Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXIV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 24 февраля 2014 г.)

Наука: Философия

Секция: Онтология и теория познания

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
КРАСОТА МУЗЫКИ И ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXIV междунар. науч.-практ. конф. № 2(34). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

КРАСОТА  МУЗЫКИ  И  ДУХОВНАЯ  ЖИЗНЬ  ЧЕЛОВЕКА

Бахтизина  Дильбяр  Исмаиловна

канд.  филос.  наук,  доцент  Сибайского  института  (филиал)  Башкирского  государственного  университета,  РФ,  Республика  Башкортостан,  г.  Сибай

E-mail: 

 

BEAUTY  OF  MUSIC  AND  SPIRITUAL  LIFE  OF  MAN

Bakhtizina  Dilbar  Ismailovna

candidate  of  philosophy,  associate  professor  of  Sibay  institute  (filial)  of  Bashkir  State  University,  Russian  Federation,  Republic  of  Bashkortostan,  Sibay,

 

АННОТАЦИЯ

Музыка  несет  в  себе  духовные  ценности  бытия:  добро,  красоту,  истину.  Она  в  динамике  раскрывает  высшие  проявления  человеческого  духа.  В  качестве  чувственного  воплощения  красоты,  музыка  является  посредником  между  миром  материальным  и  трансцендентным.  Музыка  помогает  человеку  найти  внутреннюю  гармонию  и  определить  свое  отношение  ко  времени  и  вечности.  Понимание  красоты  несет  человеку  обновление  его  внутреннего  мира.

ABSTRACT

Music  contents  spiritual  values  of  existence:  good,  beauty,  truth.  In  dynamic  it  opens  high  appearances  of  human  spirit.  As  a  sensual  embody  of  beauty,  music  is  a  intermediary  between  material  and  transcendental  world.  Music  helps  man  to  find  inner  harmony  and  define  his  attitude  to  time  and  eternity.  Understanding  of  beauty  gives  to  man  the  renovation  of  his  inner  world.

 

Ключевые  слова:  музыка;  красота;  бытие  человека.

Keywords:  music;  beauty;  existence  of  man.

 

 

Звуковое  совершенство  классической  музыки,  воплощая  идеал  как  концентрацию  высших  ценностей  бытия,  открывает  перед  человеком  красоту  мироздания.  Обогащая  внутренний  мир  человека,  музыка,  в  исторической  ретроспективе,  представляет  собой  живую  память  высочайших  взлетов  человеческого  духа.  Соединяя  в  себе  результат  работы  духа,  проявляющийся  в  наличии  завершенного  музыкального  произведения,  и  процесс  его  движения,  раскрывающийся  в  момент  звучания,  музыка  создает  картину  динамики  человеческого  духа.  Появившись  как  звуковое  осмысление  картины  мироздания,  двигаясь  от  чисто  прагматических  целей  выживания,  музыка  постепенно  превратилась  в  область  интимной  жизни  человеческого  духа.  Ее  назначением  стало  создание  особой  атмосферы  уединения,  необходимой  рефлексирующему  сознанию  человека.  Она  создавала  человеку  те  редкие  мгновения  озарений,  оправдывающих  само  человеческое  бытие,  когда  он,  отрываясь  от  всего,  что  его  окружает  и  переставая  быть  частью  социального  механизма,  погружается  в  глубины  собственного  «Я».  Высокое  напряжение  мысли  чувства,  сопровождающее  процесс  слушания  музыки,  настраивает  человека  на  особую  волну  поиска  смысла  бытия. 

Высшие  духовные  ценности,  хранимые  музыкой,  представляют  собой  невидимый  стержень,  объединяющий  человечество  по  вертикали  движения  от  прошлого  к  будущему.  Будучи  символом  вечного  движения  и  обновления,  музыка  особенно  полно  воплощает  их  незыблемость,  приобщая  человека  к  вечности.  Изменчивость  и  гибкость  музыки,  ее  мимолетность  и  текучесть,  составляет  полифоническое  целое  с  вечными  ценностями  бытия,  просвечивающими  сквозь  те  мгновенные  преображения,  которыми  наполнена  музыка.  Духовным  стержнем  классической  музыки  является  единство  добра,  истины  и  красоты,  выступающих  в  качестве  различных  ипостасей  одного  начала.  То  позитивное,  созидающее  начало,  которое  раскрывает  во  всей  полноте  красоту  духовного  мира  человека,  и  есть  добро.  Красота  же  является  внешним  выражением  добра  и  истины,  их  явленностью  в  звуковом  совершенстве.  В  качестве  неотъемлемой  принадлежности  любого  вида  искусства,  красота  особенно  востребована  в  музыке,  где  хрупкость  и  мимолетность  звуковой  ткани  требует  совершенства  воплощения  идеи.  Подлинная  красота  есть  воплощение  тех  глубин  и  высот  духа,  которые  вызывают  потрясение  и  преображают,  совершенствуют  духовный  облик  человека.

По  отношению  к  музыке  особенно  актуально  звучат  слова  В.  Соловьева  о  том,  что  «отсутствие  красоты  есть  бессилие  идеи»  [3,  с.  396].  Идея  музыкального  произведения,  концентрирующая  всю  его  сущность,  богата  потенциями,  определяющими  пути  разворачивания  музыкальной  формы.  Избыточность  идеи  состоит  в  том,  что  в  произведении  реализуется  не  все,  что  в  ней  заложено,  а  лишь  ее  часть.  Но  эта  избыточность  и  создает  полноту  идеи,  которая  впоследствии  станет  источником  продуцирования  смыслов.  Таким  образом,  красота  в  музыкальном  произведении  выступает  как  явление  не  столько  внешнего,  сколько  внутреннего  порядка.

В  качестве  материального  воплощения  идеального  начала  музыкальное  произведение  выполняет  своеобразную  роль  посредника  между  миром  материальным  и  трансцендентным,  между  мечтой  и  ее  осуществлением  в  реальности.  Красота  в  музыке  неотделима  от  добра,  так  как  на  созидание  подлинной  красоты  творец  тратит  самое  ценное,  что  есть  в  его  духовной  сущности.  Через  красоту  музыка  несет  в  мир  добро  как  силу  бытия.  В  этом  качестве  музыка  становится  «исполнением  добра  в  материальном  мире»  [3,  с.  392].  Открытие  добра  и  красоты  является  для  человека  открытием  истины  бытия,  в  котором  движущим  началом  является  сила  позитивная,  созидающая,  а  не  разрушающая.  Возвышенные,  чистые  чувства,  испытываемые  человеком  при  встрече  с  подлинным  искусством,  делают  его  сильнее  и  добрее.  И  роль  музыки,  открывающей  в  человеке  его  лучшие  творческие  и  нравственные  силы,  в  этом  очень  значительна.

Музыка  помогает  человеку  определять  его  отношения  с  текущим  временем  [1,  с.  30—31].  Время  для  человека  имеет  экзистенциальный  характер,  оно  переживается  им  как  здесь-сейчас-бытие.  Настоящее  нередко  воспринимается  человеком  как  истина  бытия,  как  нечто  незыблемое  и  несомненное,  в  то  время,  как  будущее  и  прошлое  лишены  этого.  Будущее  для  человека,  исполненное  сомнения  и  проблематичности,  предстает  как  множество  возможностей,  которые  могут  быть  реализованы.  Мощный  потенциал  будущего  состоит  в  том,  что  в  нем  заложена  надежда  на  саму  возможность  жизни.  Сопряжение  настоящего  с  прошлым  и  будущим  образует  некую  вертикальную  координату,  позволяющую  человеку  распространять  свое  присутствие  на  значительный  объем  времени.  В  этом  реализуется  на  расстоянии  сам  факт  его  присутствия,  чем  определяется  возможность  бытия.  Прошлое  ценно  для  человека  в  той  степени,  в  какой  оно  сопрягается  с  настоящим  и  позволяет  наполнить  это  настоящее  новыми  смыслами.  Быть  в  прошлом  —  значит  быть  в  памяти,  в  будущем  —  в  воображении.

Музыка  позволяет  человеку  ощущать  эту  связь  времен.  Она  сама  —  воплощенное  настоящее,  рождающее  ощущение  здесь-и-сейчас-бытия,  позволяющее  полноценно  переживать  каждое  его  мгновение.  Но  музыка,  в  то  же  время  —  это  память  многих  поколений  людей,  которая  реализуется  через  актуализацию  ее  интонаций.  Музыка,  одновременно,  есть  прекрасная  мечта,  которая  уносит  воображение  человека  в  неведомые  дали,  позволяя  ему  прикоснуться  к  таинственному  будущему,  заглянуть  в  него.  Близость  настоящего  проявляется  в  экзистенциальном  переживании  его.  В  музыке  прошлое  не  просто  прошлое,  а  прошлое-настоящее,  ведь  все  в  музыке  переживается  именно  как  настоящее,  как  то,  что  присутствует  здесь-и-сейчас.  Оно  сжимает  в  себе  достижения  прошлого  и  надежды  на  будущее,  превращая  его  в  то  настоящее,  в  котором,  по  словам  П.  Тиллиха,  «наше  будущее  и  наше  прошлое  являются  нашими»  [4,  с.  174].

Человек  —  существо  духовное,  испытывающее  постоянную  потребность  в  транцендировании,  в  том,  что  выводит  его  за  пределы  чисто  биологического  существования.  Преодолеть  эмпиризм  обыденной  жизни  и  устремиться  мыслью  в  неведомые  дали,  в  космос  —  это  то,  что  было  характерно  для  человека  как  существа  духовного.  И  именно  эта  вечная  потребность  в  прикосновении  к  высшему  началу  и  двигала  беспокойную  мысль  человека  вперед.  Человек  живет  не  ради  сиюминутного,  а  ради  вечного,  то  есть  того,  что  выходит  за  рамки  его  жизни.  Человеку  «приходится  выходить  из  себя,  прочь  от  своего  Я»,  чтобы  «мочь  быть  не  напрасным,  излишним,  бесполезным»  [5,  с.  35].  В  природе  человека  есть  то,  то  требует  от  него  жертвы  мгновением  ради  вечного.

Вечные  ценности,  заложенные  в  музыке,  переживаются  человеком  как  идеал,  ради  которого  нужно  жертвовать  сиюминутными  мгновениями.  Принадлежность  человека  как  существа  транцендентального,  к  вечности,  накладывает  отпечаток  вечности  и  на  все  его  творения.  Музыка  лишена  примет  сиюминутного.  Будучи,  по  словам  Л.И.  Толстого  «стенограммой  чувств»,  она,  тем  не  менее,  не  останавливается  на  мелочах,  а  универсализирует  их,  поднимая  мгновение  до  уровня  высокого  обобщения.  Вот  почему  классическая  музыка  никогда  не  надоедает  нам,  даже  если  мы  слушаем  ее  постоянно.  Далекая  от  эмпиризма,  она  мыслит  своими  категориями,  находящимися  вне  бытийной  жизни.

Приобщение  к  красоте  —  это  и  есть  понимание  музыки,  вызывающей  восхищение,  благоговение,  радость  от  общения  с  музыкой.  Общение  с  музыкой  подобно  озарению,  которое,  подобно  вспышке,  пронизывает  всю  сущность  человека.  Недаром  С.  Лангер  отмечает,  что  именно  «прозрение  является  даром  музыки»  [2,  с.  217].  Музыка  рождает  особую  проницательность,  способность  проникать  в  суть  явления,  схватывать  его  высшую  целесообразность,  то  есть  гармонию  и  красоту.  Понимание  красоты  проявляется  как  духовное  обновление  личности,  расширение  ее  духовного  горизонта.

Музыка  пробуждает  в  человеке  все  духовные  силы,  которые  дремлют  в  его  подсознании.  Она  актуализирует  неявное  знание,  являющееся  личным  духовным  опытом  человека.  Вечные  ценности,  открываемые  нами  в  классической  музыке,  служат  напоминанием  о  высшем  назначении  человека,  о  его  миссии  творца  духовности.  Музыка  возвращает  человека  к  мысли  о  бесконечности  его  духовной  сущности.

 

Список  литературы:

  1. Бахтизина  Д.И.  Время  в  музыке//  Вестник  Омского  университета.  —  2009.  —  №  4.  —  С.  30—33.
  2. Лангер  С.  Философия  в  новом  ключе.  М.:  Республика,  2000.  —  287  с.
  3. Соловьев  В.С.  Сочинения  в  2-х  тт.  Т.  2  /общ.  ред.  и  сост.  А.В.  Гулыги,  А.Ф.  Лосева.  М.:  Мысль,  1988.
  4. Тиллих  П.  Вечное  сейчас  (три  проповеди  из  книги)//  Вопросы  философии.  —  2005.  —  №  5.  —  С.  161—174.
  5. Хюбнер  Б.  Смысл  в  бес-СМЫСЛЕННОЕ  время:  метафизические  расчеты,  просчеты  и  сведение  счетов.  Мн.:  Экономпресс,  2006.  —  384  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий