Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 12 августа 2013 г.)

Наука: Философия

Секция: Социальная философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ КОНЦЕПТА АВТОРИТАРНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ФИЛОСОФСКИЕ  ОСНОВАНИЯ  КОНЦЕПТА  АВТОРИТАРНОЙ  МОДЕРНИЗАЦИИ

Вялых  Владимир  Владимирович

канд.  пол.  наук  заведующий  кафедрой  философии  ОРГМА,  г.  Оренбург

E-mail: 

 

PHYLOSOPHICAL  BASIS  OF  THE  CONCEPT  OF  AUTHORITARIAN  MODERNIZATION

Vylyкh  Vladimir  Vladimirovich

phD  in  political  science,  head  of  department  of  philosophy,  Orenburg  state  medical  academy,  Orenburg

 

АННОТАЦИЯ

Очень  часто  модернизация  становилась  причиной  успешного  развития  различных  государств.  Среди  них:  Россия,  Китай,  Сингапур  и  др.  Но  в  условиях  глобальной  нестабильности  в  мировой  политике  преобладают  консервативные  настроения.  Вот  почему  необходимо  понять,  как  политическая  модернизация  может  способствовать  поиску  решений  ключевых  проблем  в  международных  отношениях.  Поэтому  необходимо  иccледовать  не  только  политические,  но  также  и  философские  основания,  и  попытаться  понять,  почему  модернизация  наиболее  эффективна  в  авторитарных  государствах,  чем  в  демократических  и  тоталитарных. 

ABSTRACT

Very  often  modernization  was  the  main  reason  of  the  successful  development  various  states.  Among  them:  Russia,  China,  Singapore  and  so  on.  But  in  the  conditions  of  the  global  instability  in  the  world  policy  conservatizm  prevail.  Thatʼs  why  necessary  to  understand  how  modernization  could  foster  to  find  the  decisions  of  key  problems  in  foreign  relations.  For  this  reason  we  need  to  explore  not  only  political,  but  also  phylosophical  basis  of  modernization  and  try  to  understand  why  modernization  is  more  effective  in  authoritarian  states,  then  in  democratic  and  totalitarian.

 

Ключевые  слова:  модернизация,  авторитаризм,  диалектика. 

Кeywords:  modernization,  authoritarianism,  dialectic.

 

Говоря  о  модернизации,  необходимо  учитывать,  что  она  представляет  совокупность  процессов  крупномасштабных  изменений,  посредством  которых  некоторое  общество  приобретает  экономические,  политические  ,  социальные  и  культурные  черты,  свойственные  современности  [4,  с.  15].  В  свою  очередь,  политическая  модернизация  —  это  система  процессов  трансформации  институтов  и  политических  отношений,  общих  для  всех  разновидностей  политических  систем.  Эти  процессы  включают:  1)  формирование  современного  национального  государства,  связанное  с  расширением  государственного  аппарата  и  увеличением  возможностей  государства  управлять  общественными  процессами,  контролировать  социальные  конфликты  и  следовать  политическим  стратегиям  во  имя  национальных  интересов;  2)  увеличение  степени  дифференциации  и  интеграции  институтов  в  политической  сфере  и  3)  сокращение  неравенства  (в  некоторых  случаях  только  экономического)  среди  граждан  [4,  с.  17—18]. 

Все  страны,  проходившие  через  процесс  модернизации,  исследователь  В.  Хорос  разделял  на  два  эшелона.  Для  стран  первого  эшелона  характерно  прежде  вceгo  —  длительное,  постепенное  становление  новых  общественных  институтов,  элементов  буржуазной  формации  [5,  с.  10].  Страны  второго  эшелона  —  крупные  страны,  осуществлявшие  модернизацию  и  капиталистическое  развитие  на  независимой  национальной  основе.  Среди  них:  Россия,  Япония,  Турция,  некоторые  восточно-европейские  государства.  Их  модернизация  начинается  на  более  позднем  историческом  рубеже  —  примерно  от  начала  XVIII  до  середины  XIX  в.  [5,  с.  15].

В  этих  странах  складывались  самостоятельные  внутренние  предпосылки  модернизации  —  такие,  как  рост  товарно-денежных  отношений,  развитие  купеческого  капитала  и  другие.  Но,  во-первых,  эти  предпосылки  были  выражены  гораздо  слабее,  чем  в  первом  эшелоне,  —  особенно  политические,  правовые  и  культурные.  Во-вторых,  ликвидировать  отсталость  приходилось  за  значительно  более  короткий  отрезок  времени.  Буржуазная  модернизация  второго  эшелона  диктовалась  прежде  всего  необходимостью  противостоять  растущей  экспансии  Запада.  Играли  также  роль  политические  амбиции,  стремление  правящих  слоев  государств  второго  эшелона  достичь  потребительских  стандартов  развитых  стран.  Отсюда  форсированный  характер  модернизации,  что  создавало  различные  диспропорции  в  экономическом  и  общественном  развитии:  отставание  аграрной  сферы  от  индустриальной,  расслоение  в  доходах,  различные  противоречия  и  конфликты  в  обществе  [5,  с.  .15].  Еще  одна  особенность  процесса  модернизации  во  втором  эшелоне  —  повышенная  роль  государства.  Роль  государства  оказывалась  двойственной.  Давая  толчок  освоению  технико-организационных  форм  более  развитых  стран,  оно  одновременно  нередко  консервировало  традиционные  политические  институты,  тормозило  процесс  демократизации  и  становления  гражданского  общества  [5,  с.  15]. 

Вместе  с  тем  необходимо  учитывать,  что  модернизация  требует  роста  адаптивности  социальной  системы  ко  все  более  усложняющемуся  и  динамическому  набору  изменений  окружения,  включая  проблему  успешной  внутренней  интеграции  самой  системы.  Модернизация  зависит  от  постоянной  эволюции  институциональной  дифференциации  системы.  Но  в  процессе  развития  общества  может  появиться  элита  —  чаще  всего  религиозная  или  политическая  —  которая  возобладает  над  другими  институциональными  сферами  и  будут  держать  их  в  жестких  рамках,  исходя  из  интересов  самой  элиты.  Попытки  осуществления  жесткого  контроля  со  стороны  элиты  могут  вести  только  к  совершенствованию  или  сегментации  ее  собственных  институциональных  структур  в  ущерб  более  полной  дифференциации  других  институтов.  Такие  ситуации  ограниченного  развития  в  Византии,  Японии  и  Германии  1920—1930-хх  гг.  [2,  с.  20]. 

В  связи  с  этим  возникает  вопрос:  является  ли  процесс  модернизации  демократическим  или  авторитарным  по  своей  сути?  Отвечая  на  этот  вопрос,  необходимо  учесть  два  момента.  Во-первых,  несмотря  на  то,  что  социально-экономическое  развитие  оборачивается  предсказуемыми  изменениями  в  мировоззрении  людей,  культурные  традиции  —  например  наследие  протестантизма,  конфуцианства  или  коммунистической  идеологии  —  также  накладывают  на  бытующее  в  обществе  представления  мировоззренческого  характера  устойчивый  отпечаток.  Исторические  факторы  сохраняют  значение,  и  преобладающие  в  обществе  ценностные  ориентации  являются  продуктом  взаимодействия  движущих  сил  модернизации  и  сдерживающего  влияния  традиций.  Во-вторых,  процесс  модернизации  носит  нелинейный  характер.  Он  представляет  собой  не  бесконечное  движение  в  одном  направлении,  а  имеет  точки  перегиба,  когда  преобладающее  направление  меняется  [4,  c.  16—17].

Модернизация  затрагивает  различные  сферы  общества  —  культурную  экономическую,  социальную,  и,  конечно  же,  политическую.  Она  характеризуется  двумя  основными  моментами.  Во-первых,  политическая  модернизация  состоит  в  значительном  расширении  функций  государства.  Если  в  традиционном  обществе  последнее  ведало  в  основном  военным  делом,  поддержанием  порядка,  организацией  общественных  работ  и  сбором  налогов,  то  в  модернизирующемся  обществе  государство  осуществляет  также  экономическую  политику,  перераспределяет  ресурсы  на  цели  развития,  создаст  сеть  различных  социальных  и  информационных  служб.  Во-вторых,  политическая  модернизация  означает  глубокое  реформирование  прежних  властных  структур  —  насильственным  или  мирным  путем  [4,  с.  8]. 

Американский  социолог  Р.  Инглхарт,  комментируя  эту  тенденцию,  отмечал,  что  во-первых,  несмотря  на  то,  что  социально-экономическое  развитие  оборачивается  предсказуемыми  изменениями  в  мировоззрении  людей,  культурные  традиции  —  например  наследие  протестантизма,  конфуцианства  или  коммунистической  идеологии  —  также  накладывают  на  бытующее  в  обществе  представления  мировоззренческого  характера  устойчивый  отпечаток.  Исторические  факторы  сохраняют  значение,  и  преобладающие  в  обществе  ценностные  ориентации  являются  продуктом  взаимодействия  движущих  сил  модернизации  и  сдерживающего  влияния  традиций.  Во-вторых,  процесс  модернизации  носит  нелинейный  характер:  он  представляет  собой  не  бесконечное  движение  в  одном  направлении,  а  имеет  точки  перегиба,  когда  преобладающее  направление  меняется  [3,  с.  16—17].  Изменения  в  сфере  культуры  зависят  от  исторических  особенностей  общества.  Традиционно  протестантские,  православные,  исламские  или  конфуцианские  страны  образуют  ярко  выраженные  культурные  зоны  с  собственными  ценностными  системами  —  их  наличие  четко  прослеживается  даже  при  всех  поправках  на  результаты  социально-экономического  развития.  Эти  культурные  зоны  отличаются  немалой  устойчивостью.  Хотя  под  воздействием  мощных  сил  модернизации  ценностные  системы  разных  стран  развиваются  в  одном  и  том  же  направлении,  вопреки  упрощенческим  постулатам  о  глобализации  культуры,  их  конвергенции  не  происходит  [3,  с.  37]. 

Cама  природа  феномена  модернизации  несет  в  себе  противоречие,  которое  можно  объяснить  с  точки  зрения  второго  закона  диалектики  о  единстве  и  борьбе  противоположностей,  который  гласит:  основой  всякого  развития,  с  точки  зрения  этого  закона,  является  борьба  противоположных  сторон,  тенденций  того  или  иного  процесса,  явления.  В  соответствии  с  этим  демократические  задачи  в  процессе  модернизации  приходится  решать  авторитарными  средствами.

В  конечном  счете  именно  авторитаризм  оказывается  оптимальной  моделью  политического  устройства  для  проведения  модернизации.  Это  можно  объяснить  с  позиции  первого  закона  диалектики  —  перехода  количественных  изменений  в  качественные.  Соотношение  между  затрачиваемыми  усилиями  и  конечным  результатом  в  процессе  политической  модернизации  в  условиях  авторитаризма  достаточно  приемлемо.  Примером  этого  могут  служить  модернизации  в  Чили,  Китае  и  Сингапуре,  когда  ограничение  ряда  прав  и  свобод  личности  не  повлияло  на  создание  политически  сильного  и  экономически  эффективного  государства.   

История  знает  немало  примеров  модернизации  в  тоталитарных  государствах,  но  всех  их  объединяет  одно:  значительные  затраты  ресурсов  и  недолговременный  положительный  эффект  от  проведенной  модернизации.  В  качестве  примера  можно  привести  Италию,  Германию  и  Японию  в  1930—1940-х  гг.  ХХ  века.  Согласно  третьему  закону  диалектики  —  закон  отрицания  отрицания:  всяческое  отрицание  означает  уничтожение  старого  качества  новым,  переход  из  одного  качественного  состояния  в  другое.  В  связи  с  этим  главный  недостаток  тоталитарной  модернизации  —  избыточное  отрицание  прошлого  опыта  и  достижений  в  экономике,  культуре  и  политике,  приводящее  либо  к  полному  забвению  накопленного  опыта,  либо  к  его  игнорированию.

Итак:  почему  авторитарная  модернизация  наиболее  эффективна?  Ответ  на  этот  вопрос  также  необходимо  соотнести  с  тремя  законами  диалектики.  При  авторитарной  модернизации  отрицание  прошлого  опыта  происходит  без  ущерба  для  настоящего  и  будущего.  Так,  например,  в  случае  с  Китаем  руководству  страны  удалось  сохранить  тысячелетние  традиции  и  адаптировать  государство  к  современным  политическим  и  экономическим  реалиям.

При  авторитаризме  ресурсы  для  проведения  модернизации  адекватно  соотносятся  с  масштабом  решаемых  задач,  то  есть  количество  требуемых  ресурсов  соответствует  качеству  выполняемых  действий.  По  этому  критерию  была  проведена  модернизация  в  Сингапуре.  Руководство  этого  небольшого  государства  не  располагало  значительными  финансовыми  и  человеческими  ресурсами,  но  тем  не  менее  сумело  превратить  Сингапур  из  отсталой  периферии  в  одно  из  ведущих  государств  Азии. 

Вместе  с  тем  для  модернизации,  независимо  от  политического  строя,  при  котором  она  будет  проводиться,  крайне  важна  своевременность.  По  мнению  американского  исследователя  У.  Ростоу  на  модернизацию  в  определенный  исторический  период  должен  возникнуть  запрос.  Он  определил  эту  ситуацию  как  «предпосылки  сдвига»:  под  влиянием  внешних  факторов  экономика  делается  менее  локализованной,  совершенствуются  коммуникации  и  торговля,  происходит  формирование  социальной  элиты  нового  типа  [1,  с.  103].  Сегодня  предпосылки  к  модернизации  в  ряде  стран  существуют,  но  не  могут  быть  реализованы.  Одна  из  причин  этого  в  том,  что  ситуация  глобальной  нестабильности,  сложившаяся  в  мировой  политике  с  момента  финансового  кризиса  2008  года,  создает  запрос  на  консерватизм,  проявляющийся  в  попытках  политических  элит  сохранить  статуса-кво  любыми  средствами. 

Безусловно,  политическая  модернизация  не  является  универсальным  средством  для  решения  глобальных  проблем,  но  неспособность  вовремя  ее  провести  может  привести  к  серьезным  политическим  и  экономическим  кризисам,  как  это  произошло  в  ряде  стран  Большого  Ближнего  Востока.

Успех  или  неудача  в  осуществлении  политической  модернизации  зависят  от  того,  насколько  будет  учитываться  сложная  и  противоречивая  природа  данного  феномена.  Для  его  осмысления  необходимо  использовать  три  закона  диалектики.  Поэтому  особенно  важным  представляется  не  только  политическое,  но  и  философское  осмысление  концепта  политической  модернизации. 

 

Список  литературы:

1.Бусыгина  И.,  Захаров  А.  Политический  мини-лексикон.  М.,  2006.

2.ДеБолт  Дж.  Причины  и  следствия  неудачи  модеринзации  в  России  //  Социс.  2006.  —  №  1. 

3.Инглхарт  Р.,  Вельцель  К.  Модернизация,  культурные  изменения  и  демократия.  М.,  2011.

4.Мартинелли  А.  Глобальная  модернизация.  Переосмысляя  проект  современности.  М.,  2010.

5.Хорос  В.Г.  Русская  история  в  сравнительном  освещении.  М.,  1996.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме