Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 33(119)

Рубрика журнала: Экономика

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2

Библиографическое описание:
Самсонова В.В. ОРГАНИЗАЦИЯ КОНТРОЛЬНО-НАДЗОРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕРЕЗ ДИСТАНЦИОННЫЙ МОНИТОРИНГ И КОНТРОЛЬ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ РИСК-ОРИЕНТИРОВАННОГО ПОДХОДА // Студенческий: электрон. научн. журн. 2020. № 33(119). URL: https://sibac.info/journal/student/119/189796 (дата обращения: 16.01.2021).

ОРГАНИЗАЦИЯ КОНТРОЛЬНО-НАДЗОРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕРЕЗ ДИСТАНЦИОННЫЙ МОНИТОРИНГ И КОНТРОЛЬ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ РИСК-ОРИЕНТИРОВАННОГО ПОДХОДА

Самсонова Виктория Викторовна

студент 1 курса Экономика «Финансы и кредит», Московский финансово-юридический университет МФЮА,

РФ, г. Москва

Научный руководитель Гатиятулин Шайдулла Нуруллович

канд. экон. наук, доц., Московский финансово-юридический университет МФЮА,

РФ, г. Москва

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматривается необходимость развития риск-ориентированного подхода при проведении внешнего государственного контроля национальных ресурсов. В статье также определена задача, которую можно определить как внешний государственный аудит коррупции, выполнение которой можно проводить по двум направлениям. Проведен анализ сущности задач, который предполагает использование оценок угроз, уязвимостей, рисков, а также реального и возможного ущерба.

 

Ключевые слова: оценка коррупционных рисков, аномалии контролируемого объекта, дистанционный мониторинг, нормативно-правовая база.

 

В соответствии с Законом одной из важных задач Счётной палаты является анализ выявленных недостатков и нарушений в процессе формирования, управления и распоряжения федеральными и иными ресурсами в пределах компетенции Счётной палаты, выработка предложений по их устранению, а также по совершенствованию бюджетного процесса в целом в пределах компетенции.

Недостатки и нарушения целесообразно рассматривать как аномалии (отклонения), которые подлежат выявлению (распознаванию, диагностике, идентификации) и оценке [3]. Более того, текущие изменения значений индикаторов и показателей контролируемого объекта (процесса, проекта, программы) за пределы допуска – граничные значения также можно рассматривать как аномалии или аномальные значения [4]. Вместе с тем, анализ показывает, что кроме указанных видов аномалий, в процессе контрольной и экспертноаналитической деятельности весьма часто приходится выявлять и оценивать другие виды аномалий: замечания, отклонения, риски, угрозы, уязвимости, ущербы [2].

В документах Счётной палаты Российской Федерации значительное место занимает такой вид аномалии, как риск, который в ряде случаев становится преобладающим.

Это во многом обусловливает актуальность и необходимость развития риск-ориентированного подхода при проведении внешнего государственного контроля национальных ресурсов.

В соответствии с Законом Счётная палата Российской Федерации осуществляет контрольную (информационную [1]) и экспертно-аналитическую деятельность в виде финансового аудита (контроля), аудита эффективности, стратегического аудита, иных видов аудита (контроля). При этом реализуется, в частности, такая задача как обеспечение мер по противодействию коррупции (ст. 4, задача 9 Закона), которая в сфере управления и распоряжения федеральными и иными ресурсами является приоритетной.

Стратегический аудит и обеспечение мер по противодействию коррупции существенно отличаются от финансового аудита и аудита эффективности. Суть отличия – в необходимости получении прогнозных оценок рисков. Ведь стратегический аудит применяется в целях оценки реализуемости, рисков и результатов достижения целей социально-экономического развития Российской Федерации, предусмотренных документами стратегического планирования Российской Федерации (п. 7 ст. 14 Закона). Обеспечение мер по противодействию коррупции в пределах компетенции контрольно-счётного органа можно проводить посредством выявления, распознавания, диагностики, идентификации и оценки коррупционных рисков.

Важным моментом является то, что выявленные в ходе стратегического аудита и иных видов аудита (контроля) признаки коррупции должны быть тщательно проанализированы и выработаны предложения по их устранению. Результатом проведения такого аудита являются полученные оценки рисков коррупции управления и использования национальных ресурсов. Именно это составляет основу выполнения такой задачи Счётной палаты Российской Федерации как обеспечение мер по противодействию коррупции. Эту задачу можно определить как внешний государственный аудит коррупции, выполнение которой можно проводить по двум направлениям:

• путем оперативно-следственной деятельности, что является прерогативой государственных фискальных органов;

• путем «вычисления» или выявления (распознавания, диагностики, идентификации [3]) и оценки коррупционных рисков, что и составляет полномочия Счётной палаты Российской Федерации.

Здесь важным моментом является то, что Счётная палата Российской Федерации по результатам проведенных экспертно-аналитических мероприятий на конкретных объектах не делает выводов о наличие коррупции до принятия соответствующих решений правоохранительными органами. В то же время, выявленные в ходе финансового аудита, аудита эффективности, стратегического аудита и иных видов аудита (контроля) признаки коррупции должны быть тщательно проанализированы и выработаны предложения по их устранению (задача 4 ст. 5 Закона). Очевидно, результатом проведения такого аудита являются полученные оценки рисков коррупции государственного управления и использования национальных ресурсов. Именно полученная оценка рисков коррупции лежит в основе выполнения новой задачи Счётной палаты Российской Федерации: обеспечение мер по противодействию коррупции, которую можно определить, как внешний государственный аудит коррупции.

Таким образом, законодательно Счётной палате Российской Федерации предписано выполнять две основные функции (стратегический аудит и обеспечение мер по противодействию коррупции), которые в виду своей специфики относятся к классу так называемых неопределенных (слабоопределенных) или неструктурированных (слабоструктурированных) задач [2].

– выявление (распознавание, диагностика, идентификация) различных аномалий (нарушений, отклонений, замечаний, недостатков, угроз, уязвимостей, рисков) контролируемого объекта или процесса;

– комплексный анализ выявленных аномалий контролируемого объекта или процесса, включая проведение их оценки, а также оценку ущерба и последствий от их реализации;

– выработка предложений и рекомендаций по устранению выявленных аномалий контролируемого объекта или процесса.

Выявляемые в процессе государственного контроля риски подразделяются на реализовавшиеся и нереализованные (потенциально возможные). Во втором случае требуется получение прогнозных оценок, проведение прогнозирования, что относится к одному из наиболее сложных классов неопределенных задач. Этот класс задач характеризуется значительным уровнем неопределенности объектов или процессов аудита (контроля). Для решения таких задач требуется проведения структуризации задачи с целью ее дальнейшего решения. Это:

1) выявление (распознавание, диагностика, идентификация) различных аномалий (нарушений, отклонений, замечаний, недостатков, угроз, уязвимостей, рисков) контролируемого объекта или процесса;

2) комплексный анализ выявленных аномалий контролируемого объекта или процесса, включая проведение их оценки, а также оценки ущерба и последствий от их реализации;

3) выработка предложений и рекомендаций по устранению выявленных аномалий контролируемого объекта или процесса.

Анализ сущности приведенных выше задач предполагает использование как вероятностных, так и невероятностных или размытых (нечетких, расплывчатых) оценок угроз, уязвимостей, рисков, а также реального и возможного ущерба. Решение задач такого класса требует применения системного подхода [1] и, в частности, его риск-ориентированного аспекта (подхода).

Какой современный метод обнаружения и мониторинга наиболее эффективен и рационален, какие именно технические средства нужно брать за основу? Ведь существует, как минимум, четыре основных метода мониторинга: посредством спутников, авиационный способ обнаружения, использование вертолетов и, наконец, привлечение беспилотных летательных средств.

Еще одна проблема состоит в пробелах нормативно-правовой базы и сложности применения судами данных мониторинга в качестве доказательств по уголовным делам. Наша действующая система законодательства, не содействует, а, возможно, даже замедляет процесс обновления системы мониторинга. Необходим ряд изменений в правовой сфере.

С 2013 года стала широко применятся система дистанционного мониторинга. Изменения заметны уже сейчас. Так, суммарный ущерб от незаконных рубок в 2017, по словам Андрея Кнорра, сократился в 6,5раз! 35 миллионов рублей против 230 миллионов в 2013 г. «Мы постоянно совершенствуем систему борьбы с незаконным оборотом древесины, наращиваем межведомственное взаимодействие, чтобы добиться декриминализации отрасли. За первое полугодие 2017-го в регионе на 83 % выросло количество проверок, проводимых лесниками вместе с сотрудниками полиции».

Постоянный рост скорости протекания информационных процессов позволяет сделать вывод, что в современных условиях существует необходимость внедрения новых или значительная модификация существующих переферийных систем фиксации данных. Деятельность по их эксплуатации требует соответствующего нормативно-правового регулирования.

Данный пробел обнаруживает себя внутри положений, закрепленных в статье 28.1 КоАП РФ «Возбуждение дела об административном правонарушении». Если бы законом была предусмотрена возможность возбуждения дела об административном правонарушении исходя лишь из данных, полученных с помощью средств аудиои видеофиксации квадрокоптеров, то это, вероятно, ускорило бы процесс выявления такого рода правонарушений и привлечения виновных лиц к ответственности.

Исходя из вышесказанного, видим целесообразным внести изменения в п.4 ч.1 ст.28.1 КоАП РФ, изложив её в редакции следующего содержания: «фиксация административного правонарушения в области дорожного движения, административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования, административного правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренного законом субъекта Российской Федерации, совершенного с использованием транспортного средства либо собственником или иным владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, работающими в автоматическом режиме или подконтрольными оператору специальными техническими средствами, имеющими функции фотои киносъемки, видеозаписи, или средствами фотои киносъемки, видеозаписи».

Проблемным аспектом является также и то, что использование квадрокоптеров как средства мониторинга является лишь региональной инициативой. Предполагаем, что практика применения данного технического средства должна осуществляться в масштабах всей Российской Федерации.

 

Список литературы:

  1. Бородюль Е.В. Отдельные аспекты предупреждения преступности, связанным с незаконным оборотом леса: научная статья. – 2013г. – СПС КонсультантПлюс.
  2. Калинин И.Б. Природоресурсное право: учебное пособие // Издательство Томского государственного университета. – 2000 г. – С.53
  3. М.А. Васильева, К.В. Степанюгин, А.В. Богданов. Использование систем дистанционного мониторинга в расследовании экологических преступлений: научная статья. – 2008г. КонсультантПлюс
  4. Попов В.А. Использование оперативно-розыскной информации в обеспечении экологической безопасности // Лесной вестник. – 2003 г. – № 4(29).
  5. Пуряева А.Ю., Пуряев А.С. Лесное право: учебное пособие // Деловой двор. – 2009 г. – С.89.
  6. Теория государства и права: Учебник / Под ред. М.Н. Марченко. – М.: Издательство "Зерцало", – 2004 г.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом