Статья опубликована в рамках: XXXV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 31 марта 2014 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Балицкий Р.Н. ФОРМИРОВАНИЕ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО «КРАСНОГО ПОЯСА» В ЦЕНТРАЛЬНОМ ЧЕРНОЗЕМЬЕ В НАЧАЛЕ 1990-Х ГГ. (ПО ДАННЫМ РЕФЕРЕНДУМОВ) // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXV междунар. науч.-практ. конф. № 3(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ФОРМИРОВАНИЕ  ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО  «КРАСНОГО  ПОЯСА»  В  ЦЕНТРАЛЬНОМ  ЧЕРНОЗЕМЬЕ  В  НАЧАЛЕ  1990-Х  ГГ.  (ПО  ДАННЫМ  РЕФЕРЕНДУМОВ)

Балицкий  Руслан  Николаевич

канд.  ист.  наук,  доцент,  докторант  кафедры  культурологии  Курского  госуниверситета,  РФ,  г.  Курск

E-mail: 

 

FORMATION  OF  ELECTORAL  “KRASNY  POYAS”  IN  CENTRAL  BLACK  EARTH  REGION  IN  EARLY  1990TH  (IN  ACCORDANCE  WITH  REFERENDUM)

Balitsky  Ruslan  Nikolaevich

candidate  of  Historical  Sciences,  Associate  Professor,  Ph.  D.  Candidate,  Department  of  Cultural  Studies,  Kursk  State  University,  Russia  Kursk

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  проводится  анализ  трех  референдумов,  состоявшихся  в  Советском  Союзе  и  Российской  Федерации  в  1991  и  1993  годах.  Автор  сопоставляет  результаты  плебисцитов  в  целом  по  государству  и  его  показательным  составным  частям.  В  их  роли  выступают  Москва  и  Ленинград  (Санкт-Петербург),  их  области,  а  также  родная  для  президента  Б.Н.  Ельцина  Свердловская  область.  Также  приводятся  данные  по  Центрально-Чернозёмному  региону,  состоящему  из  пяти  областей.  На  основе  сравнения  показано  формирование  антиреформистских  настроений  в  Центрально-Черноземном  районе,  вошедшего  в  «красный  пояс».

ABSTRACT

In  the  article  there  is  the  analysis  of  three  referendums  which  took  place  in  Soviet  Union  and  Russian  Federation  in  1991  and  1993.  The  author  compares  the  results  of  plebiscites  in  the  whole  state  and  in  its  meaningful  constituents.  In  this  role  represented  Moscow  and  Leningrad  (Saint  Petersburg),  their  regions  as  well  as  the  Sverdlovsk  region  native  for  the  president  B.N.  Yeltsin.  Also  the  data  for  the  Central  Black  Earth  Region,  which  consists  of  five  regions,  are  provided.  On  the  base  of  this  comparison  it  is  shown  the  formation  of  antireformist  climate  in  the  Central  Black  Earth  Region,  which  became  a  part  of  “krasny  poyas”.

 

Ключевые  слова:  СССР;  РСФСР;  Центрально-Чернозёмный  регион  России;  референдум;  конституция;  социализм,  «красный  пояс».

Keywords:  USSR;  RSFSR;  the  Central  Black  Earth  Region  of  Russia;  referendum;  constitution;  socialism;  “krasny  poyas”. 

 

Прямое  волеизъявление  граждан,  проходящее  на  основе  демократических  принципов,  в  атмосфере  соблюдения  законности  и  при  обязательном  сохранении  нравственного  «лица»  выборного  процесса  является  важнейшей  основой  государства.  Соответственно  помимо  прямых  итогов  народное  голосование  является  еще  и  своеобразным  барометром  политических  настроений  общества.  Именно  общества  —  совокупности  граждан  со  своей  позицией,  переживаниями,  устремлениями,  чувством  ответственности,  а  не  «электората»,  в  которой  стремятся  превратить  общество  политиканствующие  лица  и  организации.  Они  же  извращают  смысл  слова  «политика»,  когда  на  смену  пониманию  его  как  искусства  возможного  приходит  словосочетание  «грязное  дело».  Причем  последнее  настолько  прочно  оседает  в  сознании,  что  в  России  начала  2010-х  гг.  вполне  открыто  и  официально  существует  целая  публицистическая  серия  «Грязное  бельё  Кремля».

Обратимся,  однако,  к  более  раннему  этапу,  а  именно  к  переходу  от  традиционной  социалистической  модели,  установившейся  в  Советском  Союзе  к  поливариантным  альтернативным  выборам.  Не  касаясь  политологической  составляющей  данного  процесса,  отметим,  что  данное  явление  в  конце  80-х—90-х  гг.  XX  столетия  прошло,  по  нашему  мнению  три  этапа. 

Первый  из  них  охватывает  1988—1990  гг.  Его  определяющими  чертами  стали  привнесенный  «сверху»,  не  совсем  легитимный  процесс  выборов  депутатов  I  Съезда  народных  депутатов.  Не  смотря  ни  на  какие  критические  отзывы,  данный  проект,  входивший  в  структуру  реформирования  органов  управления  СССР,  был  встречен  с  большим  вниманием,  сопровождался  активным  обсуждением  предвыборных  платформ  и  действий  кандидатов,  беспрецедентно  широко  освещался  в  СМИ.  Общесоюзный  опыт  был  подхвачен  советскими  республиками,  в  том  числе  и  РСФСР.  Методом  проб  и  ошибок  новый  орган  власти  взялся  за  реформирование,  начатое  М.С.  Горбачевым  еще  в  1985  году.

Второй  этап  охватывает  1991—1993  гг.  Его  главным  определяющим  моментом  является  «атака»  на  советы  всех  уровней  и  их  последующее  сокрушение  как  символ  и  оплот  социалистического  прошлого.  Окончательно  данный  процесс  завершился  12  декабря  1993  г.  принятием  новой  Конституции  и  принципиально  новой  системы  управления  в  России  в  целом  и  на  местах  в  частности,  чему  предшествовали  события  противостояния  исполнительной  и  законодательной  властей,  закончившиеся  столкновением  с  применением  танков  в  столице  страны.  В  этот  момент  происходят  и  иные  изменения  глобального  характера,  когда  Российская  Федерация  в  качестве  субъекта  международного  права  сама  стала  определять  направления  политики,  а  не  действовать  как  часть  Союза  Советских  Социалистических  Республик.

Третий  этап,  начавшийся  с  принятием  Конституции  и  выборов  Государственной  Думы  первого  (пятого)  созыва,  продолжался  до  подведения  итогов  думской  предвыборной  кампании  1999  года.  Именно  они  показали,  что  пришедшая  к  власти  в  1991  году  политическая  группировка  нашла  правильный  вектор  преломления  своих  усилий  в  создании  лояльной  нижней  палаты  Федерального  Собрания.

Второй  этап  представляет  особый  интерес  для  исследователя  провинциальной  истории.  У  населения  уже  накопился  некоторый  опыт  участия  в  демократических  процессах,  отпали  квазилиберальные  основы  волеизъявления,  а  молох  массового  медийного  одурманивания,  успешно  опробованный  на  третьем  этапе,  находился  на  стадии  становления  и  за  пределы  Москвы  и  Ленинграда  (в  этот  период  вновь  ставшего  Санкт-Петербургом)  еще  не  добрался.

В  этой  связи  представляется  интересным  обратить  внимание  на  результаты  избирательного  процесса  в  Центральном  Черноземье  в  частности,  сравнить  их  с  общесоюзными,  общероссийскими,  «столичными»,  а  также  с  цифрами  по  Свердловской  области,  родине  Б.Н.  Ельцина. 

Центрально-Черноземный  регион  устойчиво  выделился  задолго  до  советской  эпохи.  В  аграрном  и  аграрно-индустриальном  обществе  основной  ценностью  являлось  качество  земли,  поэтому  богатые  черноземом  территории,  находящиеся  в  непосредственной  близости,  а  также  постоянная  внешняя  угроза  объединили  их  в  некоторую  общность.  В  начале  советского  периода  рассматриваемые  территории  составляли  единую  Центрально-Черноземную  область,  из  которой  затем  были  выделены  Курская,  Белгородская,  Воронежская,  Тамбовская  области  и,  образованная  в  1954  г.  из  их  частей,  Липецкая. 

Преобразования  страны  в  конце  80-х—90-е  гг.  XX  века  коснулись  всех  сторон  жизни.  И,  поскольку  определяющим  в  политике  должно  являться  мнение  народа,  представляется  интересным  проследить  его  динамику.  Как  широко  известно,  Центральное  Черноземье  стало  одной  из  основ  т.н.  «красного  пояса»,  регионов  традиционно  поддерживавших  коммунистическую  партию.  В  данной  работе  предлагается  осветить  эту  проблему  на  основе  итогов  референдумов,  прошедших  в  1991  и  1993  гг.

Первым  плебисцитом  рассматриваемого  этапа  стало  голосование  по  вопросу  сохранения  Союза  ССР,  состоявшееся  17  марта  1991  года  по  инициативе  Президента  СССР  М.С.  Горбачева.  Одновременно  его  политический  оппонент,  Председатель  Верховного  Совета  РСФСР  Б.Н.  Ельцин  дополнил  референдум  вопросом  о  необходимости  введения  поста  Президента  России.  Это  являлось  сильным  политическим  шагом,  поскольку  Декларацию  о  независимости  РСФСР  уже  приняла  годом  ранее,  что  наносило  серьезный  удар  по  самой  идее  существования  Советского  Союза,  поскольку  по  сути  Россия  играла  в  нем  главную  роль,  что  даже  было  закреплено  в  гимне  («союз  нерушимый  республик  свободных  сплотила  навеки  великая  Русь»).  А  также  неоднократно  подчеркивалось  в  речах  руководителей  партии  и  правительства,  причем  ни  о  каком  унижающем  другие  республики  контексте  речь  не  шла  и  воспринималась  совершенно  нормально.

Таким  образом,  население  Центрального  Черноземья,  как  и  вся  Россия,  столкнулось  с  двумя  вопросами,  имевшими  антагонистические  противоречия. 

Обратимся  к  сводным  результатам  по  ряду  областей  РСФСР  и  СССР,  приведенным  далее  [6].

Таблица  1.

Выборочные  результаты  по  итогам  референдума  1991  г.

Территория

Всего  избирателей

Проголосовали  по  вопросу  о  СССР

(в  %)

Проголосовали  о  президенте  РФ

(в  %)

"За"  сохранение  СССР"

(в  %)

"Против"  сохранения  СССР

(в  %)

"За"  введение  поста  президента  РФ  (в  %)

"Против"  введения  поста  президента  РФ  (в  %)

СССР  (в  целом)

185  647  355

80

76,4

21,7

РСФСР  (в  целом)

105  643  364

75,4

75,09

71,3

26,4

52,45

28,01

Белгородская  обл.

1016000

87,43

87,43

80,7

17,9

65,57

32,61

Воронежская  обл.

1874000

81,25

81,27

75,07

23,29

66,55

31,77

Курская  обл.

980000

84,98

84,54

81,33

17,26

56,88

36,87

Ленинградская  обл.

1245000

73,92

74

69,85

26,99

70,83

27,05

Липецкая  обл.

908000

83,8

83,8

72,65

25,7

66,31

31,75

Москва

6972000

67,95

68

50,02

46,13

77,84

20,41

Московская  обл.

5321000

74,48

74,47

63,83

33,32

72,58

25,47

Ленинград

3804000

64,89

65,05

50,54

42,73

78,52

19,65

Свердловская  обл.

3377000

73,85

73,68

49,34

47,91

85,95

12,21

Тамбовская  обл.

965000

84,34

83,55

82,72

15,7

62,53

34,86

 

Прежде  всего  следует  отметить  очень  высокую  явку  избирателей.  Если  в  целом  по  Союзу  ССР  она  составила  80  %,  а  по  РСФСР  75,4  %,  то  в  пяти  регионам  Черноземья  она  колеблется  от  81,25  %  в  Воронежской  до  87,43  %  в  Белгородской  областях  по  вопросу  сохранения  СССР  и  от  81,27  %  до  87,43  %  в  тех  же  регионах  при  голосовании  о  введении  поста  Президента  России  (данный  вопрос  был  задан  только  жителям  России).  Любопытно,  что  данные  по  количеству  проголосовавших  незначительно  разнятся  (0,02—0,79  %),  в  то  время  как  бюллетени  раздавались  одним  и  тем  же.  На  наш  взгляд  это  объясняется  рядом  причин,  среди  которых:  формальные  паспортные  вопросы  или  нежелание  голосовать.

С  одной  стороны  очень  высокие  проценты  явки  можно  объяснить  недавним  советским  прошлым,  когда  она  составляла  98—100  %.  Однако  времена  строгой  обязанности  ходить  на  выборы,  чреватой  печальными  карательными  мерами,  прошли,  а  данные  по  другим  регионам,  в  частности  важнейшим  в  политическом  плане  городам  России  и  смежным  территориям,  в  сравнении  дают  нам  фактически  апатию  населения.  Так  москвичи,  пожелавшие  быть  услышанными,  составили  68  %  от  внесенных  в  списки,  ленинградцы  —  в  районе  65  %.  В  прилегающих  к  ним  областях,  на  которые  несомненно  оказывалось  влияние  их  центров,  количество  пришедших  к  урнам  составило  приблизительно  74  %  в  Ленинградской  и  на  полпроцента  выше  в  Московской;  схожий  результат  озвучен  по  итогам  подсчетов  и  в  Свердловской  области  (почти  74  %),  хотя  заинтересованность  уральцев  должны  была  быть  несколько  выше  из-за  причастности  земляка  —  российского  лидера.

Что  касается  отношения  к  вопросу  «Считаете  ли  Вы  необходимым  сохранение  Союза  Советских  Социалистических  Республик  как  обновленной  федерации  равноправных  суверенных  республик,  в  которой  будут  в  полной  мере  гарантироваться  права  и  свободы  человека  любой  национальности?»,  то  здесь  жители  областей  Центрально-Черноземного  региона  не  были  единодушны.  Фактически  твердо  проголосовав  «за»  (минимальный  процент  разделивших  эту  точку  зрения  составил  более  трех  четвертей),  желающих  отказаться  от  СССР,  пусть  и  в  реформированном  виде  было  в  среднем  19,97  %.  Причем  в  наиболее  индустриально  развитых  Воронежской  и  Липецкой  областях  он  составил  23,29  %  и  25,7  %,  в  то  время  как  в  Курской  и  Белгородской  17,26  %  и  17,9  %,  а  в  Тамбовской  всего  15,7  %. 

Говоря  о  сравнении,  отметим,  что  четыре  «столичных»  региона  не  только  превзошли  по  количественному  показателю  противников  сохранения  СССР  (самый  низкий  процент  —  26,99  в  Ленобласти),  но  и  еле  перешли  барьер  в  50  %  среди  сторонников  (на  0,02  в  Москве  и  0,54  Ленинграде).  Разница  между  сторонниками  и  противниками  сохранения  союзного  государства  среди  москвичей  составила  всего  3,89  %.  Такого  рода  результаты  следует  объяснить  непосредственным  влиянием  фигуры  Ельцина,  особенно  выигрышно  смотревшегося  на  фоне  стремительно  теряющего  популярность  и  поддержку  Горбачева.  Несомненно,  столичные  регионы,  в  которых  не  только  была  сильна  поддержка  Бориса  Николаевича,  но  и  значительную  роль  исполняли  «играющие  в  его  команде»  московские  и  ленинградские  фигуры,  такие  как  Г.Х.  Попов,  А.Б.  Собчак  и  др.  гораздо  стремительнее  отдалялись  от  советского  прошлого.

«Фактором  Ельцина»  можно  объяснить  и  соотношение  49,34  %  к  47,91  %,  сложившееся  после  подсчета  в  родной  для  него  Свердловской  области.  Процент  сторонников  развала  СССР  здесь  был  не  только  самым  большим,  имелась  критическая  разница  всего  в  1,43  %  в  пользу  сохранения  Союза.  Учитывая,  что  количество  недействительный  и  испорченных  бюллетеней  составило  2,75  %,  свердловчане  вообще  могли  стать  единственным  регионом  проголосовавшим  против  Советского  Союза.

Таким  образом,  несмотря  на  довольно  ощутимую  разницу  в  графе  высказавшихся  за  сохранение  СССР  на  новых  принципах,  население  Центрального  Черноземья  твердо  высказалось  против  развала  единого  государства,  проголосовав  от  72  до  82  %  по  региону.  На  наш  взгляд  это  объясняется  тем,  что  авторитет  Б.Н.  Ельцина  и  усталость  от  неудавшейся  перестройки  были  не  настолько  сильны,  чтобы  конкурировать  с  общесоюзными  сознанием  и  ментальностью.  Развал  Союза  означал  бы  разрыв  личных,  дружеский,  родственных  связей:  большое  количество  родившихся  в  РСФСР  проживало  на  Украине,  а  Курская  и  Белгородская  области  вообще  тесно  переплелись  с  соседними  украинскими  регионами.  Об  этом  свидетельствует  и  столь  же  высокий  как  и  в  Черноземье  результат  Брянщины,  где  сохранение  СССР  поддержало  80,27  %  от  пришедших  голосовать.  Также  подтверждается  тезис  об  отдаленности,  провинциальности  ЦЧР,  в  котором  имевшая  место  антисоюзная  агитация,  удачно  сработавшая  против  Советского  Союза  не  была  понята  и  принята,  как,  например  Москве  или  Ленинграде.

В  следующий  раз  необходимость  провести  референдум  возникла  в  1993  году,  причем  дважды.  Накалившееся  до  предела  противостояние  в  высших  эшелонах  власти  требовало  сделать  попытку  разрешить  кризис  без  кровопролития.  Однако  политические  дивиденды  тоже  терять  не  хотелось,  поэтому  Б.Н.  Ельцин  и  его  сторонники  решили  придать  легитимность  своим  действиям  в  борьбе  с  оппонентами,  в  свою  очередь  Р.И.  Хасбулатов,  А.В.  Руцкой,  С.Н.  Бабурин  и  другие  попытались  не  допустить  этого.  Если,  как  уже  отмечалось,  формулировка  вопроса  по  сохранению  Союза  ССР  вызывала  некую  двоякость  в  понимании,  а  введение  поста  президента  в  РСФСР,  которая  была  частью  СССР,  ее  усугубляло,  то  в  апреле  1993  г.  гражданам  пришлось  ответить  на  целых  четыре  взаимосвязанных  и  искусно  скомпонованных  вопроса.  1)  доверяете  ли  Вы  Президенту  Российской  Федерации  Б.Н.  Ельцину?  2)  одобряете  ли  Вы  социально-экономическую,  осуществляемую  Президентом  Российской  Федерации  и  Правительством  Российской  Федерации  с  1992  года?  3)  считаете  ли  Вы  необходимым  досрочное  проведение  выборов  Президента  Российской  Федерации?  4)  считаете  ли  Вы  необходимым  досрочное  проведение  выборов  народных  депутатов  Российской  Федерации?  [7]  Последние  два  вопроса  решались  не  простым  большинством  как  первые  два,  а  лишь  достижением  50  %.

Определившимся  сторонникам  исполнительной  власти  и  подверженным  PR-технологиям,  удачно  работавшим  на  примере  рекламы,  предлагалось  запомнить  простой  алгоритм  «да-да-нет-да»,  активно  кричащий  со  столбов,  досок  объявлений  и  в  СМИ.  Т.  е.  президенту  доверяем,  политику  поддерживаем,  переизбирать  его  не  надо,  а  вот  депутатов  (народных,  речь  о  сохранении  структур  Верховного  Совета  и  Съезда  уже  не  шла)  следует  переизбрать.  Соответственно  оппоненты  Ельцина  робко  пытались  противопоставить  «нет-нет-да-нет»,  не  имея  должного  влияния  на  телевидение,  важнейшее  средство  массовой  информации  (это  подтверждают  события  октября,  когда  состоялась  попытка  установить  контроль  путем  захвата  телецентра  «Останкино»,  который  охраняли  гораздо  лучше  мэрии  Москвы). 

Рассмотрим  итоговую  статистику  [4]. 

Таблица  2.

Выборочные  результаты  по  итогам  референдума  1993  г.

Территория

Всего  избирателей  (в  тыс.  чел)

Явка  (в%)

1  вопрос

2  вопрос

3  вопрос

4  вопрос

Да

Нет

Да

Нет

Да

Нет

Да

Нет

Россия  (в  целом)

106996,7

64

58,7

39,3

53

44,5

31,7

30,1

43

19,3

Белгородская  обл.

1050,1

77,6

39,6

58,7

36,1

62,2

48,6

27,1

45,1

31

Воронежская  обл.

1930,3

72,3

49,7

48,5

45,1

53

40,2

30,1

46,5

24,2

Курская  обл.

997,9

70,1

42,1

56

38,7

59,1

42,1

26

38,7

29,7

Липецкая  обл.

924,1

68,8

49,2

48,5

44,6

52,9

38,8

27,7

40,2

26,8

Москва

6958

63,7

75,2

23,3

69,8

28,1

20,9

40,7

51,1

11,2

Свердловская  обл.

3455,7

66,8

84,4

13,9

76,2

21,5

22,1

42,2

52,7

12,3

Тамбовская  обл.

986,8

74,5

44

53,7

40,2

57,2

43,7

28,4

45,5

27

 

Итоги  референдума  фактически  загнали  кризис  в  патовую  ситуацию.  Из  64,05  %  пришедших  избирателей  (отметим  заметное  снижения  явки  по  сравнению  с  1991  г.)  доверие  президенту  высказали  58,7  %,  его  политику  поддержали  53  %,  в  то  же  время  за  перевыборы  главы  государства  высказались  31,7  %  (против  30,2  %),  за  перевыборы  депутатов  43,1  %  (19,3  %  против).  Таким  образом,  ни  одна  из  сторон  не  добилась  желаемого,  однако  отметим  крайне  высокий  процент  испорченных  бюллетеней  по  вопросам  №№  3  и  4  —  они  не  только  составляют  более  трети  от  общего  числа,  но  кардинально  меняли  бы  результаты  в  случае  правильного  заполнения. 

На  апрельском  плебисците  свое  мнение  Центрально-Черноземный  регион  выразил  довольно  четко.  Прежде  всего,  следует  отметить  больший  процент  явки  избирателей:  если  в  целом  по  стране  он  едва  превысил  64,  то  в  Белгородской,  Воронежской,  Курской,  Липецкой  и  Тамбовской  областях  он  колебался  от  68,8  до  77,6.  Что  касается  доверия  президенту  лично,  то  ни  в  одной  из  перечисленных  областей  ее  численное  авражение  не  набрало  50  %,  распределившись  в  более  развитых  промышленно  Липецкой  и  Воронежской  примерно  поровну  с  перевесом  в  пользу  Ельцина  0,7—1,2  %.  В  трех  других  областях  от  53,7  до  58,7  %  выразили  ему  недоверие.

В  то  же  время  в  Москве  Б.Н.  Ельцин  одержал  убедительную  победу.  Упоминавшийся  политический  призыв  «да-да-нет-да»  нашел  одобрение  в  следующих  итогах:  1  вопр.  —  «да»  —  75,2  %,  2  вопр.  —  «да»  —  69,8  %,  3  вопр.  —  «да»  —  20,9,  «нет»  —  40,3  %,  4  вопр.  —  «да»  —  51,1  %.  Еще  большим  доверием  Президент  России  удостоился  на  малой  родине  в  Свердловской  области.

Третий  по  счету  и  второй  за  1993  год  плебисцит  состоялся  12  декабря,  Россия,  еще  не  отошедшая  от  бойни  в  столице,  должна  была  определиться  с  новым  Основным  Законом  страны  и  одновременно  выбрать  парламент  уже  согласно  проекту  новой,  еще  не  утвержденной  конституции.  Сам  проект  был  заранее  опубликован,  вызвал  массу  дискуссий,  были  предложены  поправки,  но  главным  оставались  две  позиции:  не  смотря  на  декларирование  принципа  смешанной  республики,  Российская  Федерация  скорее  приобретала  черты  президентской;  фактически  уничтожалась  система  советов  —  появлялся  разрыв  между  местными  органами  и  федеральными,  депутат  Государственной  думы  и  депутаты  местных  законодательных  собраний  перестали  представлять  единое  целое,  могли  находиться  в  антагонистических  противоречиях,  не  преследуя  общей  политики  заботы  об  избирателях  данной  местности.

Осознавая  это  и  противясь  политике  Б.Н.  Ельцина,  широкие  круги  оппозиции  начали  кампанию  по  призыву  голосовать  против  проекта  конституции.  Следует  отметить,  что  в  обществе  начала  нарастать  апатия  к  политике  в  целом.  Мощным  толчком  к  этому  стали  и  события  3—4  октября,  показавшие,  что  действующая  власть,  исчерпав  политические  доводы,  может  применить  против  оппонентов  даже  танки.  В  итоге  изъявить  свою  волю  пришли  58  187  755  чел.  из  106  170  835  внесенных  в  списки  (54,8  %,  снижение  активности  продолжается),  что  позволило  объявить  референдум  состоявшимся.  В  урнах  во  время  подсчета  обнаружилось  57  726  872  бюллетеней,  т.  е.  460  883  по  разным  причинам  исчезли,  что  составляет  0,79  %  от  количества  розданных.  Причинами  тому  могут  являться  либо  желание  унести  их  «на  сувениры»  избирателями,  либо  изначально  отсутствие,  либо  исчезновение  в  процессе  подсчета.  Еще  1  357  909  бюллетеней  (или  2,33  %)  [1,  c.  67.]  оказались  недействительными,  что  говорит  о  колебаниях  голосующих,  элементарных  ошибках  или  возможной  порче  уже  после  окончания  голосования.

Общим  итогом  стали  следующие  цифры.  «За»  высказались  32  937  630  чел.  (58,43  %),  «против»  —  23  431  333  чел.  [1,  c.  67.],  таким  образом,  Конституция  Российской  Федерации  была  принята.  Однако  оппоненты  сразу  заявили  несогласие  с  официальными  итогами.  Помимо  многочисленных  заявлений  о  возможной  фальсификации  настораживали  крайне  высокие  проценты  исчезнувших  и  испорченных  бюллетеней.  Во-вторых,  если  учитывать  общее  число  избирателей,  внесённых  в  списки,  то  фактически  проект  Основного  Закона  поддержало  чуть  более  31  %.  По  мнению  Е.А.  Лукьяновой,  доктора  юридических  наук,  профессора  юридического  факультета  МГУ,  именно  данный  критерий  должен  был  являться  определяющим,  а  не  по  «президентским  правилам».  В-третьих,  если  считать  от  числа  выданных  бюллетеней,  то  в  14  (!)  регионах  плебисцит  вообще  не  состоялся;  самый  низкий  процент  явки  был  отмечен  в  Татарстане  —  13,91  [3];  области  Центрального  Черноземья  в  этот  список  не  вошли.  И  этим  круг  вопросов  к  итогам  народного  волеизъявления  не  ограничивается.  Возможно,  это  стало  одной  из  причин  по  которой  почти  20  лет  идея  проведения  референдумов  не  находит  поддержки  во  властных  структурах.

Если  рассматривать  результаты  в  Центрально-Черноземном  районе,  опираясь  на  признанную  официальной  властью  статистику,  то  получается  следующее,  отраженное  в  таблице  3  (в  совокупности  со  сравнительными  характеристиками  г.  Москва  и  Свердловской  области)  [5].

Таблица  3.

Выборочные  итоги  плебисцита  1993  г.  по  проекту  Конституции

Территория

«За»  (тыс.  чел.)

«Против»  (тыс.  чел.)

«За»  (%)

Россия

32937630

23431333

58,43

Белгородская  область

311577

381649

44,95

Воронежская  область

502358

610006

45,16

Курская  область

274704

352647

43,79

Липецкая  область

229086

311525

42,38

Тамбовская  область

257133

355301

41,99

Свердловская  область

1299299

327990

79,84

Москва

2474524

1063406

69,94

 

Очевидно,  что  проект  конституции  не  только  не  был  поддержан  ни  в  одной  из  областей  ЦЧР,  но  и  даже  получил  противоположно  идентичные  проценты  «против»  к  общероссийскому  результатe  в  Тамбовской  области  (58,02  %).  В  целом  Белгородская,  Воронежская,  Курская,  Липецкая  и  Тамбовская  области  подтвердили  свое  нахождение  в  электоральном  «красном  поясе».

Показательными  являются  цифры  поддержки  президентского  проекта  конституции  в  Москве,  традиционно,  как  уже  отмечалось,  стоящей  на  позиции  поддержки  Б.Н.  Ельцина.  Если  провести  более  детальную  оценку,  то  получим,  что  при  суммарных  данных  всего  Центрального  Черноземья  и  Москвы  количество  поддержавших  проект  конституции  окажется  на  974  848  чел.  больше.  Данный  факт  говорит  о  слабых  позициях  довольно  крупного  региона  по  отношению  к  столице,  что  достигается  в  том  числе  благодаря  численности  ее  жителей.  Традиционно  в  фарватере  поддержки  Президента  России  голосовала  и  Свердловская  область,  где  количество  сторонников  нового  основного  закона  было  на  971  309  чел.  нежели  противников.

Подводя  итог,  следует  отметить,  что  вхождение  областей  Центрального  Черноземья  в  группу  регионов  со  стойкой  электоральной  неприязнью  к  действиям  Б.Н.  Ельцина  и  его  команды  началось  еще  1991  году.  Обычно  для  характеристики  т.  н.  «красного  пояса»  используется  критерий  голосования  за  коммунистическую  партию.  Однако  данные  свидетельствуют,  что  это  не  столько  принципиальное  полевение  взглядов,  сколько  протест  против  кардинальных  изменений,  ухудшающих  обстановку  на  протяжении  90-х  гг.  XX  века  играло  роль.  Так,  по  мнению  А.  Кынева  это  была  остаточная  поддержка  коммунистов,  и  крушение  «красного  пояса»  связана  с  переходом  власти  уже  при  В.В.  Путине  к  советской  риторике  [2].  Но  не  столько  риторика,  сколько  появление  определенной  стабильности,  а  также  других  факторов  заставило  население  сменить  политические  настроения.

Еще  в  1991  г.  по  вопросу  сохранения  Союза  Советских  Социалистических  Республик  как  обновленной  федерации  при  общесоюзном  результате  в  80  %  и  общероссийском  75,4  %  области  Центрального  Черноземья  стабильно  показали  выше  80  %,  а  в  Белгородской  области  даже  87,43  %,  не  смотря  на  призывы  российских  деятелей  проголосовать  против.  Что  касается  введения  поста  Президента  в  РСФСР,  главной  кандидатурой  на  который  рассматривался  прежде  всего  Б.Н.  Ельцин,  то  количество  жителей  ЦЧР,  видевших  в  этом  угрозу  общему  дому  (СССР)  было  больше,  чем  в  среднем  по  России  и  колебалось  от  31,77  %  в  Воронежской  области  до  36,87  %  в  Курской  против  общероссийских  28,01  %.

Через  два  года  жители  Центрального  Черноземья  в  отличие  от  итоговых  для  России  показателей  высказали  недоверие  политике  действующего  Президента,  хотя  и  не  всегда  сомневались  в  нем  как  лидере  страны  (Липецкая  и  Воронежская  области  фактически  разделились  пополам  в  симпатии-антипатии,  в  то  время  как  остальные  три  региона  четко  были  настроены  против).  Не  вызвала  сомнений  и  необходимость  переизбрания  как  Президента  Российской  Федерации,  так  и  Верховного  Совета,  хотя  и  не  достигшая  необходимого  барьера  в  50  %.

Декабрьский  1993  г.  плебисцит  подтвердил  антиельцинские  настроения,  что  выразилось  в  неприятии  проекта  новой  конституции,  разрабатывавшего  под  контролем  Президента:  Белгородская,  Воронежская,  Курская,  Липецкая  и  Тамбовская  области  единодушно  его  не  поддержали.

Таким  образом  1993  год  закончился  относительной  победой  Б.  Ельцина  над  политическими  оппонентами,  сломом  советской  системы  парламентаризма  и  утверждением  доминирующей  роли  исполнительной  власти.  Однако  политическая  ситуация  была  далека  от  стабильности,  что  показывали  прежде  всего  официальные  факты  статистики  итогов  референдумов,  среди  которых  важную  роль  играл  Центрально-Черноземный  район.

 

Список  литературы:

  1. Бюллетень  Центральной  Избирательной  Комиссии  Российской  Федерации.  1994.  №  1  (12).
  2. Кынев  А.  //  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.intellectuals.ru/cgi-bin/proekt/kynev/kynev.cgi?action=articul.  (дата  обращения  —  26.09.2013).
  3. Лукьянова  Е.  Из  истории  беззакония  (к  вопросу  о  порядке  проведения  и  результатах  референдума  12.12.1993  г.)//  Независимая  газета,  05.10.1999.
  4. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.electoralgeography.com/new/ru/countries/r/russia/russia-april-referendum-1993.html.  (дата  обращения  —  30.04.2013).
  5. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.electoralgeography.com/new/ru/countries/r/russia/russia-constitutional-referendum-1993.html.  (дата  обращения  —  30.04.2013).
  6. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.electoralgeography.com/new/ru/countries/r/russia/russia-march-referendum-1991.html.  (дата  обращения  —  30.04.2013).
  7. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.rau.su/observer/N09_93/9_04.HTML.  (дата  обращения  —  30.04.2013).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий