчинение законным требованиям виновного, выраженное в грубых издевательских действиях и т.п.

Также поводом для возникновения аффекта является и длительная психотравмирующая ситуация, вызванная аморальными или противоправными действиями потерпевшего. Под психотравмирующей ситуацией следует понимать совокупность внешних обстоятельств, негативно воздействующих на состояние психики; она должна являться результатом противоправного или аморального поведения потерпевшего, вызвавшего у виновного состояние психического напряжения, дискомфорта, приведшего к психическому взрыву, выплеску эмоций. При этом психотравмирующая ситуация должна быть длительной, т.е. протяженной во времени, а противоправное или аморальное поведение потерпевшего систематическим, т.е. три и более раза. Представляется ошибочной позиция, согласно которой невозможно возникновение аффекта при наличии затяжного конфликта. Данный вывод подтверждается судебной практикой.

Так, согласно обстоятельствам дела по обвинению Т. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, подсудимая убила своего отца посредством нанесения множественных ударов ножом. Во время совершения преступления Т. находилась в состоянии аффекта, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, связанной с тем, что с возраста пяти лет в отношении нее потерпевший совершал насильственные действия сексуального характера, неоднократно насиловал, оскорблял ее, наносил телесные повреждения. В день совершения преступления потерпевший в очередной раз начал оскорблять ее и избивать, вследствие чего у подсудимой возникло состояние аффекта. Судом действия подсудимой были переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 на ч. 1 ст. 107 УК РФ [21].

Непосредственно связан с понятием аффекта и вопрос установления его у виновного. В ходе предварительного или судебного следствия основанием назначения комплексной психолого-психиатрической экспертизы или судебно-психологической экспертизы могут являться сомнения в оценке эмоционального состояния обвиняемого в юридически значимый момент – момент совершения преступления. Многоаспектность установления наличия или отсутствия состояния аффекта требует высокой квалификационной подготовки экспертов ввиду множества специальных вопросов, стоящих перед ними. Перед экспертами могут быть поставлены следующие вопросы.

  1. Находилось ли подэкспертное лицо в момент совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии эмоционального напряжения, вызванного психотравмирующей ситуацией?
  2. Не находилось ли при этом обследуемое лицо в момент совершения преступления в эмоциональном состоянии (стресс, фрустрации), которое могло существенно повлиять на его сознание и деятельность?
  3. Находилось ли лицо в момент совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии физиологического аффекта [8, с. 19]?

Кроме того, необходимо показать причину аффекта, определить момент его возникновения, проследить динамику состояния, установить влияние аффекта на сознание обвиняемого, установить возможность совершения каких-либо действий, рассмотреть этапы эмоционального состояния обвиняемого во время совершения преступления, указать индивидуальные психологические особенности личности, предполагающих возникновению аффекта [22, с. 64-66].

Также экспертная оценка связана с проблемой разграничения различных видов аффектов, которые были перечислены ранее. В первую очередь это отграничение патологического и физиологического аффектов, поскольку наличие первого исключает вменяемость, а значит, возможность привлечения лица к уголовной ответственности [23].

Исследование состояния аффекта часто вызывает трудности у экспертов. К таковым относится невоспроизводимость и ненаблюдаемость психический явлений, невозможность точного повторения эмоционального состояния человека в момент совершения им противоправных действий, что позволило бы эксперту наблюдать его динамику и внешние проявления; зависимость возникновения аффекта от большого числа объективных и субъективных факторов, а также зачастую заинтересованность самого подэкспертного в определенном исходе экспертизы, в связи с чем должны учитываться и попытки симуляции, маскировки и т.д. Для разрешения данных затруднений экспертами используется комплекс методов исследования, таких как наблюдение за внешним выражением эмоций подэкспертного, ретроспективный анализ признаков аффекта с применением реконструкции событий преступления, анализ материалов уголовного дела, клиническая беседа с подэкспертным, а также тесты в виде серий вопросов и предлагаемых для интерпретации графических изображений [24, с. 30-43].

Таким образом, можно прийти к следующим выводам.

Понятие аффекта, даваемое в ч. 1 ст. 107 УК РФ, не тождественно понятию аффекта в психологии, однако указанное в диспозиции статьи определение аффекта как внезапно возникшего сильного душевного волнения отвечает целям современного уголовного законодательства, а потому не требует внесения законодательных изменений.

В доктрине уголовного права, а также юридической психологии и психологии существуют две основные интерпретации аффекта: широкая и узкая. С точки зрения широкого подхода, под аффектом понимаются любые человеческие эмоции, чувства и желания. В рамках узкой интерпретации, аффект также трактуют как эмоциональное состояние, характеризующееся повышенной силой воздействия на сознание и волю, которое наступает в результате определенного внешнего воздействия. Аффект в рамках исследуемого преступления может быть физиологическим, кумулятивным и аномальным. Он характеризуется внезапностью и должен обязательно пройти три этапа развития аффекта: начало аффекта, аффективный взрыв и изживание аффекта.

Поводом для возникновения аффекта могут служить насилие, как физическое, так и психическое, издевательство, тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего либо иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего, длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Установление аффекта происходит путем назначения комплексной психолого-психиатрической экспертизы или судебно-психологической экспертизы, в ходе которых различными методами разрешаются поставленные перед экспертами вопросы, касающиеся наличия аффекта.

 

Список литературы:

  1. Таганцев, Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. Т. 1 / Н.С. Таганцев. – М. : Наука, 1994. – 380 с.
  2. Еникеев, М.И. Общая и социальная психология: учебник для вузов. Ч. 1 / М.И. Еникеев. – М. : Норма, 2005. – 624 с.
  3. Леонтьев, А.Н. Лекции по общей психологии / А.Н. Леонтьев. – М.: Смысл, 2001.  – 511 с.
  4. Подольный, Н.А. Понятие "аффект" в уголовном праве / Н. А. Подольный // Государство и право. – 2003. – № 4. – С. 62–67.
  5. Сидоров, Б.В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение / Б.В. Сидоров. – Казань: Изд-во Казанского университета, 1978. – 160 c.
  6. Чечель, Г.И. Избранные труды по уголовному праву и криминологии / Г.И. Чечель. – Ставрополь: Сервисшкола, 2006. – 763 с.
  7. Чернова, Н.А. Актуальные проблемы понимания аффекта / Н.А. Чернова // Приволжский научный вестник. – 2015. – №6-2. – С. 66–68.
  8. Хапчаев, С.Т. Понятие аффекта в правовой науке / С.Т. Хапчаев // Вестник Челябинского государственного университета. – 2008. – № 8. – С. 17–23.
  9. Коломина, А.В. Презумпция аффекта в праве / А.В. Коломина, Л.К. Комарова // Юридическая техника. – 2010. – № 4. – С. 259–261.
  10. Кейдунова, Е.Р. Понятие и виды аффектов / Е.Р. Кейдунова, Е.А. Мавренкова, И.П. Напханенко, Д.В. Попандопуло // Философия права. – 2017. – №4. – С. 35–42.
  11. Барышева, В. Уголовно-правовое значение «аномального аффекта» / В. Барышева // Законность. – 2003. – № 12. – С. 35–36.
  12. Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 12.03.2014 [Электронный ресурс] // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://sudrf.ru/ (дата обращения: 20.11.2020).
  13. Бородин, С.В. Преступления против жизни / С.В. Бородин. – С-Пб.: Издательство Юридический центр Пресс, 2003. – 467 с.
  14. Ситковская, О.Д. Аффект: криминально-психологическое исследование / О.Д. Ситковская. – М.: Юрлитинформ, 2001. – 240 c.
  15. Чучелов, Е.Н. Психологическая характеристика аффекта как сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего / Е. Н. Чучелов // Пробелы в Российском законодательстве. – 2014. – № 6. – С. 326–328.
  16. Загородников, Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву / Н.И. Загородников. – М.: Госюриздат, 1961. – 276 с.
  17. Попов, А.Н. Преступление, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107, 113 УК РФ) / Попов А.Н. – С.-Пб.: Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ. – 2004. – 132 c.
  18. Приговор Копейского городского суда Челябинской области от 09.03.2016 [Электронный ресурс] // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://sudrf.ru/ (дата обращения: 20.11.2020).
  19. [19] Приговор Кошкинского районного суда Самарская область от 08.07.2015 [Электронный ресурс] // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://sudrf.ru/ (дата обращения: 20.11.2020).
  20. Бушман, А.О. Уголовно-правовая характеристика убийства, совершенного в состоянии аффекта / А.А. Лайпанова, А.О. Бушман, Р.М. Узденов // Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института. – 2016. – № 2. – С. 325–328.
  21. Приговор Ковернинского районного суда Нижегородской области от 15.01.2016 [Электронный ресурс] // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://sudrf.ru/ (дата обращения: 20.11.2020).
  22. Кокорин П. А. Убийство, совершенное в состояние аффекта (случай из практики) // Сибирский юридический вестник. – 2005. – № 3. – С. 64–66.
  23. Полянская, В.Л. Компетенция судебно-психологической экспертизы в оценке юридически значимого аффекта / В.Л. Полянская // Сибирский юридический вестник. – 2010. – №1. – С. 82–89.
  24. Ситковская, О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта. методическ. пособ. / О.Д. Ситковская. –М., 1983. – 240 c.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом