Статья опубликована в рамках: XXX Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 05 ноября 2013 г.)

Наука: Философия

Секция: Философия и ее роль в современном обществе

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Данилова Ю.Н. УНИВЕРСАЛИИ «ВИНА» И «СТЫД» В ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXX междунар. науч.-практ. конф. № 10(30). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

УНИВЕРСАЛИИ  «ВИНА»  И  «СТЫД»  В  ГУМАНИТАРНЫХ  НАУКАХ

Данилова  Юлиана  Николаевна

аспирантка  КГУ,  г.  Курган

E-mail: 

 

THE  UNIVERSALS  A  «GUILT»  AND  «SHAME»  IN  THE  HUMAN'S  SCIENCES

Uliana  Danilova

post-graduate  student  of  Kurgan  State  University,  Kurgan

 

АННОТАЦИЯ

Данная  статья  раскрывает  проблему  универсалий  вина  и  стыд  в  гуманитарных  науках  —  психологии,  этике,  культурологии  и  лингвокультурологии.  Они  определяются  как  переживания,  моральные  чувства,  понятия  языка  и  культуры.  Все  это  говорит  о  наддисциплинарном  характере  этих  универсалий.

ABSTRACT

Given  article  considers  a  problem  of  universals  a  guilt  and  shame  in  the  human's  sciences  —  a  psychology,  ethics,  culturology  and  linguistics  culturology.  They  to  determine  as  emotion,  morals  sense  and  notion  of  language  and  culture.  All  this  speak  about  ondiscipline  character  these  universals.

 

Ключевые  слова:  универсалии;  вина;  стыд;  психология;  этика;  культурология;  лингвокультурология.

Keywords:  universals;  guilt;  shame;  psychology;  ethics;  culturology;  linguistics  culturology. 

 

Понятия  «вина»  и  «стыд»  имеют  наддисциплинарный  характер  и  выступают  в  качестве  объектов  исследования  в  ряде  таких  гуманитарных  дисциплин,  как  психология,  этика,  культурология,  лингвокультурология.  Философский  вывод  относительно  этих  исследований  позволяет  создать  целостный  образ  человека  как  личности,  творца  культурных  ценностей.

Отечественные  психологи  придерживаются  традиционного  взгляда  на  вину  и  стыд,  соотнося  вину  с  совестью,  а  стыд  со  страхом.  В.П.  Ильин  утверждает,  что  «вина  является  сложным  психологическим  феноменом,  тесно  связанным  с  таким  моральным  качеством,  как  совесть»  [8],  и  считает  неправильным  отождествление  вины  и  стыда,  вины  и  страха.  Переживания  стыда  и  страха  не  свидетельствуют  о  переживании  вины  и  угрызениях  совести,  с  которой  вина  тесно  связана.  Суть  заключается  не  во  внешнем  наказании  и  не  в  страхе,  а  в  том,  что  переживание  вины,  угрызение  совести  само  по  себе  является  наказанием  для  человека.  Относительно  стыда  психолог  утверждает,  что  он  является  одной  из  сильных  эмоций,  испытываемых  человеком  и  поглощающим  его  полностью,  и,  рассуждая  о  его  природе,  признает,  что  «стыд»,  скорее  всего,  является  социальной  эмоцией,  связан  со  страхом  и  тревогой. 

В  психологии  сложились  две  точки  зрения  на  происхождение  вины.  Представители  первой  (К.  Изард,  О.  Маурер,  Л.П.  Гримак  и  др.)  полагают,  что  интериоризация  индивидами  этических  норм  имеет  биологическую  основу,  которая  возникла  в  ходе  эволюции  нервной  системы  человека.  Изард  [7,  с.  370—371]  рассматривает  вину  как  реализацию  побуждений  совести,  считая  ее  эмоцией,  сформировавшейся  эволюционным  образом.  По  мнению  Гримака  и  О.С.  Кордобовского  [5,  с.  40—47],  оценочные  функции  совести  превращаются  в  побудительные  стимулы  благодаря  двум  видам  нервных  механизмов,  сформировавшихся  в  антропогенезе.  Со  второй  точки  зрения,  переживание  вины  связано  со  становлением  человека  в  процессе  индивидуальной  социализации. 

Согласно  позиции  З.  Фрейда,  законы  права  и  нормы  религии,  призванные  ограничивать  «агрессивные  первичные  позывы  человека»,  не  всегда  справляются  с  поставленной  перед  ними  задачей.  В  ином  случае  судьей  над  поступками  человека  выступает  внутренний  судья  —  совесть  (у  Фрейда  Сверх-Я),  имеющая  двухуровневый  характер:  внешний  —  стыд  и  внутренний  —  вина.  Фрейд  считает  совесть  эффективным  средством  в  борьбе  с  агрессивной  природой  человека:  «Это  авторитетная  инстанция  через  создание  «Сверх-Я»  переносится  вовнутрь.  Тогда  феномены  совести  поднимаются  на  иную  ступень;  по  существу,  только  тогда  и  следовало  бы  говорить  о  совести  и  о  чувстве  вины.  Тут  уже  отпадает  страх  перед  раскрытием  и,  следовательно,  различие  между  совершением  зла  и  желанием  зла,  так  как  от  «Сверх-Я»  ничего  не  может  быть  скрыто,  даже  в  мысли»  [17,  с.  491—492].  Тем  самым  у  человека  имеются  два  источника  вины  -  страх  перед  авторитетом  и  более  поздний  страх  пред  «Сверх-Я»:  один  требует  отказаться  от  агрессивных  намерений  и  действий,  а  другой  призывает  человека  к  самонаказанию.

Психоанализ  определяет  «стыд»  как  защитную  реакцию,  связанную  с  раскрытием  влечений  и  нарциссических  устремлений  и  неудавшейся  попыткой  их  реализовать.  Это  парализующая,  устраняющая  и  подавляющая  реакция,  связанная  с  неудачей  попытки  получить  одобряющую  реципрокность  (взаимность)  [14].  Он  является  сильной  защитной  реакцией,  связанной  с  нереализованным  стремлением  к  взаимодействию  и  одобрению  окружающих.

Экзистенциальная  психология  возвела  вину  на  уровень  мировоззренческой,  философской  категории.  В  экзистенциальной  психологии  принято  было  разводить  понятие  невротической  вины  и  экзистенциальной  вины.  Критикуя  представителей  психоанализа,  в  частности  Фрейда,  за  то,  что  те  выводили  вину  из  нарушения  табу  и  общественных  норм,  экзистенциалисты  признают  онтологический  статус  вины.  М.  Бубер  указывает,  что  необходимо  «рассматривать  вину  как  нечто,  имеющее  бытийный  характер  и  существующее  не  в  душе,  а  в  бытии»  [1].  В.Франкл  отмечает,  что  «вина»  способствует  обесцениванию  ценностей,  лишает  жизнь  смысла.  Р.  Мэй  выделяет  три  формы  экзистенциальной  вины:  первая  возникает  вследствие  недостаточной  самореализации  человека,  вторая  является  результатом  одиночества  и  отсутствия  единства  с  другим,  третья  происходит  из-за  утраты  связи  с  природой  и  Абсолютом.  Экзистенциальные  психологи  уверены,  что,  будучи  связанной  с  человеческой  природой,  «вина»  является  изначальной  и  абсолютной,  она  возникла  вследствие  деструктивности  существования  человека. 

Представители  этики  говорят  о  том,  что  если  жизнедеятельность  остальных  живых  существ  заранее  запрограммирована,  содержит  свою  норму  в  себе,  то  человек  был  вынужден  создать  среду  своего  обитания  и  заботиться  о  ее  сохранении,  в  связи  с  чем  им  были  введены  особые  ограничения  в  поведении,  среди  которых  важную  роль  играли  этические  нормы.  Следование  моральным  ценностям  воспринимается  человеком  как  долг,  а  неисполнение  долга  переживается  как  вина  и  проявляется  в  укорах  совести:  «Вина  есть  состояние  человека,  обусловленное  нарушением  им  долгатребований  авторитета,  обязанностей,  накладываемых  законом  или  соглашением»  [20,  с.  67].  Она  есть  некий  ответ  на  нарушение  моральных  норм,  требований  или  соглашений,  и  если  данного  нарушения  нет,  то  у  человека  отсутствует  повод  испытывать  чувство  вины.  Без  вины  совести  невозможно  проявить  себя,  напомнить  о  своём  существовании.  Совесть  независима  от  мнения  окружающих,  и  этим  она  отличается  от  другого  внутреннего  контрольного  механизма  —  стыда.  «Стыд»  в  этике  понимается  как  нравственное  явление,  наряду  с  виной,  гневом,  обидой  и  страхом,  имеющее  определенную  негативную  направленность:  «Стыд  есть  чувство,  выражающее  осознание  человеком  своего…  несоответствия  принятым  в  данной  среде  нормам  или  предполагаемым  ожиданиям»  [20,  с.  476].  «Стыд»  имеет  нравственную  основу  и  является  побудителем  совести,  одной  из  ярких  форм  ее  эмоционального  выражения,  именно  в  стыде  обнаруживается  эмоциональный  характер  совести.  Для  вины  и  стыда  как  этических  понятий  категория  совесть  выступает,  как  подчеркивал  Я.А.  Мильнер-Иринин,  идеальной  природой  человека,  субъективным  началом  нравственности  [11].  Вина  представляет  собой  переживание,  финальный  этап  проявления  совести,  где  совесть  выступает  как  стыд  перед  самим  собой.  Чувство  стыда  наступает  либо  одновременно,  либо  до  появления  мук  совести.  Таким  образом,  вина  и  стыд  являются  этапами  становления  совести.

Культурология  представляет  собой  науку,  занимающуюся  исследованием  исторических  явлений  культуры  и  выявлением  их  универсальных  закономерностей.  В  каждую  историческую  эпоху  в  том  или  ином  обществе  существуют  нормы  и  ценности,  составляющие  каркас  культуры,  присутствующие  в  жизни  в  явной  или  неявной  форме,  откладываясь  в  сознании  и  проявляясь  в  поведении.  Среди  них  особое  значение  имеет  такая  культурная  ценность  как  совесть  и  тесно  связанные  с  ней  чувства  вины  и  стыда.  Под  совестью  в  культурологии  принято  понимать  «способность  человека,  критически  оценивая  свои  поступки,  мысли,  желания,  осознавать  и  переживать  свое  несоответствие  должному  —  неисполненность  долга»  [10,  с.  798].  Субъективно  совесть  можно  считать  чужим  голосом  внутри  человека,  голосом  Бога  или  голосом  значимых  других,  перенесенным  во  внутренний  мир  личности.  В  отличие  от  таких  аффектов  как  страх,  агрессия,  являющихся  общими  для  человека  и  большинства  живых  существ,  «стыд»  и  «вина»  трактуются  в  культурологии  как  окультуренные  эмоции,  сформировавшиеся  в  результате  социогенеза.  «Стыд»  принято  определять  как  «внутренний  контрольный  механизм;  осознание  человеком  своего  несоответствия  принятым  нормам»  [10,  с.  818—819].  Чувства  вины  и  стыда  помогают  лучше  раскрыть  соотношение  субъективного  и  объективного  в  человеке,  ибо,  совершая  тот  или  иной  поступок,  тот  ориентируется,  прежде  всего,  на  оценку  со  стороны  окружающих,  которая,  в  свою  очередь,  может  вызвать  в  нем  глубокие  душевные  переживания.  Рассмотрение  стыда  и  вины  в  культурологическом  контексте  позволяет  проследить  динамику  их  развития,  преодолеть  противопоставление  культур,  утверждающее  невозможность  полноценного  диалога  между  ними. 

Феномены  совести,  вины  и  стыда  исследуются  и  в  лингвокультурологии.  Исследование  универсалий  «вина»  и  «стыд»  в  разных  культурах  может  осуществляться  через  изучение  толкований  данных  лексем  в  различных  типах  словарей,  а  также  посредством  изучения  фольклорных  и  художественных  текстов.  Лексемы  «вина»  и  «стыд»  рассматриваются  в  «Этимологическом  словаре  русского  языка»  М.  Фасмера,  «Этимологическом  словаре  русского  языка»  А.П.  Преображенского,  «Историко-этимологическом  словаре  современного  русского  языка»  П.Я.  Черных  и  «Этимологическом  словаре  русского  языка»  Н.М.  Шанского.  Фасмер  определяет  «вину»  как  причину  или  основание,  проводит  параллели  данной  лексемы  с  украинским  винá,  болгарским  винá,  чешским  vina  («ошибка»),  указывает  его  родство  с  литовским  vaina  («ошибка»),  латвийским  vindex  («мститель»,  «назначающий  пеню»).  Преображенский  относит  лексему  «вина»  к  группе  «вой-»  (война,  воин),  старославянскому  вѣzѣ  —  вить,  добыча,  прибыль,  лихва  (сравнить  с  латвийским  venor  —  «охочусь»,  «гоню»).  Черных  считает,  что  лексема  «вина»  восходит  к  праславянской  форме  слова  vina,  образовавшейся  от  формы  věna,  что  может  обозначать  «гнать»,  «преследовать»,  «вызывать  страх»  [18,  с.  151].  В  словаре  Шанского  сказано,  что  лексема  «вина»  образована  при  помощи  суффикса  «-на»  от  старославянского  вѣзвить  —  «добыча»,  «война»,  «воин»  [19,  с.  81].  Можно  прийти  к  выводу,  что  под  виной  все  эти  исследователи  понимают  переживание  ошибочности  или  неправильности  поведения,  преследующее  человека  и  заставляющее  испытывать  чувство  греховности.  Фасмер  в  «Этимологическом  словаре  русского  языка»  связывает  слова  «стыд»  и  «студа»  и  сравнивает  их  со  словенским  stȗd  («отвращение»)  и  чешским  stydetise  («стыдиться»)  [16,  с.  789].  Фасмер  считает,  что  лексема  «стыд»  имеет  своим  основанием  слово  «студ»  (со  звуковым  изменением,  перегласовкой  у/ы,  сравнить  с  мороз  —  мерзкий)  и  связывает  его  со  словами  остуда  (досаждение),  студеный,  студенца  (ключ,  колодец).  Преображенский  в  «Этимологическом  словаре  русского  языка»  производит  лексему  «стыд»  от  слов  «студ»,  «студенца»,  «стыть»  и  считает,  что  «стыд»  и  его  производные  имеют  ту  же  основу,  что  и  церковнославянское  слово  студодейство,  студодеянье  (непотребство),  а  именно  -  древнерусское  слово  студъ  [13,  с.  410].  Шанский  в  «Этимологическом  словаре  русского  языка»  пишет,  что  такие  слова  как  «срам»  и  «позор»  являются  переносными,  развившимися  от  слов  «холод»,  «студъ»,  «студить»  [19,  с.  430].  Все  они  сходятся  во  взглядах  на  «стыд»,  что  он  представляет  собой  внешнюю  оценку  его  как  срама. 

Лексемы  «вина»  и  «стыд»  присутствуют  в  языковой  картине  мира  восточных  стран,  таких  как  Япония,  и  широко  представлены  в  словарях  по  общей  лексике.  В  «Русско-японском  словаре»  С.Ф.  Зарубина,  А.М.  Рожецкина  можно  встретить  несколько  близких  по  значению  к  цуми  («вина»)  слов:  сэкининся  —  «виновник»  («ответственный»),  юдзай  —  «виновность»,  цуми-но  уму  (в  словосочетании  «невыясненное  наличие  вины»)  [6,  с.  69].  В  «Японско-русском  словаре»  (под  ред.  Н.И.  Фельдмана)  отмечается,  что  «цуми»  может  означать  также  «проступок»,  «преступление»  (цуми-но  окасу  —  «совершать  преступление»).  Оно  также  входит  в  состав  других  лексем:  цумиагэру  («нагромождать»),  цумитатэру  («накапливать»),  цумору  («скапливаться»),  цумихоробоси  («искупление»)  [21,  с.  786—787].  Под  «виной»  в  японском  языке  принято  понимать  то,  что  способно  накапливаться  (в  душе  человека)  со  временем,  лежать  тяжелым  грузом  на  его  совести;  то,  что  требует  ответственности,  признания,  искупления  или  наказания  (цуми-но  суру  —  «карать»);  то,  что  унизительно.  Лексема  «стыд»  нашла  в  японском  языке  широкое  применение  в  виде  слов  хадзи  (а  также  тидзёку,  сюти)  —  в  выражениях  «к  стыду  своему»,  «сгорать  от  стыда»,  а  также  производных  от  него:  когото  («стыдить»),  хадзи-о  («стыдиться»,  «стесняться»),  вару  («стыдливо»,  «скромно»,  «застенчиво»),  тидзёкукан  («стыдливость»).  Вину  принято  связывать  с  ответственностью,  преступлением,  требующим  искупления,  а  стыд  является  чувством,  проявляющимся  в  поведении  человека,  выступающим  ответной  реакцией  на  осуждение  окружающих,  заставляющим  действовать  более  осмотрительно.

В  английском  языке  есть  несколько  существительных,  означающих  «вину»  —  guilt,  fault,  blame.  В  Русско-английском  юридическом  словаре  [15]  представлены  выражения,  подтверждающие  широкое  употребление  слов  guilt,  fault,  blame  в  правовых  (юридических)  текстах:  to  assign  a  guilt  («инкриминировать  вину»),  to  be  presumed  innocent  until  proved  guilty  according  to  law  («считаться  невиновным,  пока  вина  не  будет  доказана  в  установленном  законом  порядке»),  consideration  of  the  victims  fault  («учет  вины  пострадавшего»).  В  «Большом  русско-немецком  словаре»  [3]  по  общей  лексике  универсалия  «вина»  определена  лексемой  schuld,  которая  употребляется  в  немецком  языке  в  двух  значениях  —  «вина»  и  «долг»,  а  также  «задолжность»  и  «обязательство»,  что  свидетельствуют  о  том,  что  в  немецком  языке  широко  распространено  употребление  слова  «вина»  в  правовом  контексте:  mortifizieren  («погашать  долг»),  fuer  die  Nichtbezahlung  der  Schuld  («за  неуплату  долга»),  die  Schuld  abzuschrieben  («списывать  долг»).  Лексема  «вина»  представлена  во  французском  языке  словами  faute  и  tort.  В  «Большом  русско-французском  словаре»  [4]  приводятся  выражения,  в  которых  они  используются  в  значениях  «вина»,  «ошибка»,  «прегрешение»,  «промах»,  «проступок»,  юр.  «неумышленная  вина».  Также  лексема  faute  используется  в  значении  «изъян»,  «недостаток»  (faire  faute).  «Вина»,  согласно  словарям,  есть  прегрешение,  проступок  требующий  искупления,  некое  обязательство  человека  перед  собой  и  другими. 

В  «Русско-английском  словаре»  [2]  по  общей  лексике  лексема  «стыд»  представлена  лексемой  shame,  и  приводятся  следующие  примеры  ее  использования:  to  burn  with  shame  («сгореть  со  стыда»),  to  have  no  conscience  at  all  («нет  ни  стыда,  ни  совести»).  Лексема  shame  в  английском  языке  может  быть  также  использована  в  значении  позор,  бесчестье:  to  bring  shame  upon  to  somebody  («бросать  тень  на  кого-либо»)  или  в  значении  «досада»,  «неприятность».  В  «Большом  русско-немецком  словаре»  [3]  по  общей  лексике  мы  находим  лексемы  scham  и  schande,  употребляемые  в  значении  «стыд»,  «стыдливость»  и  «позор».  В  немецком  языке  слово  «стыд»  больше  связано  с  личностными  характеристиками  человека,  переживанием  им  собственных  поступков:  zu  meiner  schande  («к  моему  стыду»),  nicht  zu  wissen,  wohin  von  der  scham  eingetan  zu  warden  («не  знать,  куда  деться  от  стыда»).  Слово  «стыд»  представлено  во  французском  языке  лексемами  honte  и  pudeur,  последняя  также  может  быть  употреблена  в  значении  «стыдливость»,  «сдержанность»,  «застенчивость».  В  «Большом  русско-французском  словаре»  [4]  приведены  следующие  устойчивые  выражения,  в  которых  использованы  данные  лексемы:  fausse  honte  («ложный  стыд»),  avoir  toute  honte  bue  («отбросить  стыд»),  á  ma  honte  («к  моему  стыду»).  В  Новом  французско-русском  словаре  [12]  указано  выражение,  в  котором  лексема  pudeur  использована  в  юридическом  значении  —  attentat  á  la  pudeur  («бесстыдное  действие,  преследуемое  законом»).  В  данных  словарях  больше  подчеркивается  эмоционально-оценочная  составляющая  стыда  и  его  юридическое  значение. 

Обращение  к  анализу  энциклопедических,  толковых  и  этимологических  словарей  позволяет  обнаружить  понятийную,  образную  и  ценностную  стороны  универсалий  «вина»  и  «стыд».  Их  понятийную  сторону  составляют  осознание  человеком  ошибочности  собственных  действий,  а  также  наказание  за  ошибки  или  же  их  прощение.  Образную  сторону  описываемых  универсалий  представляют  собой  устойчивые  ассоциации  вины  с  некой  сущностью,  что  заставляет  испытывать  физические  неудобства,  преследует  человека.  Ценностную  сторону  составляет  оценочное  отношение  к  переживанию  вины  индивидом  и,  в  частности,  оценочные  характеристики  ее  последствий.  Анализ  лексем  «вина»  и  «стыд»  в  данных  типах  словарей  позволяет  выявить  сходство  и  различие  в  их  происхождении,  объяснить  причины  и  способы  их  использования  и  сделать  вывод,  что  данные  лексемы  присутствуют  почти  во  всех  языковых  картинах  мира,  имеют  сходное  толкование  и  способы  применения. 

Рассмотрение  фольклорных  произведений  свидетельствует,  что  в  русском  языке  чаще  используется  лексема  «вина»,  она  имеет  преимущественно  этико-религиозное  значение,  истолковывается  не  как  преступление,  за  которое  надо  нести  правовое  наказание,  а  как  грех,  который  может  быть  прощен.  В  европейских  языках  лексема  «вина»  характеризует  самооценку,  которую  человек  дает  своим  действиям.  Эта  лексема  часто  имеет  юридически-правовое  значение  и  используется  в  правовом  контексте.  В.В.  Колесов  пишет  о  западном  менталитете,  что  на  Западе  «человек  чести  связан  с  законами  долга,  наложенными  на  него  обществом…  герои  западной  литературы  живут  понятиями  чести…  У  европейца  границы  свободы  определены  долгом»  [9]. 

При  выявлении  ценностной  составляющей  большое  внимание  уделяется  изучению  паремий  и  метафор,  пронизывающих  язык  и  культуру,  которые  можно  назвать  «универсалиями  сознания».  В  пословицах  и  поговорках  в  русском  языке  «вина»  связывается  с  грехом,  раскаянием,  наказанием,  а  «стыд»  —  с  долгом  и  совестью.  В  западных  языках  вина  может  пониматься  как  честь,  долг,  слава,  совесть,  а  поговорки  о  стыде  немногочисленны.  В  восточных  языках  (японский)  под  виной  понимается  страх  осуждения,  потеря  репутации,  презрение,  а  под  стыдом  —  долг,  осуждение,  презрение,  т.  е.  не  делается  различий  между  универсалиями  «вина»  и  «стыд».  Таким  образом,  универсалии  «вина»,  «стыд»,  «совесть»  исследуются  в  гуманитарных  науках  (психология,  этика,  культурология,  лингвокультурология),  через  призму  предмета  данных  наук,  как,  соответственно,  психические  переживания,  моральные  чувства,  выражение  менталитета  народов  и  лексемы,  связывающие  язык  и  культуру. 

 

Список  литературы:

1.Белинская  Е.В.  Подход  экзистенциальной  психологии  к  пониманию  вины  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http:  //  rasstanovki-rostov.ru  (дата  обращения  23.06.2013).

2.Большой  русско-английский  словарь  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://  slovari.yandex.ru  (дата  обращения  12.06.2013).

3.Большой  русско-немецкий  словарь  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://  slovari.yandex.ru  (дата  обращения  12.06.2013).

4.Большой  русско-французский  словарь  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://  slovari.yandex.ru  (дата  обращения  12.06.2013).

5.Гримак  Л.П.,  Кордобовский  О.С.  Совесть  —  эволюционно  сложившийся  вид  //  Человек.  2003.  №  4. 

6.Зарубин  С.Ф.,  Рожецкин  А.М.  Русско-японский  словарь.  М.:  «Русский  язык»,1988.  —  896  с. 

7.Изард  К.  Эмоции  человека.  М.:  Изд-во  МГУ,1980.  —  439  с.

8.Ильин  В.П.  Эмоции  и  чувства  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http:  //  www/  alleng.ru  (дата  обращения  12.07.2013).

9.Колесов  В.В.  Честь  и  совесть.  Русская  ментальность  в  языке  и  тексте  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.  bibliofond.ru  (дата  обращения  11.08.2013).

10.Культура  и  культурология.  Словарь.  М.:  Академический  Проект,  2003.  —  927  с.

11.Мильнер-Иринин  Я.А.  Понятие  о  природе  человека  и  его  место  в  составе  науки  этики  //  Вопросы  философии.  1987.  №  5. 

12.Новый  французско-русский  словарь  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://slovari.yandex.ru  (дата  обращения  12.06.2013).

13.Преображенский  А.П.  Этимологический  словарь  русского  языка.  Т.  2.  М.,  1959.  —  39  с.  изд.  листов.

14.Происхождение  стыда  и  его  проявления  //  Рехард  Э.,  Иконен  П.  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://psyjournal.ru  (дата  обращения  14.06.2013).

15.Русско-английский  юридический  словарь  //  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://  slovari.yandex.ru  (дата  обращения  12.06.2013).

16.Фасмер  М.  Этимологический  словарь  русского  языка.  Т.  3.  М.:  «Прогресс»,  1971.  —  827  с.

17.Фрейд  З.  Неудовлетворенность  культурой  //  З.  Фрейд.  Основной  инстинкт.  М.:Олимп,1997.  —  656  с.

18.Черных  П.Я.  Историко-этимологический  словарь  современного  русского  языка.  В  2  т.  Т.  1.  М.:  Рус.  яз.,1999.  —  624  с.

19.Шанский  Н.М.  Краткий  этимологический  словарь  русского  языка.  М.:  «Просвещение»,1971.  —  542  с.

20.Этика.  Энциклопедический  словарь.  М.:  Гардарики,  2001.  —  671  с.

21.Японско-русский  словарь  //  Под  ред.  Фельдмана  Н.И.  М.,1951.  —  65  уч.  изд.  листов.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий