Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 28(114)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2

Библиографическое описание:
Ульмаскулова Р.М. ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕНЩИН-ЖЕРТВ СЕМЕЙНО-БЫТОВОГО НАСИЛИЯ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2020. № 28(114). URL: https://sibac.info/journal/student/114/186861 (дата обращения: 24.01.2021).

ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕНЩИН-ЖЕРТВ СЕМЕЙНО-БЫТОВОГО НАСИЛИЯ

Ульмаскулова Регина Маратовна

магистрант 2 курса, кафедра: Уголовное право, уголовный процесс и криминалистика, Башкирский государственный университет,

РФ, г. Уфа

Научный руководитель Файзуллина Алина Анисовна

канд. юрид. наук, доц., Башкирский государственный университет,

РФ, г. Уфа

VICTIMOLOGICAL CHARACTERISTICS OF WOMEN VICTIMS OF FAMILY AND DOMESTIC VIOLENCE

 

Regina Ulmaskulova

2nd year master's student, department: Criminal Law, Criminal Procedure and Forensic Science, Bashkir State University,

Russia, Ufa

Alina A. Faizullina

сandidate of Law, Associate Professor, Bashkir State University,

Russia, Ufa

 

АННОТАЦИЯ

Совершение преступлений, связанных с домашним насилием, имеет своей особенностью ряд ключевых аспектов, которые выражены поведением женщин-жертв, их природой и личностными качествами.

ABSTRACT

Committing crimes related to domestic violence has a number of key aspects, which are expressed in the behavior of women victims, their nature and personal qualities.

 

Ключевые слова: виктимность, жертва, криминалистическая характеристика личности, потерпевший, латентность преступления.

Keywords: victimization, victim, forensic characteristics of the person, victim, latency of the crime.

 

Проблема распространения семейно-бытового насилия продолжает оставаться актуальной в современном мире. На сегодняшний день наиболее распространенной связь между убийцей и жертвой необходимо считать именно связь внутри семейных отношений. При этом, как показывает статистика, к которой неоднократно обращаются в своих отчетах правоохранительные органы, чаще всего убийство внутри семейных отношений не является первым преступлением: чаще всего событию преступления предшествует неоднократное нанесение побоев, причинение тяжкого вреда здоровью и т.д.

Наличие данной проблемы неоднократно обсуждалось в научных сообществах: о необходимости урегулирования и ужесточения ответственности за преступления внутри семейных отношений пишут многие ученые современники [1, с. 30]. Под семейно-бытовым насилием следует понимать совершаемые в результате бытовых конфликтов между лицами, состоящими в брачно-семейных, родственных отношениях, умышленные общественно опасные деяния, посягающие на охраняемые уголовным законом семейные отношения (жизнь, здоровье, честь, достоинство и свободу личности). Насильственные посягательства в семейно-бытовой сфере представляют реальную и потенциальную опасность для социального здоровья семьи, общества и подрастающего поколения. Однако, несмотря на масштабы и социальную опасность внутрисемейного насилия, складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, общество и государство признают обозначенную проблему глобальной и требующей немедленного реагирования, с другой - государство предпринимает лишь робкие шаги в этом направлении, предпочитая не вмешиваться в семейную сферу, а реальные меры по противодействию насилию в семье остаются лишь предметом научных дискуссий.

Следует отметить, что наиболее распространенной проблемой при выявлении и расследования преступлений данной категории является большой уровень латентности. В связи с тем, что потерпевшими по данной категории дел чаще всего являются женщины и дети, именно данная наиболее незащищенная социальная группа не обращается с заявлением к правоохранительным органам. Это обуславливается многими факторами, в том числе: опасность за свою жизнь и здоровье, близкие отношения и привязанность к лицу, который совершает данные действия, надежда на то, что это больше не повториться, стыд и нежелание делиться с аспектами своей личной жизни с окружающими – нежелание «выносить сор из избы» и многие другие причины.

Анализируя особенности поведения жертвы-женщины, предшествующего совершению преступления, а также криминалистическую характеристику личности, необходимо выявить ключевые аспекты, которые можно считать общими для многих потерпевших.

Распределение ролей по гендерному признаку в семье, несмотря на существенное изменение в течение исторического развития общества, все еще предполагает проявление патриархальных элементов и определяет мужчине более сильное место в подобных отношениях. Женщина же в свою очередь добровольно занимает более слабую позицию, которая исторически ей является привычной. При этом, следует отметить, что в данном случае, женщина в действительности оказываясь в более слабой позиции, становится в зависимость от мужчины, которая проявляется более в эмоциональном плане, чем в материальном или физическом. Один из выдающихся психиатров и криминалистов XIX века Чезаре Ломброзо объясняет эту позицию женщины особенностями физиологического строения и исторического проявления: «… любовь женщины к мужчине не имеет в своем основании чувственной прокладки, а является известного рода связью, которая обыкновенно устанавливается между низшим и высшим существами»[2, c. 26]. При этом, Чезаре Ломброзо неоднократно обращается к историческим примерам, когда женщины сами были инициаторами унижения либо оскорбительного поведения в отношении них, принимали это и обуславливали своей любовью к объекту – мужчине.

Таким образом, исторически зачастую занимая более сильную позицию в большинстве современных семей, мужчина реагирует на поведение женщины, которое является некоторым катализатором проявление агрессии и активных действий. Женщина – жертва домашнего насилия может проявляться в двух ипостасях: женщины-жертвы, которые бессознательно готовы к самопожертвованию и иным проявлениям нездоровой привязанности к своему обидчику, и женщины – провокаторы, которые своим поведением пытаются занять более сильную позицию в семье, однако находясь с подобным по психотипу партнером не способны это сделать.

Рассматривая первый вариант личности женщины-жертвы, можно выявить следующие характерные черты: женщины не имеют четкого представления, каким образом окружающие люди могут и должны к ним относиться, имеют низкую самооценку, стараются не уделять внимание своим чувствам, но стремятся угодить каждому окружающему, особенно своему мужу. Зачастую такие женщины на подсознательном уровне бояться остаться одни, имеют складную систему ценностей, в которую входит наличие семьи, детей и т.д., обвиняют себя в произошедшем [3].

Следует также отметить, что для большинства женщин-жертв, характерными чертами их становления было наличие тех или иных событий в прошлом, в частности в детстве:

− недифференцированность личности членов родительской семьи,

− запрет проявления потребностей или интересов ребенка,

− дефицитарность отношений,

− последствия пережитого в детстве насилия [4, с. 60].

Помимо этого, свою самореализацию женщины-жертвы получают из сопереживания подруг и коллег, с которыми они ненавязчиво делятся своими проблемами, рассказами про мужа-тирана и т.д.

Второй тип женщин, которые становятся потерпевшими от бытового насилия, характеризуется диаметрально противоположными чертами. Зачастую это женщины, нереализованные в жизни, отличающиеся аморальным поведением, частыми изменами, попыткой реализоваться за счет грубости, насилия и т.д. В таком случае, как справедливо отмечает Н.И. Федорова, необходимо говорить о том, что насилие воспроизводит само себя, т.е. агрессия порождает агрессию и т.д. [5, c. 47]. Такое поведение может сопровождаться также общими аспектами совместного проживания: жилищные проблемы, безработица, материальная неудовлетворенность, проблемы с алкоголем и т.д. [5, c.48].

В психологии достаточно распространенной является точка зрения о том, что жертва насилия (вне зависимости от типа такого насилия, будь то бытовое насилие, нанесение побоев, сексуальное насилие или иное) единожды став потерпевшей данного преступления, становится виктимной и впоследствии своим поведением на подсознательном уровне становится жертвой в иных случаях [4, c.62]. Однако на сегодняшний день данная концепция не находит своего подтверждения. Это связано с тем, что, несмотря на наличие личностных характеристик, являющихся наиболее распространенными у женщин, ставших жертвами бытового насилия, большинство из них проявляется только в зависимости от ситуации и осознанного допущения жертвами их проявления.

Подводя итог проведенному исследованию, следует в очередной раз обратиться к необходимости проведения профилактической работы, в большей степени психологического характера. На наш взгляд, одной из первичных проблем существования бытового насилия в семейных отношениях является именно существование исторического разделения ролей в семье, проявление патриархальных элементов и т.д. В развитом обществе разделение ролей по гендерному признаку с целью ущемления интересов одного из полов недопустимо. На наш взгляд, важным шагом к решению этой проблемы будет проведение психолого-педагогической работы над школьниками и подростками, которые  случае её (такой работы) отсутствия просто обратятся к опыту своих родителей, который может быть не всегда положительным.

 

Список литературы:

  1. Шикула И.Р. Семейно-бытовое насилие в отношении женщин: проблемные вопросы виктимологической профилактики // Российский следователь. 2014. № 6. С. 30 - 35.
  2. Ломброзо Ч. Женщина преступника и проститутка / Чезаре Ломброзо; пер. с ит. Г.Гордона. СПб.: Азбука. 2017. 352 с.
  3. Елизаров, А.Н. Социально-психологическая помощь семье, страдающей от насилия // Психология зрелости и старения. 2006. № 4 (36). С.30-42.
  4. Семерикова А.А. Анисимова Н.Р. Психологические особенности виктимного поведения женщин в ситуации домашнего насилия // Психология. 2015. C. 57-67.
  5. Федорова Н.И. Виктимность жертв насильственных преступлений в сфере семейно-бытовых отношений и совершенствование мер предупреждения // Виктимология. 2014. С.45-51.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом