Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 26 мая 2014 г.)

Наука: История

Секция: История науки и техники

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шок Н.П. НАТУРФИЛОСОФСКАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ГАЛЕНА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXVII междунар. науч.-практ. конф. № 5(37). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

НАТУРФИЛОСОФСКАЯ  МЕТОДОЛОГИЯ  ГАЛЕНА

Шок  Наталия  Петровна

канд.  полит.  наук,  доцент  кафедры  истории  медицины,  истории  Отечества  и  культурологии  Первого  МГМУ  им.  И.М.  Сеченова,  РФ,  г.  Москва

E-mail:  katerina@msm-medical.ru

 

NATURAL-PHILOSOPHICAL  METHODOLOGY  OF  GALEN

Natalia  Shok

PhD  in  political  sciences,  associate  professor  of  the  Department  of  medical  history,  national  history  and  cultural  studies  I.M.  Sechenov  First  Moscow  State  Medical  UniversityRussiaMoscow

 

АННОТАЦИЯ

Исследование  натурфилософской  методологии  Галена  сосредоточено  на  выявлении  в  его  теории  баланса  между  необходимым  уровнем  эмпирического  познания  врача,  и  важностью  теоретических  построений.  По  мнению  автора,  Гален  убежден  в  значимости  выявления  причинно-следственных  связей,  использования  доказательства  и  логического  метода  при  постановке  диагноза  и  в  процессе  лечения  заболеваний.  Это  позволяет  сделать  вывод  о  возникновении  принципиально  нового  методологического  подхода  в  древней  медицине,  обеспечившего  доминирование  теоретико-практической  системы  Галена  более  чем  на  1500  лет.

ABSTRACT

The  study  of  natural  philosophy  methodology  focused  on  identifying  Galen  in  his  theory  of  balance  between  the  necessary  level  of  empirical  knowledge  of  a  doctor  and  the  importance  of  the  theoretical  constructs.  In  the  author’s  opinion,  Galen  was  convinced  in  the  importance  of  identifying  causal  relationships,  the  usage  of  evidence  and  logical  method  for  diagnosis  and  treatment  of  diseases.  This  allows  to  make  a  conclusion  about  the  origin  of  a  fundamentally  new  methodological  approach  in  ancient  medicine,  which  ensured  the  dominance  of  theoretical  and  practical  system  of  Galen  for  more  than  1500  years.

 

Ключевые  слова:  история  медицины;  история  науки;  античное  естествознание;  доказательность;  логический  метод;  Гален.

Keywords:  history  of  medicine;  history  of  science;  antique  natural  history;  conclusiveness;  logical  method;  Galen.

 

Позиции  Галена  как  теоретика  и  практика  медицины  не  были  до  сих  пор  в  достаточной  степени  исследованы  в  историографии.  Гален  столкнулся  с  жесткой  оппозицией  врачей,  разделявших  натурфилософские  и  практические  идеи  школы  методистов.  В  то  же  время  сам  он  считал  себя  последователем  Гиппократа,  дополняющим  и  развивающим  идеи  своего  великого  предшественника.  Удивительный  факт,  мало  комментируемый  историками  медицины:  представления  о  медицинском  знании,  сформулированные  Гиппократом  и  до  появления  Галена  существовавшие  в  теории  и  практике  врачевания  почти  600  лет,  так  и  не  превратились  в  доминирующую  систему  [1;  2,  с.  13—14]. 

Знания,  накопленные  Гиппократом,  характеризовались  рационализмом,  в  основе  предложенных  им  методов  лечения  был  положен  принцип  эмпирического  познания,  который  только  в  интерпретации  Галена,  дополненный  его  личными  наблюдениями  и  основанный  на  натурфилософских  идеях  Платона  и  Аристотеля,  получил  свое  развитие  [3,  с.  71—72].  Важнейшее  значение  здесь  имеет  то,  что  труды  Гиппократа  были  написаны  до  возникновения  основного  массива  натурфилософских  работ,  обосновывавших  принципы  рационального  познания  и  определивших  дальнейшее  развитие  естественных  наук  (прежде  всего  это  диалог  «Тимей»  Платона  и  работы  Аристотеля).  Историческая  роль  Галена  как  философа  заключается  в  том,  что  он  в  полной  мере  использовал  потенциал  рационального  наследия  Платона  и  Гиппократа,  касающегося  идеи  психосоматического  единства  организма,  которая  ранее  практически  не  была  понята  врачами  [2,  с.  23—24;  6]. 

По  мнению  Галена,  особенности  предметов  и  заложенные  в  них  закономерности  никак  не  проявляются,  если  не  становятся  объектом  человеческого  познания  [7].  Простое  бытийное  существование  предмета  (онтологический  признак),  вне  взаимодействия  субъекта  и  объекта,  направленного  на  выявление  заложенной  в  него  целесообразности,  становится  призраком  —  фантомом.  Вместе  с  тем,  осмысление  какого-либо  предмета  чувственного  мира  возможно  только  тогда,  когда  в  нем  существуют  постигаемые  закономерности.  Следовательно,  подобное  действие  человеческого  разума  должно  быть  основано  на  правильном  мнении,  системном  понимании  предмета,  располагать  способами  достижения  подлинного  познания  и  его  доказательства.  Именно  поэтому  натурфилософский  скептицизм  II  века  и  стал  основной  мишенью  для  критики  со  стороны  Галена.  Его  философские  размышления  направлены  на  поиск  высших  категорий  познания,  которые  могут  быть  воплощены  на  практике  через  достижение  идеальных  практик  врачевания  [5,  7].  Созерцание  и  мысленное  познание  помогают  ученому  обнаружить  в  кажущейся  бесконечной  изменчивости  мира  внутреннюю,  скрытую  гармонию.  Такие  науки,  как  геометрия,  математика,  астрономия  и,  особенно,  логика  помогают  найти  в  природе  причинно-следственные  связи,  обрести  её  идеальную  красоту.  Поэтому,  по  мнению  Галена,  истинный  врач  должен  обладать,  как  ученый,  широкими  познаниями  в  различных  науках  —  то  есть  быть  философом.  Понимание  подлинных  начал  и  закономерностей  процессов  жизнедеятельности,  происходящих  в  человеческом  теле,  необходимо  для  врача.  Человеческое  тело  совершенно  и  прекрасно,  однако  подвержено  изменчивости,  болезням.  Сверхзадача  врача  —  с  помощью  лечения  вернуть  тело  к  здоровому  (идеальному)  состоянию.  Гален,  с  помощью  своих  философских  исследований,  вносит  элемент  сознательного  и  рационального  в  поиск  идеального,  увязывая  его  с  реализацией  практических  врачебных  задач,  показывая  необходимость  междисциплинарной  подготовки  врача.  Гален  подчеркивает,  что  самый  надежный  путь,  ведущий  к  истинному  познанию  —  изучение  философии.  Врач-философ  должен  стремиться  к  познанию  высших  начал  и  с  его  помощью  разрешать  противоречия,  возникающие  в  процессе  эмпирического  познания  реальности  [3,  с.  76]. 

Начинать  изучение  естественных  наук,  по  мнению  великого  врача,  следует  с  математики  (геометрии).  Исследователь  должен  научиться  осознавать  существование  бестелесного  —  иначе  невозможно  рассуждать  о  творении  мира  и  Творце.  Математика  как  раз  и  занимается  отвлеченными  чистыми  формами,  которые  потом  проявляются  (осуществляются)  в  физических  телах.  Владея  этим  навыком,  врач  сможет  понимать  отличительные  и  общие  свойства  каждого  предмета,  распределять  их  по  областям  научного  знания  и  отличать  истинное  от  ложного.  Такой  способ  распознавания  истины  позволяет  избежать  как  чувственного  блуждания  в  мире  противоречий  и  парадоксов,  так  и  бесплодных  умозрительных  опытов. 

Гален  —  последовательный  сторонник  эмпирического  познания.  Именно  практическая  деятельность  по  выявлению  и  накоплению  фактов  лежит,  по  его  мнению,  в  основе  подлинного  знания.  В  своих  трудах  он  отмечает,  что  нет  никаких  сложившихся  правил  эмпирической  оценки  вещей,  а  сиюминутные  результаты  опыта  не  могут  быть  окончательными  и  исключительными  [4,  с.  96].  Подобный  образ  мышления  Гален  идентифицирует  как  движение  разума,  раскрывающее  все  его  потенциальные  способности,  которые  помогают  полностью  «освоить»  предмет  познания. 

Непримиримыми  оппонентами  Галена  были  врачи-методисты,  которые  опирались  на  основные  принципы  атомизма,  исключавшего  полное  и  доказательное  знание.  Гален  явно  невысокого  мнения  и  о  скептиках,  которые  считали,  что  любые  изыскания  в  области  чувственного  познания  и  интеллектуального  мировоззрения  невозможны.  Осуждая  скептицизм,  Гален  проясняет  спорные  моменты,  затрагиваемые  ими.  Если  некоторые  внешние  характеристики  предметов  выступают  как  истинные,  а  некоторые  —  как  ложные,  то  должен  существовать  некий  установленный  способ  суждения,  по  которому  мы  сможем  определить,  какие  из  них  верны.  Такое  средство  постижения,  по  мнению  скептиков,  требует  наглядного  подтверждения  истинности  первого  суждения,  которое,  в  свою  очередь,  требует  определения  дальнейших  критериев,  и  так  до  бесконечности.  В  ответ  Гален  заявляет:  это  абсурд,  «пирроническая»  бессмыслица;  невозможно  требовать  установить  строгое  мерило  оценки,  предвосхищая  чувственное  восприятие  или  логическое  подтверждение  истинности  воспринимаемых  объектов.  Важной  составной  частью  философского  учения  Галена  было  также  и  критическое  осмысление  идей  стоицизма,  согласно  которым  субъективный  характер  чувственных  ощущений  не  подлежит  сомнению,  и  из  этого  следует,  что  чувственным  восприятиям  не  соответствует  ничего  реального  в  мире.  В  отношении  разума  Гален  вновь,  как  и  в  случае  со  скептиками,  утверждает,  что  из  неразрешенности  антиномий  не  следует  их  неразрешимость.  Недоказуемость  аксиом  нисколько  не  позволяет  возражать  против  их  истинности  и  возможности  служить  основой  для  доказательств.  Полемизируя  со  скептиками,  Гален  пытался  на  примере  восстановления  жизненных  сил  тела,  подверженного  болезням,  соединить  умозрительность  философских  представлений  и  конкретное  изучение  явлений  природы.  Исключительная  увлеченность  метафизическими  умозрениями  прямо  вела  к  распространению  оккультных  медицинских  практик  и  отрицанию  существования  каких-либо  законов  природы,  а  сугубый  эмпиризм,  без  всякого  смыслового  и  научного  представления  об  этих  законах,  сводил  медицину  на  уровень  грубого  ремесла.

Для  Галена-философа  существует  определенный  реальный  объект  исследования,  который  совершает  регулярные  движения  относительно  познающего  субъекта.  Не  случайно,  в  своем  основополагающем  трактате  «О  доктринах  Гиппократа  и  Платона»  Гален  уделяет  большое  внимание  рассуждениям  Аристотеля  о  движении  материи,  пытаясь  оценить  весь  процесс  течения  заболевания,  высказывая  прогностические  соображения  [6].  Вместо  этого  для  его  оппонентов  —  методистов  или  эмпириков  —  имеет  значение  только  наблюдаемое  в  настоящий  момент:  «Во  всем  этом  и  заключается  искусство  учителя,  именно  в  таком  смысле  об  этом  говорит  Платон,  как,  впрочем,  и  я  тоже  в  этом  убежден»  [7].

Уникальность  синтетического  мышления  Галена  состояла,  прежде  всего,  в  том,  что  он,  в  процессе  клинической  практики  осмыслив  идеи  своих  предшественников,  по  сути,  сделал  их  основой  собственной  комплексной  теоретико-практического  системы  взглядов  на  больного  и  механизмы  протекания  и  лечения  заболеваний.  В  основе  его  системы  заложена  натурфилософская  методология,  позволяющая  объединить  теорию  и  практику  в  медицине,  обеспечив  тем  самым  возможность  ее  комплексного  изучения. 

 

Список  литературы:

  1. Балалыкин  Д.А.  Зарождение  медицины  как  науки  в  период  до  XVII  века.  М.:  Литтерра,  2013.  —  264  с.
  2. Балалыкин  Д.А.  Религиозно-философские  системы  и  их  значение  для  истории  медицины  //  История  медицины.  —  2014.  —  №  1.  —  С.  9—26.
  3. Балалыкин  Д.А.,  Щеглов  А.П.,  Шок  Н.П.  Единство  философской  теории  и  медицинской  практики  во  взглядах  Галена  //  Философия  науки.  —  2014.  —  №  1(60).  —  С.  70—85.
  4. Deichgraber  K.  Die  griechische  Empirikerschule.  Berlin,  1930.  —  S.  96.
  5. Galen.  Ars  medica,  ed.  C.G.  K1.  Leipzig:  Knobloch,  1821  (repr.  Hildesheim:  Olms,  1964):  305‒412.  2.  7  (10.  126.  10‒11  К.).  (Р.  127.  1).
  6. GalenDe  placitis  Hippocratis  et  Platonis,  ed.  P.  De  Lacy,  Galen.  On  the  doctrines  of  Hippocrates  and  Plato  [Corpus  medicorum  Graecorum,  vol.  5.4.1.2,  pts.  1—2.  Berlin:  Akademie-Verlag,  1978]:  1:65–358;  2:360–608.  (Cod:  98,571:  Comm.,  Med.,  Phil.).
  7. Galen.  De  optima  doctrina,  ed.  J.  Marquardt,  Claudii  Galeni  Pergameni  scripta  minora,  vol.  1.  Leipzig:  Teubner,  1884  (repr.  Amsterdam:  Hakkert,  1967):  82-92.  (Cod:  1,916:  Med.).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий