Статья опубликована в рамках: XXXV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 31 марта 2014 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Рыкова О.Н. ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ В ЭВОЛЮЦИИ РУССКОГО ЯЗЫКА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXV междунар. науч.-практ. конф. № 3(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ  АСПЕКТЫ  В  ЭВОЛЮЦИИ  РУССКОГО  ЯЗЫКА

Рыкова  Оксана  Николаевна

магистрант,  кафедра  истории  и  методики,  Восточно-Сибирская  государственная  академия  образования,  РФ,  г.  Иркутск

E-mail: 

 

LINGUISTIC  ASPECTS  IN  THE  EVOLUTION  OF  RUSSIAN  LANGUAGE

Oksana  Rykova

graduate  student,  Department  of  History  and  Techniques  East-Siberian  State  Academy  of  Education,  Russia  Irkutsk

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  рассмотрению  особенностям  влияния  иноязычной  лексики  на  генезис  русской  лингвистики.  В  исследовании  определяются  лексические  заимствования  в  русском  языке  в  ходе  исторического  процесса,  а  также  грамматические  аналогии  с  немецким  языком.

ABSTRACT

The  article  discusses  the  impact  of  foreign  vocabulary  features  on  the  genesis  of  Russian  linguistics.  The  study  defined  lexical  borrowing  in  the  Russian  language  in  the  historical  process,  and  grammatical  analogy  with  the  German  language.

 

Ключевые  слова:  заимствованная  лексика;  история  языка;  анализ  словарного  состава.

Keywords:  the  loanwords;  the  history  of  language;  the  analysis  of  the  vocabulary. 

 

С  IV  в.  начиналась  история  формирования  будущего  древнерусского  языка  как  обособленной  языковой  системы,  вобравшей  в  себя  впоследствии  иранскую,  греческую  и  монгольскую  и  тюркскую  лексику.  В  основе  анализа  развития  древнерусского  языка  IV—XIV  вв.,  автор  статьи  счел  важным  выделить  три  определяющих  периода,  в  каждом  из  которых  доминировало  влияние  конкретной  иноплеменной  культуры.  Однако  необходимо  иметь  в  виду,  что  первоосновой  древнерусского  языка  являлся  индоевропейский  язык,  основными  грамматическими  категориями  которого  считались  —  род,  число,  падеж  [5,  с.  145].  Общими  свойствами  уже  для  русского,  немецкого  и  латинского  языков  будет  являться  флективный  строй  —  система  склонения.  Так,  в  немецком  языке,  как  и  в  русском,  некоторые  имена  существительные  употребляются  только  в  единственным  числе,  или  только  во  множественном.  Русский  и  немецкий  языки  имеют  местоимения:  личные,  притяжательные,  возвратные  sich  (ся),  указательные,  неопределенные,  отрицательные,  вопросительные,  относительные  и  безличные  [5,  с.  30]. 

Древнерусский  язык,  как  и  другие  славянские  языки,  имел  четыре  формы  прошедшего  времени:  аорист,  имперфект,  перфект  и  давнопрошедшее.  Аорист  обозначал  действия,  целиком  отнесенное  в  прошлое;  он  мог  обозначать  мгновенное  действие,  если  был  образован  от  глагола  совершенного  вида,  и  действия  длительное,  но  единое,  не  расчлененное  на  отдельные  моменты,  если  образован  от  глагола  несовершенного  вида.  Имперфект  обозначал  действие  в  прошлом,  длительное  и  взятое  в  развитии,  в  расчленении  его  на  отдельные  моменты.  Перфект  обозначал  такое  действие,  которое  само  в  прошлом  закончилось,  но  результат  его  продолжается  и  в  настоящее  время.  Давнопрошедшее  время  чаще  употреблялось  в  придаточных  предложениях,  оно  обозначало  действие,  совершившееся  в  прошлом  раньше  какого-то  другого  действия,  или  же  действие,  вообще  бывшее  давно.  На  протяжении  истории  русского  языка  все  указанные  выше  формы,  кроме  перфекта,  теряются,  а  перфект  становится  единственным  прошедшим  временем,  которое  сохраняется  теперь  [6,  с.  88]. 

У  наиболее  древних  заимствований  трудно  установить,  откуда  пришло  это  слово,  например,  «броня».  Неисследованной  остается  проблема  славяно-кельтских  языковых  отношений.  При  попытках  прояснить  кельтское  влияние  на  праславянскую  речь  возникают  трудности  из-за  недостатка  источников. 

Иранский  период  (200  г.  до  н.  э.—370  г.  н.  э.)  обладал  фундаментальной  значимостью  для  последующего  развития  русской  культуры.  Следы  иранского  влияния  остались  в  лексике  русского  языка,  благодаря  тому  что,  иранцы  частично  заложили  основу  политической  организации  восточных  славян.  Иранцы  служили  связующим  звеном  между  греческой  и  персидской  цивилизациями  и  народами  Центральной  и  Северной  Руси. 

Славянский  корень  «раж»  содержится  в  русских  словах  «сражать»«поражать»«выражать»,  а  также  в  украинских  словах  «враження»  (впечатление),  «ображати»  (обижать)  и  т.  д.  и  происходит  от  имени  бога  Рашну.  Слово  «земля»  имеет  общий  корень  с  иранским  словом  «зем»  —  земля.  Иранские  слова  «вар»  (верить)  и  «вара»  (ограда,  защита)  послужили  началом  нескольких  словесных  трансформаций.  От  иранского  «вара»  произошло  древнерусское  слово  «вароку»,  означавшее  «загон  для  скота»,  а  древнерусский  глагол  «варовати»,  имеет  одно  значение  —  хранить,  сохранять.  Корень  «вар»  дал  начало  русским  словам  «вера»,  «верность».  От  «вара»  произошло  старославянское  «врата»  (ворота).

Иранское  влияние  также  присутствует  в  топонимике.  Так,  «Дон»  означает  «вода»,  «река»  по-осетински.  Слова,  относящиеся  к  иранскому  происхождению:  «ящер»,  «чаша»,  «хомяк»,  «могила»,  «равный»,  «клятва»,  «сто»,  «вина»,  «свинец»,  «хата»,  «шаровары»,  «топор»,  «собака».  Зависимость  русского  словаря  от  определенных  иранских  слов  дает  возможность  проследить  пути  культурного  прогресса.  Из  вышеприведенных  примеров,  очевидно,  что  культурное  наследие  иранского  периода  демонстрирует  себя  в  различных  аспектах  жизни  ранних  славян,  что  находит  выражение  в  словах,  отображающих  жилье  (хата),  одежду  (шаровары),  инструменты  (топор),  домашних  животных  (собака)  [2,  с.  116].

Русские  слова  также  возникали  в  результате  перевода  иноязычных  слов  по  составляющим  морфемам.  В  основном,  это  слова  из  греческого,  латинского,  французского  и  немецкого  языков.  «Алфавит»  от  греческого  “alphabetos,  «баснословие»  от  греческого  “mythologia.  Некоторые  русские  слова  созданы  по  образцу  иноязычных  слов.  Так,  русский  глагол  «выглядеть»  возник  по  образцу  немецкого  слова  “aussehen”:  “aus”  перевели  как  «вы»,  “sehen”  —  «глядеть».

Значительная  часть  слов  имеет  французское,  итальянское,  латинское,  английское  происхождение,  но  пришли  они  в  русский  язык  через  немецкий.  Об  этом  свидетельствует  немецкая  манера  произношения  и  историческая  обусловленность  более  раннего  вхождения  этих  слов  в  немецкий  язык. 

Можно  выделить  признаки  заимствованных  слов:

1.  Для  русского  языка  не  характерно  произносить  в  начале  слова  букву  «а».  Заимствованные  слова:  «алмаз»,  «астра»  и  т.  д.

2.  Для  русского  языка  не  характерно  произносить  слова  с  буквой  «ф».  Заимствованные  слова  с  «ф»:  «февраль»,  «куфшин»  т.  д.

3.  Несклоняемость  существительных  [7].

При  переходе  в  русский  язык  иноязычные  слова  подвергаются  обработке.  Польский  лингвист  В.  Маньчак  на  основе  сравнительного  анализа  словарного  состава  древнеславянского  языка  с  языками  других  европейских  этносов  обнаруживает  наибольшую  близость  лексики  древних  славян  с  балтской  и  германской.  Им  констатируется  далее,  что  славяне  в  лексическом  отношении  ближе  к  пруссам,  чем  к  литовцам;  ближе  к  германским  языкам,  чем  к  романским  [1,  с.  32]. 

Под  монгольским  влиянием  XIII—XIV  вв.  произошло  преобразование  военной,  политической  и  экономической  организации  киевских  институтов,  что  привело  к  пополнению  русского  словарного  запаса  монгольско-тюркскими  понятиями.  Однако  достаточно  сложным  остается  вопрос  отграничения  заимствованных  татарских  слов  от  более  ранних  заимствований  из  других  тюркских  языков,  например,  из  половецкого.  Все  тюркские  языки  по  свой  структуре  и  словарному  запасу  очень  близки  друг  другу.  Что  же  касается  значения  заимствованных  слов,  то  они  не  всегда  таковы,  чтобы  мы  лишь  на  основе  этого  значения  могли  сказать,  когда  приблизительно  это  слово  могло  проникнуть  в  язык:  здесь  приходится  обращаться  к  различным  косвенным  сведениям,  которых  может  для  данного  слова  и  не  быть.  Слово  «лошадь»,  заимствованное  из  тюркских  языков,  в  течении  XIII—XIV  вв.  впервые  встречается  в  Лаврентьевской  и  Ипатьевской  летописях.  Однако  оно  употреблялось  в  1111  г.  в  речи  Владимира  Мономаха,  призывавшего  к  борьбе  с  половцами  [1,  с.  97]. 

Из  заимствованных  слов,  относящихся  к  сфере  экономических  и  политических  отношений,  можно  привести  такие,  как  «деньга»,  «алтын»«тамга».  Все  эти  слова  были  заимствованы  из  татарского  языка.  Слово  «тамга»  уже  с  XIII  в.  употребляется  в  значении  сначала  «клеймо,  печать»,  затем  «подать»«дань»  и,  наконец,  «торговая  пошлина».  Оно  находится,  прежде  всего,  в  ярлыках  татарских  ханов.  В  значении  торговой  пошлины  это  слово  употребляется  уже  в  духовной  грамоте  Ивана  Калиты  [4].  Из  татарского  языка  идет  уже  упоминавшееся  слово  «ямь»  в  значении  повинности  по  перегонки  лошадей  для  государственных  надобностей,  встречающееся  в  различных  грамотах  начиная  с  XIII  в.,  а  также  производное  от  него  «ямщик»  в  значении  заведующего  ямской  повинностью. 

Из  татарского  языка  взято  слово  «ярлык»  —  первоначальное  значение:  «жалованная  грамота  татарских  ханов».  Впоследствии  слово  употребляется  в  другом  значении  —  «наклейка  с  надписью».  В.А.  Воронцов,  предполагает,  что  этимология  слова  «ярлык»  имеет  связь  с  человеческой  раной,  приводя  пример  татарского  слова  «яра»  —  рана,  ранение;  «ярлы»  —  раненый,  имеющий  рану  и  в  последствии  «ярлык»  —  письменный  указ,  грамота  хана  [3,  с.  116].  Связь  понятия  «рана»  и  «грамота  хана»  прослеживается  прежде  всего  в  том,  что  в  основе  лежал  «кровный  договор». 

Зависимость  от  Золотой  Орды  также  ознаменовалась  заимствованием  монгольских  фразеологизмов,  пословиц  и  поговорок  в  русский  язык.  В  монгольских  и  русских  поговорках  национально-культурным  компонентом  является  кровь.  В  том  и  другом  языке  данное  понятие  ассоциируется  со  здоровьем,  сильными  эмоциями.  У  русских  есть  выражение  «кровь  с  молоком»,  у  монголов  «залуу  цус  шингэн»,  что  переводиться  «возраст  молодой,  кровь  жидкая».  Также  «кровь»  в  том  и  другом  языке  обозначает  родственную  связь. 

В  случае  перенимания  какого-то  предмета  вместе  с  ним  заимствуется  и  его  название.  Слово  «баран»  является  заимствованным  словом,  однако  русские  наделили  это  животное  другими  качествами,  в  отличие  от  монголов  и  тюрок.  Если  у  монголов  со  словом  «баран»  ассоциируется  робость,  смирность,  что  нашло  отражение  во  фразеологизмах  «хонь  шиг  номхон»  (робкий,  смирный  как  баран).  У  русских  «баран»  обозначает  глупость,  упрямство.

Монгольские  выражения:  «баруун  гар»,  «данс  бодох»,  «цагаан  ямтай»  имеют  полные  эквиваленты  в  русском  языке:  «правая  рука»,  «свести  счеты»,  «белая  кость».  Частично  эквивалентна  русской  поговорке  «бросать  слова  на  ветер»  монгольская  поговорка  «хоосон  уг»,  дословно  переводиться  как  «пустые  слова»

Таким  образом,  в  ходе  исторического  развития  IV—XIV  вв.  формировался  русский  язык,  в  который  проникала  лексика  европейских  и  азиатских  языков.  Степень  интенсивности  проникновения  тех  или  иных  элементов  иноязычной  лексики  или  устойчивых  выражений  зависела,  прежде  всего,  от  политических  и  экономических  факторов.  Этимология  словарного  состава  русского  языка  позволила  частично  установить  специфику  влияния  соседних  народов  на  генезис  русской  культуры  и  более  объективно  оценить  собственный  культурный  опыт. 

 

Список  литературы:

  1. Бычков  А.А.  Происхождение  славян  [Текст]  /  А.А.  Бычков.  М.:  Олимп:  АСТ:  Апрель,  2007.  —  252  с.
  2. Вернадский  Г.В.  Древняя  Русь  [Текст]  /  Г.В.  Вернадский.  М.:  Леан,  1997.  —  448  с.
  3. Воронцов  В.А.  Генезис  языка,  сказки  и  мифа  в  контексте  антропо-социо-культурогенеза  [Текст]  /  В.А.  Воронцов.  Казань:  Изд-во  «Яз»,  2012.  —  416  с. 
  4. Духовная  грамота  великого  князя  Ивана  Даниловича  Калиты:  [сайт].  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.hist.msu.ru/ER/  Ete  x  t/DG/ivan1g.htm.  —  Духовные  грамоты  великих  князей  XIV—XVI  вв.
  5. Казазаева  М.А.  Истрия  древнерусского  языка  [Текст]:  учебно-метод.  пособие  /  М.А.  Казазаева.  Иркутск:  НЦРВХ  СО  РАМН,  2010.  —  208  с.
  6. Очерки  русской  культуры  XIII—XV  веков  [Текст]:  духовная  культура  /  под.  ред.  И.И.  Лебедева.  М.:  Изд-во  МГУ,  1970.  —  431  с.
  7. Фасмер  М.  Этимологический  словарь  русского  языка  [Текст]:  в  4  т.  /  М.  Фасмер.  М.:  Астрель,  2009.  4  т.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий