Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 40(126)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Хертек А.А. ПОСРЕДНИЧЕСТВО ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2020. № 40(126). URL: https://sibac.info/journal/student/126/195608 (дата обращения: 05.12.2021).

ПОСРЕДНИЧЕСТВО ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ

Хертек Айдыс Алдын-оолович

студент 2 курса факультета подготовки специалистов для судебной системы, юридический факультет, Западно-Сибирский филиал Российского государственного университета правосудия,

РФ, г. Томск

Научный руководитель Севрюков Вячеслав Владимирович

канд. юрид. наук, доц., Западно-Сибирский филиал Российского государственного университета правосудия,

РФ, г. Томск

С ратификацией Конвенции ООН против коррупции, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи 31.10.2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию № 173, принятой в Страсбурге 27 января 1999 года у России появились обязанности по принятию национальных законов, регулирующих противодействие коррупции. Принятие статьи 291.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту – УК РФ) в мае 2011 года является прямым следствием ужесточения антикоррупционной политики. Однако вечная проблема нашего законодателя заключается в том, что любое изменение в действующие нормативно-правовые акты вызывает споры в научных кругах о содержании [1] и трактовке данных норм, что естественно приводит к проблемам в правоприменительной практике. А правоприменение напрямую связано с правами и свободами человека и гражданина. Неоднозначное толкование уголовного закона, его двойственность, непонятность, несформулированность приводит к печальным последствиям в виде привлечение к ответственности невиновных или избежание ответственности виновными, а то и во все к декриминализации некоторых на вид преступных действий. Такая проблема возникла вследствие формулирования статьи 291.1 УК РФ, поэтому цель данной работы исследовать посредничество во взяточничестве и определить основные проблемы квалификации данного состава.

Самой основной нерешенной проблемой посредничества во взяточничестве является вопрос квалификации посредничества при сумме взятки менее значительного размера, который составляет на данный момент согласно примечанию 1 к ст. 290 УК РФ – 25 тысяч рублей [1].

По мнению А.С. Ускина, обязательный признак состава посредничества во взяточничестве относится только ко второму виду посредничества - иному способствованию взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки [2, с. 356-363]. Однако возникает вопрос, какие два вида посредничества выделяются? Никаких. Первая часть ч.1 ст. 291.1 УК РФ, а именно «непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя» является частным примером посредничества. Наряду с непосредственной передачей выделяют иные виды способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю. Поэтому отнесение обязательного признака в виде значительного размера взятки ко второму виду посредничества является неверным. Такого же мнения придерживается Верховный суд Российской Федерации (далее по тексту ВС РФ). Так, судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ в Кассационном определении Верховного от 17 октября 2012 г. N 41-О12-65СП  определила, что и при непосредственной передаче взятки, и при иных видах способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю имеет значение сумма взятки, а именно её значительный размер [3].

Следовательно, обязательный признак посредничества относится и к физическому, и к интеллектуальному посредничеству [4, с. 151]. В таком случае, возвращаясь к вопросу о значительном размере, можно сделать вывод, что посредничество во взяточничестве при размере взятки менее 25 тысяч рублей не имеет состава преступления.

Учитывая, что политика государства направлена на ужесточение противодействия коррупции, не совсем понятна данная декриминализация. По мнению Ю.В. Красных, решением в данной ситуации является изъятие из диспозиции статьи 291.1 УК РФ упоминания о значительном размере [5, с. 175-177]. Соглашаясь с данным мнением, можно сказать, что взятка, полученная в любом размере, является признаком корыстности взяткополучателя, правового нигилизма взяткодателя и их посредника. Декриминализация данного деяния не только прибавляет проблем в правоприменительной практике, но и может ухудшить положение лица, который, по сути, является посредникам, но при использовании норм ст. 291.1 УК РФ становится соучастником преступления, тем самым привлекаясь к ответственности по ст. 33, ч.5 ст. 290 УК РФ.

По мнению П.С. Яни, размер взятки должен являться дифференцирующим критерием при определении тяжести преступления. В данном же случае наказание за посредничество взяткополучателю или взяткодателю в передаче взятки в размере от 25 до 150 тысяч рублей наказывается лишением свободы до четырех лет. В случае пособничества, согласно ст. 33, ч. 5 ст. 290, наказание составляет до 10 лет лишения свободы [6]. Хотя Верховный суд РФ высказал, что положение пособника по сравнению с посредником легче, поэтому не предусмотрен перевод из посредника в пособники.

Поэтому опять же стоит согласиться с мнением Ю.В. Красных, согласно которому изъятие признака значительности суммы взятки поможет решить данный вопрос.

По мнению П. С. Яни, будет оптимальным вариантом разрешение судьям привлекать к ответственности посредников за сумму взятки менее 25 тысяч рублей как пособников, при этом делая примечание, что наказание не должно превышать наказания за посредничество.

Что касается момента окончания преступления, согласно формулировке «непосредственная передача получателю», можно сделать вывод, что моментом окончания преступления является момент передачи взятки именно взяткополучателю. Взятка считается переданной хотя бы при передаче части взятки. Если же передача взятки не произошла, по независящим от посредника причинам, то данное действие расценивается как покушение на посредничество во взяточничестве.

Говор о предмете взятки, следует снова обратиться к непосредственной передаче взятки. По мнению А.С. Ускина непосредственная передача возможно только материальных благ, а передача нематериальных благ не подпадает под виды посредничества. Опять же с данной позицией сложно согласиться, передачу нематериальных благ всё же следует также относить к посредничеству во взяточничестве, определив то, что посредничество может быть исполнено и в виде непосредственной передачи взятки, а также путем иного способствования передаче взятки взяткополучателю или взяткодателю.

Еще одной проблемой квалификации посредничества во взяточничестве является присвоение посредником предмета взятки, так называемое «мнимое посредничество». По мнению А. М. Егиян решение данной проблемы должно состоять в введение нового пункта в ст. 291.1 УК РФ, согласно которому новый состав будет квалифицированным составом в рамках посредничества во взяточничестве и будет дублировать ст. 159 УК РФ [7, с. 176-179]. Важным здесь является форма вины посредника: он должен понимать, что предмет взятки не будет передан взяткополучателю, а будет присвоен им [8, с. 70-75].

По мнению Е. В. Марьина, квалификация мнимого посредничества как мошенничества возможно только в том случае, если умысел мнимого посредника доказан. Однако в данном случае сложность представляет то, что состав данного преступления является формальным, вследствие чего следственные органы не устанавливают взаимосвязи всех участников процесса получения взятки. Поэтому нельзя с уверенностью установить умысел посредника. А это уже второй повод скрыться преступникам от ответственности по данной статье [9, с. 80-83]. Так как установить всю цепочку процесса взяточничества не представляется возможным, как минимум двое из трех виновных людей не понесут наказания.

Однако несмотря на явные недочеты в формулировании многих положений данной статьи, ч.5 ст. 291.1 УК РФ все же вводит ужесточение в антикоррупционную политику. Так, если лицо совершило преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 291.1УК РФ и после этого совершило преступление, предусмотренное ч.1 ст. 291.1 УК РФ, то они должны учитываться по совокупности. Института добровольного отказа в данном случае нет.

Еще одной проблемой посредничества во взяточничестве является вопрос разграничения посредничества во взяточничестве с дачей взятки должностному лицу за действия (бездействие) по службе в пользу не самого взяткодателя, а представляемого им лица.  Проблема состоит в том, что и в первом, и во втором случае, и посредник, и взяткодатель понимают, что действуют в интересах лица, которого они представляют. В данном случае принято выделять критерий интереса, то есть личная заинтересованность взяткодателя в выполнении должностным лицом определенных действий.

Однако, по мнению П. С. Яни, данный критерий не является определяющим, ибо категория интереса оценочна. Автор предлагает имущественный критерий, то есть критерий, устанавливающий принадлежность имущества, из которого состоит взятка [10]. Данный критерий, по-нашему мнению является конкретным и простым в установлении. Посредник не использует собственное имущество для дачи взятки, а использует имущество взяткодателя и действует от его имени и за его счет. Взяткодатель же сам является ключевой фигурой в цепочке дачи взятки, так как использует для дачи взятки собственное имущество.

По нашему мнению, статья 291.1 УК РФ является одним из тех примеров неудачного законотворчества только в той части, когда законодатель сознательно на протяжении 8 лет выводит из сферы уголовного закона посредничество при сумме взятки менее 25 тысяч рублей. Остальные положения статьи более или менее логичны и поддаются объяснению.

В результате данной работы при невозможности исключения положения о значительном размере взятки в ч.1 ст. 291.1 УК РФ, мы видим возможным дополнить главу 18 Кодекса об административных правонарушениях ст. 19.28.1 «Посредничество во взяточничестве», согласно которой посредничество во взяточничестве, то есть непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в незначительном размере будет наказываться административным штрафом.

Таким образом, посредничество во взяточничестве в незначительном размере не уйдет из поля зрения правоохранительных органов. В любом случае предупреждение преступлений лучше, чем их расследование, раскрытие, так как посредничество во взяточничестве в незначительном размере в итоге приведет к посредничеству в значительном размере, что будет говорить о упрочнении преступной связи в цепочке взяткодатель – посредник – взяткополучатель.

Вторым дополнением к статье 291.1 УК РФ в сообществе с другими авторами мы также ввести пункт, регулирующий вопрос присвоения взятки посредником.

 

Список литературы:

  1. Гарбатович Д. Посредничество во взяточничестве: преобразованный вид пособничества // Уголовное право. 2011. N 5
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2019). Электронный ресурс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата посещения 29.04.2019)
  3. Ускин А. С. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве // Крымский научный вестник. 2015. № 6. С. 356–363.
  4. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 октября 2012 г. N 41-О12-65СП.. Электронный ресурс. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ARB002&n=304720#021112402560671795 (дата посещения 29.04.2019)
  5. Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. М., 1975. С. 151.
  6. Красных Ю. В. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве // Молодой ученый. — 2017. — №17. — С. 175-177.
  7. Яни П.С. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве.
  8. Егиян А. М. Проблемы квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве // Балтийский гуманитарный журнал. 2016. № 1 (14). С. 176–179.
  9. Егиян А. М. Разграничение посредничества во взяточничестве от смежных составов преступлений // European Science. 2016. № 3 (13). С. 70–75.
  10. Марьина Е. В. Посредничество во взяточничестве: особенности правоприменительной практики // Общество и право. 2016. № 3 (57). С. 80–83.
  11. Яни П.С. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом