Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 09 сентября 2013 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Егоров А.Н. ВКЛАД СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ В ПУБЛИКАЦИЮ ИСТОЧНИКОВ ПО ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 8(28). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ВКЛАД  СОВЕТСКОЙ  ИСТОРИОГРАФИИ  В  ПУБЛИКАЦИЮ  ИСТОЧНИКОВ  ПО  ИСТОРИИ  РОССИЙСКОГО  ЛИБЕРАЛИЗМА

Егоров  Андрей  Николаевич

д-р  ист.  наук,  доцент,  заведующий  кафедрой  истории  Череповецкого  государственного  университета,  г.  Череповец

E-mail: 

 

ROLE  OF  THE  SOVIET  HISTORIOGRAPHY  IN  PUBLISHING  SOURCES  ON  THE  HISTORY  OF  RUSSIAN  LIBERALISM

Andrey  Egorov

doctor  of  Historical  Sciences,  associate  professor,  Head  of  History  Department  of  Cherepovets  State  University,  Cherepovets

 

Работа  выполнена  при  финансовой  поддержке  РГНФ,  проект  №  12-01-00249,  тема  «Образ  либерала  в  Российской  империи  XIX  —  начала  XX  вв.»

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассматривается  роль  советской  историографии  в  публикации  источников  по  истории  российского  либерализма.  Показан  вклад  таких  исторических  журналов  как  «Красный  архив»,  «Исторический  архив»,  «История  СССР»  в  расширение  источниковой  базы  по  истории  либерализма.  Отмечается  большое  значение  ранней  советской  историографии  в  изучении  истории  либеральных  партий.  Прослеживается  судьба  текущего  архива  конституционно-демократической  партии.

ABSTRACT

The  role  of  the  Soviet  historiography  in  publishing  sources  on  the  history  of  Russian  liberalism  is  examined  in  the  article.  The  contribution  to  the  source  base  growth  on  the  history  of  liberalism  of  such  historical  journals  as  Krasnyy  arkhivIstoricheskiy  arkhiv  and  Istoriya  SSSR  is  presented.  The  importance  of  the  early  Soviet  historiography  in  the  study  of  the  history  of  liberal  parties  is  highlighted.  The  state  of  the  current  archives  of  Constitutional  Democratic  Party  is  observed. 

 

Ключевые  слова:  археография,  историография,  источниковедение,  либерализм,  конституционно-демократическая  партия,  исторические  журналы.

Keywords:  archaeography;  historiography;  source  studies;  liberalism;  Constitutional  Democratic  Party;  historical  journals. 

 

В  начале  ХХ  в.  существенную  роль  в  общественно-политической  жизни  Российской  империи  стало  играть  либеральное  движение.  В  связи  с  неоднозначностью  данного  понятия  поясним,  что  под  российским  либерализмом  начала  ХХ  века  мы  понимаем  политическое  и  идейное  течение,  стремившееся  к  построению  в  России  гражданского  общества  и  правового  государства  эволюционным  путем.  Советские  историки  занялись  изучением  либерального  движения  уже  в  начале  1920-х  гг.  Характерная  черта  ранней  советской  историографии  —  довольно  широкая  публикаторская  работа.  Несмотря  на  слабый  уровень  археографический  подготовки  многих  публикаций,  неразработанность  теоретических  и  методических  вопросов  в  1920-х  —  начале  30-х  гг.  в  Советской  России  был  опубликован  целый  ряд  документов  по  истории  российского  либерализма.  Существенную  роль  в  этом  сыграл  исторический  журнал  «Красный  архив»,  выходивший  в  1922—1941  гг.  Фактическим  руководителем  журнала  до  своей  смерти  в  1932  г.  был  М.Н.  Покровский.  Публикуемые  в  «Красном  архиве»  новые  документы  сопровождались  небольшими  по  объему  вводными  статьями  и  комментариями,  в  которых  показывалось  значение  включаемых  в  научный  оборот  фактов.  Можно  отметить  ряд  публикаций  о  деятельности  либералов  в  годы  первой  русской  революции.  Это  материалы  совещаний  Петербургского  и  Московского  отделений  ЦК  партии  октябристов  в  1905—1907  гг.,  записки  Ф.А.  Головина  о  С.А.  Муромцеве,  протоколы  заседаний  I  Государственной  думы  в  Выборге  9—10  июля  1906  г.,  составленные  Д.И.  Шаховским  и  В.Д.  Набоковым,  материалы  о  разгоне  I  Государственной  думы.  Кроме  того,  появились  публикации  и  о  деятельности  либералов  в  годы  первой  мировой  и  гражданской  войн:  письма  П.Б.  Струве  С.Д.  Сазонову  в  1915  г.,  документы  Крымского  краевого  правительства  1918—1919  гг.,  часть  переписки  В.А.  Маклакова  с  Национальным  Центром  в  1919  г.  [11,  с.  127].

В  1920-е  гг.  широкое  использование  советскими  историками  документального  наследия  российских  либеральных  партий  было  невозможно,  поскольку  соответствующие  документы  еще  не  поступили  в  государственные  архивы.  Характерна  в  этом  отношении  судьба  текущего  архива  ЦК  кадетской  партии.  После  взятия  власти  большевиками  большинство  документов  ЦК  было  передано  руководителями  партии  вместе  со  своими  личными  архивами  на  сохранение  в  Библиотеку  Академии  наук  в  Петрограде.  В  условиях  гражданской  войны  в  глазах  многих,  не  уверенных  в  своем  завтрашнем  дне  представителей  интеллигенции,  Библиотека  Академии  наук  казалась  единственным  надежным  и  вполне  безопасным  местом,  где  только  и  можно  уберечь  свои  личные  архивы  и  партийную  документацию  от  угрожающей  им  гибели.  Академия  наук  в  лице  ее  непременного  секретаря  С.Ф.  Ольденбурга,  директора  БАН  А.А.  Шахматова,  директора  Пушкинского  дома  Н.А.  Котляревского  охотно  шла  им  в  этом  навстречу.  Кроме  того,  часть  документов  ПНС  была  собрана  или,  точнее,  спасена  работниками  рукописного  отделения  БАН  [17,  с.  204]. 

Личный  архив  П.Н.  Милюкова  за  1858—1918  гг.  (более  7  тыс.  ед.  хранения)  включавший  большое  число  партийной  документации  после  Октябрьской  революции  был  спрятан  старым  другом  кадетского  лидера,  библиотекарем  петербургской  Публичной  библиотеки  А.И.  Браудо  частью  в  самой  библиотеке,  частью  в  рукописном  отделении  Академии  наук  [12,  с.  186]. 

Особую  роль  в  судьбе  архива  ЦК  ПНС  сыграл  академик  С.Ф.  Ольденбург.  Он  был  не  только  членом  ЦК  ПНС,  но  и  близким  другом  многих  руководителей  партии.  В  частности,  Ольденбург  входил  в  кружок  друзей-единомышленников  сложившейся  в  середине  1880-х  годов  и  именовавший  себя  Братством.  В  Братство  входили  также  А.А.  Корнилов,  Д.И.  Шаховской,  В.И.  Вернадский  и  др.  [20,  с.  174]  Поэтому  неудивительно,  что  лидеры  партии  обратились  именно  к  Ольденбургу,  а  он  с  большим  вниманием  отнесся  к  архиву  ЦК  ПНС.  Документы  и  материалы  ЦК  периода  1905—1915  гг.  были  им  переданы  в  Археографическую  комиссию  Академии  наук,  где  и  пролежали  до  1929  г.  Ни  о  какой  научной  обработке  этих  документов  тогда  не  могло  быть  и  речи.  Вторую  часть  текущего  архива  ЦК,  охватывающую  период  с  1916  г.  и  до  конца  гражданской  войны,  С.Ф.  Ольденбург  хранил  у  себя  на  квартире.  Насколько  значительной  была  эта  часть  архива  сказать  трудно.  Из  воспоминаний  известно,  что  интенсивность  работы  ЦК  кадетов  после  Февральской  революции  и  в  последующий  период  была  значительной. 

В  октябре  1929  г.  Правительственная  комиссия  наркомата  рабоче-крестьянской  инспекции  СССР  по  проверке  аппарата  Академии  наук  обнаружила  в  учреждениях  Академии  наук  значительное  число  документов  «большого  политического  значения».  В  частности  в  Археографической  комиссии  обнаружили  архив  «врагов  народа»  —  ЦК  ПНС.  В  результате  власти  организовали  крупное  политическое  «дело»,  по  которому  пострадало  большое  число  ученых.  С.Ф.  Ольденбург  был  освобожден  от  занимаемой  должности,  возникла  реальная  угроза  его  ареста.  В  этой  критической  ситуации  в  ночь  на  30  октября  1929  г.  супруги  С.Ф.  и  Е.Г.  Ольденбурги  сожгли  хранившуюся  дома  часть  архива  ЦК  ПНС  [17,  с.  205].  Что  конкретно  сжег  Ольденбург  неизвестно,  но  ясно  лишь,  что  это  документы  1916—1918  гг. 

В  1930  г.  обнаруженные  документы  ПНС  были  переданы  в  Москву  в  Государственные  архив  феодально-крепостнической  эпохи  и  включены  в  состав  образованной  в  1919  г.  коллекции  семьи  Романовых,  бывших  министров  и  царских  чиновников  —  так  называемый  «Новоромановский  архив».  В  начале  1930-х  гг.  небольшая  часть  этих  документов  была  опубликована  в  «Красном  архиве»:  некоторые  протоколы  ЦК  кадетской  партии  за  1905—1906  гг.;  материалы  июньской  конференции  ПНС  1915  г.;  протоколы  совещаний  Прогрессивного  блока;  часть  записных  книжек  П.Н.  Милюкова  о  его  пребывании  в  Англии  в  составе  русской  парламентской  делегации  17  апреля—15  мая  1916  г.;  доклад  П.Н.  Милюкова  в  военно-морской  комиссии  Государственной  думы  19  июня  1916  г.  Советские  историки  хорошо  понимали  огромное  значение  кадетских  документов.  Поэтому  в  1933  г.  Центрархив  подготовил  к  печати  сборник  архивных  материалов  «Кадеты  в  1914—1918  гг.»  (анонсирован  Н.П.  Лапиным  в  59  томе  «Красного  архива»),  но  издание  так  и  не  увидело  свет  по  понятным  причинам  идеологического  характера.  С  конца  1933  г.  печатание  документов,  вышедших  из  либерального  лагеря,  прекращается,  и  начинается  период  длительного  «археографического  молчания»,  продолжавшийся  до  общественно-политических  перемен  периода  перестройки  [7;  с.  57]. 

Стоит  отметить,  что  либеральные  лидеры,  находясь  в  эмиграции,  довольно  внимательно  следили  за  советскими  публикациями  о  своей  деятельности.  Так,  П.Н.  Милюков,  работая  над  мемуарами,  использовал  опубликованные  в  «Красном  архиве»  отрывки  из  своего  «Дневника»  за  1916  г.  При  этом  он  отмечал  научную  важность  советских  публикаций:  «Выбор  сделан  умело,  и  тексты  сопровождаются  комментарием,  свидетельствующим  о  тщательном  изучении.  Небольшие  ошибки  и  неисправности  текста  не  мешают  мне  быть  удовлетворенным  этим  выбором;  я  лишь  жалею,  что  печатание  не  продолжалось,  хотя  документы  были  признаны  чрезвычайно  важными»  [12,  с.  186].

Конечно,  все  вышеназванные  публикации  по  истории  либерализма  нельзя  назвать  идеальными.  Например,  протоколы  ЦК  ПНС  за  1905—1906  гг.  были  изданы  с  неоговоренными  изъятиями,  купюрами  и  погрешностями  в  расшифровке  исходного  текста.  Такие  же  замечания  можно  предъявить  и  к  другим  опубликованным  материалам.  Однако  эти  недостатки  объясняются  не  столько  политическими  причинами,  сколько  общем  уровнем  развития  археографии  того  времени.  Тем  не  менее,  публикации  «Красного  архива»  оставались  единственными  в  своем  роде  и  широко  использовались  отечественными  и  зарубежными  исследователями  вплоть  до  начала  1990-х  гг.  [7,  с.  58]

Помимо  «Красного  архива»,  ряд  материалов,  имеющих  огромное  значение  для  изучения  истории  российского  либерализма,  выходил  отдельными  изданиями.  В  1924—1927  гг.  П.Е.  Щеголев  осуществил  крупнейшее  издание  по  истории  политического  кризиса  предреволюционной  России  —  семитомник  «Падение  царского  режима»,  включавший  в  себя  протоколы  допросов  и  показаний  Чрезвычайной  следственной  комиссии  Временного  правительства  [15].  С  точки  зрения  либеральной  тематики  наибольший  интерес  представляет  шестой  том,  в  котором  опубликованы  показания  А.И.  Гучкова  и  П.Н.  Милюкова,  которые,  по  сути,  являются  общими  историческими  очерками  политической  жизни  России  с  1905  г.  Сообщаемые  Гучковым  и  Милюковым  сведения  имеют  большую  ценность,  поскольку  порой  отличаются  от  их  последующих  воспоминаний  эмигрантского  периода.  Издание  П.Е.  Щеголева  имело  популярный  характер,  что  объясняло  отсутствие  научных  комментариев,  широко  распространенных  в  изданиях  1920-х  гг.

В  1927  г.  Центрархив  издал  подготовленный  Б.Б.  Граве  сборник  документов  «Буржуазия  накануне  Февральской  революции»,  в  котором  были  введены  в  научный  оборот  материалы  из  фонда  Особого  отдела  Департамента  полиции  о  деятельности  либеральной  оппозиции  в  годы  Первой  мировой  войны  [3].  Заметное  место  среди  документальных  изданий  тех  лет  занимает  двухтомный  сборник  документов  и  материалов  «Наши  противники»,  появившийся  в  конце  1920-х  гг.  в  издательстве  Коммунистического  университета  им.  Я.М.  Свердлова  [13].  В  сборник  вошли  отрывки  из  книг,  брошюр,  статей  представителей  различных  направлений  общественной  мысли  периода  первой  русской  революции.  Помимо  прочих  течений,  была  представлена  и  либеральная  политическая  мысль  (статьи  из  «Освобождения»,  «Полярной  звезды»,  программа  Союза  освобождения  и  т.  п.).  Материалы  сборника  были  откомментированы  на  достаточно  высоком  уровне. 

В  1932  г.  в  Партиздате  вышел  последний  в  советской  историографии  сборник  документов  политических  противников  большевиков  —  стенограммы  частных  совещаний  членов  Государственной  думы  с  мая  по  август  1917  г.  [2]  Хотя  сама  Дума  к  этому  времени  уже  перестала  действовать,  ее  депутаты  продолжали  играть  определенную  роль,  а  сами  материалы  совещаний  давали  ценную  информацию  об  оценке  ведущими  думскими  деятелями,  в  том  числе  и  либеральной  направленности,  общественно-политической  ситуации  в  стране.  В  отличие  от  ранних  публикаций  в  «Известиях  Временного  комитета  Государственной  думы»,  где  думцы  пользовались  правом  исправлений,  вставок  и  исключений  при  просмотре  стенографических  записей  (что,  впрочем,  всегда  целесообразно  в  таких  текстах),  здесь  речи  и  доклады  даны  полностью.  В  предисловии  З.Б.  Лозинского  была  дана  характеристика  Прогрессивного  блока,  его  роли  в  Февральской  революции,  позиция  участников  частных  совещаний  в  1917  г. 

Значительную  роль  в  расширении  источниковой  базы  по  истории  российского  либерализма  сыграли  публикации  мемуаров,  как  тогда  говорили  «деятелей  контрреволюции».  В  1920-е  гг.  в  Советской  России  вышли  полностью  или  в  отрывках  воспоминания  С.Ю.  Витте,  М.В.  Родзянко,  В.Д.  Набокова,  А.И.  Деникина  и  др.  Все  они  были  перепечатками  с  аналогичных  эмигрантских  изданий,  и  сопровождались,  как  правило,  обстоятельными  вступительными  статьями  и  весьма  серьезными  комментариями,  причем  составители  подчеркивали,  прежде  всего,  политическую  значимость  публикуемого  материала  [19,  с.  9].

Наибольшую  известность  получил  «классический»  пятитомник  С.А.  Алексеева  «Революция  и  гражданская  война  в  описаниях  белогвардейцев».  С  точки  зрения  нашей  темы  интерес  представляют  два  первых  тома,  посвященные  Февральской  и  Октябрьской  революциям  [14;  19].  На  их  страницах  увидели  свет  отрывки  из  работ  П.Н.  Милюкова,  М.В.  Родзянко,  А.Ф.  Керенского,  В.В.  Шульгина  и  др.  Пятитомник  вышел  без  научных  комментариев,  поскольку  был  задуман  как  популярное  издание.  Определенное  историографическое  значение  имеют  вступительные  статьи  С.А.  Алексеева  и  А.И.  Усагина,  анализирующие  опубликованные  источники. 

Отдельно  стоит  выделить  сборник  «Самодержавие  и  либералы  в  революции  1905—1907  годов»,  составленный  С.А.  Алексеевым  [18].  В  нем  была  опубликована  эмигрантская  работа  П.Н.  Милюкова  о  попытках  создания  министерства  с  участием  либеральных  общественных  деятелей  и  другие  материалы  на  эту  тему  (статьи  В.И.  Ленина,  отрывки  из  воспоминаний  С.Ю.  Витте,  газетная  полемика  1911  г.).  Все  материалы  сопровождались  добросовестным  комментарием,  что  повышало  научную  ценность  издания. 

Отдавая  должное  публикаторской  работе  советских  историков  1920-х  гг.,  высокому  уровню  научных  комментариев,  необходимо  сказать,  что  далеко  не  все  издания  отличались  научной  добросовестностью.  Ярчайший  пример  —  публикация  мемуаров  французского  посла  М.  Палеолога.  В  советском  издании  1923  г.  были  изменены  название  работы,  ее  структура,  изъято  примерно  40  %  текста  и  добавлены  фразы,  которые  автор  никогда  не  писал  [16].  Причем  исключенными  оказались  чрезвычайно  важные  наблюдения  о  либеральной  оппозиции  и  отношении  к  ней  союзников. 

Таким  образом,  начало  освещения  и  разработки  в  советской  историографии  проблем  истории  российского  либерализма  было  положено  в  1920-х  гг.  активной  публикаторской  работой  советских  исследователей.  Несмотря  на  все  недостатки,  связанные  с  цензурными  ограничениями  и  общим  уровнем  развития  исторической  науки,  все  вышеназванные  издания  стали  важнейшей  частью  источниковедческой  базы  по  истории  либерализма,  к  которой  обращались  как  отечественные,  так  и  зарубежные  ученые.

В  начале  1930-х  гг.  общественно-политическая  ситуация  стала  складываться  не  в  пользу  исторической  науки.  Власть  все  больше  устанавливала  идеологический  контроль  над  наукой.  Знаковым  событием  стало  знаменитое  письмо  И.В.  Сталина  в  редакцию  журнала  «Пролетарская  революция»  «О  некоторых  вопросах  истории  большевизма»  с  критикой  ошибок  «наших  большевистских  историков».  Именно  с  этого  письма  и  начинает  складываться  унифицированная  концепция  революционных  событий,  получившая  свое  развитие  в  многотомной  «Истории  гражданской  войны  в  СССР».  Решение  об  этом  грандиозном  издании  было  принято  на  самом  высоком  уровне  —  Постановлением  ЦК  ВКП(б)  от  30  июля  1931  г.  В  состав  редколлегии  входили  лица,  чья  точка  зрения  была  тогда  вне  научной  критики  —  И.В.  Сталин,  В.М.  Молотов,  А.А.  Жданов  и  др.  Поэтому  концепция  авторов  «Истории  гражданской  войны  в  СССР»  стала  на  многие  годы  основополагающей  для  советских  историков,  а  отдельные  ее  положения  были  озвучены  в  «Кратком  курсе  истории  ВКП(б)». 

Первый  том  «Истории  гражданской  войны  в  СССР»  стал  символическим  началом  нового,  сталинского  этапа  советской  историографии,  продолжавшегося  вплоть  до  смерти  «вождя  народов»  и  начала  общественно-политических  перемен  периода  «оттепели».  Этот  этап  характеризуется  узкими,  директивно  ограниченными  рамками  исследовательской  проблематики.  Доступ  к  архивным  документам  был  существенно  затруднен  в  связи  с  передачей  самих  архивов  в  систему  НКВД  в  1938  г.  О  серьезном  изучении  российского  либерализма,  всего  спектра  сложных  взаимоотношений  власти  и  общества  периода  российской  революционности  в  это  время  не  могло  быть  и  речи,  поскольку  сформировавшаяся  в  СССР  политическая  система  насаждала  тоталитарную  модель  государственного  устройства. 

Начиная  со  второй  половины  1950-х  гг.  советские  историки  стали  постепенно  пересматривать  некоторые  упрощенные  и  ошибочные  представления  первых  томов  «Истории  гражданской  войны  в  СССР»  и  «Краткого  курса  истории  ВКП(б)».  И  хотя  этот  пересмотр  был  строго  ограничен  рамками  господствующей  идеологии,  он  дал  серьезный  толчок  развитию  исторической  науки.  Важным  фактором  стала  возможность  вновь  использовать  в  своих  работах  широкий  круг  источников,  в  первую  очередь  архивных,  недоступных  ранее  в  течение  многих  лет.  По  настоящему  новаторские  работы  стали  выходить  с  середины  1960-х  гг.,  причем  новые  идеи,  как  правило,  высказывали  те  историки,  кто  сформировался  как  исследователь  в  период  «оттепели». 

Символом  перемен  в  архивном  деле  стало  постановление  СМ  СССР  «О  мерах  по  упорядочению  режима  хранения  и  лучшему  использованию  архивных  материалов  министерств  и  ведомств»  от  7  февраля  1956  г.  хронологически  почти  совпавшее  со  временем  проведения  ХХ  съезда  КПСС.  После  этого  начались  работы  по  рассекречиванию  фондов,  сыгравшие,  несмотря  на  свой  крайне  ограниченный  характер  определенную  роль  в  развитии  исторической  науки.  С  1955  по  1962  г.  издавался  журнал  «Исторический  архив»  как  своеобразное  продолжение  «Красного  архива»,  что  способствовало  некоторому  оживлению  публикаторской  деятельности.  В  1959  г.  в  «Историческом  архиве»  были  опубликованы  воспоминания  Ф.А.  Головина  о  II  Государственной  думе  с  предисловием  А.Я.  Авреха,  которое  превратилось  в  эссе  о  кадетах  в  Думе,  их  парламентской  этике  и  тактике.  В  следующем  году  была  опубликована  аналитическая  записка  Департамента  полиции  за  1916  г.,  в  которой  были  данные  о  либеральной  оппозиции.  Однако  по  политическим  мотивам  «Исторический  архив»  был  закрыт,  и  публикация  документов  по  политической  истории  России  начала  ХХ  в.  была  прервана  [7,  с.  61].

В  1960-е  гг.  вопреки  сложившимся  неблагоприятным  условиям  вышло  несколько  интереснейших  публикаций  источников  по  истории  российского  либерализма.  Связаны  эти  публикации  с  именем  профессора  А.Л.  Сидорова.  В  1960  г.  под  его  редакцией  вышло  переиздание  мемуаров  С.Ю.  Витте  [4]  с  обстоятельными  научными  комментариями,  не  утратившими  своего  значения  по  сей  день.  Опубликованные  впервые  в  начале  1920-х  гг.  в  Берлине  И.В.  Гессеном  они  вызвали  большой  интерес,  и  почти  сразу  же  были  изданы  в  Советской  России,  но  без  научных  комментариев  (правда,  в  1922  г.  В.В.  Водовозов  попытался  дать  источниковедческую  характеристику  мемуаров  [5]).  С.Ю.  Витте  затронул  многие  проблемы  истории  русского  либерализма  начала  ХХ  в.,  высказал  свое  отношение  к  либеральным  партиям,  рассказал  о  переговорах  с  оппозицией  о  вхождении  в  состав  правительства  (в  приложении  к  третьему  тому  была  опубликована  газетная  полемика  С.Ю.  Витте  с  А.И.  Гучковым  по  этому  поводу).  В  1965  г.  в  «Исторических  записках»  А.Л.  Сидоров  опубликовал  дневник  княгини  Е.А.  Святополк  Мирской  [6],  повествующий  о  событиях  августа  1904  —  октября  1905  г.  Значительное  место  в  дневнике  уделено  роли  либеральной  оппозиции,  весьма  активной  в  этот  период. 

В  1969  г.  В.М.  Шевырин  на  страницах  «Истории  СССР»  опубликовал  отрывки  из  воспоминаний  М.М.  Ковалевского  «Моя  жизнь»,  которые  через  советское  торгпредство  в  Париже  в  1947  г.  были  переданы  родственником  ученого  П.Е.  Ковалевским  в  архив  Академии  наук.  В  изданных  отрывках  была  отражена  политическая  деятельность  видного  либерального  деятеля.  О  публикации  мемуаров  других  лидеров  либерального  движения  в  те  годы  речь  не  шла  [8].

Документы  либеральных  партий  и  организаций  в  1960—80-е  гг.,  в  отличие  от  1920-х  —  начала  1930-х  гг.  не  публиковались.  Единственное  исключение  —  публикация  А.С.  Красавиным  и  К.Ф.  Шацилло  ряда  документов  кружка  «Беседа»  и  «Союза  освобождения»  в  «Археографических  ежегодниках»  [11;  21;  22].  В  частности  К.Ф.  Шацилло  опубликовал  список  участников  «Беседы»,  программу  и  устав  «Союза  освобождения»  и  др.

Некоторое  оживление  публикаторской  деятельности  привело  к  появлению  с  середины  1960-х  гг.  нескольких  работ,  рассматривавших  среди  прочего  источниковедческие  аспекты  истории  российского  либерализма  [1;  9].  Однако  говорить  о  каком-либо  серьезном  источниковедческом  изучении  документального  наследия  либеральных  партий  в  то  время  не  приходится.  В  начале  1970-х  гг.  публикации  документов  и  материалов  по  истории  российского  либерализма  полностью  прекращаются  по  идеологическим  причинам.  Лишь  в  годы  перестройки  получившие  свободу  историки  смогли  вернуться  к  этой  проблематике.

 

Список  литературы:

1.Богатов  И.П.  Письма  кадета  Челнокова  (1907—1913  гг.)  //  История  СССР.  —  1965.  —  №  2.  —  С.  213—214.

2.Буржуазия  и  помещики  в  1917  году.  Частные  совещания  членов  Государственной  думы  /  Под  ред.  А.К.  Дрезена.  М.-Л.,  1932.  —  327  с.

3.Буржуазия  накануне  Февральской  революции.  Сб.  док.  и  мат.  /  Под  ред.  Б.Б.  Граве.  М.-Л.,  1927.  —  204  с.

4.Витте  С.Ю.  Воспоминания.  В  3-х  т.  М.,  1960.

5.Водовозов  В.В.  Граф  С.Ю.  Витте  и  император  Николай  П.  Пг.,  1922.  —  118  с.

6.Дневник  кн.  Екатерины  Алексеевны  Святополк  Мирской  за  1904—1905  гг.  /  Под  ред.  А.Л.  Сидорова  //  Исторические  записки.  Т.  77.  М.,  1965.  —  С.  241—263.

7.Егоров  А.Н.  Отечественная  историография  российского  либерализма  начала  ХХ  века.  Дис…  докт.  ист.  наук.  М.,  2010.  —  879  с.

8.Из  воспоминаний  Мак.  М.  Ковалевского  «Моя  жизнь»  /  Сост.  В.М.  Шевырин  //  История  СССР.  —  1969.  —  №  4.  —  С.  59—79;  —  №  5.  —  С.  76—100.

9.Кострикова  Е.Г.  Источники  внешнеполитической  информации  русских  буржуазных  газет  (на  материалах  архивных  фондов  «Речи»  и  «Русского  слова»)  //  Исторические  записки.  Т.  103.  М.,  1979.  —  С.  275—298.

10.Красавин  А.С.  Обзор  документальных  материалов  кружка  «Беседа»  в  фонде  В.А.  Маклакова  //  Археографический  ежегодник  за  1968  год.  М.,  1970.  —  С.  354—359.

11.Красный  архив.  Исторический  журнал.  1922—1941.  Аннотированный  указатель  содержания  /  Под  ред.  В.В.  Максакова.  М.,  1960.  —  252  с.

12.Милюков  П.Н.  Воспоминания.  М.,  1990.  Т.  2.  —  448  с.

13.Наши  противники.  Сб.  материалов  и  документов  /  Под  ред.  В.  Юдовского.  В  2-х  т.  М.,  1928—1929.

14.Октябрьская  революция  /  Сост.  С.А.  Алексеев.  М.-Л.,  1926.  —  426  с.

15.Падение  царского  режима.  Стенографические  отчеты  допросов  и  показаний,  данных  в  1917  г.  в  Чрезвычайной  следственной  комиссии  Временного  правительства:  В  7  т.  /  Под  ред.  П.Е.  Щеголева.  М.-Л.,  1924—1927.

16.Палеолог  М.  Дневник  посла.  М.,  2003.  —  830  с.

17.Перченок  Ф.Ф.  Академия  наук  на  «великом  переломе»  //  Звенья.  Вып.  1.  М.,  1991.  —  С.  163—235.

18.Самодержавие  и  либералы  в  революцию  1905—1907  годов  /  Сост.  С.А.  Алексеев.  М.-Л.,  1925.  —  168  с.

19.Февральская  революция  /  Сост.  С.А.  Алексеев.  М.-Л.,  1926.  —  516  с.

20.Шаховской  Д.И.  Письма  о  Братстве  //  Звенья.  Вып.  2.  М.-СПб.,  1992.  —  С.  174—318.

21.Шацилло  К.Ф.  Новые  сведения  о  псевдонимах  в  журнале  «Освобождение»  //  Археографический  ежегодник  за  1977  год.  М.,  1978.  —  С.  111—114.

22.Шацилло  К.Ф.  Обзор  документальных  материалов  кружка  «Беседа»  и  «Союза  освобождения»  в  фонде  Д.И.  Шаховского  //  Археографический  ежегодник  за  1974  год.  М.,  1975.  —  С.  285—296.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме