Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 28 января 2013 г.)

Наука: Политология

Секция: Мировая политика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В ПРЕДВЕРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧСЕКОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ В АФГАНИСТАНЕ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В ПРЕДВЕРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧСЕКОЙ  ТРАНСФОРМАЦИИ  В  АФГАНИСТАНЕ

Гарбузарова  Елена  Геннадьевна

канд.  ист.  наук,  доцент  КРСУ,  

г.  Бишкек  

E-mail:  play_elenag@mail.ru

 

В  современном  мире  противоречия  и  проблемы  на  региональном  уровне  носят  глобальный  характер.  В  свою  очередь,  ведущие  мировые  державы  и  влиятельные  транснациональные  акторы  оказывают  значи­тельное  влияние  на  ход  развития  региональных  событий.  Учитывая  тот  факт,  что  в  условиях  глобализации  границы  между  внутренней  и  внешней  безопасностью  размываются,  то  становится  довольно  сложно  выяснить  основной  источник  опасности  таких  современных  угроз  как  терроризм  и  наркобизнес.  

Безопасность  Центральной  Азии  зависит  от  событий,  происхо­дящих  в  Афганистане,  в  виду  его  географического  положения.  Это  государство  —  исламская  республика,  расположившееся  на  Среднем  Востоке,  имеет  важное  геополитическое  значение  в  регионе.  М.  Леонтьев  пишет:  «географическое  положение  Афганистана  и  особый  характер  народа  придают  этой  стране  важное  политическое  значение  в  делах  Центральной  Азии,  которое  едва  ли  можно  переоценить»  [2,  c.  51].  По  определению  ЮНЕСКО  Афганистан  входит  в  понятие  «Центральная  Азия».  Соответственно  любое  событие,  происходящее  в  этой  стране,  отражается  на  обстановке  во  всем  Центральноазиатском  регионе  и  требует  комплексного,  интегрированного  подхода,  так  как  в  одиночку  региональным  государствам  с  новыми  вызовами  и  угрозами  не  справится.  

Военно-политический  статус-кво  в  Центральной  Азии  может  измениться  в  2014  г.,  когда  американские  войска  покинут  Афганистан.  В  2011  г.  президент  США  Б.  Обама  объявил  о  начале  вывода  американского  военного  контингента  из  Афганистана.  До  2014  г.  этот  процесс,  с  последовательной  передачей  функций  по  обеспечению  безопасности  афганской  армии,  должен  завершиться.  

После  террористических  атак  11  сентября  2001  г.,  когда  в  Афганистане  началась  антитеррористическая  война,  государства  Центральной  Азии  оказались  под  пристальным  вниманием  мирового  сообщества.  Внезапно,  во  время  начала  второго  этапа  становления  независимости,  соседние  с  Афганистаном  государства  стали  стратеги­чески  важны  в  войне  против  терроризма.  В  Узбекистане  и  Кыргыз­стане  были  дислоцированы  американские  солдаты.  После  андижанских  событий  2005  г.  Вашингтон  вывел  свой  контингент  (приблизительно  1000  солдат)  из  Узбекистана.  Западные  страны  активно  обсуждали  встречу  стран-участниц  ШОС  в  Астане  и  подпи­сание  резолюции,  в  которой  отмечалось,  что  все  иностранные  государства  должны  закрыть  имеющиеся  военные  базы  в  Центральной  Азии  [9,  p.  5].  Обсуждалось  на  Западе  и  то,  что  Россия  также  имеет  свои  базы  в  Кыргызстане  и  Таджикистане,  а  столь  существенные  меры  были  приняты  только  против  США.  Но  несмотря,  ни  на  что,  американская  военная  база  осталась  в  Кыргызстане.  В  тот  момент  впервые  заговорили  о  том,  что  Афганистан  больше  не  нуждается  в  военной  поддержке  извне.  

Уход  американских  войск  из  Афганистана  может  привести  к  масштабной  дестабилизации  в  стране,  повысить  вероятность  захвата  власти  талибами.  С  1996  г.  начался  процесс  исламизации  Афганистана,  что  вызвало  беспокойство  региональных  государств.  В  2000  г.  талибы  при  поддержке  ИДУ  (Исламское  движение  Узбекистана)  захватили  штаб-квартиру  своего  главного  противника  лидера  Северного  альянса  А.Ш.  Масуда:  возникла  угроза  безопасности  Центральноазиатского  региона.  В  этот  момент  существенно  возросла  роль  России  и  Китая  в  регионе,  встал  вопрос  о  необходимости  создания  региональной  коалиции  для  борьбы  с  террористической  угрозой.  14—15  июня  2001  г.  в  Шанхае  в  присутствии  России,  Китая,  Казахстана,  Киргизии,  Таджикистана  и  Узбекистана  было  объявлено  о  создании  Шанхайский  организации  сотрудничества  (ШОС).  На  саммите  была  принята  декларация  по  поддержанию  и  обеспечению  мира,  безопасности  и  стабильности  в  Центральной  Азии  и  конвенция  о  борьбе  с  терроризмом,  сепаратизмом  и  экстремизмом.  Однако  уже  6  декабря  2001  г.  военно-теократическое  государственное  образование  талибов  было  ликвидировано  силами  антитеррористической  коалиции.  Но  нет  гарантий  того,  что  после  2014  г.  талибы  вновь  не  вернутся  на  политическую  арену  в  Афганистане.  В  одночасье  страны  Центральной  Азии  может  захлестнуть  волна  исламистских  движений.  После  распада  СССР  в  Узбекистане  и  Таджикистане  активно  дейст­вовала  исламская  оппозиция  существующим  режимам,  но  властям  удалось  значительно  подорвать  их  деятельность.  Существует  вероятность  того,  что  на  территории  современного  Афганистана  и  частично  Пакистана  и  Ирана  могут  быть  образованы  новые  государства  по  этническому  признаку:  Пуштунистан,  Хазараджат,  объединенный  Таджикистан,  объединенный  Узбекистан,  объединен­ный  Туркменистан  и  Белуджистан  [3,  c.  458].  В  начале  2012  г.  в  газете  The  Times  of  London  были  опубликованы  выдержки  из  секретного  документа  НАТО  о  том,  что  в  2014  г.  талибы  могут  вновь  взять  контроль  над  Афганистаном  [11,  p.  3].  Кроме  того,  лондонская  газета  отмечает,  что  правительство  Пакистана  и  его  межведомственная  разведка  (ISI)  окажут  движению  «Талибан»  соответствующую  помощь.  

В  июне  2012  г.  ШОС  приняло  важное  решение  по  афганской  проблеме,  предоставив  Афганистану  статус  наблюдателя.  Этот  шаг  следует  рассматривать  как  стремление  стран-участниц  к  тесному  взаимодействию  с  афганскими  политическими  силами  по  противо­действию  транснациональным  вызовам  и  угрозам.  

Особую  остроту  приобретает  проблема  с  контрабандой  нарко­тиков.  По  данным  Управления  Организации  Объединенных  Наций  по  наркотикам  и  преступности  92  %  мирового  опиума  производится  в  Афганистане.  Североатлантический  альянс  неоднократно  подчеркивал,  что  готов  оказать  афганским  властям  помощь  в  решении  этой  проблемы.  Однако,  специалистами  доказано,  что  после  начала  антитеррористической  операции  в  Афганистане,  масштаб  произ­водства  наркотиков  увеличился  с  185  тонн  в  год  до  8200  тонн.  К  примеру,  в  2010  г.  во  время  наступательной  операции  Между­народных  сил  по  содействию  безопасности  в  Афганистане  в  провинции  Гильменд,  войска  НАТО  оставили  в  неприкосновенности  посевы  наркотиков  [10,  p.  4].  В  2010  г.  глава  Федеральной  службы  РФ  по  контролю  за  оборотом  наркотиков  В.  Иванов  заявлял,  что  главным  источником  нестабильности  и  сбоев  в  архитектуре  безопасности  в  Центральноазиатском  регионе  является  производство  наркотиков  в  Афганистане.  Для  эффективного  решения  этой  проблемы  необхо­дима  всеобъемлющая  стратегия  посредством  объединения  усилий  всего  мирового  сообщества  с  целью  предотвращения  масштабного  ущерба  региональной  безопасности  и  стратегической  стабильности  Центральной  Азии.  

Для  предотвращения  возможных  деструктивных  тенденций  после  2014  г.  центральноазиастким  государствам  придется  приложить  немало  усилий,  учитывая  тот  факт,  что  после  распада  СССР  они  до  сих  пор  находятся  на  пути  поступательного  эволюционного  развития  и  пребывают  в  неустойчивом  состоянии.  Комплексными  инструмен­тами  по  обеспечению  безопасности  и  стабильности  в  Центрально­азиатском  регионе  выступают  ШОС  и  ОДКБ.  В  задачи  ШОС  входит  решение  проблем  расшатывающих  фундаментальные  основы  безопасности,  а  также  проблемы  территориального  характера  на  границах  стран-участниц.  Тем  не  менее,  больше  вероятен  тот  факт,  что  данная  организация  через  региональное  сотрудничество  стремится  противодействовать  внешним  угрозам.  Приоритетность  данной  орга­низации  подтверждает  заявление  министра  иностранных  дел  РФ  С.В.  Лаврова  незадолго  до  начала  саммита  ШОС  в  Пекине  в  2012  г.  «Все  более  очевидно,  что  мир  находится  на  переломном  этапе  развития…  Наша  организация  стала  одним  из  ключевых  факторов  укрепления  безопасности  в  Центральной  Азии»  —  отметил  министр  [4,  c.  8].  

Не  менее  значимым  является  военный  блок  ОДКБ,  созданный  еще  15  мая  1992  г.,  и  через  10  лет  получивший  нынешний  статус.  В  2012  г.  по  случаю  20-й  годовщины  подписания  Договора  о  коллективной  безопасности  и  к  10-ой  годовщине  принятия  решения  о  создании  ОДКБ  президент  РФ  В.  Путин  подчеркнул  в  своем  заявлении  стратегическую  значимость  ОДКБ:  «за  десятилетний  период,  считаю,  наша  организация  достойно  проявила  себя,  окрепла  и  возмужала.  Вырос  международный  авторитет  ОДКБ  —  она  стала  одним  из  действенных  инструментов  коллективной  безопасности  в  зоне  своей  ответственности»  [5,  c.  2].  

Как  отмечается  в  коллективном  исследовании  «ОДКБ:  ответст­венная  безопасность»  роль  военного  блока  значительно  возрастет  в  случае  повышенной  активности  афганских  радикальных  группировок.  В  исследовании  подчеркивается:  «Активизация  афганских  радикалов  и  их  союзников  потребует  от  России  выполнения  своих  обязательств  в  рамках  ОДКБ  как  в  составе  коллективных  сил,  так  и  на  двусторонней  основе.  Кроме  того,  такая  активизация  создаст  прямую  угрозу  функционированию  военных  объектов  России  и  ОДКБ  в  Таджикис­тане  и  Киргизии.  

Не  исключается  участие  сил  ОДКБ  в  приграничном  военном  конфликте,  которому  могут  предшествовать  пограничные  инциденты.  В  частности,  речь  идет  о  недопущении  проникновения  вооруженных  группировок  талибов  с  афганской  территории,  о  демонстрации  военной  силы  и  решимости  отстаивать  интересы  коалиции  с  приме­нением  всех  средств  вооруженной  борьбы,  уничтожении  формиро­ваний,  предпринявших  вторжение  на  территорию  страны-члена  ОДКБ.  При  этом  сохранится  задача  избегать  переноса  боевых  действий  наземных  группировок  на  территорию  Афганистана»  [8,  c.  46].  Кроме  того,  президент  КР  А.  Атамбаев  на  итоговой  пресс-конференции  в  Бишкеке  в  2012  г.  заявил,  что  необходимо  учитывать  «возможное  проникновение  в  республику  террористов  после  ухода  из  Афганистана  коалиционных  сил  и  быть  готовыми  к  такому  развороту  событий.  Необходимо  перевооружать  армию,  укреплять  границы.  Я  надеюсь  на  поддержку  союзников  из  ОДКБ»  [6,  с.  13].  В  целом  трудно  переоценить  значение  ШОС  и  ОДКБ  в  деле  по  обеспечению  региональной  безопасности  в  Центральной  Азии.  

Следует  отметить,  что  нередко  в  решении  вопросов  региональной  безопасности,  центральноазиатские  государства  склонны  действовать  в  одностороннем  порядке.  Кроме  того,  отмечается  такая  тенденция,  что  на  фоне  многочисленных  внутренних  и  внешних  проблем,  они  пытаются  выторговать  для  себя  определенные  привилегии  из  сложившейся  ситуации.  Существует  вероятность  возобновления  американского  военного  присутствия  в  Узбекистане.  В  очередной  раз,  разыгрывая  американскую  карту,  в  июле  2012  г.  Узбекистан  принял  решение  приостановить  свое  членство  в  ОДКБ.  В  уставе  ОДКБ  четко  прописано,  что  «государства-члены  принимают  решение  о  размещении  на  своих  территориях  группировок  войск  (сил)  объектов  военной  инфраструктуры  государств,  не  являющихся  членами  организации,  после  проведения  неотложных  консультаций  (согласования)  с  другими  государствами-членами»  [7].  Безусловно,  не  все  государства-члены  ОДКБ  согласятся  с  намерениями  узбекских  властей  вновь  открыть  двери  США.  

Учитывая  американские  интересы  в  Центральной  Азии,  Пентагон  не  допустит  ухода  американских  солдат  из  региона  в  полном  составе.  Как  отмечает  американский  политолог  З.  Бжезинский,  США  в  своей  политике  на  Востоке  должны  исходить  из  миротворческих  принципов,  которые  будут  способствовать  равновесию  между  крупнейшими  державами  в  этой  части  мира.  Примечательно,  что  З.  Бжензинский  пишет:  «США  следует  взять  на  себя  в  Азии  роль  гаранта  регионального  равновесия,  которую  Великобритания  играла  в  свое  время  в  европейской  политике  XIX  и  начала  XX  в.  США  могут  и  должны  помочь  азиатским  странам  не  ввязываться  в  борьбу  за  доминирующее  положение  в  регионе,  выполняя  функцию  посредника  в  урегулировании  конфликтов  и  сглаживая  дисбаланс  сил  между  потенциальными  соперниками»  [1,  c.  38].  Но  следует  также  подчеркнуть,  что  на  данный  момент  стоит  вопрос  о  выводе  американской  военной  базы  «Манас»  из  Кыргызстана.  Президент  КР  А.  Атамбаев  сразу  после  победы  на  выборах  на  пост  главы  государства  республики  в  2011  г.  заявил,  что  в  2014  г.  истекает  срок  договора  с  США  о  размещении  базы,  и  она  будет  преобразована  в  гражданский  объект.  В  декабре  2012  г.  А.  Атамбаев  отметил,  что  присутствие  американской  военной  базы  опасно  для  Кыргызстана.  Однако  Вашингтон  рассчитывает,  что  Киргизия  проявит  гибкость  при  реше­нии  данного  вопроса.  

Таким  образом,  стабильность  в  Центральноазиатском  регионе  —  это  основа  интересов  мировых  и  региональных  держав.  Можно  попытаться  выделить  три  ключевых  задачи,  которые  стоят  перед  мировым  сообществом  в  Центральной  Азии  после  ухода  войск  международной  коалиции  из  Афганистана:  1)  поддержание  порядка  в  Афганистане,  помощь  в  строительстве  сильного  независимого  государства;  2)  сохранение  геополитического  статус-кво;  3)  сотрудни­чество  ведущих  держав  в  борьбе  с  терроризмом,  экстремизмом  и  наркоторговлей.  Только  совместными  усилиями  государств  можно  будет  добиться  сохранение  статус-кво  и  управляемости  военно-политической  ситуацией  в  Центральной  Азии.  Пусть  даже  неэффективно  осуществляется  борьба  с  наркотиками,  но,  тем  не  менее,  усилия  Североатлантического  альянса  направлены  на  снижение  напряженности  в  регионе  и  обеспечение  баланса  сил.  Отход  США  и  России  от  традиционных  стереотипов  «холодной  войны»  и  привычки  усматривать  в  каждом  шаге  обеих  сторон  потенциальную  угрозу  и  поворот  к  конструктивному  взаимодействию  мог  бы  нацелить  их  на  успешное  решение  существующих  региональных  проблем.  

 

Список  литературы:  

  1. Бжезинский  З.  Уравновесить  Восток,  обновить  Запад  //  Россия  в  глобальной  политике.  Том  10.  2012.  № 1.  —  232 с.  
  2. Леонтьев  М.  Большая  игра.  М.:  АСТ;  СПб.:  Астрель-СПб,  2009.  —  319 c.  
  3. Нартов  Н.А.,  Нартов  В.Н.  Геополитика.  М.:  Юнити,  2007.  —  527 с.  
  4. Российская  газета,  12  мая  2012.
  5. Российская газета,  17 мая 2012.  
  6. Российская  газета,  27  декабря  2012.  
  7. Устав  ОДКБ  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.dkb.gov.ru/b/azg.htm.
  8. Юргенс  И.Ю.,  Кулик  С.А.,  Никитин  А.И.  и  др.  ОДКБ:  ответственная  безопасность.  М.:  Институт  современного  развития,  2011.  —  67 с.
  9. Krumm  R.  Central  Asia:  The  struggle  for  power,  energy  and  human  rights.  Berlin:  Compass  2020:  Fridrich  Ebert  Stiftung,  2007.  —  17  p.  
  10. The  Times  of  London,  26  February  2010.  
  11. The  Times  of  London,  1  February  2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий