Статья опубликована в рамках: XXII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 25 марта 2013 г.)

Наука: Философия

Секция: Онтология и теория познания

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ФИЛОСОФИЯ ПОЗНАНИЯ ЛЕТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ФИЛОСОФИЯ  ПОЗНАНИЯ  ЛЕТНОЙ  ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Кодола  Валерий  Григорьевич

д-р  пед.  наук,  науч.  сотр.  ВУНЦ  ВВС  «ВВА»,  п.  Монино

E-mailvkodola@mail.ru

 

Проблема  философии  познания  летной  деятельности.  Исследуя  путь,  пройденный  цивилизацией  с  момента  начала  осознанной  познавательной  деятельности  к  существующей  в  настоящее  время  сверх  переполненной  информационной  емкости  знаний  об  объектах  и  явлениях  реальности,  целесообразно  обратить  внимание  на  то,  что  наступает  период  кризиса  предметно-познавательной  способности  цивилизации  в  рамках  среды  обитания  в  области  поверхностного  слоя  планеты.  Данное  положение  может  восприниматься  как  подтверждение  вывода  о  том,  что  для  сохранения  своего  восходящего  направления  развития,  цивилизация  должна  переключить  большую  долю  своего  внимания  на  наблюдение  явлений  и  объектов  лежащих  за  границей  поверхности  планеты  как  на  внутрепланетное,  так  и  на  внешнепланетное  пространство.  Предмет  исследования  данной  области  знаний  —  это  явления  и  объекты  бытия,  с  которыми  взаимодействует  субъект  познания,  существуя  и  проявляя  активность  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса,  а  в  мышлении  которого  формулируется  система  знаний  об  основных  условиях,  особенностях  и  правилах  летной  деятельности.  «Нет  ничего  очевидного  в  авиации,  все  неожиданно  и  парадоксально.  Если  вы  читаете  в  какой-нибудь  работе  слово  «несомненно»,  то  будьте  осторожны,  исследуйте,  не  говорит  ли  автор  какую-нибудь  глупость»  [10].

Предмет  философии  познания  летной  деятельности.  Реализация  стремления  сознания  к  расширению  поля  восприятия  реальности  воплощалось  в  различных  формах  познавательной  деятельности  субъектов.  К  одной  из  форм  познавательной  деятельности  относится  стремление  субъекта  для  расширения  сферы  познаваемых  явлений  к  пространственным  перемещениям  в  различных  средах  материального  мира.  Данная  форма  познавательной  деятельности  длительный  период  развития  цивилизации  осуществлялась  в  пределах  поверхности  суши  планеты,  затем  ее  водной  поверхности,  однако  длительное  время  две  стихии  были  доступны  познанию  только  в  форме  воображения.  В  сознании  субъектов  формировались  всевозможные  абстрактные  представления  о  явлениях,  ощущаемых  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса.  На  основе  этих  представлений  возникали  многочисленные  теории  воздействия  на  организм  и  сознание  человека  явлений  нахождения  и  перемещения  субъектов  в  данных  пространствах,  однако  длительный  период  они  не  могли  быть  подтверждены  или  опровергнуты  через  ощущения  этих  явлений  непосредственно  на  уровне  эмпирического  уровня  познания.

В  соответствии  с  законом  перехода  количества  в  качество,  осуществив  познавательную  потребность  в  большинстве  сфер  жизнедеятельности  на  поверхности  суши  и  воды  планеты,  произошло  переключение  сознания  на  поиск  путей  к  изобретению  и  реализации  способов  преодоления  сил  гравитации  и  перемещению  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса.  Интуиция  подсказывала  субъектам,  что  только  таким  путем  можно  воспринять  сознанием  ощущения  новых  явлений,  доступных  ему  только  поднявшись  над  поверхностью  планеты  и  осуществив  пространственное  перемещение  в  ее  атмосфере.  Историческая  наука  предоставляет  возможность  проследить  многие  стороны  генезиса  проблемы  эмпирического  познания  явлений  реальности  с  высоты  перемещения  субъекта  над  поверхностью  планеты.  Однако  историческая  наука  оперирует  свершившимися  и  документально  зафиксированными  фактами,  что  усложняет  процесс  исследования  живой  реакции  сознания  на  выявленные  им  не  доступные  ранее  новые  формы  познавательной  деятельности,  а  также  восприятие  новых  ощущений  явлений,  связанных  с  нахождением  и  перемещением  в  пространстве  атмосферы  планеты,  которые  были  не  доступны  при  взаимодействии  с  ощущениями  реальности  на  поверхности  планеты.  В  настоящее  время  складываются  условия  для  упорядочения  взглядов  на  такую  сторону  человеческой  деятельности  как  летная  деятельность.  Обобщение  многосторонних  исследований  в  сфере  жизнедеятельности  человека  в  условиях  отрыва  от  поверхности  планеты  позволяет  сформулировать  понятие  структуры  летной  деятельности  как  сверхсложной  человеческой  деятельности,  включающей  систему  разновидностей  фундаментальных  видов  социальной  активности  индивидов.  В  контексте  теории  деятельности,  приняв  за  единое  основание  структурно-функционального  анализа  системы  деятельности  особенности  взаимосвязи  двух  основополагающих  свойств  деятельности  —  предметности  и  рефлективности,  представим  структуру  летной  деятельности.  Структура  летной  деятельности  представляет  собой  сверхсложную  систему  компонентов  родовых  видов  деятельности  материально-практического,  духовно-теоретического  социально-технологического  свойства,  к  основным  из  которых  относятся  следующие:  экологический;  технический;  познавательный;  мировоззренческий;  ценностный;  коммуникативный;  информационный;  управленческий.

Предмет  философии  познания  летной  деятельности  будут  составлять  новые  формы  познавательной  деятельности,  связанной  с  жизнедеятельностью  субъекта  при  нахождении  и  перемещении  в  пространстве  атмосферы  планеты  в  условиях  отсутствия  физического  контакта  с  ее  поверхностью;  необходимостью  осуществлять  контроль  функционирования  и  перемещения  объекта,  обеспечивающего  пребывание  и  перемещение  субъекта  в  пространстве;  не  изученностью  реакций  сознания  на  воспринятые  новые  ощущения  новых  явлений.  «Летчики  не  любят  рассказывать  о  своих  ощущениях,  потому  что  многие  из  них  имеют  негативный  оттенок:  испуг,  нерешительность,  стресс...  Если  в  качестве  наивысшей  похвалы  говорят  про  летчика,  что  он  не  ведает  страха,  этому  не  следует  придавать  буквальный  смысл...  Не  ведает  страха,  это  значит,  не  проявляет  его  внешне,  не  поддается  ему,  хотя  и  испытывает,  ...»  (И.Б.  Качоровский)  [5].

Объект  философии  летного  познания  целесообразно  представить  как  совокупность  явлений  реальности,  воспринимаемых  сознанием  субъекта  познания  в  форме  закономерностей  различных  отраслей  знаний:  физических,  технических,  биологических,  медицинских,  психофизиологических,  психологических,  наблюдаемых  в  ходе  познавательной  деятельности  при  нахождении  на  борту  средства,  обеспечивающего  его  перемещение  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса  —  летательного  аппарата.  К  одной  из  важных  совокупностей  новых  явлений  целесообразно  отнести  такие,  которые  сопровождают  контроль  субъектом  функционирование  и  пространственное  перемещение  средства,  обеспечивающего  нахождение  субъекта  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса,  а  также  обеспечивающего  выполнение  субъектом  определенных  полетных  заданий.  Философское  обобщение  некоторых  естественнонаучных  знаний  теоретического  и  эмпирического  уровня  позволяет  изложить  представление  модели  восприятия  сознанием  таких  явления  реальности,  которые  сопровождают  преодоление  сил  тяготения  объектами,  их  отрыв  от  поверхности  планеты,  перемещение  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса.  В  качестве  метода  познания  и  преобразования  реальности  в  условиях  движения  в  пространстве  и  во  времени  вне  поверхности  планеты  выступает  диалектика.  На  основе  диалектики  разрабатываются  системы  требований  к  мыслящему  и  действующему  субъекту  в  условиях  отсутствия  физического  контакта  с  поверхностью  планеты.  В  связи  с  этим,  перевод  законов  движения  и  развития  в  данной  материальной  субстанции  в  принципы  метода  ее  познания  и  преобразования,  а  также  в  систему  правил,  предписывающих  определенную  форму  мыслительной  и  предметно-практической  деятельности  людей,  являются  задачами  философии  познания  летной  деятельности.  «...  Это  и  есть  вылет:  с  этого  момента  он  принадлежит  другому  миру…  Летчик,  утонув  в  небе,  видит  над  собой  землю,  которая  сначала  вытягивается,  а  потом,  повернувшись,  стремительно  обрушивается  на  него  всем  своим  весом.  Виражи  прижимают  тело  к  сиденью,  горки  делают  его  легким,  как  пузырь,  поток  уносит  горизонт,  потом  опять  возвращает,  послушный  мотор  ревет,  затихает,  опять  ревет...  Сухой  треск:  левое  крыло!  Летчик  застигнут  врасплох,  будто  получил  подножку:  воздух  из-под  крыльев  ушел.  Самолет,  как  сверло,  ныряет  в  штопор...  Навстречу  гибнущему  летчику,  как  море  к  ныряльщику,  приближается  Земля».  (Антуан  де  Сент-Экзюпери)  [1].

Субъект  философии  летного  познания  является  личность  человека,  в  сознании  которого  сформировалась  потребность  осуществлять  познавательную  и  предметно-преобразующую  деятельность  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  (или)  космоса.  Жизнедеятельность  человека  осуществляется  в  пространстве  и  времени,  что  предполагает  адекватное  воспроизведение  в  его  сознании  явлений  реальности,  которое  составляет  суть  познавательного  отношения  к  самой  реальности.  Познавательное  отношение  человека  к  реальности  зависит  от  его  отношения  к  ней  —  адекватно  ли  в  сознании  воспроизводится  реальность?  Гносеология  дает  положительное  решение  вопроса  о  возможности  адекватного  воспроизведения  реальности  в  познавательной  деятельности  человека,  обоснованием  которого  является  практическая  деятельность  человека.  Всякое  реальное  преобразование  обязательно  предполагает  работу  сознания,  наличие  идеальных  планов  деятельности,  а  практика  всегда  опосредована  сознанием,  находится  с  ним  в  органическом  единстве.  Знание  является  не  продуктом  пассивного  созерцания  действительности,  а  возникает,  функционирует  и  совершенствуется  в  процессе  активной  практической  деятельности  человека.  Гносеология  тесно  связана  с  когнитивной  психологией,  логикой,  методологией  научного  познания,  историей,  науковедением  и  социологией  знаний.  Обобщая  методы  и  приемы  наук,  гносеология  выступает  в  качестве  философско-методологической  основы  познания  сущности  летной  деятельности.

Субъективно  летная  деятельность  характеризуется  авантюризмом,  ошибочностью,  несостоятельностью,  фантастичностью,  утопичностью.  Сознанию  субъекта  деятельности  недоступна  полная  и  исчерпывающая  информация  об  объекте,  его  онтогенезе,  целях,  средствах  достижения  целей,  о  планируемых  результатах  деятельности.  Противоречием  жизнедеятельности  субъекта  летного  познания  является  то,  что  обладая  конечным  и  ограниченным  объемом  знаний  о  летной  реальности,  он  совершает  ошибочную,  неадекватную  деятельность,  используя  недостаточные  ресурсы  и  средства,  идет  к  ошибочным  целям  и  приходит  к  результатам,  не  соответствующим  запланированным.  Летная  деятельность  является  диалектическим  единством  познания  и  управления  летной  действительностью.  В  личности  летчика,  как  субъекта  летной  деятельности,  основной  произвольной  регуляции  целенаправленной  деятельности,  основанной  на  реализации  сложной  осознанной  цели,  чувстве  долга  и  ответственности,  является  воля.  Эта  сторона  воли,  связанная  с  преодолением  препятствий  в  летной  деятельности,  мобилизацией  его  психики  на  трансформацию  сущего  в  должное.  Для  летчика  его  тело  представляется  не  только  как  объект  среди  других  объектов,  но  и  как  воля,  он  может  познать  отражение  явлений  полета  в  ощущениях  себя,  а  через  себя  и  весь  полет.

У  личности  летчика  волевое  отношение  может  определяться  индивидуальными  представлениями  и  универсальными  понятиями  как  общими  и  постоянными  правилами  и  принципами  действия.  В  летной  деятельности  особенно  четко  проявляется  свойство  свободы  воли  личности.  Внутренняя  сущность  личности  летчика  отражается  в  его  поведении  при  пилотировании  летательного  аппарата  в  пространстве  атмосферы  планеты  или  космоса.  Осуществляя  свою  профессиональную  деятельность,  летчик  подвергается  непосредственному  воздействию  всех  явлений,  сопровождающих  его  нахождение  в  этом  пространстве  и  перемещение,  управляемого  им  летательного  аппарата.  Летчик  встречает  всю  совокупность  как  позитивных,  так  и  негативных  воздействий  один  на  один,  открытый  для  обозрения  со  всех  сторон,  и  от  его  воли  зависит  достижение  поставленной  цели  полета.  «...  Меня  не  приводили  в  восторг  полеты,  которые  приходилось  видеть,  так  как  я  считал  их  до  крайности  несовершенными.  В  них  не  чувствовалось  победы  гордого  духа  человека  над  природой.  Наоборот,  мне  делалась  ясной  рабская  зависимость  пилота  от  капризов  стихии.  Я  поставил  себе  задачу  построить  такой  аппарат,  на  который  меньше  всего  влияли  бы  окружающие  условия,  и  чтобы  он  почти  всецело  подчинялся  воле  пилота.  Для  осуществления  этих  идей  мне  было  необходимо  стать  летчиком...».  (П.Н.  Нестеров)  [9].

Основные  категории  философии  летной  деятельности.  В  сознании  летчика  в  основе  анализа  и  обобщения  информации  чувственных  восприятий  и  представлений  лежат  философские  категории,  логическое  значение  которых  проявляется  как  особые  формы  мышления.  Методологическое  значение  категорий  проявляется  в  разрешении  научных  проблем  авиационных  наук,  использующих  категории  как  организующий  принцип  мышления  летчика.  Мировоззренчески  философские  категории  ориентируют  и  обеспечивают  сознание,  осмысление  знания  о  реальности  и  о  себе,  для  формирования  оптимального  отношения  летчика  к  реальности.  Категории  определенности,  как  ступени  познания,  следуя  друг  за  другом,  ориентируют  на  последовательность  в  познании  летной  деятельности  —  ощущение,  восприятие,  представление,  понятие,  суждение  и  умозаключение.  Ощущение  связано  с  установлением  определенности,  поиском  ответа  на  вопрос,  что  представляют  собой  объекты  или  явления  летной  реальности.  Восприятие  предполагает  установление  обусловленности,  почему  объекты  летной  реальности  являются  таковыми.  Представление  связано  с  установлением  выбора  информации,  необходимости  обоснования  оптимального  отношения  к  объекту  или  явлению.  Основополагающими  категориями,  наиболее  обобщенно  характеризующими  философию  летного  познания,  являются  материя,  пространство  и  время.  Сущность  этих  категорий  в  летной  деятельности  проявляются  в  понятиях  таких  явлений  как  скорость  и  перегрузка,  которые  выступают  и  как  особенное  частное  в  сравнении  с  обычной  жизнедеятельности  людей  на  поверхности  планеты,  и  как  общее  ко  всякой  активной  жизнедеятельности  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса.  Содержание  явлений  скорости  и  перегрузки  служат  в  качестве  динамического  показателя  летной  деятельности  и  обусловлены  силой  тяготения  планеты.  В  качестве  формы  проявления  содержания  явлений  материальной,  пространственной  и  временной  сущности  летной  деятельности  выступает  понятие  системы  «летчик  —  летательный  аппарат  —  внешняя  среда»,  которая  отражает  объективную  сторону  взаимосвязи  структурных  компонентов,  и  системы  «сознание  летчика  —  информационно-управляющее  поле  летательного  аппарата  —  пространство  и  время  нахождения  в  отрыве  от  поверхности  планеты»,  отражающую  субъективную  сторону  взаимосвязи  компонентов.  Категория  единичного  в  летной  деятельности  проявляется  как  частные  восприятия  ощущений  явлений  летной  деятельности  сознанием  летчика  в  процессе  его  предметно-познавательной  деятельности.  Категория  целого  проявляется  в  воздействии  результатов  летной  деятельности  на  объекты  и  явления  реальности,  а  также  на  сознание  других  субъектов,  не  участвующих  в  летной  деятельности.  Категории  пространства  и  времени  играют  особенную  роль  в  сущности  летной  деятельности.  Существенными  характеристиками  пространства  и  времени  являются  понятия  высоты  над  поверхностью  планеты,  скорости  перемещения  в  вертикальной  плоскости,  угловые  скорости,  показатели  которых  отражают  сущность  явлений  в  сознании  и  организме  летчика,  воспринимаемых  в  процессе  летной  деятельности.  «Утверждаю,  что  даже  теперь,  при  современной  технике  и  тончайших  и  многочисленных  приборах,  чуткость,  чутье  летчика  остается  важнейшим  фактором  в  авиации.  Некоторые  ученые  и  сейчас  утверждают,  что  никакого  чутья  нет,  все  дело  в  приборах.  Но  как  объяснят  они  мне,  каким  образом  множество  раз  я  летал  без  всяких  приборов,  делал  высший  пилотаж  над  землей  на  большой  и  малой  высоте  и  не  убился»  (М.М.  Громов)  [2].

Метод  философии  летной  деятельности.  Исходя  из  положения  о  том,  что  метод  это  не  система  законов  и  категорий  диалектики,  а  разработанная  на  ее  основе  система  требований  к  познающему  и  действующему  субъекту,  разрабатывается  система  принципов,  ориентирующих  людей  в  познавательной  и  предметно-преобразующей  летной  деятельности.  Метод  показывает,  как  и  в  каких  формах  следует  осуществлять  познание  реальности  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса,  какие  требования,  правила  необходимо  соблюдать,  чтобы  проникнуть  в  сущность  исследуемого  объекта,  получить  истинное  знание  о  нем.  Метод  и  теория  выступают  как  относительно  самостоятельные  формы  освоения  человеком  реальности.  Теория  как  система  идеальных  образов  (понятий),  отражающих  сущность  исследуемого  объекта,  его  внутренние  необходимые  связи,  законы  его  функционирования  и  развития,  а  метод  как  совокупность  взаимосвязанных  принципов,  требований,  ориентирующих  субъекта  в  познавательной  и  предметно-преобразующей  деятельности.  Теория  выполняет  объяснительную  функцию,  показывая  необходимые  свойства  и  связи  объекта,  законы,  которым  он  подчиняется  при  функционировании  и  развитии.  Метод  выполняя  регулятивную  функцию,  указывая  место  и  роль  субъекта  в  отношениях  с  познаваемым  и  преобразуемым  объектом,  познавательные  и  практические  операции  для  достижения  поставленной  цели.  Теория  предъявляет  субъекту  форму  и  содержание  объекта  в  настоящем  времени.  Метод  предписывает  субъекту  осуществление  определенных  действий  в  отношении  объекта,  нацеливая  субъекта  на  результат. 

Теория  обеспечивает  более  точное  и  полное  воспроизведение  явлений  летной  деятельности  в  их  необходимых  свойствах  и  связях.  Метод  определяет  деятельность  летчика  в  отношении  объекта,  способствует  осуществлению  поставленной  цели  на  основе  знаний  о  необходимых  свойствах  и  связях  объекта.  Теория  не  может  выполнять  методологические  функции,  так  как  для  этого  она  должна  превратиться  в  систему  требований  к  мыслящему  и  действующему  летчику,  в  систему  регулятивных  принципов,  правил,  которые  являются  функцией  метода.  Данное  положение  является  основополагающим  принципом  летной  деятельности,  в  которой  не  может  быть  такого  события,  что  бы  теория  одновременно  выполняла  методологические  функции.  В  летной  деятельности  выявлено  противоречие  между  уровнем  развития  теории  и  практики,  которое  выражается  в  отсутствии  законченной,  органически  цельной  теории  пилотирования.  Отдельные  положения  летной  науки,  которая  разрабатывается  как  теоретическая  система  знаний  в  ХХ  столетии,  —  методологические,  системно-структурные,  психологические,  математические,  —  способны  выполнять  лишь  функциональные  задачи  теории  управления  летательными  аппаратами  и  только  в  пределах  инженерных  предметно-научных  областей.  Единого  методологического  поля  теории  пилотирования  до  настоящего  времени  не  выявлено.  Отдельные  предметно-научные  области  деятельности  летчика  не  имеют  единого  методологического  объяснения  как  органически  целого  предметно-научного  поля  теории  управления  человеком  функционированием  и  перемещением  летательного  аппарата  в  отрыве  от  поверхности  планеты.

Особенностью  летной  деятельности  является  невозможность  априори  на  теоретическом  уровне  сформулировать  какие-либо  правила  поведения  субъекта  в  процессе  предметно-познавательной  летной  деятельности.  Так  попытки  сформулировать  ощущения  от  восприятия  сущности  явлений,  которые  должен  наблюдать  субъект,  поднимающийся  на  высоту,  отрываясь  от  поверхности  планеты,  теоретически  в  лабораторных  условиях  привели  к  катастрофическим  последствиям  в  ходе  реализации  их  положений  при  подъеме  в  пространство  атмосферы  планеты.  Сущность  явлений  оказывающих  воздействие  среды  обитания  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса  можно  познать  только  из  результатов  непосредственного  опыта  нахождения  и  перемещения  субъекта  в  отсутствии  физического  контакта  с  поверхностью  планеты.  Важным  положением  метода  философии  летной  деятельности  является  то,  что  при  нахождении  на  поверхности  планеты  сознанию  субъекта  доступна  только  форма  проявления  явлений,  наблюдаемых  в  процессе  летной  деятельности,  а  сущность  этих  явлений  можно  познать  только  в  процессе  практической  летной  деятельности.  Данные  положения  предоставляют  возможность  сделать  заключение  о  том,  что  летная  деятельность  ввиду  того,  что  летчик,  осуществляя  комплекс  действий  по  управлению  функционированием  и  перемещением  летательного  аппарата  в  пространстве  атмосферы  планеты,  не  может  быть  сведена  к  операторской  деятельности.  В  летной  деятельности  человек,  воздействуя  на  органы  управления  с  целью  изменения  состояния  свойств  и  пространственного  положения  летательного  аппарата,  для  сравнения  результатов  управляющих  воздействий  использует  информацию  и,  предоставляемую  средствами  индикации,  и  информацию  от  ощущения  произошедших  изменений,  воспринимаемых  его  органами  чувств,  вызывающих  отражение  целостного  образа  этих  изменений  в  пространстве  и  времени.  В  операторской  деятельности  сознанию  человека  доступна  только  информация  от  средств  индикации.  Сущностью  летной  деятельности  является  неразрывная  связь  сознания  и  материальной  субстанции  человека  с  материальным,  пространственным  и  временным  полем  жизнедеятельности  субъекта  в  необычной  для  нее  новой  реальности,  в  непосредственном  взаимодействии  человека  через  информационно-управляющее  поле  средства  деятельности  с  явлениями  нахождения  и  перемещения  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса.  Летчик  —  это  не  оператор,  контролирующий  функционирование  летательного  аппарата  и  его  перемещение  по  заданным  траекториям  пространства  во  времени,  а  высокоорганизованная  личность,  сливающаяся  своей  материальной  субстанцией  с  летательным  аппаратом  в  процессе  достижения  с  его  помощью  поставленных  перед  сознанием  летчика  целей.  В  связи  с  этим,  если  летчик  выполняет  функцию  по  управлению  беспилотным  летательным  аппаратом,  находясь  на  поверхности  планеты,  то  его  деятельность  становится  операторской,  лишенной  «живых»  ощущений  от  нахождения  и  перемещения  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса,  и  от  этого  ограничивающей,  как  его  пилотажные  возможности,  так  и  возможности  летательного  аппарата  по  отработке  запрограммированных  функций.  «...Основой  восприятия  пространства  можно  считать  ориентацию  человека  относительно  вертикального  направления,  совпадающего  с  действием  силы  гравитации  в  обычных  условиях  ориентировка  в  пространстве  не  требует  специальных  целенаправленных  сознательно  контролируемых  действий  в  тех  случаях,  когда  между  сигналами  от  разных  анализаторов  возникают  рассогласования  относительно  сложившегося  стереотипа,  это  неизбежно  приводит  к  искажению  образа»  (Н.Д.  Завалова)  [4].

Философия  познания  летной  деятельности.  Основной  вид  деятельности  в  системе  летной  деятельности  является  материально-практический,  к  одному  из  компонентов  которого  относится  познавательный,  содержание,  которого  отражают  чувственная  и  мыслительная  ступени  познания.  Познавательный  образ  чувственного  познания  отражает  форма  познания,  связанная  с  осмыслением  чувственных  данных  от  живого  созерцания  к  ощущениям,  восприятиям,  представлениям.  В  мышлении  как  активном  процессе  деятельности  сознания,  действующем  без  непосредственного  контакта  с  объективной  реальностью,  выделяют  два  типа:  мыслительная  деятельность,  направленная  на  расчленение,  регистрацию  и  описание  результатов  чувственного  опыта,  называемую  рассудком,  и  на  раскрытие  сущности  объектов,  внутренних  законов  их  развития,  называемую  разумом.  Цель  познания  в  летной  деятельности  является  осмысление  сущности  явлений,  наблюдаемых  и  воспринимаемых  сознанием  во  время  материально-практической  деятельности  человека,  находящегося  в  отрыве  от  поверхности  планеты  в  средстве  перемещения  в  пространстве  атмосферы  планеты  или  космоса,  и  осознать  природу  этой  сущности.  Летная  деятельность  заключается  в  материально-предметной  деятельности  по  управлению  летательным  аппаратом.  На  поверхности  планеты  сознанию  летчика  доступна  только  форма  проявления  сущности  явлений,  наблюдаемых  в  процессе  ленной  деятельности.  В  связи  с  этим  для  познавательного  процесса  в  условиях  поверхности  доступен  только  теоретический  уровень  знаний,  который  основывается  на  прошлом  опыте  и  доступен  сознанию  летчика  как  модель  реальной  деятельности  в  форме  наглядных  пособий  и  абстрагированных  теорий.  При  этом  конкретное  содержание  сущности  явлений  летной  деятельности  в  познавательном  процессе  на  поверхности  планеты  сознанию  не  доступно.  В  условиях  поверхности  целесообразно  предоставлять  знания,  отражающие  форму  сущности  явлений  летной  деятельности,  а  любые  попытки  сформировать  априори  представления  о  содержании  сущности  явлений  дадут  основания  для  искажения  представлений  о  предстоящих  ощущениях.  Таким  образом,  познание  сущности  явлений  летной  деятельности  доступно  только  на  эмпирическом  уровне  предметно-познавательной  деятельности  в  ходе  выполнения  полетов  и  на  теоретическом  уровне  при  разборе  полетов  и  подготовке  к  выполнению  полетов.  В  процессе  протяженной  во  времени  цикличной  предметно-познавательной  летной  деятельности,  когда  количество  циклов  достигает  некоторого  критического  значения,  ее  субъект  приобретает  новое  качество,  свойства  которого  отражаются  в  понятии  летчик,  и  которые  обеспечивают  субъекту  устойчивые  способности  к  развитию  в  его  дальнейшей  материально-практической  летной  деятельности  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса  [6].

Мировоззренческая  концепция  Н.Е.  Жуковского:  «Но  я  думаю,  что  он  полетит,  опираясь  не  на  силу  своих  мускулов,  а  на  силу  своего  разума»  [3],  отражает  логику  теоретического  мышления,  а  эмпирика  летной  практики  предъявляет  неопровержимые  доказательства  того,  что  летание  человека  разумного  осуществимо  только  при  наличии  у  него  мировоззрения,  при  котором  активность  духа  познания  летания  преобладает  над  активностью  инстинкта  самосохранения.  При  этом  для  преодоления  смертельно-опасных  явлений  нахождения  и  деятельности  в  отрыве  от  поверхности  планеты  возможно  только  при  наличии  у  человека  достаточно  крепкого  организма  и  натренированных  мускулов.  Для  того  чтобы  полететь  человеку  недостаточно  создать  «блестящий»  летательный  аппарат,  способный  легко  оторваться  от  поверхности  планеты  и  совершать  маневрирование  в  пространстве  атмосферы  планеты  и  космоса.  Надо  еще  найти  такого  человека,  который  будет  способен  управлять  функционированием  и  перемещением  этого  аппарата,  при  этом  сохраняя  способность  воспринимать  все  происходящее,  мыслить  и  просто  жить  [7,  8].

 

Список  литературы:

  1. Антуан  де  Сент-Экзюпери.  Летчик.  (Париж,  1926  г.).  //  Перевод  с  французского  М.  Беленького.  Журнал  «Вокруг  света»  №  4.  —  М.:  Молодая  гвардия,  1963.  —  С.  40—43.
  2. Громов  М.М.  Через  всю  жизнь.  —  М.  Молодая  гвардия,  1986.  —  190  с.
  3. Жуковский  Н.Е.  О  воздухоплавании  (речь  1898  г.).  //  Полное  собрание  сочинений.  Том  IX.  —  М-Л.:  Гл.  ред.  Авиалит,  1937.  —  С.  188—202.
  4. Завалова  Н.Д.,  Ломов  Б.Ф.,  Пономаренко  В.А.  Образ  в  системе  психической  регуляции  деятельности.  —  М.:  Наука,  1986.  —  176  с.
  5. Качоровский  И.Б.  Профессия  —  летчик.  Взгляд  из  кабины.  —  М.:  МОРКНИГА,  2008.  —  154  с.
  6. Кодола  В.Г.,  Дудко  В.М.  Философия  летной  деятельности:  Антология.  —  Монино:  ВУНЦ  ВВС,  2011.  —  175  с.
  7. Кодола  В.Г.  Авиационно-космическая  отрасль  педагогической  науки.  //  Мир  образования  —  образование  в  мире,  №  4  (24).  —  М.:  РАО,  2006.  —  С.  28—35.
  8. Кодола  В.Г.  Философия  летной  деятельности.  //  Инновационные  технологии  в  образовательном  процессе:  XIII  НПК.  —  Краснодар:,  2011.  —  С.  5—16.
  9. Федоров  В.  Капитан  П.Н.  Нестеров  (Из  личных  воспоминаний).  Вестник  воздушного  флота  №  11—12.  —  М.:  Воениздат,  1944.  —  С.  33—48.
  10. Louis  Lelasseux  et  René  Marque.  Аэроплан  для  всех.  /  Перевод  с  французского  С.А.  Вроблевского.  —  Киев:  Изд.  И.И.  Самоненко,  1909.  —  187  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий