Статья опубликована в рамках: XXXII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 27 декабря 2013 г.)

Наука: Философия

Секция: Методика преподавания философии

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРЕПОДАВАНИЯ ФИЛОСОФСКИХ ПРОБЛЕМ СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXXII междунар. науч.-практ. конф. № 32. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

АКТУАЛЬНЫЕ  ВОПРОСЫ  ПРЕПОДАВАНИЯ  ФИЛОСОФСКИХ  ПРОБЛЕМ  СОЦИАЛЬНОЙ  ЖИЗНИ  ОБЩЕСТВА

Карпенко  Татьяна  Михайловна,

канд.  филос.  наук,  старший  преподаватель  Сумского  государственного  педагогического  университета  им.  А.СМакаренкоУкраина  гСумы

 

CURRENT  ISSUES  IN  TEACHING  OF  PHILOSOPHICAL  PROBLEMS  OF  SOCIETAL  LIFE

Tatyana  Karpenko

candidate  of  Philosophical  Sciences,  Senior  Lecturer  of  the  Sumy  State  Pedagogical  University  of  Makarenko,  Ukraine  Sumy

 

АННОТАЦИЯ

Автор  анализирует  проблему  необходимых  элементов  содержания  университетского  курса  философии  в  контексте  социальной  структуры  общества.  Философский  аспект  социальной  структуры  общества  можно  будет  считать  в  основном  всесторонне  освещенным  лишь  при  условии  экспликации  следующих  концептуальных  направлений:  различные  истолкования  классового  подхода;  социальная  мобильность  как  метод  разрешения  ряда  глобальных  проблем  современности;  концепции  нации  и  прогноз  следствий  их  практического  воплощения;  обновленная  философия  семьи.

ABSTRACT

The  author  analyzes  the  problem  of  university  philosophy  course  content  necessary  elements  in  the  context  of  society’s  societal  structure.  Philosophical  aspect  of  society’s  societal  structure  may  be  considered  mainly  comprehensively  elucidated  only  in  case  of  the  following  conceptual  directions  explication:  various  interpretations  of  the  classes  approach;  societal  mobility  as  a  method  of  solution  for  some  contemporary  global  problems;  concepts  of  nation  and  the  prediction  of  their  practical  use  consequences;  renewed  philosophy  of  family.

 

Ключевые  слова:  социальная  структура  общества;  класс;  социальная  мобильность;  нация;  семья.

Keywords:  social  structure  of  society;  class;  social  mobility;  nation;  family.

 

Определение  содержания  курса  философии  для  студентов  нефилософских  специальностей  является  одной  из  актуальных  проблем,  с  которыми  сталкивается  современный  преподаватель  философских  дисциплин.  Ограничения  во  времени,  отведенном  на  рассмотрение  курса,  заставляют  особенно  ответственно  относиться  к  подбору  компонентов  последнего.  Тем  более,  что  значительное  количество  изданий,  которые  должны  были  бы  пригодиться  в  учебно-воспитательном  процессе,  можно  охарактеризовать  следующим  образом:  «в  помощь  студенчеству  подготовлено  значительное  количество  учебников  и  учебных  пособий.  Но  они  по  форме  изложения  материала,  логике  его  подачи,  а  довольно  часто  и  по  содержанию,  не  отвечают  современным  требованиям»  [6,  c.  3].  В  этой  публикации  мы  коснемся  одного  аспекта  социальной  философии  —  социальной  структуры  общества.  Именно  эту  тему  в  современной  философской  учебной  литературе  в  основном  обходят  или,  на  наш  взгляд,  не  уделяют  ей  достаточного  внимания  [17,  с.  295—299].  Итак,  при  написании  данной  статьи  автор  ставил  перед  собой  цель  определить  актуальные  вопросы  преподавания  университетского  курса  философии  в  контексте  философских  проблем  социальной  жизни  общества.

Прежде  всего,  обратимся  к  основным  философско-теоретическим  подходам  относительно  объяснения  социальной  структуры  общества.  Так,  согласно  логике  марксизма,  начиная  с  рабовладельческой  общественно-экономической  формации  в  качестве  основных  социальных  групп  выступают  общественные  классы  (осуществленные  в  XX  в.  попытки  построить  «идеальное»  бесклассовое  общество,  как  известно,  оказались  неудачными).  Разумеется,  нельзя  преувеличивать  значение  классового  подхода,  но  нельзя  его  и  недооценивать.  Кроме  чисто  теоретических  аргументов  обратим  внимание  на  то,  что  около  полутора  миллиардов  человек  в  XXI  в.  руководствуются  указаниями  коммунистических  партий.

При  изложении  упомянутого  подхода  целесообразно  показать  студентам,  какие  наработки  предшественников  были  включены  К.Г.  Марксом  и  Ф.  Энгельсом  в  содержание  соответствующей  теории.  Также  следует  эксплицировать,  какие  уточнения  могут  быть  внесены  в  классовую  теорию,  учитывая  новые  вызовы  истории  (от  обращения  к  капитализму  стран  Восточной  Европы  до  глобализации,  становления  информационного  общества,  поражающих  воображение  перспектив  в  области  искусственного  интеллекта  и  т.  д.).  Например,  в  контексте  роботизации  производства,  какое  будущее  ожидает  рабочий  класс,  пролетариат  в  странах  Запада?  А  возможно  (в  исторически  отдаленной  перспективе)  в  большинстве  стран  мира?  Какие  последствия  это  будет  иметь  для  марксизма,  учитывая  толкование  им  роли  пролетариата  в  обществе?  Также  вспомним  творчество  философов,  которые  более  реалистично  интерпретировали  некоторые  проблемы,  рассмотренные  марксизмом.  Вспомним,  например,  Аристотеля:  «собственность  должна  быть  общей  только  в  относительном  смысле,  а  вообще  —  частной»  [1].

Специального  рассмотрения  заслуживает  толкование  классов  М.  Вебером,  который  делал  особый  акцент  на  духовной  культуре  как  важном  факторе  классового  разделения.  Эта  концепция,  по  сути,  аргументированно  предостерегает  нас  от  чрезмерного  увлечения  материальным  аспектом  при  анализе  общества.  Основы  другой  теории,  теории  среднего  класса,  такой  популярной  на  рубеже  веков,  были  заложены  еще  в  Древней  Греции  («средние  слои»  Аристотеля).  Средний  класс  —  это  люди,  которым  есть  что  терять  в  случае  социальных  беспорядков  и  которые,  как  правило,  не  рассчитывают  превратиться  в  руководителей  общества  в  результате  социальных  катаклизмов  (последний  расчет  для  некоторых  представителей  высшего  класса  мог  бы  оправдать  риск,  что  время  от  времени  в  истории  и  происходило).  Считается,  что  чем  больше  доля  среднего  класса,  тем  стабильнее  общество.  Теория  среднего  класса  указывает  путь  к  преодолению  ряда  глобальных  проблем  современности,  прежде  всего  терроризма.

Аналогичную  функцию  выполняет  в  обществе  вертикальная  социальная  мобильность.  Широкие  возможности  для  вертикальной  социальной  мобильности  не  только  помогают  гармонизировать  отношения  «человек-общество»,  но  и  снижают  интерсоциальную  напряженность,  поскольку  в  обратном  случае  лидеров  стран  может  соблазнить  вариант  переключения  недовольства  жизнью  своих  граждан  на  внешнего  «врага».

Отдельный  философский  интерес  представляют  концепции  исторических  этнических  общностей  людей.  Следует  показать  недостатки  применения  на  государственном  уровне  концепции  нации,  когда  непременным  признаком  принадлежности  к  нации  считается  кровное  родство  (концепция  этнической  нации).  Прежде  всего  речь  идет  о  смешении  национальностей  в  мире  на  современном  этапе  создания  государства.  Более  того,  иногда  тот,  кто  отвечает  «генетическому»  критерию,  не  считает  себя  представителем  соответствующей  национальности.  Например,  вспомним  перепись  населения  в  России,  где  в  ответах  респондентов  фигурировала  даже  национальность  «эльф»  [14].  Более  продуктивной  выглядит  концепция  нации,  ориентированная  на  достижение  культурного  единства,  которая,  не  отрицая  наличие  этнической  основы,  собственно  и  послужившей  исходным  генератором  определенной  культуры,  допускает  инкорпорацию  в  состав  нации  граждан  и  исключительно  на  основании  культурного  единства.

Исходным  звеном  общества  является  семья,  в  ней,  как  правило,  происходит  первичная  интеграция  индивида  в  сознательную  социальную  (в  широком  и  узком  смыслах)  жизнь.  Семья  —  это  основанная  на  браке  или  кровном  родстве  или  замещающих  последнее  в  контексте  социальных  отношений  связях  (например,  усыновление)  малая  социальная  группа,  члены  которой  характеризуются  общностью  быта,  взаимной  моральной  ответственностью  и  взаимопомощью.  В  основе  философского  толкования  брака  лежит  определение  Г.В.Ф.  Гегеля:  «Связь  двух  лиц  различного  пола,  называемая  браком,  это  не  просто  естественный,  животный  союз  и  не  просто  гражданский  договор,  а  прежде  всего  моральный  союз,  возникающий  на  основе  взаимной  любви  и  доверия  и  превращающий  супругов  в  одно  лицо»  [2,  с.  68].

Будучи  социальной  ячейкой  общества,  семья  удовлетворяет  ряд  его  важнейших  потребностей,  в  том  числе  и  в  воспроизводстве  населения.  В  то  же  время  семья  призвана  удовлетворять  личные  потребности  каждого  своего  члена.  Важность  семьи  для  общества  как  целостности  была  замечена  еще  Платоном.  По  его  мнению,  государства  возникают  на  основе  объединения  семей  (правда  рекомендации,  которые  философ  предлагает  в  этом  контексте  для  создания  «идеального  государства»,  являются,  как  минимум,  дискуссионными)  [15].  В  начале  XXI  в.  в  сфере  семьи  как  социального  института  и  малой  социальной  группы  все  большее  распространение  получает  ряд  трансформаций,  которые,  в  частности,  включают  изменения  в  ее  структуре,  соотношении  властной  ответственности  между  членами  семьи,  обострение  конфликта  поколений.  Эти  трансформации  отражаются  на  выполнении  семьей  своих  функций.  По  сути  система  традиционных  семейных  ценностей  испытывает  глобальный  вызов.  Открытым  остается  вопрос:  насколько  содержательное  наполнение  учебников  поспевает  за  современными  беспрецедентными  изменениями  в  исследуемой  сфере,  насколько  содержание  университетских  курсов  философии  соответствует  потребностям  общества  как  самоорганизующейся  системы?

На  рубеже  тысячелетий  в  постиндустриальных  и  даже  индустриальных  странах  подвергается  новым  вызовам  патриархальная  семья,  т.  е.  семья,  в  которой  преобладающая  доля  власти  и  ответственности  за  управление  развитием  семьи  принадлежит  мужчине.  Значительное  распространение  по  сравнению  с  предыдущими  историческими  периодами  приобретает  матриархальная  семья,  в  которой  преобладающая  доля  власти  и  ответственности  за  управление  развитием  семьи  принадлежит  женщине.  На  этом  фоне  возникает  и  новый  тип  семьи  —  эгалитарная  или  биархатная  семья.  В  семье  такого  типа  четко  определенный  лидер  отсутствует.  Осмысление  этого  типа  семьи  авторами  учебников  приобретает  откровенно  апологетический  характер.  Так,  одни  настаивают,  что  в  эгалитарной  семье  «власть  распределяется  между  мужем  и  женой  поровну»  [3],  а  другие  приводят  характеристики  этого  типа  семьи  как  основанной  на  гармоничном  сочетании  мужского  и  женского  начал,  «супруги  дополняют  друг  друга  преимуществами  мужской  и  женской  антропосоциокультурной  природы»  [7,  с.  226—227].  Однако  эгалитарный  тип  семьи  является  скорее  идеалом,  чем  реально  существующим  феноменом,  суператтрактором,  чем  аттрактором,  поскольку  сложность  социального  взаимодействия,  как  показывает  практика,  не  позволяет  абсолютно  поровну  распределить  властные  обязательства  в  семье.  Более  того,  вопрос  о  сущности  мужского  и  женского  начал  также  остается  в  современной  мировой  социальной  философии  дискуссионным.

С  другой  стороны,  в  контексте  наступления  борьбы  за  права  человека,  эгалитарную  семью  можно  рассматривать  как  семью,  в  которой  все  члены  семьи  (включая  детей,  если  таковые  имеются)  обладают  равными  правами,  чего  нельзя  сказать  об  обязанностях.  «Возложение»  на  подрастающее  поколение  обязанностей,  вполне  доступных  и  приемлемых  для  их  возраста,  может  трактоваться  некоторыми  инстанциями  как  нарушение  или  ущемление  прав  детей  со  всеми  вытекающими  отсюда  последствиями  [9].  Результатом  подобной  политики  становится  то,  что  современная  семья,  по  сравнению  с  семьей  патриархальной,  уже  не  может  в  достаточном  объеме  реализовывать  ряд  функций.  Одна  из  них  —  воспитательная,  которую  все  больше  перенимают  на  себя  другие  социальные  институты  (государственные  структуры,  образовательные  учреждения,  средства  массовой  информации,  которые  стремятся  сформировать  у  детей  мировоззрение,  зачастую  идущее  вразрез  с  традиционными  семейными,  моральными,  религиозными  ценностями  [16]).

Особого  внимания  заслуживает  проблема  реализации  коммуникативной  и  досуговой  функций  семьи.  Это  прежде  всего  связано  с  новыми  способами  и  формами  деятельности,  которые  в  современном  обществе  приобретают  все  большие  масштабы  (внедрение  компьютерных  технологий,  Интернет  и  т.  п.).  Происходит  отчуждение  между  членами  семьи,  поскольку  живое  непосредственное  эмоциональное  общение  все  больше  вытесняется  виртуальным,  всемирная  паутина  пополняется  все  новыми  видами  контента,  которые  приобретают  все  более  совершенные  и  изощренные  формы  [4,  с.  110].

Вообще,  традиционное,  «патриархальное»  толкование  семьи  стало  менее  популярным  в  начале  XXI  в.  Мыслители,  которые  поддерживают  историческую  оправданность  патриархата,  исходят  из  биологических  различий  мужчин  и  женщин.  Однако  на  рубеже  тысячелетий  появляется  новый  подход  —  гендерный.  «Гендерная  идеология  опирается  на  утверждение,  что  никакой  природы  у  человека  нет.  Тело  и  его  органы  не  имеют  функционального  значения.  Его  сущность  чисто  социальна,  исторична  и,  в  конечном  счете,  может  конструироваться»  [8,  с.  53].

То  есть  толкование  человека  как  биосоциального  существа  в  контексте  пола  (и  не  только)  отбрасывается,  из  понятия  исчезает  «био».  Традиционные  семейные  отношения  взаимодополнения  пытаются  заменить  на  отношения  двух  формально  одинаковых  людей.  Почему  «формально»?  Потому  что  супруги  могут  быть  равными,  но  не  могут  быть  одинаковыми,  и  не  только  в  мелочах.  Вмешательство  человека  в  природу  должно  основываться  на  научном  понимании  соответствующих  законов  и  закономерностей,  а  не  только  на  собственном  произволе.  Какие  же  имеем  последствия  непродуманной,  несогласованной  с  многотысячелетним  опытом  идеологизации  семейных  отношений?

В  Европе  и  США  все  большей  популяризации  получает  точка  зрения  на  современную  семью  как  нечто  имманентно  неустойчивое  и  в  основном  временное.  Так,  В.  Миронова,  комментируя  уровень  разводов,  отмечает:  «...женщины  «слабые»,  как  правило,  верны  единственному  и  терпеливы,  а  сильные  —  ищут...»,  но  от  правды  не  уйти,  и  цитируемая  автор  вынуждена  добавить:  «ищут  и  очень  редко  находят»  [10,  с.  11].  Противопоставление  «слабых»  «сильным»  уже  является  не  простой  констатацией  повышения  уровня  разводов,  но  положительной  характеристикой  такого  уровня,  толкованием  его  роста  как  желаемого,  как  показателя  превращения  «слабого»  пола  в  «сильный».  Кризис  патриархальной  семьи  синхронически  сопровождается  сокращением  среднего  количества  членов  семьи,  сокращением  количества  детей,  которых  заводят  супруги.  Невероятно  возросло  количество  разводов,  а  также  детей,  которых  воспитывает  один  из  родителей.  Насколько  можно  считать  эти  процессы  взаимосвязанными,  существует  ли  здесь  причинная  связь,  пусть  косвенная,  пусть  как  доля  крупного  комплекса  причин?  Результаты  современных  исследований  показывают:  «кризис  патриархальной  семьи  проявляется  в  гипертрофированном  росте  разводов,  в  нежелании  значительной  части  молодежи  вступать  в  брак  и  создавать  семью,  в  уменьшении  количества  повторных  браков»  [7,  с.  226].  Например,  в  скандинавских  странах  до  50  %  женщин  рожают  детей,  не  находясь  в  браке.  Разумеется,  отчасти  изменения  вроде  сокращения  количества  детей  у  супругов  вызваны  научно-технологической,  информационной  революцией,  индустриализацией.  Но  синхроническое  и  диахроническое  сравнение  доли  разводов  в  странах  мира  доказывает,  что  идеологическая  составляющая  здесь  также  очень  важна  [5,  с.  58].

На  этом  фоне  не  столь  уж  и  дискуссионным  представляется  толкование  семьи  В.А.  Кутыревым.  Напомним  вкратце  выстроенную  им  логическую  цепь.  Первобытная  культура,  протокультура  пронизана  сексуальностью,  половые  отношения  лежат  в  основе  матриархата,  когда  вся  жизнь,  пока  не  знали  отца,  организовывалась  вокруг  рождения  и  воспитания  потомства.  Семья  по  своей  сути  означает  появление  социального  института  отца,  она  всегда  патриархальна,  эти  институты  (семья  и  патриархат)  рождались  и  исчезают  вместе.  Возникновение  семьи  было  первым  поражением  почти  еще  естественной  сексуальности  от  культуры.  Регламентирующее  вторжение  культуры  в  свободу  секса  из-за  напряжения  между  желаниями  и  запретами  порождает  мораль  и  любовь.  Будучи  различными  по  анатомической  конституции  супруги  занимают  различное  положение  в  силу  особенностей  своей  природы,  физической  силы,  типа  реакции,  темперамента  и  интеллекта.  «Оно  будет  сохраняться,  пока  эти  особенности  существуют,  пока  есть  половой  диморфизм  и  реальная,  не  виртуальная  история.  Культурные  стереотипы  не  случайны,  они  коренятся  в  биосоциальной  сущности  человека»  [8,  с.  53].

Но  стоит  сделать  такое  уточнение:  скорее  всего  на  стадии  первобытной  культуры,  протокультуре  не  было  не  только  семьи  в  современном  понимании  но  и  матриархата  [12,  с.  144].  Матрилинейность  как  отслеживание  своих  родственных  связей  по  материнской  линии  конечно  была.  Но,  если  признавать  происхождение  человека  от  человекообразных  обезьян,  то,  при  доминантности  самцов  среди  них,  почему  вдруг  первобытные  люди  должны  были  временно  перейти  к  матриархату?  Аргументы  типа  большей  эффективности  земледелия  (в  то  время  —  женское  дело),  чем  мужских  занятий  выглядят  наивными  —  например,  для  того  чтобы  управлять  совсем  не  обязательно  лично  производить  большую  часть  потребляемой  материальной  продукции.

Насколько  важным  является  существование  устойчивой  семьи?  Если  данных  психологии  (по  проблемам  воспитания  ребенка  только  матерью)  недостаточно  для  осознания  важности  стабильного  института  семьи  для  общества,  обратимся  к  демографии.  Как  установили  демографы  Э.  Грундю  и  Е.  Кравдаль,  риск  смерти  матери  двоих  детей  на  50  %  меньше,  чем  у  бездетной  женщины  той  же  возрастной  группы  (от  45  до  68  лет),  а  риск  смерти  отцов  ниже  на  35  %,  чем  у  бездетных  мужчин.  Мужчина  или  женщина,  которые  живут  отдельно  или  находятся  в  разводе,  подвергаются  большему  риску,  чем  их  сверстники,  живущие  вместе  с  партнером  [18].

Начало  XXI  в.  знаменовалось  тем,  что  «во  всех  странах  Европы,  за  исключением  Турции,  уровень  общей  рождаемости  был  ниже  уровня  воспроизводства  населения...  »  [13],  а  Европа  (кроме  Турции)  и  США  как  раз  и  является  эпицентром  идеологического  разрушения  традиционной  семьи.  Однако  не  следует  упрощать  ситуацию  и  провозглашать  вымирание  Европы  —  ситуацию  исправляет  активное  переселение  туда  жителей  стран  с  более  традиционалистской  ментальностью  и,  соответственно,  высокой  рождаемостью.  Конечно,  в  случае  если  эмигрантов  не  успевают  почти  полностью  культурно  ассимилировать.

Становится  очевидным,  что  «гендерная»  интерпретация  взаимоотношений  мужчин  и  женщин  является  деструктивной  как  для  семьи,  так  и  для  общества  в  целом.  Хотя  семья  и  является  социальным  институтом,  малой  социальной  группой,  но  нельзя  при  определении  сущности  семьи  оставлять  без  внимания  биологические  предпосылки  ее  возникновения.

Отдельно  отстоит  проблема  конфликта  поколений  в  семье,  которая,  по  нашему  мнению,  может  иметь  не  только  психолого-педагогическую,  но  и  социально-философскую  интерпретацию.  Поиск  путей  смягчения  этой  проблемы  привлекает  внимание  к  сравнению  мировоззрений,  ментальностей  (в  широком  смысле),  образов  жизни  различных  обществ.  Так,  проникнутые  культом  предков,  традиционные  общества  остаются  преимущественно  ориентированными  на  воспроизведение  поведенческих  и  мыслительных  стереотипов.  Проблема  «отцов  и  детей»  актуализируется  лишь  в  отдельные  переломные  периоды,  но  в  целом,  безусловная  доблесть  состоит  в  том,  чтобы  следовать  традициям  и  авторитетам  [11,  с.  62—63].  Насколько  опыт  традиционных  обществ  может  быть  использован  при  попытках  смягчения  конфликта  поколений  в  обществе  техногенном?  Какие  изменения  в  ориентирах,  образе  жизни  индустриального  и  постиндустриального  общества  должны  для  этого  произойти?  Является  ли  последнее  реально  возможными?  Непременным  является  применение  средств  социальной  философии  при  решении  этих  проблем.

Какое  будущее  ожидает  институт  семьи?  Какие  позитивные  и  негативные  последствия  упомянутые  трансформации  могут  иметь  для  общества  в  целом?  На  эти  вопросы  не  существует  однозначных  ответов,  но  необходимо  включать  самую  их  постановку  в  содержание  образовательных  программ,  так  как  они  имеют  не  только  теоретический,  но  и  практический  характер,  непосредственно  касаются  жизненного  самоопределения  студентов,  позволят  молодым  людям  делать  сознательный  выбор  в  сфере  семейно-брачных  отношений.  Социально-философские  аспекты  семьи  можно  будет  считать  в  основном  раскрытыми  только  при  условии  добавления  следующих  проблемных  направлений:  анализ  не  только  преимуществ,  но  и  недостатков  концепции  эгалитарной  семьи;  гипотетическая  корреляция  кризиса  патриархальной  семьи  и  демографического  кризиса  развитых  стран,  возможности  смягчения  конфликта  поколений  с  точки  зрения  социальной  философии.

Итак,  философский  аспект  социальной  структуры  общества  можно  будет  считать  в  основном  всесторонне  освещенным  (конечно,  с  учетом  ограниченности  современного  уровня  научного  и  философского  знания)  только  при  условии  экспликации  в  содержании  университетского  курса  философии  следующих  концептуальных  направлений:  а)  различные  толкования  классового  деления  общества,  б)  социальная  мобильность  как  метод  решения  ряда  глобальных  проблем  современности,  в)  концепции  нации  и  прогноз  последствий  их  практического  воплощения,  г)  обновленная  философия  семьи.  Предметом  дальнейших  исследований  может  стать  разработка  специальных  курсов  по  отдельным  компонентам  указанной  проблематики. 

 

Список  литературы:

1.Аристотель.  Политика  /  Аристотель;  пер.  с  древнегреч.  //  Сочинения:  В  4  т.  Т.  4.  М.:  Мысль,  1983.  —  С.  376—644.

2.Гегель  Г.В.  Ф.  Работы  разных  лет.  В  двух  томах.  Т.  2  /  Георг  Вильгельм  Фридрих  Гегель;  пер.  с  нем.  М.:  Мысль,  1971.  —  630  с.  —  (Философское  наследие).

3.Городяненко  В.  Соціологія  /  В.  Городяненко.  К.:  Академія,  2008.  —  251  с.

4.Карпенко  В.Е.  Методология  философии  в  техноинтеллектуальном  обществе:  универсализм  и  герменевтический  круг  /  В.Е.  Карпенко,  С.В.  Сумченко  //  Актуальные  вопросы  общественных  наук:  социология,  политология,  философия,  история:  материалы  XXVI  международной  заочной  научно-практической  конференции  (15  июля  2013  г.).  Новосибирск:  СибАК,  2013.  —  С.  101—112.

5.Карпенко  Т.М.  Сутність  сім’ї:  сучасний  підхід  /  Тетяна  Михайлівна  Карпенко  //  Materialy  VII  mezinarodni  vedecko-prakticka  conference  «Predni  vedecke  novinky  —  2011».  Dil  4.  Praha,  2011.  —  Stran.  57—59.

6.Качуровський  М.О.  Філософія  :  альтернативний  виклад  /  М.О.  Качуровський,  В.О.  Цикін.  Суми  :  СумДПУ  ім.  А.С.  Макаренка,  2005.  —  252  с.

7.Качуровський  М.О.  Філософія  в  запитаннях  і  відповідях  /  М.О.  Качуровський,  Ю.П.  Тарєлкін,  В.О.  Цикін.  Суми:  СумДПУ  ім.  А.С.  Макаренка,  2008.  —  312  с.

8.Кутырёв  В.А.  Философия  трансгуманизма  /  Владимир  Александрович  Кутырёв.  Нижний  Новгород:  Нижегородский  университет,  2010.  —  85  с.

9.Латышева  Ю.  Детский  труд  —  эксплуатация  или  воспитание?  [Электронный  ресурс]  /  Юлия  Латышева.  –  Казахстан:  медиа-портала  Gazeta.kz,  2013.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://articles.gazeta.kz/art.asp?aid=310245  (дата  обращения  23.12.2013).

10.Миронова  В.  Психология.  Школа  жен  /  Вероника  Миронова  //  АиФ.  Здоровье.  —  2011.  —  №  3.  —  С.  11.

11.Назаретян    А.П.  Цивилизационные  кризисы  в  контексте  Универсальной  истории.  Синергетика,  психология  и  футурология  /  Акоп  Погосович  Назаретян.  М.:  ПЕР  СЭ,  2001.  —  239  с.

12.Никонов  А.П.  Апгрейд  обезьяны.  Большая  история  маленькой  сингулярности  /  Александр  Петрович  Никонов.  М.:  НЦ  ЭНАС,  2007.  —  352  с.

13.Общая  информация  о  Европе.  —  Evropa.  Европейский  портал,  2012.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.evropa.org.ua/data/evropa8.htm  (дата  обращения  23.12.2013).

14.Общество.  В  России  могут  появиться  национальности  «сибиряки»  и  «эльфы»  [Электронный  ресурс]  //  РосБизнесКонсалтинг.  —  Россия:  РБК,  2011.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://top.rbc.ru/society/05/04/  2011/570603.shtml  (дата  обращения  23.12.2013).

15.Платон.  Государство  [Электронный  ресурс]  /  Платон.  —  Русский  гуманитарный  Интернет-университет.  —  Россия:  РГИУ,  2004.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.i-u.ru/biblio/archive/platon_gos  (дата  обращения  3.11.2011).

16.Рыдалевская  Е.Е.  Воспитание  и  средства  массовой  информации  [Электронный  ресурс]  /  Е.Е.  Рыдалевская  //  Нравственность  в  образовании.  —  Россия:  Духовное  наследие,  2013.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.nravstvennost.info/library/news_detail.php?ID=4513  (дата  обращения  23.12.2013).

17.Черній  А.М.  Філософія  /  Анатолій  Михайлович  Черній.  К.:  Академвидав,  2011.  —  392  с.

18.Чоловіки,  які  мають  дітей,  живуть  довше  за  бездітних  [Електронний  ресурс]  //  Українське  слово.  —  2011.  —  №  26.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступу.  —  URL:  http://ukrslovo.net/interesting-facts/for-men/5945.html  (дата  обращения  3.11.2011).  

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий