Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 15 июля 2013 г.)

Наука: История

Секция: Всемирная история

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чикаидзе Ц.М. АРАБСКИЙ ВОСТОК И ВЕЛИКОБРИТАНИЯ: ПРИНЦИПЫ СОСУЩЕСТВОВАНИЯ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXVI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

АРАБСКИЙ  ВОСТОК  И  ВЕЛИКОБРИТАНИЯ:  ПРИНЦИПЫ  СОСУЩЕСТВОВАНИЯ

Чикаидзе  Циснами  Михайловна

канд.  ист.  наук,  доцент  СОГУ,  г.  Владикавказ

E-mailtsisnamу@mail.ru

 

ARAB  EAST  AND  GREAT  BRITAIN:  PRINCIPLES  OF  COEXISTENCE

Chikaidze  Tsisnamy

candidate  of  historical  sciences,  associate  professor  of  North-  Ossetian  State  University,  Vladikavkaz

 

АННОТАЦИЯ

Геополитические  интересы  Великобритании  в  первой  трети  ХХ  века,  отразились  на  ее  внешнеполитическом  курсе  в  ближневосточном  регионе,  где  с  распадом  Османской  империи  в  новых  политических  границах  формировались  обособленные  друг  от  друга  арабские  государства 

ABSTRACT

Geopolitical  interests  of  Great  Britain  in  the  first  third  of  the  XX  century  were  reflected  in  its  foreign  policy  in  Near-Eastern  region,  where  with  disintegration  of  Ottoman  Empire  In  the  new  political  boundaries  were  formed  separate  from  each  other  Arab  states

 

Ключевые  слова:  ближневосточный  регион;  Сирия;  британская  стратегия.

Keywords:  Middle  East  region;  Syria;  British  strategy.

 

В  начале  ХХ  столетия  Великобритания  умело  сочетала  укрепление  позиций  британского  капитала  в  ближневосточном  регионе  с  поддержкой  Османской  империи,  призванной  играть  роль  гаранта  сохранения  британского  влияния  на  Ближнем  и  Среднем  Востоке.  По  территории  и  демографическому  весу  арабский  мир  был  сильнейшей  частью  Порты.  Между  тем,  арабские  административно-территориальные  единицы  (вилайеты)  не  имели  реальной  самостоятельности,  не  принимали  участия  в  определении  внутренней  и  внешней  политики  империи.  Определенную  роль  в  активизации  арабских  националистов  сыграла  младотурецкая  революция  1908  г.:  арабы  увидели,  как  зашаталась  некогда  могущественная  империя.  Взятый  младотурками  курс  на  тюркизацию  ущемлял  права  арабов  и  заставлял  определенную  их  часть  добиваться  равных  с  турками  прав  [4,  с.  177].  Радикальный  поворот  произошел  с  началом  Первой  мировой  войны.  В  этот  период  тайные  контакты  между  арабскими  организациями  достигли  наибольшей  интенсивности.  Вскоре  произошел  окончательный  разрыв  между  арабскими  националистами  и  Стамбулом.  В  антитурецкой  войне,  начавшейся  с  так  называемого  «Великого  арабского  восстания  в  пустыне»  10  июня  1916  г.  под  руководством  «шерифа»  Мекки  Хусейна  аль-Хашими,  в  планы  которого  входило  создание  огромного  арабского  государства.  В  восстании  участвовали  сирийские,  иракские  националисты,  деятели  общества  «Аль-Ахд»,  провозгласив  своей  целью  освобождение  арабов,  обретение  ими  независимости  путем  отделения  от  Османского  государства.  Выступление  арабов  привлекло  внимание  союзных  держав.  В  Лондоне  нуждались  в  союзнике  в  турецком  тылу,  что  и  предопределило  официальную  поддержку  со  стороны  британского  правительства.  Тот  факт,  что  арабы-мусульмане  выступили  с  оружием  в  руках  против  халифа  —  турецкого  султана,  на  стороне  «неверных»  —  англичан,  нанес  сильнейший  удар  по  панисламизму,  продемонстрировав  торжество  идеи  национальной  независимости.  Новому  движению  во  главе  с  шерифом  Хусейном  при  участии  англичан  удалось  освободить  от  турецкого  владычества  значительную  часть  арабских  земель  в  Палестине,  Иордании,  Сирии,  Ливане,  Ираке,  на  Аравийском  полуострове.  Престол  будущего  арабского  государства,  которое  объединило  бы  Сирию  (включая  Палестину  и  Ливан),  Ирак  и  земли  Аравийского  полуострова  англичане  пообещали  сыну  Хусейна  —  Фейсалу.  Позднее,  в  марте  1921  г.  Лоуренсу  удалось  убедить  Черчилля  посадить  на  трон  Ирака  изгнанного  из  Сирии  французами  Фейсала.  Арабские  территории  планировалось  поделить  в  соответствии  с  заключенным  в  1916  г.  соглашением  Сайкс-Пико  и  декларацией  Бальфура  (1917  г.).  Согласно  им  Франция  получала  западную  часть  Сирии,  Ливан,  Киликию  и  юго-восточную  часть  Анатолии;  Англия  овладевала  —  южной  и  средней  частью  Ирака,  портами  Хайфа  и  Акка  в  Палестине.  Впоследствии  премьер-министр  Франции  Ж.  Клемансо  дал  согласие  на  модификацию  соглашения  Сайкс-Пико  за  счет  «уступки»  Англии  Мосула  и  Палестины  [8,  с.  79].  Продолжая  уверенно  вести  свою  внешнеполитическую  деятельность  в  регионе,  в  июне  1918  г.  правительство  Великобритании  опубликовало  «Декларацию  к  семерке»,  в  котором  Ближний  и  Средний  Восток  делился  на  4  зоны.  За  первой  и  второй  зонами  Англия  признавала  полную  независимость  и  арабский  суверенитет  (Аравийский  полуостров  от  Адена  до  Акабы),  соглашаясь  применить  «принцип  согласия  подчиненных»  в  том,  что  касалось  устройства  власти  в  третьей  зоне,  включавшей  в  себя  Ирак  и  Палестину.  В  четвертой  зоне  (часть  Сирии  и  Мосул  в  Ираке)  Великобритания  активно  пропагандировала  идею  освобождения  от  османского  гнета.  С  помощью  указанной  декларации  Англия  рассчитывала  завоевать  симпатии  арабов  и  рассеять  их  сомнения  относительно  истинных  целей  своей  политики.  Примечательно,  что  в  Лондоне  не  сомневались,  что  арабы  будут  поддерживать  их  ближневосточную  политику,  в  надежде  в  скором  времени  обрести  полную  независимость  [7,  с.  121].  Несмотря  на  оказанное  арабами  содействие  Великобритании  в  Первой  мировой  войне,  им  не  приходилось  рассчитывать  на  долгожданную  свободу,  поскольку  им  навязывалась  «логика»  силы  и  оккупации,  уделом  были  мандатный  режим  и  раздробленность.  Повстанцы  боролись  с  турками  вплоть  до  подписания  Турцией  30  октября  1918  г.  Мудросского  перемирия  и  ее  выхода  из  войны  в  качестве  проигравшей  стороны.  Образовавшийся  идеологический  вакуум  на  арабских  территориях  был  заполнен  арабской  националистической  идеей.  Большая  часть  арабской  аристократии,  являвшаяся  сторонницей  османизма,  переориентировалась  на  арабский  национализм  [4,  с.  178].

В  историческом  контексте  образование  многих  современных  арабских  государств  являлось  результатом  распада  Османской  империи  на  составные  части.  Крушение  турецкого  господства  стало  результатом  ослабления  империи  под  давлением  западных  держав,  которые  стремились  получить  контроль  над  её  владениями,  а  также  ростом  национально-освободительного  движения.  Переход  арабского  мира  из  состояния  культурного  упадка  в  состояние  политической  раздробленности  стало  следствием  осуществления  договора  Сайкс-Пико.  Фактор  военно-политического  преобладания  в  регионе  предоставил  британскому  правительству  весомый  аргумент  в  процессе  формирования  ближневосточного  ландшафта  Задача  стратегического  укрепления  позиций  в  зоне  Суэцкого  канала,  обеспечение  безопасности  Индии  являлись  основными  факторами,  формировавшими  британскую  ближневосточную  политику  в  межвоеннный  период.  Экономическая  составляющая  сводились  к  задаче  сохранения  контроля  над  нефтяными  месторождениями  Ирака,  Ирана  и  обеспечение  бесперебойных  поставок  нефти  в  метрополию.  И  все  же  в  Лондоне  вынуждены  были  сопоставлять  стратегические  интересы  с  экономическими  возможностями.  С  1921  г.  Восточный  департамент  осуществлявший  контроль  над  ближневосточными  подмандатными  территориями,  к  управлению  стал  привлекать  и  представителей  арабских  политических  элит.  Британская  часть  исторической  Сирии  —  подмандатная  территория  Палестина  была  разделена  на  две  части:  территорию  к  западу  от  реки  Иордан  продолжали  называть  Палестиной,  а  к  востоку  –  Трансиорданией,  управление  которой  было  предложено  Абдаллаху  —  сыну  бывшего  турецкого  шерифа  Мекки.  «Он  не  фанатичен,  будет  слушаться  советов  и  имеет  проанглийскую  ориентацию»  [9,  с.  477].  Трансиродании  отводилась  роль  своеобразного  буфера  и  преграды  против  возможности  французского  проникновения  из  Сирии  в  Саудовскую  Аравию  и  Палестину.  Северная  часть  исторической  Сирии  стала  называться  французской  подмандатной  территорией  Сирия  и  Ливан. 

Стремление  некоторых  арабских  лидеров  попытаться  объединить  эти  территории  или  же  их  часть,  наложило  определенный  отпечаток  на  развитие  ситуации  в  этом  районе  после  Первой  мировой  войны.  Движение  за  арабское  единство,  формировавшееся  в  эпоху  ломки  традиционных  структур,  было  направлено  на  преобразование  общества  и  носило  в  целом  секуляристский  характер.  В  основе  его  лежало  сходство  насущных  проблем  общественного  развития  арабских  стран,  общность  языка  и  историческая  близость  арабских  народов.  Заявление  министра  колоний  У.  Черчилля,  сделанное  в  1921  г.  о  том,  что  в  отношении  арабской  расы  могут  быть  применены  две  политики:  одна  —  держать  арабов  разделенными,  другая  —  в  попытке  создать  арабское  государство,  дружественное  по  отношению  к  Великобритании  [5,  с.  10],  становилось  лейтмотивом  политики  Великобритании  на  Арабском  Востоке  в  последующий  период.

Формирование  хашимитских  Ирака  во  главе  с  королем  Фейсалом  и  Трансиордании,  находившихся  под  мандатным  управлением  Великобритании,  как  и  провозглашение  независимости  Хиджаза,  остававшегося  под  контролем  той  же  династии,  становилось  реальностью  [4,  с.  99—100].  Хотя  в  “Daily  Mail”  были  против  мандата,  который  обязывал  Англию  защищать  Ирак,  вести  борьбу  с  многочисленными  племенами  Ибн  Сауда,  имея  в  тылу  враждебное  население  Ирака  [2,  с.  10].  Определение  южных  границ  Ирака  и  Трансиордании  осложнялось  как  комплексом  политических,  этногеографических  проблем,  так  и  особенностями  взаимоотношений  Великобритании  с  Азизом  ибн  Саудом,  испытывающим  зависимость  от  финансовых  субсидий  Лондона.  С  официальным  признанием  Советской  Россией  16  февраля  1926  г.  правительства  Ибн  Сауда,  он  в  свою  очередь  заверил,  что  «выражает  полную  готовность  к  отношениям  с  правительством,  которые  присущи  дружественным  державам»  [1,  с.  4].  В  апреле  1927  г.  Ибн  Сауд  принял  титул  короля  Хиджаза,  Неджда  и  присоединенных  областей.  В  январе  1928  г.  Ибн  Сауд  направил  протест  британскому  резиденту  в  Персидском  заливе,  заявив,  что  снимает  с  себя  ответственность  за  последствия,  которые  могут  возникнуть  в  результате  посылки  карательных  экспедиций  в  Неджд  [2,  с.  27].  В  качестве  ответной  меры  англичане  подвергли  бомбардировке  недждийские  города,  направив  в  Персидский  залив  внушительную  армаду  своих  ВМС.  Оккупирована  была  и  большая  часть  территории  девяти  спорных  между  Йеменом  и  Аденским  протекторатом  районов.  Имам  Яхья  не  склонен  был  мириться  с  подобным  положением,  намереваясь  оказывать  в  течение  долгого  времени,  хотя  бы  пассивное  сопротивление  Великобритании  [2,  с.  34].  В  июле  1928  г.  вернувшись  с  Ближнего  Востока,  полковник  Джекоб,  в  “Morning  Post”  подверг  критике  политику  английских  властей  в  Йемене,  состоящей  в  умышленно  разжигаемой  вражде  и  столкновениях  между  племенами,  которые  подавляются  вооруженной  силой.  По  мнению  Джекоба,  наилучшее  средство  сохранения  мандатных  прав  Великобритании  на  Аравийском  полуострове  —  это  объединение  Йемена  под  властью  сильного  правителя,  дружественно  настроенного  к  Англии  [2,  с.  3].  Дважды,  в  мае  и  в  августе  1928  г.  англичане  направляли  в  Джидду  на  переговоры  генерала  Дж.  Клейтона.  По  мере  успехов  в  процессе  объединения  аравийских  земель  под  своей  властью  Ибн  Сауд  стремился  проводить  самостоятельную  внешнюю  политику  в  отношении  Великобритании  и  с  хашимитскими  монархиями. 

Прохладными  оставались  отношения  с  Египтом,  главным  образом,  в  связи  с  игнорированием  Каиром  вакуфных  претензий  Мекки  в  размере  ежегодных  20—25  тыс.  эрдебов  пшеницы.  В  апреле  1931  г.  Мекку  посетил  иракский  премьер  Нури  Саид,  подписавший  договор  о  дружбе  английской  яхте  в  Средиземном  море  [6,  с.  22].  Азиз  ибн  Сауд  шел  на  нормализацию  отношений  и  урегулирование  пограничных  проблем  с  Ираком  и  Трансиорданией  в  обмен  на  признание  Великобританией  аннексии  Хиджаза  и  заключение  нового  двухстороннего  договора,  расширяющего  суверенитет  Неджда.  Причины  же  нежелания  короля  пойти  на  юридическое  оформление  отношений  СССР  связаны  были  нестабильной  внутриполитической  обстановкой  и  способностью  Великобритании  влиять  на  нее.  Шаткость  позиций  саудовского  монарха  усугублялась  истощением  королевской  казны.  Мировой  экономический  кризис  1929—1932  гг.  повлек  за  собой  сокращение  паломничества  в  Мекку  —  основного  источника  хиджазских  доходов.  В  тот  период  любое  территориальное  образование,  или  группа  элит  региона  в  своей  внешнеполитической  деятельности  должна  была  учитывать  наличие  интересов  Великобритании.

Так  выстроив  свои  взаимоотношения  на  формально  равноправной  договорной  основе,  Великобритания  получила  возможность  в  течение  продолжительного  периода  осуществлять  контроль  за  внешней  политикой,  финансами  и  оборонной  сферой  ближневосточных  государств. 

 

Список  литературы:

  1. Архив  Внешней  политики  Российской  Федерации  (АВП  РФ).  Ф.  127.  Оп.  1.  П.  1.  Д.  6.  —  21  с.
  2. АВП  РФ.  Ф/  127.  Оп.  1.  Д.  17.  П.  2.  —  52  с.
  3. Ат-Турки  Маджид  бен  Абдель  Азиз.  Саудовско-российские  отношения  в  глобальных  и  региональных  процессах  (1926—2004  гг.).  М.,  2005.  —  416  с.
  4. Ближний  Восток:  война  и  политика  /под  ред.  Г.Г.  Исаева  и  А.А.  Сотниченко.  М.,  2010.  —  278  с.
  5. Луцкий  В.Б.  Лига  арабских  государств.  М.,  1946.  —  28  с.
  6. Назир  Тюрякулов  —  полпред  в  королевстве  Саудовская  Аравия  (1928—1935  гг.).  Письма,  дневники,  отчеты.  М.,  2000.  —  608  с.
  7. Фомин  А.М.  Державы  Антанты  и  Ближний  Восток  в  1918—1923  годах.  //  Новая  и  новейшая  история.  №  4,  2010.  —  222  с.
  8. Чикаидзе  Ц.М.  Политическое  развитие  Арабского  Востока  в  первой  четверти  ХХ  в.  //  Проблемы  всеобщей  истории  и  политологии:  Сборник  научных  трудов.  Владикавказ:  Изд-во  СОГУ,  2009.  —  232  с.
  9. Dоcuments  on  British  Foreign  Policy  1919—1939.  Series  1.  Vol.  4.  L.,  1952.  —  1024  p.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме