Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 28 января 2013 г.)

Наука: Философия

Секция: Онтология и теория познания

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Якушева Н.Ю. ЭПИСТЕМОЛОГИЯ В КОНТЕКСТЕ КОГНИТИВНЫХ НАУК // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ В КОНТЕКСТЕ КОГНИТИВНЫХ НАУК

Якушева  Наталья  Юрьевна

кафедра  «Философии»  ДВГУПС

Е-mail:  

 

Век  информационных  технологий  и  коммуникации  посредством  телефонии  и  Интернет  практически  до  неузнаваемости  изменил  жизнь  человека:  его  личный  быт  и  среду  обитания,  сознание,  окружающую  действительность.  Двигатель  этих  перемен  —  наука.  В  самой  науке  наблюдаются  устойчивые  процессы,  общая  суть  которых  сводится  к  междисциплинарному  синтезу  естественнонаучных,  технических  и  гуманитарных  сфер  знания.  Одним  из  результатов  этого  сближения  являются  когнитивные  науки.  Формирование  этой  сравнительно  молодой  области  сопряжено  с  появлением  совершенно  иной  пара­дигмы  научного  знания,  в  которой  традиционные  проблемы  эпистемологии,  философии  и  методологии  науки  обрели  новые  интерпретации  и  ракурсы.

Как  известно,  период  формирования  когнитивной  науки  относят  к  60—70-м  годам  XX  столетия.  В  то  время  она  зарождалась  в  Гарварде  (США)  как  дисциплина,  исследующая  функционирование  знаний  в  интеллектуальных  системах  методом  компьютерного  моделирования.  Когнитология  —  одна  из  тех  научных  сфер,  которая  возникла  на  стыке  различных  дисциплин.  Междисциплинарный  характер  обусловил  и  главную  ее  отличительную  черту  —  исследование  познания  в  сочетании  с  использованием  компьютерной  системы.  Таким  образом,  в  центре  проблемного  поля  когнитивной  науки  мы  обнаруживаем  информационную  машину,  которая  выступает  в  качестве  наглядной  и  наиболее  убедительной  модели  формирования,  структурирования  и  вообще  —  принципиальной  работы  знания.  При  этом  он  имитирует  такие  когнитивные  процессы  человеческой  психики,  как  обучение,  получение  экспертного  знания  и  проч.  В  конечном  счете,  главный  фокус  когнитологии  сосредоточен  на  феномене  знания  —  именно  знание  выступает  предметом  исследования.  Изучаются  такие  его  аспекты,  как  получение  знания,  его  хранение  и  переработка.  Естественно,  знание  не  рассматривается  в  отрыве  от  антрополо­гической  проблематики  —  когнитологию  интересуют  типы  и  формы  знания,  которыми  обладает  субъект,  как  именно  структурировано  его  знание,  как  оно  используется.

В  свете  исследования  знания  как  центрального  предмета  когнитивных  наук,  эпистемология  приобретает  особое  значение.  Эпистемологические  проблемы  получили  иное  прочтение  благодаря  появлению  когнитологии  и  ее  продолжающемуся  развитию.  В  этих  условиях  эпистемология  получила  новые  связи,  в  том  числе  с  психологией  и  социальными  науками.  Академик  В.А. Лекторский  в  работе,  посвященной  перспективам  теории  научного  познания  «Эпистемология:  перспективы  развития»  (2012)  отмечает:  «эпистемо­логическая  тематика  сегодня  одна  из  центральных  в  когнитивной  науке»  [2, С. 46].  Происходит  расширение  эпистемологических  горизонтов,  что  в  частности  выражается  во  включении  в  спектр  ее  интересов  бессознательных  когнитивных  процессов  —  таких,  как  память,  восприятие  и  т. д.  Именно  здесь  мы  имеем  дело  с  психологической,  социальной  и  антропологической  проблематикой,  с  которыми  стыкуется  современная  эпистемология.  Академик  В.А. Лекторский  описанную  ситуацию  интерпретирует  как  новую  форму  бытования  самой  эпистемологии.  И  это,  на  наш  взгляд,  точно  отражает  современное  положение  теории  научного  познания.

В  рамках  когнитологии  активно  прорабатывается  комплекс  проблем,  связанных  с  разработками  в  области  создания  «искусст­венного  интеллекта».  В  ходе  этих  исследований  выяснилось,  что  многие  высказанные  философами  прошлого  теоретические  идеи  представляют  собой  своеобразные  концептуальные  модели,  которые  в  рамках  программы  «искусственного  интеллекта»  могут  быть  подвер­жены  проверке  экспериментальным  путем.  Философия,  благодаря  сближению  эпистемологии  и  когнитивных  наук  получила  возможность  вывести  на  новый  уровень  традиционный  спор  о  природе  разума  и  познания.  В  частности,  можно  говорить  о  попытке  опровержения  основного  положения  учения  о  душе  Дж. Локка,  согласно  которому  человеческая  душа  представляется  как  “tabula  rasa”.  В  ходе  исследований  «искусственного  интеллекта»  стало  ясно,  что  возмож­ности  распознающих  устройств,  не  владеющих  теми  эмпирическими  знаниями-предпосылками,  которыми  обладает  человек,  существенно  ограничены.  Та  «чистая  доска»,  куда,  по  Локку,  записываются  данные  опыта,  должна  содержать  априорные  знания  о  мире,  причем  объем  этих  априорных  знаний  должен  быть  очень  большим.  Более  того,  исследование  в  рамках  «искусственного  интеллекта»  также  показали  важную  роль  неявных,  скрытых  и  не  выраженных  в  языке  знаний,  которые  хранят  жизненный  опыт.  Все  эти  результаты  показывают,  насколько  достижения  науки  в  области  информационных  технологий  необходимы  для  развития  философии.  Однако,  в  качестве  полного  и  точного  доказательства  философских  положений  указанные  наработки  не  предоставляются  существенными,  но  они  обеспечивают  определенный  прорыв  для  теоретического  философского  знания.  Происходит  это  в  силу  того,  что  качественно  меняется  характер  связи,  которую  принято  видеть  между  эпистемологией  (как  философской  дисциплиной)  и  практикой:  эта  связь  становится  теперь  непосредственной.

Когнитивный  контекст  современной  эпистемологии  обязывает  проводить  строгое  различие  между  знанием  и  информацией.  В  этом  смысле  информация  определяется  как  знаковая  оболочка  знания.  Знание  в  рамках  компьютерной  системы  следует  понимать  как  информацию,  хранящуюся  непосредственно  на  электронном  носителе  и  формализованную  в  соответствии  с  конкретными  структур­ными  принципами.  Такое  «знание»  есть  лишь  его  информационная  модель,  по  которой  человек  творчески  воссоздает  уже  само  знание.  Это  то,  что  сегодня  называют  когнитивным  знанием,  благодаря  которому  перед  человеком  открываются  новые  возможности  в  размышлениях  и  действии,  расширяется  его  свобода.  Когнитивное  знание  является  личным  достоянием  субъекта.  В  процессе  познания  люди  перенимают  друг  у  друга  элементы  когнитивного  знания  и  используют  их  в  качестве  образцов  собственного  действия.

В  виду  продолжающихся  терминологических  поисков  новой  науки,  нужно  сказать  и  об  отличии  когнитивного  знания  от  когни­тивного  капитала.  Последнее  понятие  не  имеет  пока  общепринятой  трактовки,  но  уже  активно  используется  учеными.  Нам  представ­ляется,  что  его  определение  в  работе  Ю.М. Плотнинского,  посвя­щенной  социокогнитивному  подходу  к  развитию  общества  знаний,  является  наиболее  точным  и  разграничивающим  его  от  понятий  «когнитивное  знание»  и  «интеллектуальный  капитал».  Автор  включает  в  понятие  когнитивного  капитала  «умения,  навыки,  способности,  позво­ляющие  эффективно  работать  с  информацией  и  знаниями»  [1, С. 49]. Проясненные  таким  образом  понятия  позволяют  говорить  о  некоем  когнитивно-эпистемологическом  концепте  в  той  интерпретации,  которую  предложил  Ж. Делёз  в  работе  «Что  такое  философия?».  Элементами  данного  концепта  могут  служить,  с  одной  стороны,  когнитивное  знание  и  когнитивный  капитал,  с  другой  —  личность.  На  наш  взгляд,  вопрос  концептуализации  когнитивной  проблематики  является  перспективным  направлением  работы  в  этой  сфере.  Методика  формирования  концепта,  которую  предложил  Ж. Делёз  совместно  с  психиатром  Ф. Гваттари,  открывает  широкие  возможности  для  выявления  связей  между  составляющими  концепта.  Исследование  этого  вопроса  также  может  инициировать  поиск  и  открытие  новых  элементов  когнитивного  концепта,  находящихся  в  неразрывной  связи  с  человеком.  Построение  концепта  на  обозначенной  почве  может  служить  толчком  к  пересмотру  самых  разных  антропологических,  психологических,  социальных,  философских  и  других  проблем.  Говорить  о  результатах  данного  исследования  пока  рано,  поскольку  мы  только  очерчиваем  территорию  возможных  поисков.  Сейчас  можно  с  уверенностью  сказать  лишь  о  том,  что  при  наличии  субъекта,  обладеющего  знанием  и  когнитивным  капиталом,  т. е.  способностью  из  записанной  на  бумаге  или  в  виде  компьютерного  кода  информации  извлекать  знание,  можно  говорить  в  принципе  о  научном  знании.  

В  наших  рассуждениях  мы  подошли  к  острой  проблеме  отрыва  научного  знания  от  жизни  и  мира  человека.  Понятие  «жизненного  мира  человека»,  введенное  Э. Гуссерлем,  в  контексте  соотнесения  эпистемологии  и  когнитивных  наук  обретает  новый  смысл.  Помня  о  том,  что  сам  Гуссерль  видел  истоки  глубочайшего  кризиса  наук  и  человеческого  общества  именно  в  отрыве  научных  построений  от  жизненного  мира  человека,  сегодня  мы  имеем  возможность  максимально  сократить  масштаб  той  пропасти,  которая  появлялась  между  человеком  и  наукой.  Эту  возможность  в  контексте  когнито­логии  обеспечивает  сближение  эпистемологии  с  науками  о  человеке.

Вместе  с  тем,  характер  связи  эпистемологии  с  когнитивными  науками  трудно  называть  всеобъемлющим.  На  наш  взгляд,  остаются  еще  сферы  эпистемологии,  в  которых  она  не  образует  стыков  с  проблемами  когнитологии.  В  качестве  примера  можно  привести  историческую  эпистемологию,  которая  ориентирована  на  истори­ческие  и  историко-культурные  модели.  Здесь,  как  нам  представляется,  открывается  широкая  перспектива  взаимного  вовлечения  проблем  научного  познания  и  духовного  развития  личности.  Именно  сегодня,  в  эпоху  нарастающей  дегуманизации  всех  сфер  человеческой  жизни,  одной  из  которых  является  наука,  важно  задуматься  «над  основаниями  теоретической  деятельности  и  способами  взаимодействия  науки  и  культуры,  участия  науки  в  создании  культурных  смыслов  и  ценностей»  [2, С. 200].  Работа  в  этом  направлении  возвращает  нас  к  истокам  классической  философии,  в  которой  идея  знания  была  неразрывно  связана  с  человеческими  ценностями  и  целями  деятель­ности  человека.  Об  этой  связи  нельзя  забывать,  особенно  в  то  время,  когда  наука  находится  в  ситуации,  аналогичной  той,  в  которой  исторически  оказалась  средневековая  философия.  Находясь  под  угрозой  эксплуатации  потребительского  интереса  и  коммерциализации,  наука  должна  четко  обозначить  свои  границы,  в  чем,  несомненно,  ей  могут  помочь  философские  и  культурологические  наработки.  

Предлагаемый  в  данной  статье  краткий  обзор  эпистемоло­гической  проблематики  дает  понимание  актуальности  рассмотрения  эпистимологии  в  контексте  когнитивных  наук.  Будучи  философской  дисциплиной,  эпистемология  выполняет  функцию  крайне  необхо­димого  во  всех  отношениях  моста  между  наукой  и  человеком.  Несмотря  на  то,  что  именно  в  направлении  человека  ей  еще  предстоит  сделать  очень  многое,  перспективы  этой  работы  кажутся  положи­тельными.  Во  всяком  случае,  поставленные  учеными  проблемы  уже  позволяют  надеяться  на  их  решение  в  будущем.

 

Список  литературы:

  1. Плотинский Ю.М.  Проблемы  развития  общества  знаний:  социокогни­тивный  подход  //  Информационное  общество,  2008.  Вып. 5—6.  —  С. 43—50.
  2. Эпистемология:  перспективы  развития  // Отв.  ред.  В.А. Лекторский,  отв.  секр.  Е.О. Труфанова.  —  М.:  «Канон+»  РООИ  «Реабилитация»,  2012.  —  536 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий