Статья опубликована в рамках: XXVI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 15 июля 2013 г.)

Наука: Политология

Секция: Мировая политика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
РЕАЛИИ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ЕВРОСОЮЗЕ И В СНГ: ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXVI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

РЕАЛИИ  МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА  В  ЕВРОСОЮЗЕ  И  В  СНГ:  ВОЗМОЖНОСТИ  И  ПЕРСПЕКТИВЫ

Бурганова  Инна  Николаевна

канд.  полит.  наук,  доцент,  ФГБОУ  ВПО  «Оренбургский  государственный  педагогический  университет»,  г.  Оренбург

E-mail: 

 

REALITIES  OF  MULTICULTURALISM  IN  THE  EUROPEAN  UNION  AND  THE  CIS:  OPPORTUNITIES  AND  PERSPECTIVES

Burganova  Inna

doctor  of  Political  Sciences,  associate  professor,  Federal  State  Educational  Institution  “Orenburg  State  Pedagogical  University”,

 

АННОТАЦИЯ

Статья  раскрывает  эволюцию  политики  мультикультурализма  в  Евросоюзе  и  в  СНГ.  Особое  внимание  обращается  на  проблемы  включенности  мигрантов  в  общее  пространство  ЕС  и  СНГ. 

ABSTRACT

The  article  reveals  the  evolution  on  the  policy  of  multiculturalism  in  the  EU  and  the  CIS.  Particular  attention  is  drawn  to  the  problem  of  inclusion  of  migrants  in  the  total  space  of  the  EU  and  the  CIS.

 

Ключевые  слова:  Евросоюз  (ЕС);  СНГ;  мультикультурализм;  международные  отношения;  национальная  идентичность.

Keywords:  European  Union  (EU);  CIS;  multiculturalism;  international  relations;  national  identity.

 

Ключевым  вопросом,  волнующим  любое  государство  является  организация  диалога  между  властью  и  обществом.  Именно  это  становится  главным  условием  стабильности  существующей  политической  системы.  Особенно  актуальным  такой  диалог  становится  в  условиях  мультикультурализма. 

Расширение  миграционного  потока  по-разному  воспринимается  и  властными  структурами,  и  обществом.  Если  не  так  давно  властные  структуры  задумывались  над  вопросом  как  создать  необходимые  условия  для  включенности  мигрантов  в  общую  культуру  страны,  поскольку  это  позволит  изменить  динамику  роста  населения  страны,  увеличить  макроэкономические  показатели  государства.  Население  в  свою  очередь  не  воспринимало  небольшой  поток  мигрантов  в  негативном  ключе,  так  как  они  не  угрожали  их  рабочим  местам.

Однако  процессы  миграции  приводят  к  трансформации  в  различных  сферах  общества,  начиная  от  социально-экономической  и  заканчивая  политической.  В  последнее  время  такая  трансформация  имеет  и  негативные  последствия,  так  как  противоречия  и  конфликты  на  межнациональной  и  межконфессиональной  почве  увеличиваются. 

Многие  европейские  страны  в  2011  г.  высказались  за  ограничение  потока  мигрантов  и  беженцев  из  других  государств.  Таким  образом,  для  большинства  европейцев  число  мигрантов,  которые  прибывают  с  арабского  Востока,  стран  Африки  приближается  к  критической  массе.  Участники  Евросоюза  и  СНГ  сталкиваются  с  проблемой  включенности  мигрантов  в  общую  гражданскую  идентичность  страны.

Для  многих  политиков,  экспертов,  обычных  людей  это  стало  поводом  заговорить  о  кризисе  мультикультурализма.  Идея  мультикультурализма  предполагает  культурный  плюрализм,  а,  значит,  государства  должны  обеспечить  всем  этносам  и  культурам  одинаково  равное  положение. 

Однако  сегодня  мультикультурализм  в  ЕС  терпит  фиаско.  Желание  титульных  наций  целиком  ассимилировать  иммигрантов  наталкивается  на  стремление  последних  жить  по  своим  законам  и  нормам.  Во  Франции  в  апреле  2011  г.  вступил  в  силу  закон  о  запрете  ношения  паранджи  и  хиджаба  в  общественных  местах  [12]. 

Такая  общеевропейская  тенденция  может  привести  к  росту  исламского  экстремизма,  а  также  насилия  против  мусульман  [3].  Таким  образом,  политические  элиты  и  лидеры  Евросоюза  однозначно  высказались  за  ограничение  мигрантского  потока  из  других  стран  (в  основном  из  стран  Азии  и  Африки),  что  совпадает  с  мнением  большинства  граждан,  проживающих  в  ЕС. 

Сами  же  иммигранты  не  удовлетворены  в  свою  очередь  высоким  уровнем  безработицы  в  их  среде,  запретом  на  ношение  никабов  и  прочих  головных  уборов,  состоянием  обездоленности  и  маргинализаций  населения,  криминализации  населения,  отсутствие  возможностей  для  собственной  реализации  и  отсутствием  экономических  возможностей.

Лидеры  стран  ЕС  начинают  отказываться  от  идеи  мультикультурализма.  Для  многих  обычных  людей,  экспертов,  политиков  становится  очевидном,  что  мультикультурная  модель  будет  эффективна  лишь  в  том  случае,  если  приехавшие  в  страну  люди  будут  иметь  работу,  свои  собственные  деньги,  а  также  ощущать  социальную  ответственность.  В  противном  случае  это  безработные,  которые  ведут  пассивную  и  несознательную  жизнь  на  социальном  пособии  [4].

Главный  вопрос  сегодня:  сможет  ли  мультикультурализм  обеспечить  полное  единство  любой  страны.  Ответ:  нет.  Если  пришлые  народы  заинтересованы  в  сохранении  своей  уникальности,  то  коренное  население  не  желает  видеть  эту  уникальность.  Национальная  идентичность  в  условиях  глобализации  становится  камнем  преткновения  для  многонациональных  государств.  Коренные  жители  готовы  бороться  с  желаниями  иммигрантов  о  своем  самоопределении,  а  пришлое  население  видит  в  любых  шагах  большинства  проявление  дискриминации.  Мнение  официальных  структур  власти  и  общественных  институтов  едины  в  том,  что  необходимо  ограничить  поток  мигрантов.

Для  стран  СНГ  идея  мультикультурализма  такая  же  актуальная,  как  и  для  участников  Евросоюза.  Если  лидеры  большинства  государств  ЕС  признали  политику  мультикультурализма  несостоявшейся,  то  для  ряда  стран  СНГ  это  пока  не  является  проблемой. 

Однако  в  последнее  время  власти  обеспокоены  утерей  контроля  над  нелегальной  миграцией,  поскольку  это  становится  почвой  для  криминала.  Муниципальные  власти  озабочены  массовым  уклонением  мигрантов  от  налогов  и  сборов,  дополнительным  и  некомпенсируемым  давлением  на  коммунальные  службы,  поддержанием  правопорядка  на  рынках,  где  работают  мигранты  и  т.  д.  [7].

Что  касается  населения,  то  феномен  антииммиграционизма  объясняется  тем,  что  общество  болезненно  реагирует  на  необходимость  жить  в  условиях  конкуренции  за  ресурсы,  за  сферы  занятости,  за  бизнес  [1].

Российская  Конституция  фактически  закрепляет  основные  идеи  мультикультурализма.  По  ст.  29  Конституции  РФ  «Не  допускаются  пропаганда  или  агитация,  возбуждающие  социальную,  расовую,  национальную  или  религиозную  ненависть  и  вражду.  Запрещается  пропаганда  социального,  расового,  национального,  религиозного  или  языкового  превосходства»  [7].

Для  меньшинств  существуют  особые  права,  носящие  характер  преференции  (например,  для  малочисленных  народов  Севера).  Таким  образом,  реализуются  основные  постулаты  мультикультурализма  —  защита  государством  (в  определенной  степени)  отдельных  групп,  культурно  отличных  от  основной  массы  населения  [5].

В  известной  мере  целям  мультикультурализма  отвечает  и  принятый  в  1996  г.  Закон  «О  национально-культурной  автономии»,  который  предусматривает  сохранение  самобытности,  языка,  культуры  на  уровне  федерации  и  регионов  [5].

Но,  не  смотря  на  это,  в  России  в  свое  время  перестало  функционировать  Министерство  по  делам  национальностей.  Но  уже  в  октябре  2011  г.  Общероссийский  народный  фронт  (ОНФ)  предложил  создать  Министерство  культуры  и  по  делам  национальностей,  сделав  Минкультуры  ответственным  за  гармонизацию  межэтнических  отношений. 

Сегодня  в  России  увеличивается  межэтническая  напряженность,  нетерпимость,  во  многом.  Особенно  сильны  проявления  национализма  и  расизма  в  крупных  городах  страны,  куда  едут  иммигранты.  Резкое  ухудшение  ситуации  на  Северном  Кавказе,  где  постоянно  совершаются  теракты,  выступления  националистов  на  Манежной  площади,  негативное  отношение  к  мигрантам,  распространение  ксенофобии  —  это  свидетельства  неспособности  государства  создать  эффективную  модель  диалога  между  представителями  разных  конфессий  и  культур.

Практика  мультикультурализма  ставится  под  вопросом  в  России,  когда  около  80  %  населения  составляют  русские.

Проблема  культурного  взаимодействия  остро  стоит  не  только  в  отдельно  взятых  бывших  республиках  СССР,  но  и  во  всем  СНГ  в  целом.

Например,  такая  цель  Содружества,  как  мирное  разрешение  споров  и  конфликтов,  реализуется  не  в  полной  мере.  Препятствием  к  нормальному  диалогу  выступают  следующие  факторы:

1.  несовпадение  официальных  и  этнических  границ  (Азербайджан-Армения,  Россия-Украина,  Россия-Казахстан,  Узбекистан-Кыргызстан-Таджикистан);

2.  конфликты  между  титульным  этносом  и  компактно  проживающим  этническим  меньшинством,  которое  добивается  отделения  и  создания  собственного  суверенного  государства  (Приднестровье-Молдова,  Чечня-Россия,  Абхазия  и  Южная  Осетия  —  Грузия);

3.  дискриминация  этнических  меньшинств,  в  первую  очередь  русскоязычного  населения  (Казахстан,  Узбекистан,  Украина)  [2].

Поиск  новыми  независимыми  государствами  национальной  идентичности  зачастую  идет  вразрез  с  курсом,  намеченным  в  уставных  документах  СНГ  (русский  язык  по  Уставу  Содружества  является  средством  межгосударственного  общения).  Русский  язык  признан  лишь  в  Беларуси  и  Кыргызстане.  В  бывших  советских  республиках  наблюдается  сокращение  школ  и  вузов,  ведущих  преподавание  на  русском  языке.

Мультикультурализм  имеет  не  только  сильные  стороны,  например,  позволяет  находить  общие  точки  соприкосновения  между  разными  народами  и  культурами,  но  и  обладает  целым  рядом  недостатков.  Среди  них:  увеличиваются  проявления  ксенофобии,  экстремизма  и  национализма,  нарастание  напряженности  в  межэтнических  и  межконфессиональных  отношениях,  способствует  маргинализации  молодежи  этнических  общин,  фрагментации  культурного  пространства.  Вместо  налаживания  сотрудничества  происходит  рост  конфликтов  и  противоречий.

Провал  идеи  мультикультурализма,  состоит  в  том,  что  совместное  проживание  разных  народов  в  одном  государстве  при  сохранении  их  идентичности  невозможно.

Титульные  нации  теряют  собственную  идентичность  на  фоне  четко  осознающих  свою  национальную  идентичность  иммигрантов.  С  одной  стороны,  разговоры  и  увещевания  о  толерантности  к  пришлому  населению,  с  другой  —  рост  национального  самосознания.

Мультикультурализм  по  своей  идее  должен  решить  одну  из  главных  проблем  глобализации,  как  обеспечение  без  каких-то  негативных  последствий  слияние  коренного  населения  и  мигрантов.

Можно  выделить  следующие  перспективы  мультикультурной  политики:

·Сценарий  «интеграции  без  ассимиляции»,  то  есть  отказ  от  построения  мононационального  государства  и  создание  единой  гражданской  идентичности  и  государственной  целостности  (модель  Канады).

·Сценарий  «обратной  дискриминации»  («дискриминации  дискриминаторов»):  достижение  равноправия  представителей  различных  рас,  этносов  и  конфессий  посредством  устранения  исторической  и/или  социальной  несправедливости  или  дискриминации  (модель  США).

·Сценарий  «функциональной  толерантности»  имеет  место  в  тех  случаях,  когда  государство  приглашает  или  принимает  иностранную  рабочую  силу  на  временной,  зависящей  от  экономической  ситуации,  при  этом  работники  не  получают  полноценных  гражданских  прав,  но  имеют  возможность  работать  и  жить,  сохраняя  свою  «идентичность»  (модель  Германии).

·Сценарий  «размена»,  нацеленный  на  улучшение  внешнего  имиджа  страны  и  привлечение  иммигрантов  для  устранения  дефицита  трудовых  ресурсов,  государство  поощряет  иммигрантов  к  проживанию  с  сохранением  этнокультурных  различий  при  условии  их  лояльности  и  принятия  базовых  ценностей  и  принципов  демократического  общества  (модель  Австралии)  [11].

Таким  образом,  идея  мультикультурализма  стоит  в  ЕС  и  СНГ  под  разным  углом.  Если  в  Евросоюзе  пошли  по  пути  стирания  последних  границ  идентичности,  выраженных  в  границах  национальных  государств  —  Германии,  Франции,  Италии  и  других,  вошедших  в  Европейский  союз,  т.  е.  если  раньше  гражданин  мог  себя  идентифицировать  как  немец,  как  француз,  итальянец,  то  со  стиранием  границ  внутри  ЕС  исчезла  последняя  возможность  самоидентификации.  В  этой  ситуации  не  просто  ослабления,  но  полной  потери  собственной  идентичности  коренной  европеец  ежедневно  сталкивается  с  людьми,  которые  приезжают  в  Европу  из  стран  мусульманского  мира,  из  арабских  стран,  стран  Африки,  у  которых  с  идентичностью  как  раз  все  в  порядке.  Нарастающая  волна  приезжих,  которых  призывают  не  трогать,  к  которым  приказано  испытывать  толерантность,  как  раз  свою  идентичность  знает  хорошо  [9].  Европейские  политические  лидеры  и  элиты  пришли  к  мнению  об  ограничении  потока  мигрантов  и  беженцев  из  других  государств  в  условиях  мультикультурализма  (что  соответствует  общей  точке  зрения  населения  ЕС).

На  постсоветском  пространстве  после  распада  СССР  бывшие  республики  только  обрели  независимость.  Поэтому  национальная  идентичность  не  только  не  потеряна,  но  и  приобрела  совершенно  другое  звучание.  Если  раньше  население  СССР  воспринимало  себя  как  граждан  единого  советского  государства,  то  сейчас  человек  себя  точно  идентифицирует  как  «русский»,  «казах»,  «украинец»  и  пр.  Другое  дело,  что  взаимодействие  народов  в  самих  государствах-участниках  СНГ  приобретает  все  более  конфликтные  очертания. 

Подводя  итого,  можно  сказать,  что,  не  смотря  ни  на  что,  диалог  власти  и  общества  в  условиях  мультикультурализма  в  Евросоюзе  и  СНГ  принимает  идентичную  форму  —  ни  власть,  ни  население  пока  не  готовы  оценивать  мигрантов  как  носителей  общей  национальной  идентичности  страны,  как  следствие  этого  вместо  налаживания  сотрудничества  происходит  рост  конфликтов  и  противоречий.

 

 Список литературы:

  1. Без  мигрантов  у  России  нет  будущего.  Страна.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.newsinfo.ru/news/2007-10-31/migrant/703330/  (дата  обращения  31.10.2007).
  2. Бурганова  И.Н.  Политическая  интеграция  на  постсоветском  пространстве:  проблемы  и  перспективы:  дис.  канд.  полит.  наук.  СПб.:  2007.  —  188  с.
  3. Во  Франции  вступил  в  силу  закон,  запрещающий  закрывать  лица  в  общественных  местах.  Идут  задержания  мусульманок  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.newsru.com/religy/11apr2011/france.html  (дата  обращения  11.04.2011).
  4. Галушко  И.  Европа  разочаровалась  в  мультикультурализме  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.inosmi.ru/video/  20110215/166515845.html  (дата  обращения  15.02.2011).
  5. Дерябина  С.Р.  Россия  и  опыт  мультикультурализма:  за  и  против  С.Р.  Дерябина  (Опубликовано  в  журнале  «Этнопанорама»  №  1—2  2005,  с.  14—18)  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.  demoscope.ru/weekly/2006/0231/analit03.php  (дата  обращения  31.02.2006).
  6. Дятлов  В.  Перспективы  Дальневосточного  региона:  население,  миграция,  рынки  труда.  Рабочие  материалы  Московского  Центра  Карнеги,  Выпуск  2,  июнь  1999  г.)  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://subscribe.ru/archive/  science.  humanity.  chineseinrussia/200503/08180257.html  (дата  обращения  31.02.2006).
  7. Конституция  РФ  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://az-libr.ru/index.shtml?Law&Constn/KRF93/krf029  (дата  обращения  23.02.1995).
  8. Коровин  В.  Брейвик  как  зеркало  европейского  кризиса  идентичности»  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.km.ru/spetsproekty/  2011/09/  02/mezhnatsionalnye-otnosheniya-v-mire/breivik-kak-zerkalo-evropeiskogo-krizisa  (дата  обращения:  02.09.2011).
  9. Котельников  В.  Мультикультурализм  для  Европы:  вызов  иммиграции  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.  antropotok.  archipelag.  Ru  /text/a263.htm  (дата  обращения:  22.09.2003).
  10. Мамонова  В.А.  Мультикультурализм:  разнообразие  и  множество  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:http://www.intelros.ru/2007/07/06/  vamamonova_multikulturalizm_raznoobrazie_i_mnozhestvo.html  (дата  обращения  06.07.2007).
  11. Никитаев  В.  Мультикультурализм  и  машины  этничности  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.russ.ru/pole/Mul-tikul-turalizm-i-mashiny-etnichnosti.  (дата  обращения  05.09.2011).
  12. Франция  запретила  носить  хиджаб  и  паранджу  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://news.bcm.ru/society/2011/4/11/59890/1  (дата  обращения  11.04.2011).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий