Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LI Международной научно-практической конференции «История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты» (Россия, г. Новосибирск, 01 декабря 2021 г.)

Наука: История

Секция: Всемирная история

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Желифонов М.П. БЛОК – СХЕМА ЕВРОПЕЙСКОЙ ИСТОРИИ // История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. LI междунар. науч.-практ. конф. № 12(39). – Новосибирск: СибАК, 2021. – С. 9-40.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

БЛОК – СХЕМА ЕВРОПЕЙСКОЙ ИСТОРИИ

Желифонов Марат Павлович

канд. физ.- мат. наук, доц.  Казанского государственного энергетического университета,

РФ, г. Казань

FLOWCHART OF EUROPEAN HISTORY

 

Marat Zhelifonov

candidate of Science, assistant professor of Kazan State Power Engineering University,

Russia, Kazan

 

АННОТАЦИЯ

В основе всех жизненных и исторических процессов в человеческих сообществах лежат правила взаимодействия между людьми. Они формируют и направление, и результаты человеческой деятельности, Причем, в каждом крупном человеческом сообществе эти правила имеют определенное своеобразие и создают особый культурно-нравственный код. В работе обсуждаются процессы формирования некоторых базовых систем нравственности в ходе европейской истории.

ABSTRACT

All life and historical processes in human communities are based on the rules of interaction between people. They form both the direction and the results of human activity, Moreover, in every large human community these rules have a certain originality and create a special cultural and moral code. The paper discusses the processes of formation of some basic moral systems in the course of European history.

 

Ключевые слова: ситуационная модель; рефлексивные элементы сознания; импринтинг; цивилизационная матрица.

Keywords: situational model; reflexive elements of consciousness; imprinting; civilization матрица.

 

Существующие исторические сведения составляют огромный массив самой разнообразной информации и отражают, в том числе, узловые моменты истории, связанные с изменением правил межличностных взаимоотношений людей. В настоящей работе делается попытка в предельно краткой форме обозначить такие моменты и представить их в виде отдельных элементов блок-схемы европейской истории.

Функциональная организация мышления

Прежде всего, рассмотрим, как функционально действует человеческое мышление.

«Процесс мышления человека разделяется на три этапа: а) мозг человека строит модель ситуации; б) затем проводит логический анализ модели; в) делает выводы и отдает команды остальным органам тела.

Логический анализ и физиологическая реакция на команды мозга у людей практически одинаковы. Но в общей оценке ситуации могут возникать различия между отдельными людьми, между людьми разного пола, разных социальных групп, разных народов. Появление этих различий происходит, прежде всего, на этапе построения модели ситуации» [1].

Модель конкретной жизненной ситуации строится на основе возникающих обстоятельств и ещё целого набора дополнительных представлений, понятий, установок, инстинктов, которые даже отчетливо не осознаются, а включаются в работу по построению модели на уровне подсознания. Это своего рода рефлексивные элементы сознания, т. е. непререкаемые истины, которые автоматически входят в поток наших рассуждений. Простейшими примерами рефлексивных элементов сознания могут служить народные приметы («бойся черной кошки, перебегающей тебе дорогу») [2].

Авиценна в «Книге знаний» отмечает, что среди исходных суждений, принимаемых без доказательства в процессе осмысления различных ситуаций (посылок) могут присутствовать «посылки, всегда существующие в разуме» [3, с. 58].

Элементы рефлексивного характера входят практически во все ситуационные модели людей и играют важнейшую роль в их структуре. Несовпадение таких элементов у разных людей приводит к несовпадающим моделям ситуации и, порой, к жестким конфликтам.

Рефлексивные элементы сознания, связанные с общественной жизнью человека, можно назвать константами локального взаимодействия людей, так как они жестко зафиксированы в мозге человека на уровне рефлексов (константы) и существенно влияют на все поведение человека, т.е. его локальные взаимодействия.

Интересный вопрос – как формируются рефлексивные элементы сознания у людей и как формируются константы локального взаимодействия в сообществах.

Важную роль в процессе формирования рефлексивных элементов сознания играет механизм импринтинга – запечатление информации по первому конкретному восприятию, когда информация запоминается мгновенно и сохраняется на всю жизнь. При рождении ребенка это главный механизм поступления содержательной информации на фоне генетически унаследованных инстинктов. Молодые особи приобретают базовые механизмы выживания и воспроизведения потомства, запоминая окружающие их объекты. Информация буквально впечатывается в мозг и в дальнейшем проявляется на уровне инстинктов. Особенности поведения, зафиксированные в процессе импринтинга, сложно контролировать и практически невозможно изменить. Импринтинг помогает так же запоминать сложные последовательности действий, которые пригодятся в дальнейшей жизни [4]. В истории описаны десятки случаев существования человеческих детёнышей внутри стаи диких животных. Это чистый эксперимент по импринтингу. Все эти Маугли передвигались на четвереньках, имели обостренный слух и обаяние, но научиться разговорной речи не сумели, дожив среди людей до 30 и даже до 40 лет. Пример. Дина Саничар был пойман в индийских джунглях в 1872 году и с трудом научился ходить на двух ногах [5]. Первый жизненный опыт жестко фиксируется в сознании человека, формирует наборы непререкаемых истин и базовые составляющие своего нравственно-культурного кода.

По мере роста ребенка накопление содержательной информации в его голове происходит также через процесс обучения, усвоение традиций, подражания. Специалисты отмечают, что к 14 летнему возрасту человека значимость механизма импринтинга существенно снижается. Уже накоплен значительный объем информации, ребенок переходит в подростковый возраст. Начинаются бесконечные конфликты с родителями. Теперь отпрыск пытается формировать собственное мнение обо всем происходящем и старается его отстаивать. Характерная цитата Марк Твена: «Когда мне было четырнадцать, мой отец был так глуп, что я с трудом переносил его. Но когда мне исполнился двадцать один год, я был изумлен, насколько этот старый человек, поумнел за последние семь лет».

Если на первом этапе жизни непререкаемые истины могут быть достаточно простыми, то в подростковом возрасте рефлексивные элементы сознания возникают как результат первого опыта осмысления достаточно сложных ситуаций. Сформированные при этом базовые понятия будут сопровождать человека всю оставшуюся жизнь. Писатель Захар Прилепин приводит наглядный пример: «Хорошо, если прошлые человеческие убеждения основаны на каком-то положительном фундаменте – «Я люблю свою Родину». Но периодически случается обратное, человек выбирает себе какую-нибудь чепуху в качестве основы, типа «я живу в ненормальной стране», и потом всю оставшуюся жизнь бегает с пеной на губах, как припадочная собака.» [6, с.178].

Здесь обозначены два различных фундаментальных положения, две непререкаемые истины, сформулированные человеком в начале его жизненного пути.

Константы локального взаимодействия людей

Рефлексивные элементы сознания, связанные с общественной жизнью человека, формируются жизненной практикой и материальными условиями существования человек. Во вновь возникающих сообществах правила межличностного взаимодействия вырабатываются постепенно и, при этом, накладывают на людей существенные ограничения. Люди на практике убеждаются в том, что соблюдение таких правил увеличивает вероятность их выживания. Наборы нравственных правил в разных сообществ могут иметь некоторые отличия, но в пределах одного сообщества формируется однотипное восприятие действительности со своим набором констант локального взаимодействия. Отсюда возникает понятие цивилизация это крупное сообщество людей, у которых совпадают наиболее важные рефлексивные элементы сознания, определяющие общий стиль их поведения. Набор действующих в крупных сообществах людей базовых правил восприятия жизни и поведения принято обозначать термином цивилизационная матрица.

Современная наука выделяет в мире восемь цивилизаций: Западная, Конфуцианская, Японская, Ислам, Хинду, Славянская ортодоксальная, Латиноамериканская и Африканская. Каждая цивилизация – система нравственных ценностей, часто символизированных религией. Это центральная сила, которая мобилизует и мотивирует людей [ 7 ].

В природе человека заложен своего рода дуализм, двойственность, которая обязательно проявляет себя в цивилизационных матрицах. Человек – это индивидуальность, которая существует в коллективе себе подобных. С одной стороны, он личность, имеющая собственные интересы, а с другой стороны, он член коллектива, который имеет свой набор специфических интересов (семья, школьный класс, спортивная секция, рабочая бригада и т.д., вплоть до уровня государства). В каждой конкретной бытовой ситуации человеку приходится решать весьма важный вопрос, каким интересам отдать предпочтение: личным или общественным. В результате постоянных повторов процедуры выбора возникает статистика, и можно говорить об общей тенденции для каждого человека: скорее, он индивидуалист или, наоборот, коллективист. Эта склонность сохраняется у человека на уровне рефлексии и играет важнейшую роль при формировании им ситуационных моделей и выборе стратегии поведения. Борьба между личными и общинными интересами в человеке определяет все многообразие истории человечества.

Проблема двойственной природы человека широко обсуждалась в конфуцианской философии древнего Китая. Синонимами понятий коллективист и индивидуалист являются понятия справедливость и выгода.

«Любовь к справедливости и выгоде – то, что люди имеют в парном сочетании. Даже императоры Яо и Шунь не в состоянии были уничтожить желание выгоды у простолюдина, однако они оказались в состоянии сделать так, чтобы его желание выгоды не победило его любви к справедливости. Даже императоры Цзе и Чжоу не в состоянии были уничтожить любовь простолюдина к справедливости, однако они оказались в состоянии сделать так, чтобы его любовь к справедливости не одержала вверх над его желанием выгоды. Поэтому, если справедливость одержала верх над выгодой, то это век устроения; если выгода победила справедливость, то это век смуты. Когда высший считает важной справедливость, то справедливость побеждает выгоду; когда высший считает важной выгоду, то выгода побеждает справедливость» [8, c.63].

Каждый из нас – это сочетание индивидуалиста и коллективиста. Важна пропорция между этими крайностями, и степень эгоизма человека можно численно установить с помощью соответствующего теста. Тест должен включать набор описаний сложных жизненных ситуаций и для каждой из них предлагать большое количество вариантов решения, отличающихся некоторыми тонкими нюансами. Отношение числа ответов коллективистского свойства к полному числу вопросов даст численную оценку статистического коэффициента коллективности К для тестируемого человека, где К меняется в пределах от 0 до 1 [2].

Степень эгоистичности людей возможна в широких пределах, и поэтому персональные коэффициенты коллективности людей, входящих в любое сообщество, образуют систему случайных величин с некоторым распределением, среднестатистическим значением Кср и медианой Км. Коэффициент Кср будет показывать, насколько часто используется коллективистская модель поведения среди членов этого сообщества. Он будет отражать общий стиль поведения людей, оценивать степень их сплоченности. Если численно Кср превосходит медиану распределения Км (серединную точку), то можно говорить о преобладании коллективистской константы локального взаимодействия в сообществе. И тогда возможен один из вариантов века устроения в таком сообществе. При  Кср < Км преобладает личностная константа и в сообществе торжествует век смуты.

Можно также говорить о среднестатистическом уровне эгоизма любого сообщества. Преобладание индивидуалистической или коллективистской тенденции в жизни сообщества – это важнейшая характеристика цивилизации. Между цивилизациями таких разных типов всегда возникают острейшие конфликты, так как они живут по принципиально разным правилам – агрессия или доброжелательное сосуществование.

Процессы формирования цивилизаций.

Биологическое формирование homo sapiens проходило в течении многих миллионов лет. В этот период люди образовывали небольшие кочующие отряды или стада, и процесс сотрудничества между членами стада регулировался генетически унаследованными инстинктами. Важнейшие из них инстинкты солидарности и альтруизма. Членов таких малых групп объединяло единство целей и общность восприятия; они вели коллективный образ жизни и знали друг друга в лицо.

Постепенно расширение малых групп, установление межплеменных связей усложнило систему взаимодействия между людьми, привело к постепенному формированию новых правил человеческого поведения. Со временем развивался и совершенствовался человеческий язык. Он стал позволять сообщать о вещах, которые люди сами не видели, обсуждать всякого рода вымыслы и делать это всем коллективом, т.е. формировать мифы. Через мифы  люди стали объяснять окружающий мир. Мифы приучали человека рассуждать определенным образом, действовать в соответствии с определенными стандартами. Родившиеся через мифы новые нравственные правила приводили к гибкому сотрудничеству в больших коллективах, и передавались между поколениями через механизм импринтинга. Правила носили в основном запретительный характер типа «не укради» и часто вступали в противоречия с инстинктами, которые формировали малую группу и обеспечивали сотрудничество внутри неё.

На первоначальном этапе жизни человечества в понятиях и представлениях человека господствовал и управлял всей его деятельностью идеал богатыря, т.е. идеал собственно физической силы. Физическая сила была первой необходимостью человека и первым, самым высшим его достоинством. В своей деятельности человек должен был богатырствовать, богатырски завоевывать себе положение и побеждать природу больше силой плеча, чем силой ума. Богатырство было исходным началом его жизни, оно же стало и высшим его идеалом. На этом фоне формировалось особое восприятие женщины. С богатырской точки зрения женщина – существо слабое, не только физически, но и нравственно и умственно. Она отличатся детскими чертами, она в сущности ребенок; поэтому зависимость, повиновение – вот её идеалы, которыми она и воспитывается в течении тысячелетий [9, с.8]. Именно суровые условия жизни в богатырскую эпоху сформировали такой четкий набор констант локального взаимодействия людей.

По мере появления в первобытных общинах некоторых элементов производства, рядом с общинной собственностью стала формироваться собственность частная. Сначала к ней относились предметы личного обихода: оружие, украшения, инструменты, которые срастались с человеком, и даже сопровождали его в могилу. Женщина при мужчине также рассматривалась как личная собственность, и поэтому в течении многих столетий сохранялся обычай закапывать её в могилу вместе с мужем (вот такая константа локального взаимодействия). Затем, с развитием земледелия, понятие личной собственности стали распространять на участки обрабатываемой земли. Труд на земле сформировал новый общественный институт – парную семью. Хорошая семья это сплоченный коллектив, имеющий общие цели и оказывающий всестороннюю поддержку всем своим членам. Семейные, коллективистские принципы жизни людей глубоко историчны, только они обеспечивали и обеспечивают само выживание человечества.

Процессы перемешивания людских масс постепенно приводили к появлению крупных объединений. В большинстве из них сохранялось четкое понимание взаимных родственных отношений, действовал приоритет биологического старшинства, но в некоторых случаях между членами общины сразу формировались взаимно равноправные отношения. Пример – гражданская община, породившая Древний Рим. Это было не очень большое объединение свободных людей. Они пользовались определенными экономическими и политическими правами: правом владеть землей, участвовать в управлении (выбирать должностных лиц, принимать законы в народном собрании, и т.д.); граждане обязаны были с оружием в руках защищать свой город; служение общине считалось почетным долгом. Выборные должности в Риме не оплачивались. Вне гражданской общины находились рабы и не римляне [10, с.12]. То есть, среди соплеменников был четко установлен принцип равенства и справедливости, поэтому жизнь в общине соответствовала веку устроения. Приобретенный благодаря этому, повышенный уровень сплоченности позволил римлянам добиться больших успехов в обустройстве и укреплении своего города, в расширении зоны своего влияния.

Из истории Китая известно, что век устроения и век хаоса постоянно сменяли друг друга с периодичностью 150 – 200 лет. И понятно почему. Тотальная погоня за прибылью в век смуты приводила, в конце концов, к очень высокому уровню социальной несправедливости в обществе, его ослаблению, восстанию обиженных. Доведенное до крайнего упадка сообщество либо поглощалось соседями, либо общими, коллективными усилиями организовывало свое возрождение – высоко поднимало уровень сплоченности и переходило в век устроения.  Век устроения снимает большую часть внутренних конфликтов в обществе, стабилизирует его жизнь, и при этом порождает мощную консолидацию сил общества и нацеливает его на решение глобальных задач.

Однако век устроения обладает внутренней неустойчивостью, его существование в огромной степени зависит от позиции правящей элиты. Правящая элита это та часть сообщества, которая организационно обеспечивает соблюдение общинных интересов. Она контролирует распределение материальных благ, и в её среде может возобладать искушение к личной выгоде, что затем распространиться на всё сообщество и переведет его в век хаоса. Пример Древнего Рима это наглядно показывает.

Единство гражданской общины у римлян было лишь идеалом, зафиксированным в исходной цивилизационной матрице, и отраженным в формах правления республики. Экономическое развитие, развитие товарно-денежных отношений приводили к росту экономического неравенства, к сосредоточению власти внутри небольшой группы граждан. Римские завоевания резко усилили эти противоречия. Войны и ограбление провинций привели к накоплению богатств, в руках отдельных людей; в Рим постоянно шел приток дешевых рабов. В то же время длительные военные походы надолго отрывали крестьян от земли, способствовали их разорению. Богатые землевладельцы покупали или отнимали силой небольшие участки бедняков и для их обработки использовали покупных рабов. Все это разрушало исходную установку на справедливость в обществе и переводило республику в век смуты. Период гражданских войн продолжался более ста лет. Римские органы власти уже не могли справиться с социальным и политическим кризисом. Требовалось установление новой формы государственного правления. Во второй половине I в. до н. э. власть старой сенатской знати была сломлена, но вместе с ней погибла и республиканская форма правления. Борьба против сенатской олигархии превратилась в борьбу за власть удачливых полководцев.

Обществу предстоял переход к новой цивилизационной матрице, задающей имперскую форму правления. Однако идея открытой монархии была неприемлема для римлян, привыкших считать себя равноправными гражданами. Традиции полиса были слишком сильны, действовавшие константы локального взаимодействия людей были очень устойчивы.

Император Август учел это обстоятельство. Своё единоличное правление, основанное на беспрекословном подчинении ему армии, он внешне прикрывал формами республиканского правления. В обществе наступило мирное время. Сосредоточение власти в руках одного человека воспринималось как следствие покровительства богов, и на этой основе возник культ императора, который впоследствии становится официальным культом во всей державе. Религиозные обряды теперь сводились к поклонению статуям императора.

После смерти Августа противоречивость созданной им формы правления выявилась с особой остротой. Так как не было законной формы передачи власти от одного императора к другому, то все последующие императоры династии Юлиев – Клавдиев умерли насильственной смертью. Доносы, казни, заговоры, борьба за власть внутри императорской семьи, бесчинства преторианской гвардии сопровождали их правление. В этот период все более расширяется подчиненный императору бюрократический аппарат и все более вытесняются традиционные выборные органы власти. Устоявшийся веками уклад жизни разрушается, у людей теряется уверенность в завтрашнем дне, их судьба начинает зависеть от прихоти полководцев или правителей. Век хаоса всё более усугубляется. В таких условиях на первый план для человека выдвигаются вопросы о смысле жизни, о причинах удач и неудач, о способах спасения, избавления от страданий.

Появляются различные философские школы, страну наводнили бродячие проповедники. Люди ждут спасения, прежде всего, от могущественных и милосердных богов. Но какими должны быть боги – спасители? Стали популярны различные древние восточные умирающие и воскрешающиеся божества. Люди тянулись к таким богам, которые «слышали» бы их и «понимали». Нарастает стремление верить в богов не только «внемлющих», но и справедливых. Возникали религиозные союзы проявляющие стремление к общечеловеческой общности, к нравственной жизни, противопоставляемой жизни реальной. Появился интерес к монотеистичным религиям, в частности к иудаизму, почитающему Бога единственным. Среди иудеев также существовали различные течения, группы, секты. Бродячие проповедники возвещали скорый приход спасителя – помазанника божия, который освободит народ и станет истинным «царем иудейским». Возникла секта  ессеев, которые удалились в пустыню, и стала жить замкнутой общиной на принципах примитивного равенства: общность имущества, обязательный труд, совместные трапезы. Жизнь в общине была строго регламентирована, и попасть в неё было не просто. Были и другие сообщества, близкие по идеологии ессеям, среди людей, живущих в обычных условиях. В народных массах Палестины были широко распространены такие идеи, как ожидание прихода мессии, представление о конце мира, вера в грядущий суд над злыми силами и победу добрых, необходимость духовного очищения, сострадание к обиженным, осуждение чрезмерного богатства. Всё это звучало из уст многочисленных проповедников. Но возникал вопрос, какие проповедники являются истинными, мессией, кто из них принесет ожидаемое спасение для всех? Вместе с группой последователей появился проповедник Иоанн Креститель, который активно распространял идеологию ессеев в обществе, и верил в скорый приход мессии. Один из его учеников Иисус из Галилеи начал самостоятельную проповедь. Поучения Иисуса были адресованы социальным низам, его главной идеей было духовное очищение каждого человека в преддверии «конца мира». Его ученики почитали Иисуса как мессию. После распятия Иисуса только вера в воскрешение учителя могла поддержать его растерявшихся учеников. Вера в воскрешение Иисуса, как и вера в его скорое второе пришествие, которое должно было ознаменоваться судом над всеми грешниками и вознаграждением праведников, стало основой для последующей христианской проповеди. Так было положено начало христианской мифологии. Проникшиеся этими идеями люди стали образовывать многочисленные группы христиан.

С раннего периода Римской республики существовала традиция объединения ремесленников в коллегии по профессиям. Но они мало занимались производственными вопросами. Члены коллегии делали взносы на общие нужды, устраивали празднества и обеды, хоронили за счет коллегии своих бедных членов. У каждой коллегии был, как правило, свой бог – покровитель. Коллегии давали возможность «маленьким людям» собираться вместе, чувствовать живую связь друг с другом, хоть иногда поесть досыта [10, с.24]. Такие же традиции сохранялись и в первых общинах христиан. Управление делами общины осуществлял избранный епископ, и были люди, отвечающие за совместные трапезы и другую хозяйственную деятельность. Епископы из разных общин в общении между собой обсуждали и шлифовали религиозные догматы, но во внутренних делах общины были полностью самостоятельны. В течении длительного времени в таких общинах шел процесс становления христианского учения, создания уже собственно христианской обрядности и новой формы организации. Совокупность всех руководителей общин (епископы, пресвитеры, дьяконы) обозначалась словом «клир». Для повышения авторитета клириков использовался обряд их посвящения в сан другими клириками (рукоположение).

Во II в. пришло осознание христианства как нового религиозного учения, противостоящего многобожным религиям античного мира и иудаизму. Происходит абстрагирование понятия община. Появление общины cnfkj рассматриваться как проявление божьей воли. Это уже не просто конкретная община христиан данного города, а всеобщая церковь, мистически связанная с божеством [10,с.149]. Восприятия церкви как некоего абстрактного понятия, отличного от составляющих ее людей было тем идеологическим условием, благодаря которому сложилась власть клира. Следующий шаг – идея непогрешимости церкви, так как она получила святой дух от самого Христа через апостолов. Затем пришло возвеличивание клира и особенно епископов. В III в. в силу большой загруженности делами церкви представители клира стали получать содержание от своих собратьев. Так формировалась епископальная церковь.

Появление первых христианских общин, их учения и организации происходило в восточных провинциях, прежде всего в Сирии и Малой Азии. Их дальнейшее распространение это медленный и точечный процесс. Только во II-III веке христианство начало проникать в деревни, и очень по-разному в разных провинциях. Успешной считалась христианизация Северной Африки, где на 220 год действовали 70 епископий. Очень медленными темпами этот процесс шел в западных провинциях. К началу IV века известны епископы в Арле, Везоне, Лютеции (Париже), Трире, Реймсе и некоторых других городах [10, с.141]. Исключение Рим, но там всегда было много переселенцев, почитателей самых разных богов.

Длительное время на территории империи христиане просто терялись среди многочисленных местных религиозных групп, а для Рима они были сектой иуд аистов. Страстная вера первых христиан в то, что достичь царства божия можно, только пройдя через испытания, толкала наиболее фанатичных верующих на добровольные муки. Они часто отказывались от поклонения статуям императора, и это одна из главных причин казни христиан. Целенаправленное преследование христиан было развернуто при императоре Диоклетиане в конце III века. Считалось, что воины – христиане со своим человеколюбием разлагающе действуют на боеспособность римской армии. Успешный и энергичный император Диоклетиан наконец-то установил открытую монархическую систему правления – доминат. Но стабилизация внутриполитического положения была недолгой. Натиск варваров не ослабевал, империя теряла одну область за другой. В 295 году произошел официальный распад империи на Западную и Восточную части с императорами Диоклетианом и Константином I Великим. Огромные размеры империи уже не позволяли эффективно руководить из одного центра защитой границ империи. Распаду способствовало и то, что в течение многих столетий Римская империя была уже разделена на греко-говорящие и латино-говорящие регионы.

В такой ситуации назрела необходимость перехода от культа императора к новой религии. Среди христиан к IV веку постепенно произошел переход от жесткого неприятия римского мира к желанию сотрудничества с ним. Идея нравственного совершенствования и отсутствие четкой регламентации привлекали людей, в том числе образованных и состоятельных. Отношение христиан к личному богатству постоянно уточнялось. В отдельных регионах епископы проводили общие встречи (соборы) для обсуждения религиозных тем. Епископальная церковь превратилась в достаточно массовую, четко оформленную самоорганизацию народа, и уже могла претендовать на роль официальной религии империи в её восточных провинциях. Император Константин воспринял такую идею, и в 313 г. Миланский эдикт объявил о прекращении преследования христиан. В 380 г. Восточная Римская империя официально стала христианской.

Византия

Цивилизационная матрица христиан начала формироваться, прежде всего, с понятия сострадания. Если Аристотель в «Поэтике» писал, что сострадание бывает лишь к незаслуженно страдающему, то первые христиане принимали к себе всех «страждущих» независимо от причин, вызывающих страдание [10,с.86]. Это давало мощный стимул для привлечения к христианам всех обиженных жизнью, к тому же христиане верили в скорое появление спасителя. Сострадание, милосердие, стремление к справедливости, активная поддержка ближних, все это формировало коллективистский характер жизни христианской общины и определяло цивилизационную матрицу христиан. Коллективистская константа локального взаимодействия среди христиан стала преобладающей. Христианство провозгласило духовное равенство всех людей перед Богом, что во многом способствовало устранению жестокой формы рабства, уменьшению межнациональной конфликтности.

Фактически христианство ставило перед человеком глобальную задачу – через собственное нравственное совершенствование прийти к гармоничному и справедливому миру. Теперь борьба христианина с собственной греховностью становится стержнем человеческой жизни. Пошел процесс широкого и глубокого единение народа на общей нравственной основе, что стало готовить его к переходу в век устроения.

Распространение новой религии это длительный и противоречивый процесс. В христианской среде возникали различные течения, предлагались разные толкования базовых понятий, происходило широкое вовлечение населения в теологические споры. Окончательное становление Христианства в Византии произошло при императоре Юстиниане (527 – 565). Были законодательно и повсеместно утверждены главные церковные праздники. Споры о природах Христа, в которых император часто выступал ведущим богословом, привели к более точному выражению православного учения. С Юстинианом связано множество церковно-административных установлений, с тех пор, прочно вошедших в церковную жизнь: оформление церковного права, окончательная формула устройства Вселенской Церкви, обязательное безбрачие архиереев, церковное летоисчисление, торжество синовиальной формы монашеств, учреждение Вселенских соборов.

Христианские принципы, на которых была построена Византия, оказались чрезвычайно успешными. В наследство императору досталось законодательство обремененное множеством неучтённых императорских указов и обширные собрания правовых мнений, что создало ситуацию правового хаоса. Юстиниан решил обобщить и систематизировать этот обширный материал. Новый свод законов под названием «Кодекс Юстиниана» был окончательно оформлен в 534 г. Им было введено в широкую практику то, что мы привыкли называть «римским правом» - институт юристов. Управление государством производилось на основе юридической системы, которая оказалась настолько совершенной, что является базовой основой для всех типов законов современных государств. Система школьного и высшего образования впервые в мире возникла в Византии. Именно здесь в 5 веке появился первый университет. Создана самая стабильная в истории финансовая система, просуществовавшая в неизменном виде более 1000 лет [12]. Наступил век устроения.

Юстиниан отменил римскую систему управления страной и учредил византийскую. Закон признавал всех граждан империи (кроме рабов) свободными. Население Византии составляли крестьяне, ремесленники, люди умственного труда. Империю поделили на области (префектуры), а те – на округа (фемы). Управление осуществляли наместники, выполняющие императорскую волю. Для более эффективной работы были организованы различные ведомства: налоговое, почтовое и другие. Чиновники назначались императором, совмещали гражданские и военные должности и получали соответствующее должности жалование, которое в целях предотвращения взяточничества устанавливалось на высоком уровне. Были приняты меры, которые ограничивали абсолютную власть чиновников. Им запрещалось покупать землю там, где они служили. Тем, кто управлял провинцией, не было разрешено вмешиваться в дела столичных городов. В тех случаях, когда влиятельные горожане считали указания чиновников незаконными, они имели возможность оспаривать такие распоряжения. Епископам была предоставлена возможность выполнять контроль над представителями императорской администрации [11].

Василевс – помазанник божий – обладал безграничной властью, но эта власть имела важную особенность – она не передавалась по наследству. Приемники императора заранее выбирались и воспитывались, проходили практику на ответственных должностях. Но обязательно требовалась формальная церемония согласия на царство со стороны синклита, войска, церкви и народа.

.Наиболее важной целью финансовой политики считалось всемерное укрепление христианской церкви, которая была основной опорой императорской власти. Другая важная цель – укрепление военной мощи империи. Была создана сильная и профессиональная армия, которая одержала множество побед. В IX–XI вв. вооруженные силы империи состояли в основном из крестьянского ополчения каждой фемы, периодически созываемого для учений и походов.

Жители свободных деревень составляли общину. Они сообща решали вопросы пользования угодьями, распределения воды, строительства мельницы, моста, устройства водоема. Сообща они праздновали и хоронили, участвовали в крестном ходе, вымаливая дождь, и вели тяжбу с соседней деревней или крупным собственником. На общинной сходке распределялись внеочередные штрафы и налоги, повинности и взносы в казну [11].

Немало сил у крестьянина отнимали государственные трудовые повинности: перевозка грузов на своих животных, расчистка дорог, ремонт и строительство мостов, судов, укреплений и т. п. Жители деревни-общины, были ответственны друг за друга в уплате налога в казну. В какой-то мере каждый земледелец был ремесленником, самостоятельно изготовлявшим многие из нужных ему орудий и предметов быта.

Административное управление жизнью столицы находилось в ведомстве эпарха. Он ведал снабжением Константинополя, заботился о его безопасности, благоустройстве, организации внутригородской и внешней торговли, поддержании порядка; он был также одним из главных столичных судей (его приговоры мог отменить лишь василевс), контролировал работу всех общественных учреждений, в том числе тюрем и полиции [11].

Ремесленное производство в городе  было основано на ручном труде. В частной мастерской работали сам хозяин, члены его семьи, два наемных работника и мальчик-ученик. Относительно крупными являлись лишь государственные мастерские по выплавке металлов, изготовлению оружия и воинского снаряжения. Ремесленники и торговцы Константинополя объединялись в корпорации — производственно-торговые союзы, которые находились под строгим надзором государства. Помещения под мастерские и лавки ремесленники и торговцы, как правило, арендовали у государства, церквей, монастырей и частных лиц. Размеры платы за съем были официально установленными.

В империи использовался рабский труд. Основным источником рабства служили войны. Рабы были по преимуществу иноплеменниками. За XI–XII вв. сохранилось больше сведений не о приобретении, а об освобождении рабов, что поддерживали и церковь и государство. Однако акт освобождения должен был быть следствием доброй воли господина.

В Византии имелся широкий слой людей умственного труда. В основном это были служащие государственных и церковных учреждений. Представители свободных профессий, т. е. собственно византийская интеллигенция, составляли меньшинство. Молодой человек, выучившийся на грамматика или нотария, т. е. на писца правительственной канцелярии, начинал карьеру с низших ступеней, медленно поднимаясь вверх в соответствии с табелью о рангах. 

Среднее и высшее чиновничество кроме жалования получали от василисков дары, привилегии, откупа и т. п. Зажиточной частью образованного люда столицы были также члены привилегированной корпорации нотариев-адвокатов, куда на положении "младших членов" входили преподаватели и учителя права, а также писцы. При вступлении в корпорацию кандидат в адвокаты подвергался экзамену, предоставлял рекомендации, делал взнос эпарху и платил также главе корпорации. Судопроизводство включало следствие, доказательство обвинения с привлечением свидетелей, адвокатскую защиту, вынесение приговора и апелляцию к суду более высокой инстанции.

Торговля главными видами товаров в городе была организована по соответствующим корпорациям и строго контролировалась властями. Лавки членов корпораций располагались поквартально, сплошными рядами. Государство особенно строго следило за торговлей хлебом, от цен на который зависели цены на все прочие продукты.

Тщательно регулировалась также торговля мясом. Убойный скот продавали под строгим надзором властей, бойни располагались близ рынков. Рыбу продавали в полуподвальных лавках-складах. Рыбаки были обязаны сдавать улов рано утром оптовым закупщикам рыбы. Эпарх в зависимости от улова устанавливал на нее цену. Правила торговли были зафиксированы в так называемой "Книге эпарха". Каждый горожанин  уплачивал в казну налоги и пошлины со всех видов своего имущества, и с любого рода своей трудовой деятельности [11].

Базовую, сплачивающую роль для населения Византийской империи играла христианская церковь. Она неизменно выступала под лозунгом защиты справедливости, помощи слабым и обиженным, борьбы за мир и покой, и соблюдение нравственных устоев общества. Церковь устраивала во время голода широко рекламируемые раздачи продуктов, она содержала больницы для бедняков, приюты для сирот, ночлежки для бездомных, дома призрения престарелых. Именно византийская церковь предпочитала в   Х– ХП вв. распространять христианство скорее с помощью дипломатии, культурного влияния и мирной проповеди, чем огнем и мечом, как церковь Запада. Именно византийцы считали оправданной церковную службу на родном языке практически для любого новообращенного в христианство народа и даже содействовали организации такой службы, так как эта политика гарантировала от рецидивов язычества. Церкви гораздо чаще, чем светской власти, удавалось также, не прибегая к прямому насилию, успокаивать народные волнения [11].

Все это дает картину начальной, успешной стадии века устроения, породившего колоссальный взлет в развитии человеческой цивилизации. Далее включаются разрушительные механизмы внутренних противоречий среди руководящей элиты. Значительную часть господствующих верхов составляло высшее и среднее чиновничество, богатство и сила которого определялись занимаемой должностью в центральном аппарате власти или в провинциях. Положение чиновника прямо зависело от монаршей милости.

Вторую группу составляла растущая в провинциях землевладельческая аристократия. Она созревала в недрах административных районов – фем, где управление сосредоточивалось в руках стратигов – представителей по преимуществу военной аристократии. Представители столичной бюрократии с конца IX в. тоже стали превращаться в крупных землевладельцев. Провинциальная аристократия стояла вдали от подножия трона, но с середины Х в. начала борьбу за своё влияние на престол. Она обладала богатствами, землями, зависимыми людьми; она организовывала военные силы и возглавляла их; она обороняла границы и расширяла владения империи [11].

Все это породило систему могущественных магнатов, борющихся, прежде всего за собственные интересы и ослабляющих центральную власть. Наиболее успешно против них выступил император Василий II. Он разгромил сепаратистов, провел чистку правительства, конфискацию наворованных сумм. Доход казны составил 90 тонн золота. Россия только в конце 19 века вышла на такой объем государственной казны [12].

Главные доходы государство получало через морскую торговлю и таможенные сборы. Необходимо было содержать флот, порты, обеспечивать безопасность морских путей в Средиземном море. Велось активное хозяйственное взаимодействие со своими заморскими провинциями. Партнерами по торговле были также Венеция, Генуя, Ломбардия. Именно через эти города шло снабжение варварских стран византийскими товарами. В определенный момент в Византии решили, что управление внешней торговлей надо предоставить своим друзьям, как более предприимчивым. В рамках международного торгового договора – Золотая Булла – им разрешили беспошлинную торговлю. В итоге государство потеряло контроль над финансами и постепенно все предприниматели государства попали в зависимость от иностранного капитала. Разразился скандал, Золотую Буллу аннулировали, но поздно. Император Андроник конфисковал все до одного иностранные предприятия. Его убили, а разбогатевшая Венеция наняла крестовый поход 1204 год. Крестоносцы пришли в город как гости и обманом захватили его. Византийцы были совершенно не подготовлены к такому повороту дела. Через 50 лет город освободили, но город не оправился, и иностранные торговцы остались хозяевами рынка [12].

В основе коллективистского восприятия мира лежит дружественность. И когда коллективисты общаются с представителями индивидуалистического Запада, то видят не их стремления всё и вся присвоить себе, а своё собственное отражение и пытаются говорить с ними на человеческом языке. «Коллективистов подводит их дружелюбие, направленное в сторону агрессоров».

В этот период проявился и национальный вопрос. В Европе начиналась эпоха раннего возрождения, и возник интерес к римско-греческой языческой культуре. Заслуги греков в создании этой культуры были высоко оценены европейцами, и они стали активно превозносить греков и выделять их среди остальных жителей империи. В массовое сознание византийцев постепенно внедрялась идея нации. Более 100 лет греки боролись с эти искушением. Они утверждали: мы все ромеи – православные граждане нового Рима. В конце – концов, идея нации греков соблазнила, и этот процесс начался с интеллигенции, они стали ощущать себя греками. Национальная лихорадка быстро разодрала империю на части, болгары и сербы вышли из империи под лозунгом «мы тоже европейцы» и очень быстро на столетия попали под власть турок. Национальное превозношение сыграло самую скверную роль для империи [12].

По своей организации Византия жестко централизованное бюрократическое государство. Но вот в обществе появилась идея заменить существующую организацию управления на более гибкую, и уменьшить роль государства. Так и поступили. Часть государственных функций передали группе лиц, и началось укрепление олигархов.  Они боролись за свои личные интересы и активно разваливали государство вплоть до его полного уничтожения. Олигархи не дали денег даже на последнюю оборону столицы. Султан Мехмет, захвативший Константинополь, спросил олигархов, почему они так поступили. В ответ услышал, что деньги предназначались для его Величества. Султан, почему то не любил предателей и всем им отрубил головы. Олигархов, убежавших за границу, там полностью и ограбили [12].

Нравственные понятия, связанные с коллективистской формой жизни, постепенно оказались размытыми. Сами византийцы изменили своим принципам: верность богу и его законам; опора на самих себя. Эти два правила были залогом жизнеспособности общества. В широких народных массах готовность отдавать жизнь на защиту отечества была утрачена. В обществе произошло смещение от коллективистского начала жизни в сторону личностного начала, и наступил век хаоса – всеобщая погоня за личной выгодой. В итоге, гибель государства на 1123 году своего существования.

Соседи Византии

В Византии своих соседей называли варварами. Это были племена франков, германцев, скандинавов и т.д. Они многие годы успешно воевали с Римской империей и в 435 году окончательно захватили и сожгли Рим. Римская империя как государство со своей хозяйственной, политической системой, религией, культурой перестала существовать. Основным способом существования варваров был примитивный разбой. Их крупные города вмещали не более 10 т. жителей. Племена находились в состоянии постоянной вражды друг с другом. В эпоху Великого переселения народов Западная Европа была просто залита кровью. Преобладающий нравственный принцип этого времени – каждый сам за себя: чужая человеческая жизнь мало ценилась, высокий уровень агрессивности среди людей, жесткое преобладание личных интересов, т.е. все признаки века хаоса на огромной территории.

В VI в. среди общинно-племенных союзов стали возникать достаточно крупные варварские королевства (вестготы, остготы, франки, англосаксы), но они были непрочными и поэтому недолговечными. Основа экономики - сельское хозяйство, и в этой сфере было занято подавляющее большинство населения континента. На своих участках люди производили продукты исключительно для собственного потребления вплоть до XVI века. Товарно-денежные отношения были слабо развиты. Однако, наборы производимой продукции в разных местах могли различаться, и это позволяло развивать дальнюю, т.е. внешнюю торговлю. Например, из дремучих лесов Руси в сторону юга отправляли пушнину, мед, воск. Добыча пищевой соли была возможна только в отдельных местах. Внутренние рыночные отношения были в зачаточном состоянии. Люди кормились от своих земельных участков, и в существенной мере вели обособленный образ жизни.

На территории Западной Европе крупные деревенские общины часто подвергались разбойным нападениям, и важнейшим элементом их самозащиты стало строительство замков, в которых жители могли укрыться в случае нападения. Из селян формировались боевые отряды защитников замков со своими предводителями. Со временем значимость предводителей возрастала, они активно участвовали в формировании межплеменных отношений и постепенно становились людьми высшей категории. Так в эпоху раннего Средневековья начиналось зарождение феодальной системы. «Как и в Западной Европе, в Киевской Руси феодализм складывался из необходимости военной защиты от посягательств на торговые пути и от набегов многочисленных кочевников».

Наиболее угрожающими были пиратские экспедиции норманнов, которые начались с конца VIII в. и продолжались до середины XI в. На скалистом побережье Скандинавии имеется множество не очень значительных по площади участков земли, пригодных для обитания людей. В эпоху викингов там проживали отдельные семьи, которые подчинялись правилу майората, т.е. земельные участки нельзя было дробить между наследниками. И в тоже время у скандинавов было принято многоженство. В результате формировались целые толпы безземельных наследников. На вопрос, на что им жить, простой ответ – ищите средства к существованию на стороне. А тут ещё техническое новшество – быстроходная весельная лодка, вмещающая несколько десятков человек. И Европа в течении двух столетий стонала от опустошительных набегов викингов. Возникло значительное по своим размерам сообщество людей со специфическим набором констант локального взаимодействия. Во-первых, чувство свободы, они не привязаны к родному дому; во-вторых, чувство равенства, в боевом строю – плечом к плечу; в третьих, все важнейшие решения принимались на коллективных сходках. Так варвары принесли в средневековую цивилизацию традиции свободы, равенства, демократии. Высокий уровень сплоченности среди викингов определил век устроения в их среде и чрезвычайную эффективность в разбойничьих делах. Важнейшей причиной завершения эпохи викингов послужило их многоженство. После того как они стали селится на других территориях, их многочисленные дети не теряли связь с местным населением и через два поколения культура викингов там полностью вырождалась.

После падения Западной Римской империи позиции церкви на её территории были сильно ослаблены. Расселение там германских народов привело к упадку, а кое-где и полному краху церковной организации, и ее материальных основ (уничтожение церковных строений, гибель богослужебных книг и утвари), что значительно усилило роль языческих верований среди населения. Но постепенно ситуация стала меняться. Варварскую Европу заселяли массы практически разобщенных людей, и с течением времени главным связывающим их элементом стала именно церковь. «Христианство – религия, парадоксальным образом распространившаяся на огромном пространстве и повлиявшая на весь ход мировой истории». Как это происходило? Действовали два механизма. Князькам, захватившим территории, где жители имели разные языческие верования, надо было формировать единство населения. Самый эффективный инструмент для этого – внедрение общей религии. Пример процветающей Византии наглядно показывал, что переход к христианскому пониманию жизни может существенно улучшить её качество. Так основатель Франкского государства король Хлодвиг (481 - 511гг.) в конце V века по примеру Византии пытался проводить крещение населения своей страны, провел серию организационных мероприятий, но люди из простонародья еще долгое время оставалась язычниками. Только три столетия спустя массовый процесс крещения Франков удалось организовать Карлу Великому. После удачного похода в страну аваров ок. 800 г., на награбленные 7 тонн золота на подвластных ему территориях начали целенаправленно учреждать епископства, строить церкви, приглашать миссионеров священников из Византии. Была сделана попытка построить культурный, образовательный центр в Ахене, но к середине IX в. эта огромная империя распалась.

Существует также стихийный механизм распространения христианства. Зародыши христианского восприятия мира сохранялись среди местного населения оставшегося после прихода варваров. Появлялись они и в результате активных торговых контактов варваров с Византией, например, первая церковь в Киеве была построена еще в VIII в. Дело в том, что у людей существует сильный внутренний мотив для активного восприятия христианства. Для каждого человека очень высока ценность его собственной жизни и человека пугает перспектива смерти. В ответ на эти проблемы христианство дарит надежду на спасение и вечное царство небесное при очень простом условии, выполнение которого зависит только от самого человека – соблюдение определенных нравственных правил. В числе христианских заповедей – подавление гордыни и алчности, являющихся главными источниками зла, покаяние в содеянных грехах, смирение, терпение, непротивление злу насилием, требования не убивать, не брать чужого, не прелюбодействовать, почитать родителей и многие другие нравственные нормы и законы, соблюдение которых дает надежду на спасение от мук ада.

Часть людей, озабоченных идеей своего спасения, старались изолироваться от активного общения с другими людьми, уходили в отшельники, давали обет праведный жизни – добровольно становились монахами. Постепенно и повсеместно шел процесс зарождения монашеских общин, строительство монастырей, которые становились активными центрами дальнейшего распространения христианства.

Проводимое властями в течении нескольких столетий преследование языческих культов и постоянные церковные проповеди среди населения постепенно приводили к определенному смягчению нравов людей, поднимали их общий культурный уровень. Уже многочисленные монастыри становились центрами образованности, центрами распространения различных ремесел. Постепенно общий культурный уровень западноевропейцев стал приближаться к культурному уровню Византии. Так, решением Юстиниана от 554 года копии его кодификации римского права попали в Италию. Они не оказали немедленного влияния, но один рукописный экземпляр Дигестов (его нашли позднее в Пизе, а затем он хранился во Флоренции) был использован в конце XI века для возрождения исследований римского права. Такой важный элемент Византийской культуры как римско-греческой мифология и научные достижения арабского мира также стали получать всё более широкое распространение среди варваров. Отметим, что канонический перевод Библии с греческого языка на латынь был выполнен святым Иеронимом только в V веке.

Но распространение христианства теперь происходило в среде чуждой коллективистскому восприятию жизни. Воинственный уклад жизни варваров сформировал специфическую цивилизационную матрицу: жесткий приоритет личных интересов, чужая человеческая жизнь ничего не стоит. Четко выраженное индивидуалистическое начало жизни.

Индивидуализм, т.е. осознание своей обособленности в чрезмерной степени, приводит к реализации принципа «каждый сам за себя», что неизбежно порождает высокую конфликтность и высокий уровень агрессивности людей. Главное содержание человеческой деятельности в такой среде – активное участие в жесткой конкурентной борьбе. Кто сильней – тот и прав; пусть проигравший плачет – базовый принцип жизни любого сообщества индивидуалистов, усвоенный на уровне рефлекса. Главная направленность действий индивидуалиста – это достижение предельно высокого уровня личного потребления всяких материальных благ и власти.

Приход в такую среду христианского коллективистского начала означал напряженную борьбу антиподов – сострадание против полного неуважения к чужой жизни. Каждый человек теперь становился носителем этих противоречивых начал и лично для себя должен был решать конфликт между ними. Возникает множество вариантов такого решения, формируются самые различные сочетания любви и одновременно ненависти к ближнему. Носителями воинственного начала выступало, например, средневековое рыцарство с их понятиями чести и необходимостью силой оружия находить средства к существованию. Идея насильственного внедрения христианства среди соседних племен и народов стала на Западе поводом для бесконечных завоевательных походов в течении многих столетий и считалась чрезвычайно важным богоугодным делом. Повышенная агрессивность проявляла себя в ходе непрерывных междоусобных войн, уничтожения инакомыслящих в ходе крестовых походов, инквизиции, преследования еретиков. Классический пример – английская королева Елизавета I подвергла казни 89 тыс. жителей королевства. Где тут христианское сострадание? Её современник царь Иван Грозный публично каялся за смерть 4,5 т. россиян и их имена были внесены в поминальные списки многих монастырей.

«Запад варварский стал западом европейским только после ограбления в 1204 году Константинополя и поглощения несметных богатств Византии».

«В течение 50 лет из Константинополя непрерывно вывозились сокровища. Только драгоценных монет было вывезено сотни тонн. В этот период годовой бюджет самых богатых стран Европы составлял не более 2 тонн золота. Вывозились драгоценности, произведения искусств. До сих пор музеи Европы ломятся от награбленных сокровищ, Именно нахлынувшие в Европу богатства позволили создать первые европейские банки. Так зарождался капитализм, с его неуёмной жаждой наживы, которая является генетическим продолжением азарта военного грабежа. Поток денег дал мощный толчок в развитии европейских городов, ремесел» [12].

В среде горожан индивидуалистический стиль жизни также активно проявил себя. Появившиеся в стране денежные средства, новые технологии и расширение запросов населения активно создавало «деловых людей», поддерживала высокий уровень деловой активности. Были достигнуты существенные успехи в области архитектуры, живописи, музыки и усвоении различных наук. Шел процесс строительства церковных комплексов высокого художественного уровня, обустройства и расширения городов. Повышенные темпы развития проявлялись в самых разных областях человеческой деятельности. Тезис «конкуренция – двигатель прогресса» оправдывал себя, но все это происходило при чрезвычайно возросшем уровне эксплуатации людей и сопровождалось морем пролитой крови.

В социальном развитии главным положительным изменением стало упразднение рабства. Мускульная сила рабов перестала быть главным источником энергии в производстве, и возникла острая потребность применения машин и технических изобретений. Повсеместно стала использоваться энергия воды и энергия ветра для решения разнообразных технических задач.

С самого начала прихода христианства проповедь всеобщей любви ортодоксов раздражала проповедников приоритета личного начала, и они не могли не заняться ревизией христианских постулатов. Среди глав поселковых христианских общин западноевропейцев сразу же возникла острая конкурентная борьба за лидерство и возвышение собственной значимости. В конечном итоге победил епископ Римской общины и был введен новый принцип единства Церкви. Она стала называться всеобщей (католической) с единым главой – Папой Римским, мнение которого по вопросам веры признаётся католиками «непогрешимым», т. е. безошибочным. Привнесены были и некоторые другие изменения: ревизия части догматов и обрядов Церкви, введение Григорианского календаря; введение система индульгенций, т.е. личной договоренности верующего с Богом об отпущении грехов; введение обета безбрачия для священников, уж очень активно они растаскивали церковные приношения по своим семьям. Церковную службу в храмах православные выслушивают на ногах, толпой, что символизирует их единство и равенство перед Всевышним, а католики очень озабочены личными удобствами и поэтому располагаются на скамейках. Длительное время и Римский папа был официально вассалом Византийской империи. С течением времени самостоятельность Западной христианской церкви возрастала и в 1054 году произошло официальное разделение церквей на Западную и Восточную.

Идеалы рыцарства и христианства так и не сумели примириться. Церковь управляла умами людей, земная жизнь которых рассматривалась с позиции подготовки к загробной жизни. Однако преобладание личностного начала у западноевропейцев никуда не исчезло, и их активные действия, направленные на утверждение своего индивидуального места в мире, в XIV веке привели к зарождению гуманизма. Идеал средневекового монаха-аскета больше не удовлетворял активную предприимчивую часть европейского общества. Гуманистов привлекал, прежде всего, человек и его дела, религиозный отказ от радостей жизни сменился живым интересом к миру. Гуманизм возник в Италии в XIV веке, куда в первую очередь попадали сокровища, награбленные в Константинополе. Сюда перевозились по частям даже некоторые особо красивые здания [12].

Теперь целью человеческого существования объявлялись радость и наслаждение жизнью. Человеку «дано владеть тем, что пожелает, и быть тем, кем хочет» провозгласил итальянский гуманист Дж. Пико делла Мирандола. Гуманизм в философии это тип мировоззрения, где в центре стоит человек со своими поступками и достижениями. Личность человека провозглашается само ценной. Средневековый человек мыслил себя частью своей социальной группы, свою ценность осознавал через соответствие принятым нормам. Человек Возрождения ценен не по факту социальной принадлежности, а деятельностью и личными заслугами, т.е. провозглашалось полное торжество крайнего индивидуализма, и давалась установка на век хаоса в Западной и Центральной Европе.

Дальнейшее усиление индивидуалистического начала в обществе привело к Реформации в XVI и XVII веках. Протестанты объявили о необходимости провести очистку христианства от ненужных наслоений. Божественность Христа и Евангелие милосердия и любви они признавали, но полагали, что Господь открыл врата Рая перед всеми, кто исповедует веру в Христа. Католики считали веру необходимой, но недостаточной. Чтобы заслужить рай, христиане должны также участвовать в церковных обрядах и делать добрые дела. Сострадание и милосердие к ближним у протестантов становились ненужными, провозглашался принцип – каждый человек сам кузнец своего счастья. Были отринуты практически все таинства, кроме крещения. Протестанты отказались от почитания икон, святых, мощей, и молитв за умерших, отбросили все канонические тексты Церкви, оставив себе только Библию. На первое место вышла агрессивность древних германских племен, слегка припудренная пустыми разговорами о нравственности и правах человека.

«Результат – процветание современной Германии. Появление Гитлера и его людоедской идеологии было возможно только в протестантской среде, отменяющей всеобъемлющее сострадание ортодоксов». Переселившиеся из Европы в Америку протестанты организовали геноцид индейских племен и огромную по своим масштабам работорговлю. За все время существования США только два раза её возглавляли президенты католики.

Приоритет личных интересов у людей в западноевропейских государствах приводил к тому, что соблюдение общинных интересов властям приходилось добиваться жесткими методами, на основе воспитания законопослушности европейцев. «Из столетия в столетие европейцев вешали, казнили десятками, сотнями разнообразнейших, публичных способов, пороли, рубили пальцы, руки, ноги, клеймили за самые малейшие преступления. Например: за бродяжничество человека лишали земли, выгоняли, он, лишенный привычного образа жизни, скитался, его ловили, клеймили, при повторной поимке казнили». Попытки совмещения коллективистских и личностных принципов жизни породили на Западе жесткую регламентацию всех правил общения людей. Утвердилась правовая константа локального взаимодействия людей, и она стала базовой для Западной цивилизации. Из дилеммы – жить по закону или по христианским понятиям – был четко выбран формализованный закон.

Объединяющими признаками цивилизации средневековья являются католическая церковь, латинский язык, сеньориально-вассальная система, иерархическая структура общества, феодальное право. Он завершает многовековой процесс крещения варварских племен и объединяет практически все западноевропейские народы.

Идеи гуманизма раскрепощали человеческую личность от духовной власти католической церкви, и способствовали идейному и культурному развитию Европы, но они содержат глубокие внутренние противоречия. Безграничность в свободе и желаниях отдельной личности не могут, не отразится на других людях. Достаточно популярна такая фраза: «для удовлетворения желаний одного человека может не хватить всех богатств Сибири». По определению философа Н. Бердяева «от безграничности и безудержности индивидуализма индивидуальность погибает». Ядром культуры в человеческом сообществе является религия, т.е. система человеческих норм и ценностей. «Чтобы считаться религией, система норм и ценностей должна заявлять, что в её основе лежат сверхчеловеческие законы, а не человеческие решения» [13 с.258]. Католицизм же пошел по пути непрерывной модернизации ортодоксального христианства в направлении расширения прав личности. И пришел к следующим результатам: идее расового превосходства, идее сверхчеловека Ницше, которая отрицает главный гуманистический принцип – само ценность человека как такового, принципу толерантности к различным отклонениям в поведении людей, и усиленно предлагает человеку сосредоточить свое внимание на своих сексуальных восприятиях. В результате «европейская цивилизация окончательно убивает религию, а без неё продолжение земной истории невозможно». (Н. Бердяев) «Фактически европейская мораль построена на ненависти, расизме, эксплуатации. На этом Европа росла и богатела».

Семья – это любовь и взаимная забота, это важнейшая школа коллективистского восприятия жизни. Попытки Запада разрушить устои семьи это уход от коллективистских основ жизни в пещерный индивидуализм –  путь к самоуничтожению человечества.

Древняя Русь

Посмотрим, как процессы становления цивилизации происходили на огромных просторах восточно-европейской равнины с её достаточно суровым климатом, в зоне рискованного земледелия. Такие климатические условия объективно замедляли процесс развития человеческой цивилизации. К концу первого тысячелетия н.э. здесь обитали сотни первобытных племен, находящихся на различных ступенях исторического развития и образовывали полтора десятка племенных союзов. Кроме славян, на Восточно-Европейской равнине проживали финско-угорские этносы – чудь, меря, весь и мурома, предки осетин, предки поляков – лендзяне. В IX веке на всей территории Руси родовой строй еще сохранялся, господствовал патриархальный уклад жизни в рамках различных языческих верований. Вместе с тем основная масса земледельческого населения жила общиной. Уклад жизни племен носил четко выраженный коллективистский характер и приход туда христианства в 988 г. существенно усилил такое восприятие жизни. На уровне рефлексов внутрисемейная жизнь строится на таких базовых понятиях как высокий уровень дружелюбия между людьми, стремление улаживать внутренние конфликты, уважение к старшим, ответственность за младших. Все эти правила легли также и в основу восприятия жизни общественной. Сформированная при Рюриковичах Русь стала жить по законам государства – семьи, объединяющей многочисленные племена и народности на огромной территории в режиме дружелюбия [2].

Важнейшую роль в истории Руси сыграло татаро-монгольское иго. Появление Монгольской империи это процесс вхождения нескольких монгольских племен в век устроения. Среди племён возникла идея объединения для решения вопроса об освоении новых качественных пастбищ, которые появились в это время в силу климатических изменений. Взаимные стычки между племенами постепенно привели к победе Тэмуджина, представителя клана Борджигины, который приступил к устройству своего улуса. Он совершал набеги на соседей, умножая свои владения и стада. Но отличался от остальных завоевателей тем, что в ходе сражений старался сохранить в живых как можно больше людей из улуса противника, чтобы в дальнейшем привлечь их к себе на службу. В итоге взаимных стычек весной 1206 года на курултае Тэмуджин был провозглашён великим ханом над всеми монгольскими племенами и получил титул «каган», приняв имя Чингиз. Монголия преобразилась: разрозненные и враждующие монгольские кочевые племена объединились в единое государство. Вступил в силу новый закон — Яса Чингисхана. В Ясе главное место занимали статьи о взаимопомощи в походе и запрещении обмана доверившегося. Нарушившего эти установления казнили. Добром считались верность и храбрость, а злом — трусость и предательство, даже если это касалось личных качеств противника. Чингисхан создал первую в мире по-настоящему профессиональную армию, у которой имелся генштаб, было разделение на рода войск, очень строго вводилось единоначалие, а дисциплина была возведена в Абсолют. Провозглашен принцип веротерпимости.

Изменились принципы организации общества – оно стало основываться не на родовых связях, а на совместной службе. Все монголы были разделены  на десятки, сотни, тысячи и тумены (10 тысяч). Во главе – десятники, сотники, тысячники и темники соответственно. Человек здесь был ценен не сам по себе, а лишь как часть коллектива, в который он входил. За поведение в бою устанавливалась коллективная ответственность.

Одним из первых действий Чингисхана было объявление незаконным похищение женщин, продажу женщин для брака. В глазах империи все дети признавались законными, независимо от того кто их родители. Было установлено регулирование охоты. Этот акт сделал более доступным мясо для всех людей. Начали вести записи на бумаге на монгольском языке. Были созданы официальные печати и назначены чиновники, контролирующие все судебные решения. Каждое из нововведений и раньше встречались у соседних племен, но теперь Чингисхан совместил их.

Нравственные основы, породившие Великую империю – «власть выше собственности, служение выше владения, справедливость выше закона, общее выше частного, духовное выше материального» строго соответствуют принципам века устроения, что обеспечило высокий уровень эффективности управления Империей и привело её к решению глобальной задачи – подчинению под свой контроль огромной территории.

После смерти Чингисхана вся эта территория была поделена между его ближайшими родственниками на отдельные улусы. В 1237-1240 гг. хан Батый возглавил Западный поход и присоединил русские княжества к улусу Джучи. Монголы обложили Русь данью на уровне десятины, но они не собирались жить на захваченных землях, не замахивались на основы существующей культуры. В течении 240 лет Русь являлась окраинной провинцией Орды и находилась в вассальной зависимости от неё. Удельные князья получали в Орде марку на правление своим княжествами, часто находились в родственных отношениях с монгольской знатью – становились свояками или побратимами, и контролировались своей монгольской родней. Монгольские войска участвовали на русской стороне в сражениях с литовцами и поляками. Торговля с Востоком у русских купцов не встречала никаких препятствий. Золотая Орда являлась высокоразвитым для того времени государством. Она принесла на Русь конкретный культурный багаж и практику жизни для великороссов в рамках хорошо организованного сильного государства.

Однако, вассальная зависимость, память о сожженных монголами городах порождали в народе острое желание избавиться от этой зависимости, приучали к боевой жизни в условиях осаждённой крепости. Русь являлась вотчиной разросшейся семьи Рюриковичей, и бесконечные княжеские междоусобицы дополнительно осложняли жизнь людей. В народе шел поиск выхода из создавшейся сложной ситуации, и постепенно вырабатывалось понимание необходимости созидания собственного сильного государства. Для того чтобы решить такую задачу надо было достичь высокого уровня сплоченности людей. В рамках христианской Церкви нравственное воспитание народа успешно возглавил Преподобный Сергий Радонежский, с его благословления и началась победоносная Куликовская битва. В результате идея государственности, т.е. желания существовать в рамках сильного государства–семьи у великороссов перешла в разряд рефлексивного элемента сознания. Это ярко проявилось в ходе изгнания польских захватчиков. До сих пор вызывает изумление, с какой легкостью на фоне полного разрушения верховной власти страны произошло сплочение широких народных масс под руководством Минина и Пожарского. Народ был подготовлен к таким действиям, идея создания сильного, самостоятельного государства уже стала базовым исходным суждением, рефлексивным элементом сознания подавляющей массы великороссов и превратилась в важнейший элемент их цивилизационной матрицы. Вся тысячелетняя история России демонстрирует приверженность её населения к коллективистской форме жизни. Столетиями на Руси действовала общинная система землепользования, частая собственность на землю не признавалась. Это чрезвычайно сплачивало людей и утверждало принцип социального равенства. Да и всех обитателей планеты на Руси воспринимают членами единой всемирной семьи, где должны преобладать добрососедские отношения между государствами. В течении последних столетий Россия способствовала приобретению независимости для многих других государств. СССР решительно участвовал в разрушении мировой колониальной системы, в создании мирового правительства – ООН, в отстаивании приоритета международного права. Коммунистическая идеология Советского Союза была направлена на построение века устроения в рамках всей планеты.

«Наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенным, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей». (Достоевский Ф.М.)

В конечном итоге, эти три обстоятельства (сохранение многих элементов патриархального уклада жизни в силу природных и климатических условий; переход в христианскую религию; длительный опыт проживания в режиме тесного контакта с высокоорганизованным имперским государством) привели к окончательному формированию Славянской ортодоксальной цивилизации. Главный признак цивилизации – повышенный уровень коллективистского восприятия жизни, закрепленный на рефлексивном уровне сознания, народ ощущал государство как одну из своих высших личных ценностей. В практической жизни людей преобладала коллективистская константа локального взаимодействия. Жизненный опыт научил великороссов на уровне рефлекса, на уровне непререкаемой истины, что в случае внешней угрозы только сплочение, полное единство и самопожертвование может исключить катастрофу, и народ вышел на поле Куликовской битвы, не жалея собственной жизни. Этот базовый, сплачивающий рефлексивный элемент сознания людей многократно спасал нашу страну в последующие века. Он и сейчас составляет важнейший элемент цивилизационной матрицы россиян.

Что такое «Русский мир» ?  Это территории, на которых большая часть населения в общественной жизни на уровне рефлекса ставит на первое место общинные интересы, а не жесткий индивидуализм.

Восприятие жизни

Поведением человека в существенной мере управляют рефлексивные элементы сознания. Для человека очень важно собственное восприятие своей личности. Действуют два варианта: человек это – «Я» и человек это – «Мы», т.е. жесткий индивидуализм или ощущение себя частицей чего-то большого и цельного. Такие самооценки приводят к принципиально разному стилю поведения людей. Как раз тут и заключается главное отличие цивилизации Запада и российской цивилизации – «Русского мира».

В эпоху чрезвычайно развитого международного туризма интернет просто переполнен комментариями на тему, в чем отличие поведения людей из разных стран. В основных моментах мнения совпадают, приведем некоторые из них.

По поводу немцев. Многовековое жесткое насаждение правовой формы жизни дало соответствующие результаты. «Поначалу, кажется, что не существует сферы жизни у немцев, которая не упорядочена сводом правил. Они фанаты порядка и чистоты. Немцы спокойно могут «настучать» на ближнего своего –  у них это в порядке вещей. Это именуется социальным контролем и гарантирует, что неверно припаркованная машина или неправильно рассортированный мусор обязательно станут предметом ответственности нерадивого соседа. Немец ни в коем случае не станет обсуждать с другими материальную сторону жизни, здоровье, религиозные или политические предпочтения. Ещё с детского сада детям объясняют, что не стоит лишний раз прикасаться к людям и нарушать их личное пространство».

Американцев оценивают аналогично. «От американца требуется жесткое соблюдение системы шаблонов, алгоритмов действия на самые различные ситуации. Он всегда должен вести себя каким-то конкретным образом. Культура у них основана на лицемерии: говори, что можно говорить. Говори так, как нужно говорить. Вокруг такого принципа строится весь их диалог и взаимоотношения. Там нет ближнего круга общения. Всё бутафория. Одиночество и отчуждение – это бич американского общества. И это не зависит от твоего социального статуса и от твоих богатств. Друзей истинных, которые могли бы выслушать тебя и понять, там ни у кого нет. Тут не нужны яркие персонажи со своим личным мнением, умеющие вольно размышлять и проявлять характер».

«Психотип рядовых американцев – они не интересуются мнением других». Главное для них – собственное мнение. В коллективистской среде человек ощущает себя частью своей социальной группы и свою ценность осознает через соответствие нормам, принятым в этой группе. «В России не понимают личного пространства и слишком сильно задумываются о том, что скажут другие люди». То есть люди настроены на активное общение и обмен мнениями, и это легко видеть в жизни. «Для русских важно пожить, вечно поспорить, что-то обсудить, в целом чувствовать себя живым. Нам же постоянно нужно поделать что-то для души, потому что хочется. Россия полна яркими и живыми личностями, каждая из которых имеет свой уникальный характер. Про политику и законы любят спорить много и долго. Больше простора для личных мнений, больше откровенности».

«Проблема русского человека как раз в том, что он слишком свободен и всегда сомневается в себе (отсюда рефлексия как основополагающая черта русской литературы)» [6, с.650].

Заключение

Противоречия между личными и общинными интересами лежат в природе каждого человека и часто переходят в противоречия между цивилизациями. В век устроения делается попытка перевести человеческое сообщество в режим всеобщей справедливости, но это неустойчивое состояние. Активные и агрессивные носители личных интересов размывают такую идеологию и на первое место выдвигают свои интересы, нацеленные на максимальное потребление материальных благ и власти. Они прославляют право сильного, ведут предельно агрессивную политику, допускающую физическое уничтожение конкурентов. Но для того чтобы жить в режиме грабежа необходимо иметь объекты для грабежа. Такими объектами для современного Запада стали почти все государства мира, и он жадно стремится достичь полного мирового господства. Однако многовековая история показывает, что чрезмерно агрессивная политика таких воителей вызывает ожесточённое сопротивление обижаемых, и это агрессора обессиливает. XX век четко обозначил два центра стратегического формирования общественной жизни: предельно жесткий индивидуализм и предельно полное подчинение человека интересам государства. Истина должна лежать где-то в центре. Поэтому сейчас в России стала обсуждаться установка – в центре внимания должен быть человек, со своими главными жизненными интересами, в рамках четкого соблюдения общинных интересов. Не индивидуальность со всеми возможными извращениями, а именно человек.

 

Список литературы:

  1. Мозговая организация мышления.  [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  studopeia.su/18 6947 mozgovaya-organizatsiya-mishleniya.html (дата обращения: 10.01.2021)
  2. Желифонов М.П.    EESJ  #7(47), 2019,  v.4;  #1(53), 2020, v.6; #11(63), 2020,  v.8, info@eesa-journal. com
  3. Авиценна «Книга знаний», М. «ЭКСМО-ПРЕСС», 1999
  4. Импринтинг как особый вид научения.  [Электронный ресурс]. Режим доступа: (https://tepping-test.ru/kontakty/imprinting-referat.html(дата обращения: 10.01.2021)
  5. История настоящего Маугли. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://fishki.net/3376080-istorija-nastojawego-maugli.html (дата обращения: 17.07.2021)
  6. Прилепин, Захар. Не чужая смута. Один день – один год./ Захар Прилепин. - Москва: АСТ, 2015. – 666 с.
  7. Тойнби А. Дж.  Постижение истории. Сборник.  Пер. с англ. Е. Д. Жаркова, М., Рольф,  2001. – 640 с.
  8. Сборник «Конфуцианство в Китае».  Проблемы теории и практики, редактор Делюсин Л.П., «Наука». Москва. 1982 г.
  9. Иван Забелин. «Домашний быт русских цариц». Москва. 1901 г.
  10. Свенцицкая И.С. Ранее христианство: страницы истории. М. 1989.
  11. Литаврин Г.Г. « Как жили византийцы»   СПб, Алетейя, 1999 г.
  12. Гибель империи: Византийский урок (2008). Фильм архимандрита (Шевкунова) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: ok.ru ideo/8430552457 (дата обращения: 06.12.2018)
  13.  Харари Ю.Н. «Sapiens. Краткая история человечества». – М.: Синдбад, 2021. – 520 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом