Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXI-XXII Международной научно-практической конференции «История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты» (Россия, г. Новосибирск, 01 июля 2019 г.)

Наука: Философия

Секция: Социальная философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Прошкин А.С. СЕТЕВАЯ ЭТИКА ХАКЕРОВ В КОНЦЕПЦИИ М. КАСТЕЛЬСА: СВОБОДА ИЛИ ОТЧУЖДЕНИЕ? // История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. XXI-XXII междунар. науч.-практ. конф. № 6-7(15). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 74-78.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СЕТЕВАЯ ЭТИКА ХАКЕРОВ В КОНЦЕПЦИИ М. КАСТЕЛЬСА: СВОБОДА ИЛИ ОТЧУЖДЕНИЕ?

Прошкин Александр Сергеевич

студент магистратуры 2 курса Философского факультета, Российский государственный гуманитарный университет,

РФ, г. Москва

АННОТАЦИЯ

В статье исследуется сетевая этика хакеров, которая, по мнению известного социолога М. Кастельса, представляет собой культурную квинтэссенцию информационализма, наиболее явным образом отражающую ценности становящейся информационной цивилизации. В результате осуществленного анализа фундаментального для хакеров идеала – свободы, а также рассмотрения феномена сетевого отчуждения, эксплицируется парадоксальная связь между сетевой свободой и сетевым отчуждением, что позволяет по-новому взглянуть на неоднозначный феномен Интернет-хакерства.

 

Ключевые слова: этика хакеров; сетевая свобода; сетевое отчуждение; пиратство в Интернете.

 

Одним из первых исследователей, анализирующих этику хакерства, а также его влияние на формирующиеся институты информационного социума, является финский социальный мыслитель П. Химанен, который создал ключевое для изучения феномена хакерства произведение – «Хакерская этика и дух информационной эры» (2001). На страницах данной работы Химанен, применяя актуализированный методологический механизм, который использовал ещё М. Вебер в труде «Протестантская этика и дух капитализма», указывает на хакеров как главных носителей нового духа информационализма, популяризация этического кодекса которых способствует наступлению информационного этапа в развитии человеческой цивилизации. Особенности этики хакеров последовательно эксплицируются финским автором через их отношение к работе, деньгам и, наконец, в контексте так называемой «нетики» (nethic) или сетевой этики, то есть этических ценностей хакеров, которыми они руководствуются в процессе индивидуальной активности, а также при взаимодействии с другими пользователями на просторах глобальной сети [1, c. 85]. Фундаментальным идеалом «нетики», по мысли Химанена, является сетевая свобода, которая подразумевает, главным образом, свободу самовыражения и приватность каждого пользователя в Интернете, что задает вектор будущего развития сети по направлению к дальнейшей децентрализации ее основных узлов [1, с. 89].

М. Кастельс, написавший для произведения «Хакерская этика и дух информационализма» эпилог, разделяет мнение Химанена о том, что этика хакеров есть культурная основа информационализма [2, с. 57]. Однако в своих работах Кастельс старается рассматривать этику хакеров преимущественно на ее сетевом уровне, что можно объяснить необходимостью интеграции концепта «нетики» в масштабную теорию сетевого общества, главным отличительным признаком которой, по мнению испанского социолога, являются сети, пронизывающие большинство сфер современных развитых социумов [3, с. 27]. Кастельс также соглашается с Химаненом в признании свободы как базового идеала этического кодекса хакеров, хотя при этом и акцентирует внимание на иных проявлениях свободы в сети. Прежде чем переходить к понимаю сетевой свободы Кастельсом давайте перечислим другие важнейшие ценности хакерства, выделенные данным автором: получение наслаждения от процесса творчества [2, с. 65], стремление к техническому совершенству [2, с. 63], нацеленность на некоммерческое сотрудничество с другими пользователями [2, с. 64] и т.д. Что касается свободы в сети, то Кастельс следующим образом определяет сетевую свободу:

«Главным звеном в этой системе ценностей является свобода. Свобода творить, свобода использовать любые доступные знания и свобода распространять их в любом виде и по любому выбранному каналу» [2, с. 64].

Таким образом, сетевая свобода понимается М. Кастельсом в качестве комплексной ценности, включающей в себя свободу творчества в сети, свободу получения и использования любых знаний, которые находятся в общем доступе, а также свободы их распространения любым способом через любой из выбранных каналов глобальной сети. Чтобы проиллюстрировать вышеперечисленные ценности хакеров (в том числе, свободу изменения доступных файлов) Кастельс приводит пример с цифровыми продуктами, имеющими открытый исходный код, в частности программным обеспечением Linux, к проекту усовершенствования которого подключались все желающие пользователи, внося свой частный вклад в общее дело, что в итоге привело к успешному внедрению системных доработок [2, с. 62].

После определения трактовки сетевой свободы, которая по мысли М. Кастельса идейно фундирует хакерскую этику, кратко рассмотрим феномен сетевого отчуждения, чтобы затем перейти к непосредственному выявлению корреляций между свободой и отчуждением в глобальной сети. Несмотря на огромное количество разноплановых исследований и существующих трактовок отчуждения в западной философской традиции (среди них: онтологическая – Г.В.Ф. Гегель, социально-экономическая – К. Маркс; различные виды экзистенциально-психологических интерпретаций  – Э. Фромм, Ж.‑П. Сартр, М. Бубер и др.), тема актуальных трансформаций феномена отчуждения в условиях становления информационного (постиндустриального, сетевого) общества остается мало изученной, учитывая значительное число опубликованных работ, в которых предпринимались попытки осмысления цивилизационной специфики технологически развитых социумов последней четверти 20-го – начала 21-го века (Д. Белл, Э. Тоффлер, Й. Масуда, М. Кастельс и др.). Впрочем, представляется несомненным, что отчуждение, понимаемое в качестве социального феномена, различные формы которого детерминируются институтом разделения труда, проявляется на всем протяжении истории человечества, в том числе и в современных обществах. Однако каковы основные характеристики новейших форм отчуждения?  Можно предположить, что уникальные свойства современных типов отчуждения обуславливаются особенностями глобальной сети Интернет –децентрализованностью, ацентрированностью, гибкостью ее узлов, то есть являются сетевыми [4, с. 137]. Это особенно хорошо заметно на примере сетевого отчуждения цифрового продукта, которое возникает вследствие копирования виртуальных объектов, их изменения и дальнейшего распространения уже модифицированных копий через сетевые каналы Интернета. Тем не менее, отчуждением этот процесс становится лишь тогда, когда скопированный и изменённый другими пользователями продукт обретает очертания, частично или полностью не соответствующие исходному замыслу автора первоначальной версии, а его сетевое тиражирование перестает контролироваться создателем оригинала. Это приводит к тому, что отчужденный продукт обретает независимое от своего автора сетевое существование, что в подавляющем большинстве случаев оказывает на него негативное влияние. В свою очередь, главными акторами многочисленных цепочек сетевого отчуждения являются сетевые пираты, степень участия которых в процессах сетевого отчуждения может значительно разниться: от пассивного скачивания нелегальных копий на персональный цифровой носитель для личного использования до активного тиражирования отчужденных копий в глобальной сети с целью получения материальной выгоды [4, с. 136]. Таким образом, важно отметить, что конкретные проявления сетевого отчуждения имеют непосредственное отношение к неконтролируемым процессам копирования, модификации и распространения цифровых объектов в глобальной сети Интернет.

После уточнения особенностей понимания М. Кастельсом идеала сетевой свободы как идейного фундамента этического кодекса хакеров, которая, как было установлено ранее, включает в себя следующую ценностную триаду: свободу творчества, свободу использования доступных данных и свободу их распространения, а также определения феномена сетевого отчуждения, основной формой которого является отчуждение цифровых продуктов в Интернете, можно переходить к экспликации парадоксальной связи, существующей между этими сетевыми явлениями. Еще раз обозначим ключевой момент в интерпретации сетевой свободы, сформулированной Кастельсом: свобода распространять любые доступные знания любым сетевым способом. Если рассматривать данную трактовку в контексте упомянутого примера коллективной работы технически продвинутых пользователей глобальной сети над усовершенствованием программного обеспечения под названием Linux, то очевидны положительные стороны реализации комплекса сетевых свобод. Соответственно, довольно затруднительно обнаружить проявления сетевого отчуждения в такой, во многом, идеализированной ситуации, которая была приведена в пример испанским социологом. Однако давайте представим, что копия какой-либо программы, выложенной в сеть, попадает на информационный носитель пользователя, который начинает вносить в нее изменения уже согласно своим собственным представлениям, которые, возможно, полностью или частично противоречат задумке автора оригинала. После трансформации, находящейся в свободном доступе копии, создатель копии начинает ее распространение через сетевые каналы Интернета, используя для этого, например, многочисленные пиринговые сети, которые можно определить как множество сетевых узлов, объединенных в единую систему и функционирующих через применение протокола P2P, обеспечивающего автономную работу сети, без задействования серверов [5, с. 64]. Измененные копии, свободно распространяемые вышеописанным способом, не могут полностью контролироваться создателем цифрового исходника, оказывая тем самым как на него, так и на сам виртуальный объект негативное влияние, что указывает на возникновение процесса сетевого отчуждения. Итак, можно сделать вывод, что свободное распространение виртуальных объектов (оцифрованных данных, копий цифровых продуктов и т.д.) на просторах Интернета порождает принципиальную возможность их сетевого отчуждения пользователями глобальной сети, которые, свободно заполучив копию, могут ее модифицировать, а затем и свободно тиражировать измененные копии посредством сетевых каналов.

Таким образом, получается, что одна из основных ценностей новой информационной культуры непосредственным образом коррелирует с сетевым отчуждением, сближая тем самым собирательные образы хакера и виртуального пирата. Парадоксальность этого вывода кажется очевидной, учитывая многовековую традицию междисциплинарного изучения феномена отчуждения в рамках западной мысли, в которой оно практически всегда противопоставляется именно свободе, в частности, возможности свободно распоряжаться творениями, созданными своим собственным трудом. Тем не менее, существование взаимосвязи между сетевой свободой и сетевым отчуждением представляется несомненным, что очередной раз указывает на неоднозначность как самого идеала свободы в Интернете, так и всего этического кодекса хакеров.

 

Список литературы:

  1. Himanen P. The Hacker Ethic and the Spirit of the Information Age / P. Himanen. – N.Y.: Random House Trade Paperbacks, 2001. – 255 p.
  2. Кастельс М. Галактика Интернет / М. Кастельс; пер. с англ. А. Матвеева. – Екатеринбург: У-Фактория, 2004. – 328 с.
  3. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура / М. Кастельс; пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000.–608 с.
  4. Прошкин А.С. Отчуждение цифровых продуктов в глобальной сети Интернет / А.С. Прошкин // Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке. – 2019. – № 1A. – C. 133-140.
  5. Гуркин Ю.Н., Семенов Ю.А. Файлообменные сети P2P: основные принципы, протоколы, безопасность / Ю.Н. Гуркин, Ю.А. Семенов // Сети и Системы связи. – 2006. – № 11. – С. 62-67.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий