Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XXXVIII Международной научно-практической конференции «История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты» (Россия, г. Новосибирск, 02 ноября 2020 г.)

Наука: История

Секция: Археология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Хабдулина М.К., Кошман Т.В. К МЕТОДИКЕ ПОИСКА ПОСЕЛЕНИЙ НОВОГО ВРЕМЕНИ В СТЕПНОЙ САРЫАРКЕ // История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. XXXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 11(29). – Новосибирск: СибАК, 2020. – С. 4-12.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

К МЕТОДИКЕ ПОИСКА ПОСЕЛЕНИЙ НОВОГО ВРЕМЕНИ В СТЕПНОЙ САРЫАРКЕ

Хабдулина Марал Калымжановна

канд. ист. наук, доц. кафедры археологии и этнологии, Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева,

Республика Казахстан, г. Нур-Султан

Кошман Татьяна Васильевна

ст. преподаватель кафедры археологии и этнологии, Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева,

Республика Казахстан, г. Нур-Султан

TO THE METHODS OF SEARCHING FOR NEW TIME SETTLEMENTS IN THE STEPPE SARYARK

 

Maral Khabdulina

candidate of historical sciences of the Department of Archeology and Ethnology, L.N. Gumilyov Eurasian National University,

Kazakhstan, Nur-Sultan

Tatyana Koshman

senior lecturer of the Department of Archeology and Ethnology, L.N. Gumilyov Eurasian National University,

Kazakhstan, Nur-Sultan

 

Благодарность. Работа выполнена в рамках реализации научного проекта по гранту Комитета науки МОН РК: AP08857699 «Симбиоз кочевой и оседлой культуры казахов как цивилизационный код степи».

 

АННОТАЦИЯ

Цель: изложить основные признаки поиска позднесредневековых казахских поселений – кыстау. Стратегия поиска основана на методе сравнительного анализа комплекса сведений экологического характера, природных условий, историко-этнографических сведений, подкрепленных археологическим материалом. Десятилетия археологических работ в Верхнем Приишимье свидетельствуют, что главным условием является наличие водных источников. Следующим признаком  служат казахские некрополи, которые всегда расположены рядом с поселениями.  Именно их размещение в ландшафте указывает на наличие поселенческих объектов. Такая практика в степной зоне ведет начало от эпохи раннего железа.

ABSTRACT

Purpose: to outline the main features of the search for late medieval Kazakh settlements - kystau. The search strategy is based on the method of comparative analysis of a complex of ecological information, natural conditions, historical and ethnographic information, supported by archaeological material. Decades of archaeological work in the Upper Ishimye show that the main condition is the availability of water sources. The next sign is the Kazakh necropolises, which are always located near the settlements. It is their placement in the landscape that indicates the presence of settlement objects. This practice in the steppe zone dates back to the Early Iron Age.

 

Ключевые слова: поселения, зимовки-кыстау, Верхнее Приишимье, Козыкош, карта.

Keywords:  settlements; wintering-kystau; Upper Priishimye; Kozykosh; map.

 

Ландшафт в археологических исследованиях это, прежде всего, сакральный ландшафт, который содержит материальные  остатки природных и культовых объектов, хранящих историческую память места и образа территории. Проходит время, меняются ценности и условия жизни, но ландшафт продолжает хранить в себе код, знаки, символы прошлых исторических событий. Ландшафт всегда имеет пространственно-временные координаты. Через свои объекты он отражает время проживания на данной территории различных групп населения, масштабы освоения данной территории и уровень историко-культурных инноваций каждого хронологического периода.

Во многом ландшафт, являющийся предметом наших исследований, формировался в этнографическое время. Позднесредневековая эпоха XV-XIX в. – важный этап в истории казахской степи. Это период бурных перемен, связанных с политическими и социальными событиями. Основным вопросом на протяжении всего этого времени оставался земельный вопрос. Способ решения его царской администрацией привел к ликвидации ханской власти в Казахстане, восстанию хана Кенесары, процессу колонизации и созданию переселенческого земельного фонда и т.д.

Культурный ландшафт – это понятие, которое имеет огромное смысловое содержание и в плане сохранения этнической идентичности, передачи генетической информации, социального конструирования идентичности через выражение вечных ценностей. Сведения о сакральности территории могут быть реконструированы на основе природных особенностей местности, этнографических данных, а так же археологических результатах исследований.

Земля, память о предках, зираты и отдельные могилы, и мазары, места зимовок и пути перекочевок – все это  заложено в сакрализации ландшафта используемой территории.

Историческая справка. Природные условия Верхнего Приишимья по географическим характеристикам представляют собой равнинный комплекс, расчлененный сетью рек и протоков, относящихся к бассейну рек Ишим и Нура. В геологическом отношении район представляет собой большую впадину с множеством пресных и соленых озер. Почвы солонцовые и растительность зависит от атмосферных осадков.

Природные объекты в районе рек Ишима и Нуры образовали целый комплекс пойменных лугов с богатым растительным покровом. Известные историко-этнографические источники показывают активное хозяйственное освоение ландшафта Верхнего Приишимья населением, ведущим кочевое скотоводство.

Подтверждение этому находим в «Обзоре Акмолинской области за 1898 год»: «Площадь треугольника, образуемого течениями рек Нуры и Ишима и границей Каркаралинского  уезда (около 40 000 кв.верст) бывает покрыта стадами овец, табунами лошадей и караванами верблюдов с вьюками сырых животных продуктов, поступающих из Семиреченской области и южных волостей Акмолинского уезда» [1, с. 49].

Через лог Козукоч (Козыкош) пролегала Улутаво-Акмолинская дорога, связывающая Акмолу с Улутавом (Улытау), по которой гнали скот и везли хлеб [2, с. 246]. Данный караванный путь играл огромное значение для торговых отношений, связывающий Акмолинск с Каркаралинском и соседними территориями в период торговых ярмарок и меновой торговли. Прогон скота требовал водных источников с пресной водой, и река Козыкоч обеспечивала эту потребность в полном объеме.

Таким образом, можно утверждать, что природно-географическая территория междуречья, являясь основой пастбищно-кочевой системы формировала истоки сакрализации через использование ее в процессе освоения и хозяйственной деятельности.

По нормам традиционного казахского землепользования право владения землей, принадлежало территории, на которой  находится зимнее жилище и похоронены предки. В процессе колонизации и изъятия казахских земель, важно было учитывать вопросы землепользования коренного населения. При создании Акмолинского военного укрепления (1830 г.) и изъятия земель для  казачьих поселений необходимо было следовать сложившейся системе кочевания.

Практически до 1914 года территории левого берега реки Козыкош и к западу от нее, между реками Ишим и Нура, не входили в планы создания переселенческих участков для крестьян переселенцев и участков, предназначенных к продаже.  Наглядно это можно проследить по данным «Маршрутной карты Акмолинской области» за 1914 год.

 

Рисунок 1. Фрагмент «Маршрутной карты Акмолинской области»

 

Как видно по карте, западная граница проходила по течению реки Козыкош. Несмотря на то, что протока эта летом пересыхала и не представляла сложностей для переправы, степная администрация не решалась распространить свое влияние и занять территории левого берега Козыкош. А так же территории, прилегающие к озеру Майбалык.

Этнографические сведения о территории Верхнего Приишимья содержатся в работах российских чиновников и исследователей края. Как заметил в своих записках П.А. Словцов: «Киргизские зимовки чаще всего располагаются одиночно, рядами или группами. При выборе зимовок принимается в соображение небольшие речки и пресные озера, густой лес, защищающий скот и население от зимних буранов, сопочник и тучная растительность в окрестностях, обещающая хорошие сенокосы и т.п.» [3, с.13].

Культовые места средневекового времени Верхнего Приишимья довольно сложны для идентификации в виду слабой сохранности и выразительности материальных остатков.  Это относится в первую очередь к территориям вдоль течения реки Ишим, входящих в черту города.

Интересные сведения собраны экспедицией под руководством  И.П. Шангина в 1816 году. По данным дневниковых записей, территории по левому берегу Нуры заняты казахскими зимовками, встречается большое количество аулов, по примерному «исчислению до 4 000 кибиток, несомненное число лошадей, рогатого скота и баранов. … Перейдя на правую сторону Нуры и двигаясь к реке Козакучь (Козыкош), участники экспедиции шли богатой кормом степью и  встречали «развалины древнего города и молитвенных храмов». Следуя вверх по Нуре, экспедиция остановились «для роздыха, при протоке Нуры у  горы Ак-мола, получившую сие название от имеющихся на ней киргизских кладбищ со стоящими выбелеными известью надгробными памятниками» [4, с.91].  

Приведенные сведения позволяют говорить о том, что И.П.Шангин одним из первых зафиксировал территории существования поселенческих развалин и святилищ, а так же некоторых природных объектов.  8 августа 1815 г И.П. Шангин осмотрел речку Козакучь, срединяющей Ишим с  Нурой. «Сия речка течет из первой в последнюю только весной, а осенью пересыхает и вода остается в одних глубоких оварагах» – такое описание речки осталось в путевых записках И. Шангина.

Последующие исследователи не раз использовали данные И.П. Шангина в своих работах. А.И.Левшин, опираясь на путевые заметки Шангина, пишет: «Нура, впадающая в озеро Кургальджин с восточной стороны, по словам г. Шангина, имеет течение довольно быстрое. Ее сотавляют реки Малая Нура и Ессель-Нура. В нее текут несколько небольших речек. Протока Кузукоч весною соединяет ее с Ишимом, а летом пересыхает» [5, с. 69].

В материалах Красовского Н.И. так же содержатся сведения о речных руслах: «Отсюда Нура течет на запад. Близь акмолинского меридиана поварачивает на север, к Ишиму, но, не дойдя 50 верст (около 50 км) до него, начинает уклоняться на запад, отделив к Ишиму только один приток Козукоч» [6, с. 187].  

Записки И.П. Шангина и других исследователей еще раз доказывают, что данная территория активно использовалась казахскими родами на протяжении длительного времени. Древние развалины  и казахские могилы свидетельствуют о взаимном расположении друг с другом.

Исследование приречных территорий и использование картографических карт и космоснимков позволяют говорить о том, что вдоль правого берега реки Козыкош присутствуют следы большого количества казахских зимовок и зиратов. Нами зафиксированы более десятка казахских зимовок, на четырех из них сохранились кладбища. Находившиеся здесь зимние постройки и могилы фактически закрепляли земельные участки в наследственное владение, придавая сакральность территории хозяйствования и месту поклонения предкам.

Картографический материал демонстрирует границы кочевок казахских родов. Пастбищно-кочевая система, основанная на посезонном распределении пастбищ и водных источников, довольно четко и на многие годы закрепляла территории кочевания определенных казахских родов.

«Все зимовки киргиз до того строго между ними разганичены, что в этом деле никакое правительством установленное межевание не могло достичь той обозначенной границы между зимовками отдельных землевладельцев, какой достигли в этом отношении сами киргизы» - писал в своем отчете Красовский Н.И., собравший и обобщивший сведения  о киргизах (казахах) [2, с. 220]. Изучение картографического материала «Карта зимних и летних кочевок в области сибирских киргизов»  в третьей части труда, позволяет сделать некоторые выводы о наличии четкой системы определения границ и родовых территорий казахов. Карта демонстрирует, что границы расселения родов проходят по руслам рек. По правому берегу реки Ишим расположены зимовки рода керей. Левый берег является территорией кочевания рода темеш племени аргыны.  По протоке Козыкочь, около могилы Дюрт-кулак, род команджепар  племени канжигалы.

 

Рисунок 2. Фрагмент «Карты зимних и летних кочевок в области сибирских киргизов»

 

Имеющиеся в наличии данные по сакральным объектам позволяют говорить о существовании культовых мест как в течении рек Нуры и Козыкош, так и большого количества их притоков.

Высокий сакральный статус казахских могил обусловлен особыми природными характеристиками места, на которых они устраивались. Одновременно они служили ориентиром в степи для кочевника в период перекочевок. Могли выступать своеобразными сакральными местами общения с душами ушедших предков и обращения к ним за помощью и поддержкой. 

Красовский Н.И. так же писал  об этом: «… надмогильные памятники,  нарушая однообразие степной местности и служа, так же, как все древние памятники, знаками (обага), для распознования пути во время переездов, они или, по крайней мере, многие из них свидетельствуют еще о близости воды, в которых летом, во время поминок, не должно быть недостатка» [2, с. 264].   

Культовые места средневекового времени Верхнего Приишимья довольно сложны для идентификации в виду слабой сохранности и выразительности материальных остатков. Это относится в первую очередь к территориям вдоль течения реки Ишим, входящих в черту современного города Нур-Султан. Кладбища формировались, как правило, на окраинной территории  городов и поселений, а со временем, в связи с разрастанием последних, часто оказывались внутри городской черты.

Самый старый сохранившийся некрополь данного региона зират Караоткель. Сегодня он находится на территории г. Нур-Султан. Мусульманское кладбище «Караоткель» существовало с 1609 по 1962 годы. Начальная дата основывается по могильному камню, сохранившему дату 1609 год, а конечная дата - временем  официального закрытия кладбища в 1962 году.

Предположительно в XVIII  веке кладбище становится основным мусульманским некрополем, расположенным на правобережье реки Ишим. Зират существовал до основания крепости и был расположен в небольшом отдалении от  мест зимовки казахов. 

Сакральный объект представляет собой обширный некрополь общей площадью 17 125 кв. м. и относится к числу самых известных мест погребения в городе. Общие размеры кладбища вытянутого с востока на запад 125 на 137 м. Более ранняя часть захоронений находится в южной части современной территории. Они плохо фиксируются на поверхности, порой выражены небольшими всхолмлениями  и частично надгробными конструкциями – кулпытасами. В юго-западной части был зафиксирован ряд погребений, принадлежавших кавказским народам. Эти могилы датируются 40-50 гг. ХХ века (период депортации и функционирования кладбища). Южная часть расположена за рвом, который визуально просматривается на местности. Данная часть некрополя заполнена не полностью. По датам на могильных плитах можно предположить, что использовалась она с конца 50 годов и до официального закрытия кладбища.

В работе Ганешина С.С. «Ботанико-географический очерк средней части Акмолинской области»  1914 года содержатся данные о кладбище в окрестностях города. Экспедиция, в ходе сбора различного вида растений, побывала на этом кладбище, о чем свидетельствует запись в дневнике: « … 22 мая нами был обследован находящийся на окраине города степной участок татарского (киргизского) кладбища» [7, с. 9].

Карта города Акмолинска по состоянию на 1 января 1949 года показывает, что до середины ХХ века, кладбище находилось на возвышенной части западной окраины города, не имело вблизи жилых построек.

Сакрализация пространства через создание широкой сети мазаров была развита повсеместно на территории казахских кочевий. Не вызывает сомнения тот факт, что в прежние времена такого рода значимых мест было немало, а забвение связано с атеистической пропагандой XX  века.

Исследование особенностей культурного ландшафта, существовавшего в течение определенного периода, показало, что формирование шло в ходе хозяйственного и культурного освоения пространства в районе рек. Водные артерии были единственным надежным средством для ведения кочевого хозяйства, обеспечения водными запасами и возможности располагать зимовки в пойменных местах. Это и предопределило оформление приречной  топографии зимовок. Выявленные исторические памятники свидетельствуют о существовании определенной системы почитания предков и организации духовного пространства. Исследование позволило установить факты существования определенной связи между природно-географической средой и ее жителями, которые образуют единое целое через сакрализацию памяти поколений.

Изучение природно-культурного ландшафта тесно связано со степенью сохранности объектов духовного наследия территории. Это культовые памятники, кладбища, зимовки, позволяющие говорить о влиянии природно-географических особенностей местности не только на жизнедеятельность людей, но и на духовное пространство. Единение между природно-географической средой и населением свидетельствует о существовании пространственной структуры культурной преемственности и духовного содержания. Сакральность культурного ландшафта подчеркивается совмещением в одном пространстве объектов хозяйственной деятельности (кыстау) и культовых памятников (некрополей, зиратов).

 

Список литературы:

  1. Обзор Акмолинской области за 1898 год.  – Омск: Тип. Акмолин. обл. правления, 1899. – 130 с.
  2. Красовский Н.И. Область сибирских киргизов: [Стат. описание обл.] / Сост. Ген. штаба подполк. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Часть  3.  – СПб.: Тип. Траншеля, Ретгера и Шнейдера, 1868. – 282 с.
  3. Словцов И.Я. Путевые записки, веденные вовремя поездки в Кокчетавский уезд Акмолинской области в 1878 г. //Записки Западно-Сибирского отдела императорского Русского географического общества. Книжка III.  – Омск, 1881. –  153 с.
  4. Шангин И.П. Извлечение из описания экспедиции, бывшей в Киргизскую степь в 1816 году. //Сибирский вестник. Ч.XI. –  СПб. 1820.  –  С. 90-112.
  5. Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей / соч. Алексея Левшина. Часть 3. – СПб.:Тип. Карла Крайя, 1832. – ­304 с.
  6. Красовский Н.И. Область сибирских киргизов: [Стат. описание обл.] / Сост. Ген. штаба подполк. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Часть 1– СПб.: Тип. Траншеля, Ретгера и Шнейдера, 1868. –  472 с.
  7. Ганешин С.С Ботанико-географический очерк средней части Акмолинской области. – Петроград: Типография М.П. Фроловой, 1917. – 60 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом