Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: XLVII-XLIX Международной научно-практической конференции «История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты» (Россия, г. Новосибирск, 04 октября 2021 г.)

Наука: Социология

Секция: Социология организации

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Филиппова К.В. АНОМИЯ В СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ СФЕРЕ // История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. XLVII-XLIX междунар. науч.-практ. конф. № 8-10(37). – Новосибирск: СибАК, 2021. – С. 37-42.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АНОМИЯ В СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВОЙ СФЕРЕ

Филиппова Ксения Владимировна

ст. преподаватель кафедры «экономики и менеджмента», Тихоокеанский государственный университет,

РФ, г. Хабаровск

ANOMY IN THE SOCIAL AND LABOR SPHERE

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена анализу форм проявления аномии в системе социально-трудовых отношений. Было выявлено, что аномия проявляется в виде прекаризации, представляющей собой ущемление прав наемных работников, изменение в худшую сторону условий труда по инициативе работодателя. Аномия выражается в виде расширения практик нестандартной занятости, таких как фрилансинг, краудсорсинг, самозанятость и т.д. со свойственной им системой трудовых ценностей. Аномия приводит к снижению значимости труда как терминальной ценности, проявляющееся в том, что труд рассматривается лишь как источник получения средств существования, способ удовлетворения своих материальных потребностей. Снижается значимость и коллективного труда, на смену которого приходят новые цифровые форматы организации трудовой деятельности – сетевые коллективы.

ABSTRACT

The article is devoted to the analysis of the forms of manifestation of anomie in the system of social and labor relations. It was revealed that anomie manifests itself in the form of precarization, which is an infringement of the rights of employees, a change for the worse in working conditions at the initiative of the employer. Anomia is expressed in the form of an expansion of precarious work practices such as freelancing, crowdsourcing, self-employment, etc. with their own system of labor values. Anomy leads to a decrease in the importance of labor as a terminal value, manifested in the fact that labor is viewed only as a source of means of subsistence, a way to satisfy one's material needs. The importance of collective labor is also decreasing, which is being replaced by new digital formats for organizing work activities - network teams.

 

Ключевые слова: аномия, трудовые ценности, прекаризация, нестандартная занятость, цифровизация.

Keywords: anomie, labor values, precarization, precarious work, digitalization.

 

Разрушение системы трудовых ценностей на уровне индивида и общества – частная характеристика состояния аномии. Ее латентное влияние на сферу труда проявляется в смене трудовой мотивации, различных девиациях трудового поведения, положительных и отрицательных. Аномия подрывает эффективность социального управления, социального менеджмента, ослабляя роль социальных институтов. «Сосуществование прошлой нормативно-ценностной системы и нарождающейся новой нравственной и правовой системы норм сопровождается конфликтами, моральными коллизиями, дезорганизованностью в обществе» [4,с.62].

В современных условиях аномия приводит к девальвации труда как ценности. Труд, рассматривается в первую очередь, как источник получения средств существования, способ удовлетворения своих потребностей, достижения определенного социального статуса. Девальвация труда обусловлена и тем, что в условиях рыночной экономики и жесткой конкурентной среде работодатель стремится минимизировать свои расходы, в большинстве случаев за счет экономии на заработной плате наемных работников, последний же лишь заинтересован в получении дохода, достаточного для удовлетворения своих потребностей.

Произошедшие изменения в социально-экономической сфере, вызванные структурной перестройкой затронули и ценностную систему молодежи. В молодежном сегменте аномия проявляется в размытости основных жизненных ориентиров, принципов, целей. Такое состояние приводит к тому, что молодежь ничего не отвергает, ничему не противостоит и принимает все, что диктует современное общество. «Выявленная беспредельная терпимость, толерантность молодежи в области духовно-нравственных ценностей, потребительское отношение к ним… не могут не вызывать опасений» [5,с.278]. Индифферентизм, проявляющийся в равнодушие и безразличие к вопросам морали, нравственности, жизненным ценностям, к сожалению, характерен для определенной части российской молодежи [2,с.52]. В иерархии трудовых ценностей молодого поколения на смену поступательной профессиональной карьере приходят ценности быстрого заработка в краткосрочных проектах. Потеря значимости долгосрочных трудовых связей, выхолащивание сопричастности своему делу, нацеленность на быстрый заработок, при этом игнорируется ценность стабильной занятости. Во многом трансформация системы трудовых ценностей молодежи обусловлена влиянием западного тренда, ориентированного на «проектный» тип деятельности. Несмотря на экономическую выгоду проектного типа трудовых отношений и его популярность в современной экономической системе этот тип трудовой деятельности способствует деформации отношения к ценности труда в системе жизненных ценностей молодого поколения.

На трансформацию трудовых ценностей современного общества оказывает большое влияние масштабная цифровизация, отразившаяся во всех сферах жизнедеятельности людей. Так, некоторые профессии уже полностью исчезли или находятся под угрозой «вымирания» в связи с активным внедрением информационных технологий в деятельность компаний. В настоящее время около 45,5 % работников в России, или 20,1 млн. человек, подвержены рискам цифровизации и автоматизации. По оценкам ЦМАКП, уже к 2024 г. около 10 млн. рабочих мест может быть высвобождено при реализации программы «Цифровая экономика» [6]. Вместо специалистов традиционных профессий и должностей на рынке труда увеличивается спрос на работников, обладающих гибкостью, мобильностью, универсальными знаниями и навыками, способные быстро адаптироваться к новым условиям функционирования предприятий и способные повышать свои профессиональные навыки с учетом быстрых темпов развития техники и информационных технологий. Если 30 лет назад человек мог получить профессию и благополучно работать в течение всей жизни, то в настоящее время, в силу скорости изменения технологических, производственных и управленческих технологий, связанных с переходом на новый технологический уклад, каждый работник в той или иной мере попадает в «зону риска».

Порожденный цифровизацией образовательный феномен состоит в следующем: с одной стороны, возрастает значимость возможности обучения сотрудника, с целью повышения его профессиональной квалификации и приобретения новых навыков, отвечающим современным требованиям, с другой стороны, востребованность на рынке труда краткосрочных форматов обучения (курсов повышения квалификации), в целом, девальвирует «классическое» образование.

В настоящее время тенденция снижения значимости образования как инструментальной ценности при выстраивании трудовой стратегии молодым поколением становится все очевидней. Это обстоятельство подтверждают результаты социологического исследования проведенного ВЦИОМ в 2020 г. лишь 57 % респондентов считают, что образование обеспечит человеку успешную трудовую карьеру. Доля уменьшается на протяжении с 2008 г. (с 76 %) [7]. 61 % опрошенных считают, что значимость высшего образования часто преувеличивают, в 2008 г. данного мнения придерживались 45 % респондентов. Среди наиболее важных факторов, способствующих карьерному росту были отмечены следующие: личные связи (56 % мужчин; 43 % женщин от общего количества респондентов); внешний вид – 36 % женщин; квалификация – 29 % мужчины 24 % – женщин; интеллект 22 %– женщины, 20 % – мужчины; компетентность 16 % мужчины, 19 % женщины; трудолюбие 19 % – женщины, 13 % – мужчины.

Иного взгляда придерживалась молодежь с начала 90-х годов XX века. При выстраивании трудовой стратегии образование являлось обязательным атрибутом и показателем высокого социального статуса для молодых людей того времени. Это положение влияло на мотивационно-ценностностные ориентации молодежи, нацеленные на получение высшего образования. «Прежде всего, у старшеклассников проявляется стремление к продолжению учебы, причем предпочтительны учебные заведения высшего образования (дневное отделение)», что объясняется, с одной стороны, повышением образовательного уровня населения, с другой – снижения уровня безработицы страны [1,с.87]. Так, инверсия ценности проявляется в том, что в 90 гг. XX века образование являлось ключевой инструментальной ценностью, способствующей выстраиванию успешной трудовой карьеры, обретения материального благополучия и соответствующего социального статуса.

В связи с расширением масштабов новой бизнес парадигмы – гигономики происходит увеличение масштабов нестандартной занятости как специфической формы социально-трудовых отношений. Цифровизация отраслей экономики способствует изменению структуры в системе трудовых ценностей и как следствие переориентации рабочих мест на дистанционный формат трудовых отношений.

С одной стороны, растет востребованность специалистов интеллектуального труда в сфере высоких технологий, с другой стороны, внедрение информационных технологий приводит к вытеснению стандартной занятости гибкими форматами трудовых отношений, такими как фрилансинг, краудсорсинг, самозанятость и т.д. Об этом свидетельствуют данные российской статистики. С 2006 по 2019 гг. численность занятых в неформальном секторе увеличилась на 2,2 млн человек (рисунок 1).

 

Рисунок 1.  Динамика численности занятых в неформальном секторе к общему числу занятых в России, тыс. чел. [3]

 

Максимальная численность «неформалов» приходится на 2016 г., когда их удельный вес в общей численности занятых составил 21,2 %. В немалой степени этому способствовал активный рост численности фрилансеров. К началу 2019 г. российский рынок фриланса вырос на 8 %. Численность россиян, перешедших на удаленную работу, выросла до 13,5 млн. человек, из которых 6 млн. получают доход только от фриланса. Большинство офисных сотрудников (85 %) рассматривают в будущем возможность работать удаленно, 23 % опрошенных – на условиях фриланса [8].

Структура трудовых ценностей фрилансеров кардинально отличается от представителей формального сектора экономики. Для фрилансеров интерес важнее денег: наиболее важной ценностью в трудовой деятельности «свободных работников» является «интересная работа» – 82 % (от общего количества ответов респондентов). Данный аспект отодвинул на второй план, казалось бы, первоочередной фактор «хорошая оплата», который для занятого населения страны имеет первостепенное значение (96 %). Третье место в структуре трудовых ценностей фрилансеров разделяют «удобный график работы» и «возможность трудовых достижений» по 60 % ответов респондентов. Фрилансеры гораздо сильнее стремятся к трудовым достижениям и инициативе. Частота выбора ответов «Рабо­та, на которой Вы чувствуете, что можете чего-то достичь» и «Возмож­ность проявлять инициативу» почти в 1,5–2 раза выше у фрилансеров, нежели у россиян, занятых традиционным способом

Аномии в трудовой сфере проявляется в виде прекаризации, представляющей собой ущемление прав наемных работников, изменение в худшую сторону условий труда по инициативе работодателя. Данный феномен привел к образованию к началу XXI века нового социального класса – прекариата, включающего слои общества, обладающие профессиональными знаниями, компетенциями, квалификацией, и стремящиеся выстроить рациональные взаимосвязи с социумом и государством, при этом данный класс работников характеризуется нестабильным социальным положением с неопределенной, флексибильной занятостью и неустойчивой системой оплаты труда. Они полностью или частично лишены доступа к социально-правовым гарантиям и к средствам социальной защиты [9, с. 236].

Таким образом, аномия в системе социально-трудовых отношений проявляется в виде распространения практик нестандартной занятости, расширения прекаризации, девальвации труда как терминальной ценности, снижения значимости образования как инструментальной ценности при выстраивании трудовой стратегии представителями молодого поколения.

 

Список литературы:

  1. Винтин И.А. Особенности социального самоопределения старшеклассников // Социальные исследования. – 2004. – № 2. С. 86–93.
  2. Зубащенко Я.В. К проблеме ценности труда в современной молодежной среде // Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого.– 2018. – №1 (25).– С.50-57.
  3. Итоги выборочного исследования рабочей силы. Информационно-аналитический материал 2020 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13265 (дата обращения 20.07.2021)
  4. Кох И.А. Социальная аномия и социальное управление // Известия Уральского государственного университета. – 2006 .– № 42.– С. 62-71.
  5. Крикунова В.А. Молодежная политика в современной России: понятие, субъекты, факторы формирования // Известия РГПУ им. А.И. Герцена.– 2009.– №101.– С. 277-283.
  6. Развитие цифровой экосистемы: прямые и косвенные эффекты для экономики [Электронный ресурс]. – / ЦМАКП, 2018.
  7. Сафонов А. Образование в системе ценностей: ждём перемен? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://regnum.ru/news/polit/3137173.html (дата обращения 17.06.2021)
  8. Сколько у нас фрилансеров и где они работают? Нead£Heanter. 2019 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Режим доступа: https://khabarovsk.hh.ru/article/24036 (дата обращения 24.08.2021)
  9. Тощенко Ж.Т. Прекариат: от протокласса к новому классу: монография / Институт социологии ФНИСЦ РАН, РГГУ. М.: Изд-во Наука, 2018.– 350 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом