Статья опубликована в рамках: XXXVIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 23 июня 2014 г.)

Наука: Философия

Секция: История философии

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Пырина М.В. ИЗМЕНЕНИЕ ОБРАЗА ВЛАСТИ ОТ АНТИЧНОСТИ К СРЕДНЕВЕКОВЬЮ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 6(38). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ИЗМЕНЕНИЕ  ОБРАЗА  ВЛАСТИ  ОТ  АНТИЧНОСТИ  К  СРЕДНЕВЕКОВЬЮ

Пырина  Мария  Владимировна

аспирант  Уральский  федеральный  университет  имени  первого  Президента  России  Б.Н.  ЕльцинаРФгЕкатеринбург

E-mail: 

 

CHANGING  IMAGES  OF  AUTHORITY  FROM  ANTIQUITY  TO  THE  MIDDLE  AGES

Pyrina  Mariya

graduate  student  Ural  Federal  University  named  after  the  first  President  of  Russia  B.N.  Yeltsin  RussiaEkaterinburg

 

АННОТАЦИЯ

Проблема  изменения  образа  власти  имеет  ключевое  значение  в  формировании  прав  человека  и  становлении  субъекта  права.  Право  во  многом  зависит  от  общественного  порядка,  от  политического  экономического,  культурного  наследия.  Методом  исследования  избран  философско-правовой  подход.  В  результате  мы  можем  говорить  о  том,  что  в  древнегреческом  полисе  закрепляется  новый  образ  власти:  прогрессирующее  развитие  личности,  а  именно  —  свободная  личность  с  чертами  индивидуальной  инициативы.  Но  для  эпохи  средневековья  вновь  субъектом,  обладающим  силой  закона  становится  только  король.

ABSTRACT

The  problem  of  changing  the  image  of  authority  is  one  of  the  key  significances  in  the  formation  of  human  rights  and  the  establishment  of  legal  entity.  The  right  depends  largely  on  the  social  order,  the  political,  economic  and  cultural  heritage.  The  research  method  is  legal  and  philosophical  approach.  As  a  result,  we  can  say  that  in  the  ancient  Greek  polis  secured  a  new  way  of  power,  and  the  emergence  of  new  features:  progressive  personal  development  —  namely,  free  personality  traits  with  individual  initiative.  But  for  the  Middle  Ages  the  king  has  the  power  of  law.

 

Ключевые  слова:  образ  власти;  эпоха  Античности;  эпоха  Средних  веков.

Keywords:  character  of  authority  in  Antiquity;  character  of  authority  in  the  Middle  Ages.

 

Проблема  изменения  образа  власти  играет  одну  из  ключевых  ролей  в  понимании  формирования  прав  человека.  Среди  известных  правоведов,  занимающихся  исследованием  становления  права  и  государства,  исследующих  влияние  на  развитие  права  образа  государства,  можно  выделить  фигуру  П.Г.  Виноградова. 

По  справедливому  утверждению  П.Г.  Виноградова,  даже  самые  фундаментальные  характеристики  права  в  огромной  степени  предопределены  их  зависимостью  от  того  или  иного  общественного  порядка  [3,  с.  312—313].  Для  первобытного  общества  под  правом  понимается  внешнее  выражение  обычая.  В  античном  городе-государстве  право  —  это  выражение  справедливости.  В  феодальных  организациях  право  базируется  на  явном  или  скрытом  выражении  определенных  соглашений.  П.Г.  Виноградов  утверждает,  что  при  условии  неравноправия  участников  соглашений-договоренностей,  они  все  же  будут  являться  носителями  определенных  властных  полномочий  на  данное  соглашение-договоренность:  как  сеньоры,  так  и  вассалы  являются  держателями  феодальной  власти.  Поэтому  необходимо  рассмотреть  с  точки  зрения  философии  права  как  изменяется  образ  власти  со  времен  Античной  Греции,  и  показать  основные  черты  этого  изменения  в  Средневековье. 

По  мнению  Г.Ф.  Шершеневича,  известного  русского  ученого-юриста  XIX  в.,  воззрения  древних  греков  о  правах  человека  образовались  посредством  мифологических  представлений  о  том,  что  полис  с  его  законами  имеет  божественное  происхождение  и  опирается  на  божественную  справедливость  [7,  с.  112].  Отсюда  права  индивидов  как  членов  полиса  восходят  не  к  силе  и  безграничной  власти  царя,  а  к  божественному  порядку  и  справедливости.  В  поэмах  Гесиода  мы  можем  обнаружить  критику  насилия  и  защиту  права.  А.Ф.  Лосев,  один  из  крупнейших  исследователей  Античности,  считает,  что  вся  античная  культура  пронизана  личностным  началом  [4,  c.  163]. 

С  появлением  Афинского  полиса  изменяется  сама  природа  власти  царя,  так  как  основное  требование  древнегреческого  общества  —  сохранить  за  каждым  человеком  определенный  минимум  личной  свободы.  В  обществе  свободных  собственников,  каким  в  основе  своей  было  греческое  общество  архаического  времени,  государство,  стоящее  вне  общества  и  даже  над  ним  и  диктующее  ему  свою  волю,  как  это  было  на  Востоке,  было  абсолютно  неприемлемо  [1,  с.  257].

Мы  встречаем  государство  другого  типа,  взявшего  на  себя  функции  посредника  и  примирителя  в  отношениях,  как  между  отдельными  индивидами,  так  и  целыми  группами:  классами,  сословиями,  социальными  слоями.  По  мысли  Ж.-П.  Вернана,  на  смену  образа  всевластного  царя  пришла  идея  специализированных,  отличных  друг  от  друга  общественных  функций.  Такое  понимание  равноправия,  присуще  агонистической  форме  общественной  жизни,  которая  становится  одной  из  характерных  черт  мышления  военной  аристократии  в  Греции,  придававшей  понятию  власти  новое  содержание  [2,  с.  53].  Для  древних  греков  управление  государством  перестает  иметь  родовой  характер,  оно  больше  не  является  чьей-либо  исключительной  собственностью  и  становится  делом  каждого  гражданина.

Древнегреческий  мыслитель  Платон  в  своем  труде  «Законы»  указывает  на  то,  что  греки  выбрали,  с  одной  стороны,  самый  деспотичный,  а  с  другой  —  самый  свободный  государственный  строй.  Если  оставить  некоторые  черты  от  этих  двух  типов  государственного  устройства:  в  первом  ограничить  власть,  а  во  втором  —  свободу,  тогда  в  них  установится  определенное  благополучие.  Но  если  привести  рабство  или  свободу  к  предельному  состоянию,  то  получится  вред,  как  для  первого,  так  и  для  второго  случая».  Из  вышесказанного  следует,  что  Платон  связывает  идею  права  и  государства  со  свободой  и  ее  взаимными  ограничениями  [5,  с.  438].

Афинская  демократия,  по  мнению  Перикла,  представляет  собой  правильное  государственное  устройство  и  с  необходимостью  несет  перед  гражданами  определенного  рода  обязательства.  Самое  важное  среди  обязательств  —  обеспечение  личной  свободы  гражданина,  которое  предполагает  невмешательство  властей  в  его  частную  жизнь.  Любой  человек  может  поступать  в  соответствии  со  своими  интересами  и  склонностями,  пока  его  поступки  не  противоречат  жизненным  интересам  остальных  граждан  или  законам  полиса.  Именно  в  этой  свободе  и  многообразии  проявлений  личных  устремлений  и  дарований  каждого  гражданина  Перикл,  а  вместе  с  ним,  вероятно,  и  Фукидид,  видит  важнейший  залог  могущества  и  процветания  всего  афинского  государства. 

Основным  принципом  античного  права  становится  гармонично  сбалансированные  личные  интересы  с  интересами  государства  или  личности  и  общества,  такой  принцип  признается  одним  из  главных  достоинств  государственного  устройства  Древней  Греции,  заложившей  фундамент  европейской  цивилизации  [1,  с.  259].  Все  это  как  раз  свидетельствует  об  усилении  личностного  начала  в  общественно-политической  жизни  общества.  Следовательно,  право,  по  своей  сути,  предполагает  правосубъектность,  а  именно  свободную  личность. 

Подводя  итог,  необходимо  сказать,  что  Афинский  полис  является  образцом  государственного  устройства  Др.  Греции,  где  сформировалось  гармоничное  сочетание  личной  свободы  граждан  полиса,  их  активное  участие  в  делах  полиса,  а  также  обязательств  и  подчинения  всех  граждан  интересам  государства. 

Для  перехода  к  рассмотрению  эпохи  Средневековья  кратко  остановимся  на  предложенной  Г.Ф.  Шершеневичем  характеристике  Римского  государства  в  момент  завоевания  племенами  германцев,  где  им  суждено  было  воздвигнуть  новую  культуру: 

·     нормирование  общественной  жизни  законами,  исходящими  от  верховной  власти, 

·     высокий  авторитет  этой  власти  в  глазах  подчиненных, 

·     идея  общенародного  государства,  выдвинутая  римскими  завоеваниями  и  стоической  философией, 

·     резкое  различие  общественных  классов  по  происхождению  и  в  то  же  время  подчинение  личности  каждого  гражданина  интересам  государства,  огромное  имущественное  неравенство, 

·     пресыщение  благами  со  стороны  меньшинства  и  безнадежная  зависть  неудовлетворенного  большинства  [7,  с.  124].

Необходимо  установить  те  черты,  которые  отличают  «государственное  устройство»  германцев.  Во-первых,  государственное  сплочение  им  было  совершенно  чуждо,  объединение  нескольких  племен  происходило  только  на  поле  битвы.  Отдельно  взятый  человек  не  подчинялся  другому,  кроме  ситуаций  связанных  с  военными  набегами.  Германец  следовал  за  тем,  кто  ему  больше  импонировал.  Общественную  связь  германец  признавал  лишь  в  пределах  небольшой  группы,  рода,  самое  большее  племени.  Во-вторых,  как  отмечает  исследователь,  неразвитая  экономика  германских  племен  в  момент  столкновения  их  с  Римом  не  давала  возможности  резкому  имущественному  неравенству  среди  германцев.  Из  этого  следует  равенство  по  политическому  значению  и  по  образованию  между  жителями  германских  племен.  При  всей  своей  любви  к  свободе,  германец  слепо  подчинялся  обычаям,  сложившимся  в  его  общественной  среде.  Авторитет  обычая  у  германцев,  по  словам  Тацита,  имел  большее  значение,  чем  у  других  (римлян)  авторитет  закона  [7,  с.  126].

Одним  из  значительных  факторов  способствовавших  смене  образа  власти  является  новая  религия.  Под  влиянием  иудаизма  появляется  новая  религия,  ее  основания  оказываются  чуждыми  для  римлян.  Христианство  стремилось  отделить  мир  религиозно-нравственный  от  политического  как  единственно  достойный  человека.  Следовательно,  христианство  признает,  что  царство  Христа  не  от  мира  сего,  что  Божье  должно  быть  строго  отличаемо  от  Кесарева.  Такое  понимание  социального  порядка  в  христианской  религии  представлялось  особенно  опасным  для  господствующих  классов  в  римской  империи.  Поэтому  обычно  снисходительная  к  чужому  вероисповеданию,  римская  власть  предприняла  жестокую  борьбу  против  христиан. 

Христианская  церковь  оказалась  единственным  институтом  способным  примерить  ряд  вновь  возникших  государств  и  взаимное  соперничество  государей.  Как  утверждает  Г.Ф.  Шершеневич,  на  Западе  римский  епископ  постепенно  становится  главой  церкви,  так  как  в  Риме  отсутствовала  устойчивая  государственная  власть,  которая  подавляла  бы  власть  папы.  Это  позволяло  церкви  выступать  в  роли  посредника  и  примирителя,  и  кроме  того  представлять  объединяющие  тенденций  Римской  империи.  По  мнению  Г.Ф.  Шершеневича,  чем  больше  церковь  выдвигала  аскетический  идеал,  тем  сильнее  стремилась  к  захвату  власти  над  миром.  Церковь  сама  стремилась  утвердить  в  мире  единый  общественный  порядок,  соответствующий  божественной  воле,  носительницей  которой  на  земле  является  только  сама  церковь.

Для  боле  полного  представления  об  образе  власти  Г.Ф.  Шершеневич  предлагает  посмотреть,  что  означало  слово  «царь»  для  Фомы  Аквинского.  Так,  последний  под  словом  царь  понимает  направляющее  начало,  с  помощью  которого  народ  приходит  к  необходимой  цели.  Так  как,  человек  существо  общественное  и  политическое,  он  живет  среди  множества  себе  подобных,  где  один  член  общества  оказывает  помощь  другому.  Если  человек  живет  в  обществе  многих,  то  последнее  должно  быть  чем-то  управляемо.  Царем  следует  считать  того,  кто  главенствует  один,  причем  он  должен  заботиться  о  благе  множества,  а  не  о  своей  выгоде.  Процедура  основания  социально-политической  организации  общества  аналогична  сотворению  Богом  мира.  Прежде  чем  приступить  к  руководству  миром  Бог  вносит  в  него  стойкость  и  организованность.  Собственно  и  царь  первым  делом  учреждает  государство  и  управляет  им.  Следовательно,  если  поступки  государя  не  соответствуют  воле  Бога,  то  такие  деяния  будут  противоречить  интересам  церкви,  на  этом  основании  граждане  имеют  право  оказать  сопротивление  [7,  с.  241]. 

С  XIII  века  французский  король  Филипп  Красивый  (1268—1314  гг.)  вступил  в  политическую  борьбу  с  Бонифацием  VIII  (Папа  Римский),  а  также  германский  король  Людовик  Баварский  (ок.  1281/1282—1347)  находившийся  в  оппозиции  с  Иоанном  XXII,  отстаивали  идею  светской  власти,  независимой  от  церкви.  Такие  действия  монархов  послужили  сигналом  к  появлению  многочисленных  литературных  произведений,  направленных  против  притязаний  пап,  имеющих  своею  целью  разрешить  проблему  обеспечения  мира  в  их  числе:  Уильям  Оккам,  Марсилий  Падуанский.  Проникнутые  духом  римского  государственного  устройства,  возлагали  все  упование  на  сильную  монархическую  власть,  способную  подчинить  себе  как  феодалов,  так  и  духовенство.

До  XVIII  в.  только  король  олицетворяет  силу  закона,  если  человек  совершает  преступление,  то  он  становится  личным  врагом  государя.  Преступник  нарушает  власть  суверена,  следовательно,  его  воспринимают  только  как  врага.  Значит,  наказание  должно  не  только  восстановить  справедливость,  но  ввести  асимметрию,  с  одной  стороны,  между  гражданами  государства,  осмелившихся  нарушить  закон,  и,  с  другой  стороны,  монархом,  показывающим  свою  силу.  По  Словам  М.  Фуко,  наказания  должны  утверждать  саму  власть  и  присущее  ей  превосходство.  Такое  превосходство  подразумевает  не  только  право,  но  и  силу  монарха,  захватывающего  тело  преступника.  Совершив  преступление  и  нарушив  закон  государя,  правонарушитель  касается  самой  личности  государя. 

Следовательно,  именно  суверен  захватывает  тело  осужденного  и  показывает  его  заклейменным,  побежденным,  сломленным.  М.  Фуко  утверждает,  что  казнь  логически  вписывается  в  карательную  систему,  где  государь  прямо  или  косвенно  требует  наказания,  выносит  приговор  и  приводит  его  в  исполнение,  поскольку  он  как  закон  терпит  ущерб  от  преступления  [6,  с.  184—293].  Мы  можем  заметить,  что  государь  не  восстанавливает  справедливость,  его  задача  «реактивировать»  свою  власть,  которую  поставил  под  сомнение  преступник  своим  деянием. 

В  целом,  для  эпохи  «дворцовой  экономики»,  предшествовавшей  «древнегреческой  демократии»  образ  власти  складывается  из  следующих  особенностей:  царь  объединяет  все  элементы  власти,  власть  царя  абсолютна,  все  чиновники  являются  слугами  царя,  царь  устанавливает  тотальный  контроль  над  жителями  государства.  В  древнегреческом  полисе  меняется  образ  власти,  и  обнаруживаются  новые  черты:  прогрессирующее  развитие  личности,  а  именно  —  свободная  личность  с  чертами  индивидуальной  инициативы.  Власть,  диктующая  свою  волю  не  приемлема,  она  должна  быть  посредником  и  примирителем  в  отношениях  между  индивидам  и  между  группами.  Стали  появляться  специализированные  общественные  функции.  Управление  государством  становится  делом  каждого  индивида.  В  эпоху  Средневековья  сложились  следующие  черты  власти:  поначалу  церковь  оказывается  в  роли  посредника,  примирителя.  Церковь  рассчитывает  ввести  единый  общественный  порядок  во  всем  мире,  который  будет  соответствовать  божественной  воле,  носителем  же  этой  воли  на  земле  будет  сама  церковь.  Монарх  первым  делом  учреждает  государство  и  управляет  им.  Король  олицетворяет  силу  закона.

 

Список  литературы:

  1. Андреев  Ю.В.  Цена  свободы  и  гармонии.  Несколько  штрихов  к  портрету  греческой  цивилизации.  /  Ю.В.  Андреев.  СПб.:  Алетейя,  1998.  —  432  с.
  2. Вернан  Ж.-П.  Происхождение  древнегреческой  мысли  //  Пер.  с  фр./Общ.  ред.  Ф.X.  Кессиди,  А.П.  Юшкевича;  Послесл.  Ф.К.  Кессиди.  М.:  Прогресс,  1988.  —  224  с.
  3. Графский  В.Г.  Всеобщая  история  права  и  государства:  Учебник  для  вузов.  М.:  Издательство  НОРМА,  2003.  —  744  с.
  4. Лосев  А.Ф.  История  античной  эстетики:  Итоги  тысячелетнего  развития:  В  2  кн..  1992,1994.  Книга  2.  1994.  —  603  с.
  5. Платон.  Государство;  Законы;  Политик  /  Платон;  предисл.  Е.И.  Темнова.  М.:  Мысль,  1998.  —  800  с.
  6. Фуко  М.  Надзирать  и  наказывать.  Рождение  тюрьмы  /  М.  Фуко;  Под  ред.  И.  Борисова;  Пер.  с  фр.  В.  Наумова.  М.:  AdMarginem,  1999.  —  478  c.
  7. Шершеневич  Г.Ф.  История  философии  права  /  Шершеневич  Г.Ф.  СПб.:  Издание  бр.  Башмаковых,  1907.  —  591  с.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий