Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Инновации в науке» № 4(65)

Рубрика журнала: Культурология

Скачать книгу(-и): скачать журнал

Библиографическое описание:
Паулюс П.В. СКАНДИНАВСКИЙ МИФ КАК АРХЕТИПИЧЕСКАЯ КОНСТРУКЦИЯ В ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ ЭКРАННОЙ КУЛЬТУРЫ // Инновации в науке: научный журнал. – № 4(65). – Новосибирск., Изд. АНС «СибАК», 2017. – С. 22-25.

СКАНДИНАВСКИЙ МИФ КАК АРХЕТИПИЧЕСКАЯ КОНСТРУКЦИЯ В ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ ЭКРАННОЙ КУЛЬТУРЫ

Паулюс Павел Васильевич

аспирант, кафедра теории и истории культуры ФГБОУ ВПО «Институт кино и телевидения»

РФ, г.Москва

SCANDINAVIAN MYTH AS AN ARCHETYPICAL DESIGN IN THE FIELD OF CONTEMPORARY SCREEN CULTURE

Pavel Paulus

postgraduate student, Department of theory and history of culture,

The Institute of film and television FGBOU VPO "the Institute of film and television"

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются базовые аспекты инструментализации духовного наследия «эпохи викингов» в рамках современной массовой культуры, активно эксплуатирующий широкий спектр различных мифологем, что полностью соответствуют принципам мультикультурализма. Автор использовал семиотический и герменевтический методы применительно проблемы рассмотрения проблемы формирования ментального и культурного пространств скандинавских народов. Структуралистский метод применяется при внутреннем анализе, как культурного пространства, так и структурного разделения феномена ментального пространства. Применяя в рамках исследования базовые методы аналитической психологии, автор рассматривает архетипы через призму культурологического анализа, что позволяет трактовать последние в качестве механизма, генерирующего пространство культуры. В рамках представленной статьи демонстрируются общие выводы по проблеме.

ABSTRACT

The article considers the basic aspects of the instrumentalization of the spiritual heritage of "Viking" in the context of modern mass culture, actively exploiting a wide range of different myths that adhere to the principles of multiculturalism. The author used semiotic and hermeneutic methods in the context of the problem the problem of the formation of mental and cultural spaces of the Scandinavian peoples. Structuralist method is applied in the internal analysis, as a cultural space and structural separation of the phenomenon of mental spaces. Applying the study of basic techniques of analytical psychology, the author examines the archetypes through the lens of cultural analysis, which allows to interpret the latter as a mechanism for generating the space of culture. In the framework of the presented article demonstrates the General conclusions on the issue.

 

Ключевые слова: архетип, культурное пространство, скандинавский миф, культурный ландшафт.

Keywords: archetype, cultural space, Scandinavian myth, and cultural landscape.

 

Анализируя формирование архетипических конструкций в реалиях развития современной экранной культуры, активно использующей феномен «скандинавского мифа», применяемый в рамках концепции инструментализации предыдущего опыта, связанного с эксплуатацией ряда мифологических концептов, демонстрирующих новую интерпретацию общей семиопсихологемной модели культуры, что связано с авторской трактовкой системы символ-смысл-архетип в рамках культурного пространства на основании чего делаются следующие выводы:

1. Базовым фактором становления устойчивого пространства «скандинавского мифа» становится фаталистическое по своей природе мифологическое сознание, по своей конституции являющейся однолинейной конструкцией, и как следствие несущее в себе идею причинности. Материальные объекты и явления, которые воспринимаемые человеком через призму мифологической традиции однозначны и устойчивы, что максимально систематизирует взаимоотношения человека с окружающим миром человеком, делая фатализм базовой характеристикой человеческого мировосприятия. С учетом того, что мифологическое сознание социально по своей природе, человек идентифицирует себя с окружающим миром, являясь особым мифологическим субъектом, который видит себя в единении с космосом, представляющую собой замкнутую систему, которая основана на неумолимом и неотвратимом ходе вещей, квинтэссенцией чего является идея обреченности, и предопределенности.

Ее проводником становится такой фактор. Как культурный ландшафт, который в свою очередь определяет становление концепта культурных архетипов и формируется за счет переплетения слоев-сфер культуры: ментальной, социальной, экономической, формируя единый комплекс, что соответствует рассуждениям известнейшего культуролога И. Валлерстайна, утверждающего что разделение сфер культуры на сферу «духовной» культуры, социальную и экономическую сферы – это анахронизм, идущий из XIX века, в силу их полной интеграции основанной на взаимовлиянии, превращающий феномен культурного ландшафта в устойчивый комплекс обеспечивающий динамичное развитие современного социума в условиях интегративной тенденции.

На основании этого можно предположить, что скандинавский эпос акцентирует внимание на провиденциализме в связи с тем, что его действо происходит в регионе с суровыми климатическими, геополитическими и иными условиями, но, по нашему мнению, именно эта форма наиболее четко обнажает всю суть восприятия древним человеком, как себя, так и окружающего мира. Столь явное укоренение идеи обреченности перед грядущими событиями, которые, кроме всего прочего, ведут к гибели мира и конкретного человечества, чтобы потом возродиться вновь и снова погибнуть, безусловно, оставило сильный отпечаток на менталитете скандинавского культурного архетипа. Признаки этого отпечатка проявились во всех последующих периодах развития народов скандинавского полуострова, что ярко проявляется в восприятии предопределенности в рамках скандинавского протестантизма, как самобытного духовного феномена. В значительной степени концепция предопределенности получила свое развитие после того, как скандинавский культурный архетип пережил христианизацию. Подтверждением этого тезиса могут быть рассуждения столь далеких друг другу с хронологической и целого ряда других точек зрения мыслители, как - Блаженный Августин, Мартин Лютер, Кальвин, Якоб Арминий и Серен Кьеркегор. И тем ни менее их взгляды объедены особым отношением в провиденциальной традиции, что позволяет рассматривать их в качестве своеобразных этапов развития этой философской концепции в рамках европейской цивилизации. Можно предположить, что прослеживается особое стремление, проявляющееся в духовной жизни североевропейского региона, базирующееся на характеристике мироздания опираясь на предначертание свыше. Если у древних скандинавов выразителем этого процесса был сам ход времен, то в христианской концепции выразителем такого плана является Бог. Скандинавская мифология акцентировала внимание на агрессивном выражении своего предназначения, стремясь, однако продемонстрировать борьбу с судьбой, и страхом перед неизбежным грядущим. Христианство же переносит борьбу в сферу духовного подвига, проецируя его через труд и служение своему ближнему, что наиболее ярко и проявляется в североевропейском протестантизме.

2. В современных реалиях для успешной интеграции в механизмы массового сознания феномен культурного архетипа обладает рядом базовых характеристик, делающих его универсальной категорией - архетип без сомнения универсален и в высшей степени гибок, что позволяет его интерпретировать совершенно по-разному в различных национальных культурных традициях – чем он и привлекателен для различных визуальных видов искусства. При этом для него характерен эффект динамического круговорота, циклической зависимости событий в вертикальной и горизонтальной проекциях развития культуры. Важнейшей его характеристикой является иррациональность, подкрепляемая символичностью, при этом архетип весьма устойчив, что формирует эффект инструментализации предыдущего опыта. В силу того, что архетип мифологичен по своей природе в нем легко могут быть прослежены фаталистические коннотации, формирующие концепт провиденции в развитии современного киноискусства и игровой индустрии, что наиболее ярко проявляется в рамках использования «скандинавского мифа», активно эксплуатируемыми в рамках массовой культуры.

Используя феномен манипуляции временем и пространством высокотехнологичные виды искусства создают новые модели «интеллектуального поля», разрывающие устаревшие информационно-семантические структуры культурного пространства, приводя к реализации принципа сбалансированного единства, обращенные к коллективному бессознательному, развивая акцепт мифологичности искусства, его взаимовлияния на социум, выражаясь в эффекте удовлетворения потребностей массового зрителя.

Активное использование устойчивы(базовых) архетипов, являющихся шаблонами, допускающими их развитие и доработку обеспечивает высокий коммерческий успех различных видов экранной продукции, что создает условия для формирования особой кинематографической образности конститутивно, структурно и сценарно сходную с «классическими» мифологическими системами, стимулирующими самоидентификацию индивида.

Использование архетипа возвращает к жизни обновленный миф о «Сверхчеловеке» успешно интегрирующийся в современные реалии, усиливая эффект трансгрессии искусства «возникает возможность “помыслить немыслимоеˮ, то есть ничего не оставить за пределами слова, не оставить за миром ничего неизреченного. В трансгрессивном дискурсе реальность представлена как доведенная до предела, тут дискурс предуготавливает мир к тому, что в нем возможно произойдет». Трансгрессивный менталитет стремится приблизиться к полному разрыву разорвав устоявшейся знаковой традиции.

Это порождает феномен духовного дуализма нового типа, основанного на сочетании диаметрально противоположных конструктивных и деструктивных, трансгрессивных явлений, определяющих появления принципиально новых возможностей в развитии как искусства, так и потребляющего его массового общества эпохи глобализации.

3. Компьютерная индустрия на протяжении нескольких десятилетий активно использовало феномен «скандинавского мифа», базирующегося на провиденции с ощутимой фаталистической тенденцией, что стало одним из факторов популяризации в современном мультикультурном мировом сообществе нордического архетипа, со всеми присущими ему атрибутами, что связано как с сознательной, так и бессознательной эксплуатацией этого видоизмененного образа. Подобного рода интерпретации создают особую интеллектуальную атмосферу, обеспечивающую беспрепятственное вхождение этого комплекса архетипов в современное массовое сознание, что напрямую связано с феноменом мультикультурализма. Фаталистическая тенденция в новых глобальных условиях становясь на фоне современных глобальных проблем частью сциентизма окончательно входит в концепт современной массовой культуры.

4. Неотъемлимой частью современной киноиндустрии является активное использование комплекса клише, формирующих как особую культурную реальность специфический «скандинавский миф» базирующийся на фаталистической провиденциальности, демонстрирующей при этом цикличность существования всего сущего. Подобного рода философский концепт уже превратился в самостоятельный архетип массового сознания и в рамках современной массовой культуры вышел за пределы Скандинавского полуострова, превратившись в мультикультурный феномен.

5. Феномен провиденциальности превратился в элемент массовой культуры демонстрируя тем самым значительное влияние на Скандинавский полуостров феномена мультикультурализма, подобного рода интерпретации создают особую интеллектуальную атмосферу, обеспечивающую беспрепятственное вхождение этого комплекса архетипов в современное массовое сознание, что напрямую связано с феноменом мультикультурализма. Для данного локального феномена, несмотря на его глобальные коннотации характерен учет принципа всеединства ключевым компонентом, которого и является провиденция, проявляющаяся как напрямую, так и косвенно, что можно обнаружить в интенциях героев рассмотренных нами типов произведений быть сообразным своей судьбе, развернутой в жизни прежних поколений. Иногда это проявляется в каких-либо косвенных качествах и особенностях личностной натуры. Среди них особое место занимает размеренность, хладнокровность и в то же время способность к жестокости и преступление каких-либо заданных норм, из чего следует то, что субъект скандинавского культурного архетипа поддерживает в себе подсознательную верность органическому стремлению жить сообразно происходящим и предначертанным явлениям. Если в этом стремлении возникают какие-либо препятствия они устраняются зачастую деструктивными методами, демонстрируя феномен ментальной обреченности.

Компьютерная и кино индустрия на протяжении нескольких десятилетий активно использовало феномен «скандинавского мифа», базирующегося на провиденции с ощутимой фаталистической тенденцией, что стало одним из факторов популяризации в современном мультикультурном мировом сообществе нордического архетипа, со всеми присущими ему атрибутами, что связано как с сознательной, так и бессознательной эксплуатацией этого видоизмененного образа.

Фаталистическая тенденция в новых глобальных условиях становясь на фоне современных глобальных проблем частью сциентизма окончательно входит в концепт современной массовой культуры.

 

Список литературы:

  1. Аверинцев С.С. Аналитическая психология К.Г. Юнга и закономерности творческой фантазии// Вопросы литературы. М., 1970. №3.С.121-142.
  2. Барт Р. Мифологии/ пер. с фр., вступ. ст. и коммент. С.Н.Зенкина. – М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2000.-459с.
  3. Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры: Психология человеческой судьбы. / пер. с англ. А. В. Ярхо ; общ. ред. М. С. Мацковского. СПб., 1992.-400с.
  4. Бодрийар Ж.. Символический обмен и смерть. М., 2000. -387с.
  5. Гаврилов Д.А. К определению трикстера и его значимости в социокультурной реальности // Первая Всеросcийская научная конференция "Философия и социальная динамика XXI века: проблемы и перспективы", 15 мая 2006 г. [материалы]. – Омск, 2006. C. 359-368.
  6. Грякалов А. Событие и письмо (когнитивная аналитика поэтического языка) // Синергетическая парадигма. М.: Прогресс-Традиция, 2003.-584с.
  7. Гуревич А. Я. Эдда и сага. М.: Наука, 1977.-337c.
  8. Злотникова, Т. С., Ерохина Т. И. Мужской архетип в игровом поле массовой культуры // Вопросы культурологии.М.,2014, №11.С.11-18.
  9. Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 1, 2. М. ; СПб. : Университетская книга, 2001. 552с.
  10. Леви-Строс К. Первобытное мышление. М., 1994.-384с.
  11. Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения. М., 1983.-392с.
  12. Липовецкий М. Утопия свободной марионетки, или как сделан архетип// Новое литературное обозрение. 2003. № 60, С.252-268.
  13. Лосев А.Ф. Философия имени. М., 1927.-203с.
  14. Малышев В.С., Геращенко Л.Л. Перспективы использование в киноискусстве архетипов коллективного бессознательного//Аналитика культурологии, №29, Тамбов, 2014. С.12-20.
  15. Мелетинский Е. М., Поэтика мифа, М., 1976.-407с.
  16. Рюмшина Л. И. Манипулятивные приемы в искусстве. Ростов-на-Дону, 2005.-240с.
  17. Фрейденберг О. М. Миф и литература древности, М., 1978.-800с.
  18. Элиаде М. Миф о вечном возвращении: Архетипы и повторяемость/ Пер. с фр. Е. Морозовой, Е. Мурашкинцевой, Науч. консультант Я.В. Чеснов – СПб.: Алетейя, 1998.-249с.
  19. Эдингер Э.Ф. Эго и архетип/ пер. с англ. М.: ООО Пента График, 2000.-264с.
  20. Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов. К., 1996.-386с.
  21. Юнг К.Г. Отношения между «Я» и бессознательным // Юнг К.Г. Очерки по аналитической психологии. Мн., 2003.-432с
  22. Юнг К. Г. Проблемы души нашего времени. М., 1996.-336с.
  23. Юнг К.Г. Сознание, бессознательное и индивидуация //Психика: структура и динамика. Москва; Минск, 2005.-500с.
  24. Frobenius L. Paideuma. Schiţă a unei filozofii a culturii.Bucureşti, Editura Meridiane, 1985.-398p.
  25. Goodrick-Clarke N. The western esoteric traditions: a historical introduction.O.,2008.-327p.
  26. Mae-Wan Ho, Saunders P.Beyond Neo-Darwinism: An Introduction to the New Evolutionary Paradigm. London: Academic Press, 1984.-376p.
  27. Peters F. E. Termenii filozofiei greceşti. Bucureşti, Editura, Humanitas, 1993.-450s.
  28. Schreiner K.E. The Nordic Skull and the Nordic Race, a Retrospect// Crania Norvegica II. 6; Carleton S. Coon C.S. The Races of Europe. N.Y.1939.-875p.

Оставить комментарий