Статья опубликована в рамках: XV Международной научно-практической конференции «История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты» (Россия, г. Новосибирск, 03 декабря 2018 г.)

Наука: История

Секция: Всемирная история

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Горина С.Р. ПРОБЛЕМА ПРОПАГАНДЫ В НЕМЕЦКИХ ЛАГЕРЯХ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. XV междунар. науч.-практ. конф. № 10(11). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 5-8.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРОБЛЕМА ПРОПАГАНДЫ В НЕМЕЦКИХ ЛАГЕРЯХ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Горина София Романовна

учитель истории и обществознания, магистрант ВлГУ ПИ,

РФ, г. Владимир

Первая мировая война стала одним из важнейших рубежей мировой истории. В этот период произошли революционные изменения в эконо­мике, технологии, средствах массовой коммуникации. На политическую арену со всей мощью вырвались националистические движения, которые в дальнейшем играли огромную роль в политической жизни мира и продолжают играть в настоящее время. В годы войны в немецких лагерях пленным русским офицерам могли назначить прислугу из нижних чинов, но по особому выбору комендатуры. Почти все они следили за офицерами и докладывали обо всём немцам, те солдаты, которые отказывались шпионить, тут же высылались в солдатские лагеря. Пользуясь тем, что попавшие в плен офицеры с разных участков фронта часто не знали друг друга, немцы посылали под видом офицера своего переодетого агента, обнаруживших нередко полное незнание не только офицерского, но и солдатского быта. Являлись субъекты с пятью Георгиевскими крестами, с аксельбантом на левом плече и т. д. [1, c. 151]. Кроме того, распространялась провокационная литература и велась пропаганда отделения окраин от России под немецким протекторатом.

Во время войны украинцы, мусульмане и поляки помещались в отдельные лагеря [1]. В официальных бумагах такое выделение мотиви­ровалось тем, будто бы оно делается из-за религиозных целей. На самом деле в этих лагерях немцы старались пропагандировать идеи сепаратизма, они хотели убедить отдельные национальности, что Россия их угнетает, занимается их эксплуатацией, стараясь использовать все природные богатства края и не давая взамен ничего. Главной целью пропаганды было возбуждение недоверия и ненависти к России, монархическому правлению и всему русскому народу. С отбором украинцев дело обстояло довольно сложно, поскольку почти каждый пленный на вопрос «кто он такой?», отвечал, что он русский. Комендатура нашла выход в том, что всех уроженцев украинских губерний, совершенно не ориентируясь в географическом расположении Украины и всех с фамилиями, похо­жими на украинские, записывали как украинцев. Также комендатура распространяла слухи о том, что в этих специальных лагерях будут прекрасно кормить, учить грамоте, устроят театры и другие развлечения, а работать они не будут. Один из таких лагерей – Зальцведель, находился под Берлином, а другой – Раштадт около Рейна. Пропаганда базировалась на том, что Украина со своим 35 млн населением и бога­тейшая по природе часть России отдаёт все свои силы великороссам, не получая даже взамен права говорить и молиться Богу на родном языке. Собеседования велись в специально построенных помещениях и начинались с пения национального украинского гимна. Эти лагеря по своему устройству и по отношению немцев к пленным сильно отличались от других лагерей. Внутри лагерей не было немецкого караула, он стоял только за проволокой. Бараки были высокие, хорошо построенные, с нарами, соломенными матрацами. При лагерях были прекрасно оборудованные театры, церкви, было поставлено кустарное ремесло, открыты специальные музеи, где выставлялись предметы ручного труда пленных, но всё было исключительно в украинском стиле. Ко всему прочему, в лагерях имелся целый ряд школ, где преподавали почти исключительно австрийцы. Также имелась типография, издававшая свою украинскую газету, в которой помещались выдержки из получен­ных через Берлин русских газет. Тех, кто не желал признавать себя украинцами, ожидали побои и истязания. Если пленный не умел говорить или же писать по-украински заявление о выдаче присланной ему из дома посылки, то она заключенному не выдавалась. В результате многие страдали от голода. Письма домой, написанные не на украинском, - уничтожались. От заключённых требовали, чтобы они записывались в украинские легионы, так называемые «Сечевые полки» [5, c. 33].

Нельзя сказать, что пленные очень набрасывались на револю­ционную литературу. Массы были слишком малограмотны, чтобы читать «Социал-Демократ», «Коммунист», «Наше Слово». Эти издания дальше ограниченного круга не распространялись. Ходкой литературой в лагере был журнал «На Чужбине» [2, c. 61]. В 1915 году в Берлине стала издаваться специальная газета для русских военнопленных – «Русский Вестник». Газета редактировалась в духе германского империализма, причём очень неумело, что ее фактически никто не читал. Получали её из-за мягкой бумаги на особые нужды. Она распространялась в лагерях бесплатно через комендатуру. В газете бранилось русское правительство, и пленные призывались к критическому отношению к различным распоряжениям правительства. С другой стороны, пленным хотели внушить мысль, что Германия никогда не хотела войны, а это всё происки Англии, Франции и подкупности отдельных лиц правительства России. В этой же газете помещался отдел открытых писем, в которых восхва­лялись немецкие лагеря или отдельные лица из лагерного начальства. Если пленный желал заслужить расположение комендатуры, то ему следовало только написать письмо в эту газету. Причём об этом совершенно открыто говорилось в лагерях. Была даже издана книга «Товарообмен между Россией и Германией, каким он был перед войной и каким он обещает быть в будущем». Смысл данного издания был в том, что без посредничества Германии никакая внешняя торговля России невозможна. Лагеря были полны специальной литературой. Большое место уделялось в ней Франции и Англии, которые представлялись в худшем свете. Однако пленные, которые жили вместе с английскими и французскими солдатами не верили клевете. Немецкому командо­ванию, по сути, даже не нужно было придумывать каких-то особых способов пропаганды – Российская империя сделала всё сама. Супруга российского императора Александра Фёдоровна во время посещения одного из лагерей с русскими пленными подарила офицерам свиное сало и другие продукты, солдатам же черные сухари, евангелие и молитвенники. Каждый пленный получил по 4 сухаря (галеты) [2]. Подарки Александры Федоровны послужили хорошим агитационным средством. По всей Германии гуляла легенда про сухари, которые ни зуб не берет, ни желудок не переваривает. Французы специально покупали галеты или обменивали их на свои бисквиты, чтобы иметь на память этот «императорский подарок» и смеяться при всяком разговоре о русском царизме. Галеты присылали вплоть до Февральской революции и за ними сохранилось название сухарей Александры Фёдоровны. В немецких лагерях во время войны русских солдат никто не защищал, в то время как к пленным французам и англичанам приезжали представители Красного Креста, дипломатические агенты и все они могли беседовать с пленным с глазу на глаз [2, c. 54]. Это и послужило прекрасным средством для пропаганды против русского царя.

С помощью привилегированного содержания военнопленных русских немцев, поляков, украинцев, прибалтов, грузин и мусульман и сепаратистской агитации в их среде немецкое командование стреми­лась воплотить в жизнь свое видение послевоенного порядка в Восточной Европе. Многообразие реакций пленных на агитацию не позволяет говорить о масштабных результатах пропаганды, однако свидетельствует о процессе политизации в их среде. Ко всему прочему, она определила линии раздела внутри лагерного населения.

 

Список литературы:

  1. Базилевич М.П. Положение русских пленных в Германии и отношение германцев к населению занятых ими областей Царства Польского и Литвы. – Новое время – Пг., 1917. – 208 с.
  2. Кирш Ю.И. Под сапогом Вильгельма: (из записок рядового военнопленного № 4925). 1914-1918 гг. / Ю. Кирш. - М.; Л.: Гос. изд-во, 1925. - 104 с.
  3. Нагорная О.С. Пропаганда сепаратизма среди восточно-европейских народностей Российской империи в германских лагерях военнопленных Первой мировой войны // Проблемы истории, филологии, культуры. – 2006. – № 3. – С. 129–140.
  4. Овчинников И.А. Справочник для сношений с русскими военнопленными, находящимися в Германии и Австро-Венгрии. –Пг.: Гос.тип., 1916. – 65 с.
  5. Успенский А.А. В плену. Ч.1 (1915 – 1916 гг.): (продолжение книги «На войне»): воспоминания офицера. – Kaunas, 1933. – 164 c.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий