Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 15 июля 2013 г.)

Наука: Философия

Секция: Динамика современной культуры

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Грибовская Д.А., Барабанова Е.А. ЭКЗИСТЕНЦИАЛ ЗЕРКАЛА И ЗАЗЕРКАЛЬЯ В СОВРЕМЕННОЙ УКРАИНСКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ПРОЗЕ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXVI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ЭКЗИСТЕНЦИАЛ  ЗЕРКАЛА  И  ЗАЗЕРКАЛЬЯ  В  СОВРЕМЕННОЙ  УКРАИНСКОЙ  ФИЛОСОФСКОЙ  ПРОЗЕ

Грибовская  Дарья  Анатольевна

канд.  филолог.  наук,  ст.преподаватель  кафедры  философии

и  политологии  Донецкого  юридического  института

г.  Донецк,  Украина

E-maildashytsa@mail.ru

Барабанова  Елена  Анатольевна

канд.  филолог.  наук,  доцент  кафедры  украинского  языка

и  литературы  Государственного  высшего  учебного  заведения

«Донбасский  государственный  педагогический  университет»

г.  СлавянскУкраина

E-mail: 

 

EXISTENTIAL  OF  THE  MIRROR  AND  THE  MIRROR-WORLD  IN  MODERN  UKRAINIAN  PHILOSOPHICAL  PROSE

Gribovskaya  Daria

candidate  of  Philological  Sciences,  Senior  Teacher  of  Philosophy  and  Politology  chair,  Donetsk  Law  Institute  of  Internal  Affairs  of  Ukraine,  Donetsk

Barabanova  Elena

candidate  of  Philological  Sciences,  associate  professor  of  Ukrainian  language  and  literature  chair  of  State  Higher  Educational  Institution  ‘Donbas  State  Pedagogical  University’,  Slavyansk,  Ukraine

 

АННОТАЦИЯ

Целью  статьи  являются  современные  исследования  в  философии  экзистенциализма  на  примере  художественного  творчества  известного  украинского  писателя  А.  Федя  (роман  «Серый»).  Введенный  М.  Хайдеггером  новый  категориальный  аппарат  в  философии  в  целом  и  в  эстетике  в  частности  снискал  живое  отображение  как  в  научной  сфере,  так  и  в  художественной.  Предметом  изучения  в  статье  стал  экзистенциал  зеркала  и  зазеркалья.  Авторы  обосновывают  терминологический  аппарат  и  дают  картину  его  реализации  в  художественном  произведении.  Методами  изучения  стал  метод  герменевтики,  феноменологический  метод.

ABSTRACT

The  article  is  aimed  at  modern  researches  in  philosophy  of  existentialism  based  on  the  example  of  artistic  endeavor  of  a  famous  Ukrainian  writer  A.  Fedya  (the  novel  ‘The  grey’).  Proposed  by  M.  Heidegger  a  new  framework  of  categories  in  philosophy  and  particularly  in  aesthetics  has  attained  live  mapping  in  scientific  sphere  as  well  as  in  imaginative  sphere.  The  subject  of  study  in  the  article  is  existential  of  the  mirror  and  the  mirror-world.  The  authors  prove  the  nomenclature  and  show  the  way  it  realizes  in  fiction.  The  methods  of  study  are  the  method  of  hermeneutics  and  the  phenomenological  method. 

 

Ключевые  слова:  неклассическая  постмодернистическая  эстетика,  экзистенциал,  экзистенциал  зеркала  и  зазеркалья,  современный  украинский  философский  роман,  научная  проза.

Keywords:  non-classical  postmodern  aethetics;  existential;  existential  of  the  mirror  and  the  mirror-world;  modern  Ukrainian  philosophical  novel;  learned  prose. 

 

«Зеркало  может  хранить  отражение  целой  вселенной,  целый  звездный  небосвод  вмещается  в  кусочке  маленького  посеребренного  стекла.  Если  все  знаешь  о  зеркале,  считай,  что  знаешь  почти  все» 

(Т.  Пратчетт)

«Будь  поосторожнее  с  зеркалом,  не  то  увидишь  собственное  лицо»  (М.  Шарган)

 

Теория  зеркального  мира  в  философии,  в  отличие  от  первичных  форм  мировоззрения  человека,  имеет  не  суть  долгую  историю,  однако  снискала  в  кругу  как  научных  деятелей,  писателей,  так  и  в  среде  обывателей  весьма  откровенно  заинтересованный  отклик.  Работы  В.  Зеланда  «Трансферинг  реальности»  [2],  Г.  Брейдена  «Божественная  матрица.  Время,  пространство  и  сила  сознания»  [1]  открывают  завесу  таинственной  субстанции  стороны  за  зеркалом,  оформляют  существование  нашего  отображения  во  времени  и  пространстве  зазеркалья. 

Зеркала,  как  волшебные  предметы,  встречаются  в  сказаниях  многих  народов,  могут  предсказывать  будущее,  давать  советы,  рассказывать  о  судьбе  и  служить  оберегом.  Кроме  того,  зеркала  предстают  как  граница  между  земным  и  потусторонним  миром,  это  рубеж,  пересекать  который  небезопасно.

Зеркало  —  это  еще  и  портал  в  иной  мир.  Булгаковский  Азазелло,  например,  выходит  прямо  из  зеркала  в  квартире  №  50  на  глазах  у  изумленного  Степы  Лиходеева.  А  необыкновенная  история  Алисы  из  зазеркалья  впечатляет  своей  ирреальной  реальностью  каждого.  Кроме  Льюиса  Керролла,  зазеркалье  так  же  создавали  для  своих  героев  Гастон  Леру  («Призрак  оперы»),  Виталий  Губарев  («Королевство  кривых  зеркал»),  а  магическое  зеркало  Гарри  Поттера  —  «Еиналеж»  —  показывает  «cамые  глубокие  и  самые  отчаянные  желания  сердец».

«Экзистенциал  —  бытийная  черта  присутствия,  элемент  экзистенциальности,  полученный  из  анализа  экзистенции.  Противоположность  —  категория,  которая  относится  к  наличности  также,  как  экзистенциал  —  к  экзистенции.  Различая  категории  и  экзистенциалы,  Хайдеггер  вводит  что-то  вроде  философской  грамматики  —  вся  система  понятий  делится  по  принципу  одушевленности  /  неодушевленности.  Важнейший  экзистенциал  —  «бытие-в»,  означающий  «быть  при…»,  —  в  противоположность  категории  «быть  в»,  означающее  чисто  пространственное  отношение  («вода  в  стакане»)»  [3,  с.  239] 

Экзистенциал  бытия  в  зазеркалье  как  бытия  отображения  человека  (Хайдеггеровского  тут-бытия)  можно  условно  разделить,  по  нашому  мнению,  на  несколько  модусов:

1.  Страх  перед  зеркалом  отображает  боязнь  заглянуть  в  самого  себя,  неготовность  к  познанию  своего  внутреннего  мира.

2.  Зеркало  —  портал  в  самого  себя  как  в  известном  фильме  А.Тарковского  «Зеркало».  В  Иномирье  законы  времени  не  земные,  а  божественные,  когда  все  есть  и  начало,  и  конец,  все  есть  и  прошлое,  и  будущее,  и  только  человек,  создавая  своей  мыслью  одну  точку  времени  –  настоящее,  не  только  соединяет  прошлое  с  будущим,  но  и  моделирует  его  в  соответствии  со  своими  мыслеобразами,  чаяниями  и  устремлениями.

3.  Зазеркалье  —  для  тех,  кому  не  страшно  заглянуть  «за»  свое  отражение.  Это  первые  шаги  исследователя  тайн  своей  Души,  пока  еще  растождествляющего  себя  со  своим  отражением  и  поэтому  воспринимающего  зазеркалье,  как  мир  в  котором  все  перевернуто,  все  наоборот.

4.  Само  зеркало  удваивает  реальность.  Мы  узнаем  в  многоотраженном  мире  различные  свои  проявления,  принимаем  или  категорически  не  принимаем  себя  такими,  как  мы  есть.  Соединение  с  самим  собой  многократно  усиливает  нас  и  дает  нам  новое  ресурсное  состояние.

В  украинской  философии  к  вопросу  об  экзистенциале  бытийности  в  зеркале  обращается  А.  Федь  в  своей  философской  научной  прозе.  Автором  выбран  интересный  путь  реализации  сложных  теоретических  феноменов.

Философское  произведение  «Серый»  является  таким  родом  романного  жанра,  в  котором  само  творение  автора  в  конечном  счете  изучает  своего  читателя  через  призму  зеркального  отражения.  Знакомство  с  персонажем,  чья  первая  форма  общения  с  читателем  начинается  со  стороны  зазеркалья,  дает  отблеск  сути  личности,  чья  основная  форма  бытия  —  это  форма  смены  масок,  поэтому  зазеркалье  становится  истинной  экзистенцией  сочетания  духа  и  плоти,  единственной  формой  честного  и  явного:  «Менять  имидж  и  это  скорее  всего,  —  нервничал  Серый,  смотрясь  в  зеркало  и  тщательно  моя  руки.  Фамилия…  Пусть  будет  такой,  какая  есть.  Много  кто  подтрунивает:  не  существительное  —  определение  какое-то.  Когда  знакомят  тебя  с  горделивым  наглецом,  тот  по  обыкновению  спрашивает:  «Серый  —  как  понимать:  фамилия  или  судьба?  Лучше  уж  Белый.  Удобоваримо  и  Черный,  если  уж  нет  —  то  Темный.  Во  всяком  случае,  все  было  б  яснее  и  доходчивее»  [4,  с.  7]. 

Итак,  сам  персонаж,  Серый,  начинает  в  мире  здесь  и  сейчас,  в  мире  рациональных  категорий  приобретать  новую  атрибутику,  которая  в  бытии  зеркала  сходит  на  нет.  Этот  молодой  человек  даже  в  цветовой  семантике  превосходит  рациональное,  и  в  Иномирье  дает  серости  совершенности  иного,  но  именно  истинного.

Обращаясь  к  трактовке  серого  в  эстетическом,  следует  отметить,  что  тема  не  нова.  Более  того,  семантика  цвета  заклеймлена  в  ментальной  экзистенции,  фольклорной  традиции,  религиозном  дискурсе.  Серый  —  это  цвет  бедности,  печали,  городской  тесноты.  Он  был  эпитетом  к  хищным  животным,  птицам;  на  этот  цвет  переходит  антипатия.  Не  смотря  на  его  тонкую  красоту,  это  цвет,  который  наиболее  часто  обозначает  бесцветность.  Иногда  (скажем  в  иудейской  традиции)  его  связывали  с  мудростью  зрелого  человека,  это  как  бы  уже  несвоевременное  прозрение  молодости,  которая  прошла.  Сочетание  белого,  цвета  невинности,  и  черного,  цвета  вины,  серый  был  христианским  символом  земной  смерти  и  духовного  бессмертия;  изувеченной,  почерневшей  невинности,  которую  осудили.  В  христианских  религиозных  общинах  серый  обозначал  бессилие  и  подавленность,  но  так  же  эгоизм,  отказ  от  обязательств,  нарциссизм.  Не  зря  один  из  героев  романа  «Серый»,  Аскольд,  задумывается  над  историей  мифологического  персонажа:  «Несомненно,  лицо  Нарцисса  красивее.  Но  отсутствует  приспособленность  каждой  его  части  к  практической  реализации  того,  что  предназначено  богами»  [4,  с.  224].

Серый  цвет  всегда  стабилизирует  процессы  вокруг,  но  всегда  выглядит  раздвоенным,  всегда  соотносим  с  плохим  самочувствием.  И  хотя  в  некоторых  культурах  или  на  определенных  стадиях  развития  человечества  (Возрождение,  в  частности)  серый  и  приобретал  позитивное  звучание,  все  же  его  ахроматичность  никогда  не  давала  ему  собственного  громкого  звучания,  и  он  оставался  в  своей  аутентической  тени.  Одним  словом,  такова  природа  серого  в  мире  четких  категорий,  в  мире  рационального,  где  бытие  вещи  –  материально,  иногда  возможно  солиптично,  но  всегда  четко  ограниченно  матрицей  эмпирического  опыта. 

Кто,  что,  какой  или  в  чем  СЕРЫЙ  проявляется  в  романе  А.  Федя?  Ответ  откровенен,  это  феномен  экзистенции  в  бытии  зазеркалья.  Это  человек,  который  вне  морального,  в  хищности,  беспринципиальности  и  жестокости  достигает  всего  желаемого,  идя  свой  духовный  путь  над  системой  координат  добро  —  зло,  вне  генетически  «человеческого»  рассматривает  все  его  окружающее.  Это  дух,  который  «отпечатан»  в  лице  конкретной  плоти  и  крови,  но  ожидающий  своего  откровенного  перехода  из  мира  зазеркалья.  Присмотревшись  внимательнее,  уже  думаетя,  что  в  конкретном  человеке  передана  жизнь  целого  общества,  в  котором  чаши  весов  Фемиды  с  закрытыми  глазами  просто  исчезли  либо  их  кто-то  украл,  такой  себе  Серый,  который  играясь  всем  и,  как  хамелеон,  приспосабливаясь  ко  всему,  просто  не  задумывается,  что  без  этих  чаш  невозможно  грандиозно  важное  —  равновесие,  гармония.  Возможно  и  другое,  Серый  в  своей  зазеркальной  апологетике  просто  снял  повязку  с  глаз  богини  и  со  скабрезной  улыбкой  рассматривает  ее  растерянный  вид,  потому  что  в  ее  сознание  врывается  субъективное,  то,  что  уже  не  дает  возможности  видеть  беспристрастно.

В  экзистенции  здесь-бытия  Серый  —  в  постоянной  эволюции.  Это  персонаж-индиго,  у  которого  общественное,  интимное,  личное,  душевное,  духовное,  ирреальное,  здоровое  и  больное  объединились  в  эклектике  необъединяемого  в  рациональном,  но  абсолютно  продуктивного  и  жизненного  в  экзистенциале  зазеркалья.

С  одной  стороны  —  это  карьерист,  человек-паразит,  который  четко  знает,  чего  хочет,  и  четко  знает,  как  этого  достичь  без  существенных  усилий.  С  другой  стороны  —  это  маленький  мальчик,  который  боится,  что  бешенный  темп  жизни  перемелет  его  молохом  и  даже  не  вспомнит  имени.  Далее  —  это  личность,  которая  дает  себе  оценку  и  знает,  что  в  конце  концов  получит  в  финале  жизни,  когда  за  все  придется  рассчитаться.  И  напоследок,  это  авантюрист,  который  идет  на  прю  со  своими  человеческими,  воспитанными  адекватными  родителями  постулатами,  и  все  время  экспериментирует  с  общественными  догмами:  преступлю  эту  грань  —  и  что?  а  ничего;  обойду  тут  и  плюну  в  глаза  собственной  совести  –  опять  ничего;  приостановлюсь  и  подожду,  оглянувшись  вокруг,  —  ничего  не  произошло,  никто  не  знает.  И  возможно  все  это  лишь  по  одной  причине:  в  отражении  зеркала,  в  иномирьи  зазеркалья  его  истинное  лицо  не  меняется,  он  видит  истинное  свое  финальное,  знает,  что  выбор  отсутствует,  и  только  в  реальности  людей  он  может  играть. 

А.М.  Федь  очень  умело  оставляет  читателя  в  раздумьях  о  возможном  будущем  своего  Серого.  Он  —  болен,  а  вот  смертельно  ли  —  неизвестно,  потому  что  страдает  единственный  регенерирующий  орган  в  человеческом  организме  —  печень.  А  следовательно,  возможно  все  повторится  сначала  и  Серый  продолжит  свой  жизненный  путь.

В  чем  же  особенность  экзистенциала  зазеркалье  в  философской  научной  прозе  А.  Федя?  Нужно  отметить,  что  для  украинской  литературы  эта  тема  нова.  Реализует  ученый-писатель  столь  постмодернистический  тип  образности  (достаточно  элитарный,  запутанный  созданный  по  законам  симулякра)  умело  доступно,  интересно  и  ново.  Простому  обывателю,  чей  мир  ограничен  законами  физики  и  чья  жизнь  «кончается  не  завтра»,  зеркальное  отражение  —  лишь  возможность  оценить  (в  зависимости  от  шкалы  ценностей)  свой  вид,  не  более.  Так  вот  выводя  рамки  пространства  и  времени  в  зазеркальи,  автор  поднимает  своего  читателя  в  своих  глазах,  то  есть  суть  важные  проблемы  экзистенции  определяет  выше  объективной  точки  отсчета,  и  дает  неограниченный  мир  иного,  где  важно  зафиксировать  тот  облик,  который  будет  записан  в  Вечности.

 

Список  литературы:

  1. Брейден  Г.  Божественная  матрица:  время,  пространство  и  сила  сознания  /  Г.  Брейден.  —  СПб.:  София,  2008.  —  256  с.
  2. Зеланд  В.  Трансферинг  реальности  /  В.  Зеланд.  —  М.,  2006.  —  272  с.
  3. Сагатовский  В.Н.  Философские  категории.  Авторский  словарь  /  В.Н.  Сагатовский.  —  М.,  2011.  —  376  с.
  4. Федь  А.  Серый  /  А.  Федь.  —  Славянск,  2010  —  284  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий