Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты» (Россия, г. Новосибирск, 02 декабря 2019 г.)

Наука: Философия

Секция: История философии

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Мешков И.М. СООТНОШЕНИЕ ЦЕННОСТИ И НАУКИ В ФИЛОСОФИИ НЕОКАНТИАНСТВА И ПОЗИТИВИЗМА // История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. № 12(19). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 56-64.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СООТНОШЕНИЕ ЦЕННОСТИ И НАУКИ В ФИЛОСОФИИ НЕОКАНТИАНСТВА И ПОЗИТИВИЗМА

Мешков Игорь Михайлович

канд. филос. наук, доц., кафедра философии и социальных наук, Гуманитарно-педагогическая академия (филиал)Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского в г. Ялте,

РФ, г. Ялта

CORRELATION OF VALUE AND SCIENCE IN THE PHILOSOPHY OF NEO-KANTIANISM AND POSITIVISM

 

Igor' Meshkov

PhD in Philosophy, Associate Professor, Department of philosophy and social sciences, Humanitarian and Pedagogical Academy (branch) of V.I. Vernadsky Crimean Federal University in Yalta,

Russia, Yalta

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается проблема соотношения ценности и науки с позиций неокантианства и позитивизма. Философия неокантианства, видела проблему ценности с двоякой позиции, с одной стороны, ценностная ориентация воспринималась эмотивно, и даже чувственно-иррационально, о чём утверждал Г. Лотце, а с другой стороны, представители баденской школы В. Виндельбанд и Г. Риккерт пытались ввести ценность в дискурс науки. Для данной цели, баденцы рационализировали ценность, сопрягая её со значимостью, как категорией, имеющей отношение к истине. В данной связи, Г. Риккерт называет ценности – «ценностными значимостями» или «значимыми ценностями». Представители баденской школы, не только рационализировали ценности, но и рассматривали их в ракурсе наук, в первую очередь философии и истории. В качестве подкрепления статуса научности ценности, баденцы разработали систему методов, позволяющих отыскать и «прочесть» ценности в научном материале.

Философы позитивисты, такие как Б. Рассел и Л. Витгенштейн высказывались сомнительно по отношению к отнесению ценности к дискурсу науки, так как ценностные ориентации субъективны, эмотивны, не относятся к истине или лжи, и трансцендентельны.

Целью исследования является проведение сравнительного анализа философии неокантианства и позитивизма на предмет соотношения ценности и науки, что позволит выяснить критерии научности, которым соответствуют ценностные ориентации. Данное соотношение позволит также выяснить, какие особенности ценностей противоречат критериям научности. Проведение такого рода сравнения может обозначить, что делает ценность причастной к науке, а что наоборот, выходит за рамки научности.

Проблема ценности, в частности соответствие её критериям научности, является довольно дискуссионной, что показывает сравнительный анализ неокантианства и позитивизма. Ценность, с одной стороны входит в дискурс науки в аспекте её рационалистичности и отношению к истине, а с другой стороны выходит за рамки научности по причине её эмотивности и трансцендентности.

Результаты исследования, изложенного в статье, могут быть использованы в философии науки, а вместе с тем и в таких направлениях как: философия позитивизма, аналитическая философия. Сравнительный анализ неокантианства и позитивизма, указывает на использование результатов исследования в истории философии и истории зарубежной философии. Вместе с тем, так как речь идёт о проблеме ценностей, то данные материалы могут использоваться в аксиологии.

ABSTRACT

The article considers the problem of correlation of value and science from the standpoint of neo-Kantianism and positivism. The philosophy of neo-Kantianism formed a dual perspective to the problem of value. On the one hand, value orientation was perceived emotionally, and even sensually-irrationally, according to H. Lotze, and on the other hand, the representatives of the Baden school W. Windelband and H. Rickert tried to introduce value into the scientific discourse. For this purpose, the Baden school philosophers rationalized value, matching it with significance, as a category related to the truth. In this regard, H. Rickert calls values ​​“value significance” or “significant values”. The representatives of the Baden school not only rationalized values, but also considered them from the perspective of sciences, primarily philosophy and history. In order to reinforce the status of scientific values, the Baden school philosophers developed a system of methods to find and "recognize" values ​​in scientific content.

Positivist philosophers, such as B. Russell and L. Wittgenstein, doubted regarding the attribution of value to the scientific discourse, since value orientations are subjective, emotive, do not pertain to the truth or falsehood, and are transcendental.

The purpose of the study is to conduct a comparative analysis of the philosophy of neo-Kantianism and positivism in order to define the interrelation between value and science, which will clarify the criteria of scientificity corresponding to value orientations. This interrelation will also allow finding out the features of values ​​contradicting the criteria of scientificity. The comparative analysis may clarify what makes the value involved in science, and vice versa, goes beyond the scope of science.

The comparative analysis of neo-Kantianism and positivism shows that the problem of value, particularly its correspondence to the criteria of scientificity, is rather disputable. On the one hand, value is included in the scientific discourse of science in the aspect of its rationalism and relation to the truth, and on the other hand, goes beyond the scope of science because of its emotionality and transcendence.

The results of the study presented in the article can be used in the philosophy of science, as well as in such areas as the philosophy of positivism and analytical philosophy. The comparative analysis of neo-Kantianism and positivism indicates the use of research results in the history of philosophy and the history of foreign philosophy. Besides, since the problem of values is considered, these materials can be used in axiology.

 

Ключевые слова:  ценность, аксиология, наука, значимость, эмотивность, субъективизм, «ценность имеющая ценность», трансцендентальное.

Keywords: value, axiology, science, emotiveness, subjectivity, “value having value”, transcendental, significance.

 

Введение

Проблема соотношения ценности и науки довольно неоднозначна, так как ценностные ориентации имеют отношение к эмоционально-чувственной сфере познания, выходящего за рамки науки. С другой стороны, в плане гносеологии, проблема ценностей в качестве ориентира нацелена на категорию истины, которая имеет отношение к рационализму, соответствующему критериям научности. Диалектическое сопоставление таких философских направлений как неокантианство и позитивизм, позволяет выяснить степень соответствия проблемы ценностей и науки. В данной связи, неокантианство занималось в большей степени аксиологией, а позитивизм, хотя и уделял внимание проблеме ценностей, тем не менее, основной его направленностью было определение критериев научности.

В данной связи, интересным является то, что неокантианство пытается подвести ценность к критериям научности, соотнеся ценностные ориентации с различными науками, такими как философия и история. Неокантианство также сформировало систему методов, способных вычленить, «отыскать» ценности в науках.

С другой стороны, не смотря на попытки неокантианцев ввести ценность в обиход научности, тем не менее, позитивисты обращают внимание на эмотивно-чувственную сторону ценностной ориентации, что в определённой степени выходит за рамки науки.

Ценность и наука в философии неокантианства и позитивизма

Представитель неокантианства Г. Лотце показывал двузначность познания ценностей, с одной стороны входящую в сферу науки, а с другой – выходящую за её пределы.

Г. Лотце в плане аксиологического познания утверждал, что «все ценности представляемых предметов мы схватываем чувством удовольствия или неудовольствия» [4, с. 281]. Данное высказывание мыслителя скорее выводит проблему ценностей из сферы науки. Тем не менее, Г. Лотце вводит в обиход категорию значимости, которая является объективно-идеальным видом бытия истин, которая, впрочем, отлична от «царства ценностей» [11, с. 208-209]. Отношение значимости к истине, делает возможным отнесение ёё к науке, что подтверждается высказыванием Т. Райнова, где «мышлению принадлежит значимость,  поскольку она должна принадлежать ему  согласно нравственному императиву» [7, с. 104]. Принадлежность значимости к мышлению рационализирует данную категорию.

В данной связи, значимость, хотя и не входит по Г. Лотце в «царство ценностей», но в последующем, данная категория станет неотъемлемой составляющей, сущностью ценности в концепции Г. Риккерта. Второй мыслитель называет ценности – «значимыми ценностями», или «ценностными значимостями» [10, с. 45-46].

Представители баденской школы неокантианства В. Виндельбанд и Г. Риккерт, сформулировали постановку проблемы о поиске, способах прочтения ценностей в контексте науки. В данной связи, они сосредоточились на исследовании наук не только изучающих «общее», как например естествознание и философия, но и изучающие «частное», а именно – исторические науки.

В. Виндельбанд делит науки на две категории, одна из них – «рациональные», к которым относится математика и философия. Они рациональны потому, что «… не направлены непосредственно на познание эмпирических фактов…». «Под опытными же науками мы понимаем, наоборот, науки, задача которых состоит в познании данной нам в какой-либо форме и доступной восприятию действительности»  [1, с. 317].

Науки первой категории изучают «общее», представляют собой «номотетическое мышление» или «номотетические науки». Исторические же науки исследуют однократное содержание неповторимых исторических явлений и событий, и они являются «идеографическими» [1, с. 320].

В данных категориях наук, В. Виндельбанд рассматривал «номотетическое мышление» как сферу аксиологическую, «общезначимую» [1, с. 36]. Относительно высказывания мыслителя, С. Неретина и А. Огурцов пишут: «трансцендентальное», «сознание вообще – гарант истинности, морально благого и эстетически прекрасного, которое задаёт общезначимые нормы и ценности» [5, с. 43-44].

В. Виндельбанд считает, что философия, как «номотетическая» наука, аксиологизируется, являясь наукой о «принципах абсолютной оценки» [1, с. 36].

Мыслитель также указывает и на методы, используемые в науках,  имеющих отношение к ценности. В частности, в исторической науке, используется «идеографический метод», направленный на «поиск» ценностей в историческом материале, и критерием «ценности» является соответствие неповторимых явлений и событий идеальным нормам «номотетического сознания» [1, с. 320].

Другой видный представитель неокантианства Г. Риккерт также выделял две категории наук, изучающих «общее», к которым относится естествознание. К данной науке применим «генерализирующий метод». Другая категория наук изучает «индивидуальное» – историческая наука, в ней используется «индивидуализирующий метод отнесения к ценности» [9, с. 223].

В данной связи, мыслитель подчёркивает, что «индивидуальное», изучаемое историей, передаёт саму действительность, а «естественнонаучное образование понятий имеет предел, который перешагнуть оно не в силах. Это границы эмпирической действительности  [9, с. 215].

Сущностью «индивидуализирующего метода отнесения к ценности» является то, что историк их множества фактов выделяет наиболее существенное, которое находится в соответствии с какой-либо трансцендентальной ценностью. Это существенное обладает значимостью, которая отражена в индивидуальной действительности  [8, с. 92].

Таким образом, философия неокантианства вводит категорию ценности в дискурс науки. Данные представители уделяли значительное внимание исторической науке, призванной «отыскать» и «прочесть» ценности, относящиеся к области «трансцендентально-значимого».

Аксиологическим значением по В. Виндельбанду обладает трансцендентальное, «номотетическое сознание», в котором философия указывает на «общезначимые», индивидуальные нормы, воплощающиеся как ценности в эмпирической действительности. Историческая наука же «отыскивает» в действительности данные ценности.

С другой стороны, Г. Риккерт исключает аксиологическое содержание естествознания, и «генерализирующий метод» к проблеме ценности не относится.

Представитель позитивизма Б. Рассел в работе «Религия и наука» выводит проблему ценности за пределы научного знания, соглашаясь в этом отношении с защитниками религии: «защитники религии решительно заявляют, что вопрос о ценностях,  то есть о том, что является благом как таковым, не зависящем от последствий, – выходит за пределы науки. Думаю, что они правы, но я добавил бы, что вопрос о ценностях вообще находится  за пределами  знания… Наука не решает вопроса о ценностях, но происходит это потому, что такого рода вопрос вообще не решается с помощью интеллекта. Ценность не имеет отношения к истине или лжи» [6, с. 200, 206].

Таким образом, мыслитель проблему ценности выводит за пределы научного знания, и помещает в сферу религии, по сути, аксиологическая сфера становится тождественной вопросам веры. Высказывания о ценностях Б. Рассела, как о вещах, не имеющих отношение к истине и лжи, в определённом значении схожи с утверждениями о вере по И. Канту.  Вера,   разъясняет И. Кант, есть «признание истинности на основании хотя и недостаточном объективно, но субъективно достаточном, относиться к предметам, относительно которых нельзя не только ничего знать, но и иметь мнение, и даже предполагать какую-нибудь вероятность; достоверным здесь может быть лишь то, что мыслить эти предметы так, как они мыслятся, не- противоречиво» [3, с. 324].  

Б. Рассел не только обращает внимание на то, что ценностная сфера не  относится к истине и лжи, и её скорее следует отнести к религии, но и на то, что ценности эмотивно-чувственны.

С точки зрения мыслителя, «когда мы утверждаем, что та или иная вещь имеет ценность, то даём выход нашим эмоциям, но ничего не говорим о фактах, природа которых не зависит от наших к ним чувствах». По его мнению, «главным доводом в пользу субъективного подхода является полная невозможность найти какие-то аргументы, подтверждающие внутреннюю ценность объектов» [6, с. 200]. «По нашей теории, – утверждал Б. Рассел, – вкусами обусловливаются все различия в ценностях, хотя мы и привыкли к мнению, что с предметами, которые кажутся нам более возвышенными, чем устрицы, дело обстоит иначе» [6, с. 209].

Относительно выше изложенных высказываний Б. Рассела, можно заключить, что его позиция резко контрастирует с концепциями неокантианцев, помещая однозначно сферу ценностей в противоположную науке сторону – религию. Кроме того, ценностная сфера эмотивна и субъективна, всё определяется вкусами, в ней нет возвышенного.

О значении ценности высказывался и другой видный позитивист Л. Витгенштейн, который отделял данную категорию от эмпирического мира.

По Л. Витгенштейну,  «смысл мира должен лежать вне его. В мире всё есть как оно есть,  и всё происходит так, как происходит. В нём нет никакой ценности, а если бы она там и была, то она не имела бы никакой ценности. Если есть ценность, имеющая ценность, то она должна лежать вне всего происходящего» [2, с. 94-95].

Отнесение ценности к сфере трансцендентального с позиции мыслителя, указывает на отношение ценности к науке, о чём речь пойдёт ниже.

Поскольку, по Л. Витгенштейну, всё в мире случайно, а «неслучайное» «должно находиться вне мира», то «не может быть никаких предложений этики». «Ясно, что этика не может быть высказана. Этика трансцендентальна», и «этика и эстетика - едины» [2, с. 95].

В потустороннем мире, по Л. Витгенштейну, может быть только «неценная ценность». Но  аксиология, как и этика и эстетика, утверждается в качестве трансцендентальной, ибо её предмет – «ценность, имеющая ценность» – находится вне мира, смыслом которого она является [2, с. 25].

Таким образом, мыслитель хоть и не противопоставляет ценность науке, как это делает Б. Рассел, но, соотносит ценностные ориентации к аксиологии, этике, эстетике. Данные науки Л. Витгенштейн определяет в качестве «надэмпирических», трансцендентальных, противостоящих в некоторой степени принципам научности, ведь «не может быть никаких предложений этики». «Ясно, что этика не может быть высказана»…

Заключение

Таким образом, если соотнести ценность и науку в контексте философии неокантианства и позитивизма, то такого рода отношение довольно неоднозначно. Один из родоначальников обоснования категории ценности Г. Лотце с одной стороны утверждает, что «ценности схватываются чувством удовольствия», определяя тем самым их эмотивный характер, а с другой стороны, определяет категорию значимости как то, что относится к истине. Тем не менее, значимость по Г. Лотце отделена от «царства ценностей».

Представители баденской школы В. Виндельбанд и Г. Риккерт категорию значимости («общезначимости», трансцендентальной значимости) связывают с ценностью, судя по всему, чтобы рационализировать ценностные ориентации, а вместе с тем, сделать возможным взять их в обиход научного знания. Для данной цели, баденцы разработали методы «отыскивания» и «прочтения» ценностей. Разработанные методы касались различных наук, ориентированных на «общее» – философия, и «единичное» – историческая наука. По В. Виндельбанду, философия должна определить «вечные» незыблемые «общезначимые» идеальные нормы. Используя номотетический метод, становится возможным отыскивание в историческом материале ценностей, соответствующих «номотетическому сознанию».

Подобной методологической логике следует и Г. Риккерт, уделявший большое внимание исторической науке, в которой используется «индивидуализирующий метод отнесения к ценности», позволяющий в историческом материале отыскать значимость индивидуальной действительности, соответствующий трансцендентальной ценности.

Рассматривая проблему соотношения ценности и науки у позитивистов, следует отметить, что они, скорее занимают противоположную позиции по отношению к неокантианцам. Ценность, по их мнению, в значительной степени не соответствует научности. По Б. Расселу, ценность не относится к истине или лжи, она эмотивна, и субъективна.

Л. Витгенштейн в свою очередь, не так резко, но всё же, сомнительно относится к проблеме соотношения ценности и науки. Ценность – трансцендентальна, относится к «другому миру», где всё не случайно, в действительности же – всё случайно. Соответственно, этика, эстетика и аксиология – также трансцендентальны. «Этика не может быть высказана», что в определённой степени тоже противоречит принципам научности в том аспекте, в котором его понимали позитивисты.

 

Список литературы:

  1. Виндельбанд, В. Прелюдии: философские статьи и речи. – СПб. : Изд-во Жуковского, 1904. 374 с.
  2. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. – М.: Изд-во иностр. л-ры, 1958. 138 с.
  3. Кант И. Сочинение. В 8-ми т. Т. 8. – М.: Чоро, 1994. 478 с.
  4. Лотце Р. Г. Микрокосм. Мысли о естественной и бытовой истории. Опыт антропологии: в 3 ч. Ч. 1. Душа. – М.: К. Солдатенков, 1866. 580 с.
  5. Неретина С., Огурцов А. Время культуры. – СПб.: Изд-во РХГИ, 2000. 131 с.
  6. Рассел, Б. Почему я не христианин: избранные атеистические произведения; сост., авт. предисл. и примеч. A. A. Яковлев. – М. : Политиздат, 1987. 333 с.
  7. Райнов, Т. Гносеология Лотце // Новые идеи в философии. – СПб., 1913.  Сб. 7. Теория познания. – С. 80–114.
  8. Риккерт, Г. Науки о природе и науки о культуре; пер. С. И. Гессен. – М. : Республика, 1992. 128 с.
  9. Риккерт, Г. Границы естественнонаучного образования понятий. – СПб. : Наука, 1997. 215 с.
  10. Риккерт, Г. Два пути познания // Новые идеи в философии. – СПб., 1913.  Сб. 7. Теория познания. – С. 1–79.
  11. Lotze, H. System `der Philosophie. I Theil. Logik. – Leipzig, 1884. 513 s.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом