Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLVIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 22 апреля 2015 г.)

Наука: История

Секция: Этнология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Парайко К.В. КРЕЩЕНИЕ КАК ОДИН ИЗ ОСНОВНЫХ ОБРЯДОВ РОДИЛЬНОЙ ОБРЯДНОСТИ УКРАИНСКОГО И ВОСТОЧНО-РОМАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ БУКОВИНЫ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XLVIII междунар. науч.-практ. конф. № 4(45). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

КРЕЩЕНИЕ  КАК  ОДИН  ИЗ  ОСНОВНЫХ  ОБРЯДОВ  РОДИЛЬНОЙ  ОБРЯДНОСТИ  УКРАИНСКОГО  И  ВОСТОЧНО-РОМАНСКОГО  НАСЕЛЕНИЯ  БУКОВИНЫ

Парайко  Кристина  Васильевна

аспирант  кафедры  этнологии,  античной  и  средневековой  истории  Черновицкого  национального  университета  имени  Юрия  Федьковича,  Украина,  г.  Черновцы

E-mail:  Parajko1989@gmail.com

 

BAPTISM  AS  ONE  OF  THE  MAIN  RITUALS  AND  BIRTHING  RITUALS  UKRAINIAN  POPULATION  AND  EASTERN  ROMAN  POPULATION  OF  BUKOVINA

Christina  Parayko

postgraduate  student  of  ethnology,  ancient  and  medieval  history  of  Chernivtsi  University  of  Yuriy  Fedkovich,  Ukraine,  Chernivtsi

 

АННОТАЦИЯ

Крестины  остаются  одним  из  основных  этапов  родильной  обрядности  украинского  и  восточно-романского  населения  Буковины.  Данное  исследование  охватывает  период  второй  половины  XIX  в.  —  середину  ХХ  в.  В  статье  мы  постарались  определить  особенности  функционирования  комплекса  обычаев  и  ритуалов  во  время  крещения  у  украинцев,  румын  и  молдаван  Буковины.  В  процессе  длительного  совместного  проживания  на  одной  территории,  в  равных  социально-экономических  условиях,  общее  православное  вероисповедание  способствовало  формированию  комплекса  общих  обычаев  и  ритуалов  в  родильной  обрядности  указанных  этносов.

ABSTRACT

Christening  remain  one  of  the  main  stages  of  birthing  rituals  of  Ukrainian  population  and  eastern  roman  population  of  Bukovina.  This  study  covers  the  period  of  the  second  half  of  the  XIX  century  —  the  middle  of  the  XX  century.  In  this  article  we  have  tried  to  identify  the  peculiarities  of  the  complex  customs  and  rituals  during  the  baptism  in  the  Ukrainians,  Romanians  and  Moldovans  of  Bukovina.  During  long-term  cohabitation  in  the  same  area,  equal  social  and  economic  conditions,  the  general  Orthodox  religion  contributed  to  the  formation  of  a  set  of  common  practices  and  rituals  in  the  delivery  of  these  rituals  ethnic  groups.

 

Ключевые  слова:  этнос;  крещение;  Буковина;  повивальная  бабка;  родильная  обрядность.

Keywords:  ethnos;  baptism;  Bukovina;  midwife;  maternity  ritualism.

 

Основу  обычаев  и  обрядов,  связанных  с  празднованием  в  честь  новорожденного,  составляли  народные  традиции  признания  его  членом  семьи.  Обычай  приобщения  новорожденного  к  обществу  был  одним  из  важнейших  событий  родильной  обрядности,  которое  нередко  совмещало  несколько  действий:  посещение  роженицы,  которое  на  Буковине,  как  и  на  территории  всей  Украины,  называется  «родыны»;  крещение;  имянаречение.

Крещение  каждого  ребенка  и  присвоение  ему  христианского  имени  как  символа  очищения  и  принятия  в  члены  семьи  и  в  лоно  церкви  было  жизненной  необходимостью.  Церковно-календарные  имена  утверждались  в  народном  быту.  В  сознании  народа  постепенно  укладывалась  вера  в  родство  между  святым  и  человеком,  который  носит  его  имя,  вера  в  то,  что  святой  становится  его  небесным  опекуном  и  наставником  на  всю  жизнь,  и  за  это  своего  патрона  необходимо  уважать.

На  3  день  после  родов  и  в  течение  нескольких  недель  (до  обряда  крещения)  происходило  чествование  новорожденного  повивальной  бабкой,  родственниками,  соседями.  Преимущественно  приходили  женщины  и  дети,  мужчины  не  приходили.  Идти  с  пустыми  руками  было  неприемлемым.  Гости  приносили  подарки,  ткани,  крупы,  муку,  сахар,  деньги,  игрушки.  Эти  дары  ставили  в  колыбель,  причем  говорили:  «От  меня  мало,  от  Бога  много»,  «Ешь,  чтобы  быстрее  выздоровела,  силу  имела,  молоко  прибывало,  с  ходу  вставала»  (Сторожинец,  Каменная,  Мамалыга).  Блюда  готовились  не  праздничные,  а  обычные.  Гостей  угощали  галушками  (găluşte),  кукурузным  мэлаем  (mălai  de  păpuşoi),  вареными  сливами  (friptură  cu  perje  (prune).  Запрещалось  приходить  на  «родыны»  больным  и  немощным  [8].

  Считается,  что  принесение  пищи  во  время  этого  обряда  свидетельствует  о  пережитках  растительной  жертвы  богам  в  честь  рождения  ребенка  по  древним  дохристианским  верованиям  украинцев  [7,  с.  268].  У  восточно-романского  населения  Буковины  «родыны»  (“rodine”)  происходили  после  принятия  роженицей  первой  молитвы  (вывода)  [8]. 

Большой  семейной  торжественностью  отмечены  крестины.  В  комментариях  византийских  богословов  крещение  рассматривалось  как  «новое  рождение»,  поскольку  рожденный  в  грехе  человек  в  купели  крещения  ритуально  умирает  и  рождается  вновь,  чтобы  начать  новую  и  вечную  жизнь  во  Христе.  Крещение  состоит  из  нескольких  обрядов,  а  именно:  освобождение  от  пут  сатаны  путем  екзорцису  (повернувшись  лицом  на  запад,  неофит  или  его  крестные  отказываются  сатаны,  осуществляя  символическое  действие  и  плюют  на  него),  миропомазание,  трехкратное  погружения  в  купель,  облачение  в  белую  одежду,  возложение  на  грудь  креста,  хождения  вокруг  купели  и  пострижение  волос  [11,  с.  47].

В  церковном  обряде  крещения  на  первый  план  выступают  крестные  родители,  роли  которых  придавали  особое  значение.  Ребенка  крестили  не  родители,  а  люди,  которые  после  обряда  становились  крестными  родителями  для  него,  а  для  его  родителей  —  кумовьями  [3,  с.  33].  У  македонцев  крестные  отец  и  мать  считаются  родными  «по  крови».  У  румын  кумовья  считались  вторыми  родителями  ребенка  и,  в  случае  ее  сиротства,  обязаны  были  заботиться  о  нем  [6,  с.  17].

С  большой  радостью  идут  в  крестные  родители  к  внебрачному  ребенку  —  «байстрюку»  (незаконнорожденному).  По  поверью,  после  крещения  такого  ребенка,  у  кума  будет  вестись  скот  и  деньги.  В  кумовья  выбирали  обычно  людей  с  хорошими  чертами  характера,  так  как  считается,  что  они  переходят  на  ребенка.  Считают,  что  нельзя  брать  вдовцов,  беременных,  больных.  Для  украинских  сел  Сторожинецкого  района  характерно  участие  в  данном  выборе  и  повивальной  бабки  («мошa»,  “moaşa”)  —  она  давала  советы,  к  которым  обязательно  прислушивались  [8].

Приглашал  к  кумовству  отец,  а  иногда  и  мать,  брали  с  собой  пирожки,  бутылку  водки,  соль.  Существуют  даже  некоторые  региональные  особенности  упрашивания  кумовьев:  «Просыла  ваша  майбутня  фина  (крестница),  мама  и  тато,  щоб  вы  прыйшлы  до  нашои  дытыны  в  кумы»  (с.  Малятинцы,  Кицманськогого  района),  «Прошу  вас  питы  до  мэнэ  в  кумы»  (с.  Ливинци,  Кицманского  района)  [8].

Число  крестных  родителей  может  быть  совершенно  разным  —  от  1  и  до  15  пар.  У  других  народов  их  число  значительно  отличается.  Опасались,  чтобы  теща  с  зятем  или  свекровь  с  невесткой  не  были  кумовьями,  так  как  это  считается  грехом  [4,  с.  44].  Большое  количество  кумовьев  можно  объяснить  тем,  что  считалось,  что  от  судьбы  кумовьев  зависела  и  судьба  ребенка  [3,  с.  14].

Хорошая  примета,  если  у  девушки  первым  крестником  будет  мальчик,  а  у  парня  —  девочка.  Иначе  говорится,  что  крестник  «ворует  счастье»  у  крестных  (это  подтверждают  респонденты  не  только  Черновицкой,  но  и  Ивано-Франковской  и  Львовской  областей).  Отказываться  от  приглашения  на  крестины  или  от  кумовства  считалось  большим  грехом.  Окрестить  ребенка  стремились  до  сорокового  дня  после  рождения.  Но  если  ребенок  был  болезненным,  не  затягивали  с  крещением.  Пока  ребенок  не  крещен,  у  него  всю  ночь  должен  гореть  свет  (свеча),  иначе  злые  духи  могли  бы  приблизиться  к  ребенку  и  нанести  ему  вред  [5,  с.  43—44].  На  современном  этапе  детей  крестят  до  1—2  месяцев.

Обязательными  атрибутами  крестного  обряда  являются  кумовские  свечи  и  «крыжма»  —  кусок  белого  полотна,  покрывало  или  скатерть  и  крестная  свеча.  Из  крыжмы  в  будущем  мама  изготовит  для  ребенка  первую  распашонку,  которую  можно  будет  одеть  только  после  крещения,  а  до  крещения  можно  было  только  пеленать  ребенка  (Несвоя,  Старый  Волчинец,  Черновка).

Крыжму  обвивают  вокруг  свечи  и  обвязывают  лентой  (для  мальчика  —  синяя  или  голубая,  а  для  девочки  —  красная  или  розовая)  и  украшают  цветами  базилику,  листочками  барвинка  (Бабаине,  Берегомет,  Молодия,  Магала,  Бояны,  Сторожинец,  Спасская,  Чудей,  Красноильск)  [8].

Для  крещения  берут  воду  на  рассвете  до  восхода  солнца  (украинцы  такую  воду  называют  —  «непочата  вода»)  от  природного  источника  или  из  колодязя.  Перед  крещением  воду  подогревают  и  добавляют  в  нее  немного  святой  (иорданской)  воды  (Куликовка).  Существовали  случаи,  когда  новорожденного  ребенка  крестила  повитуха.  Это  делали  в  случае  угрозы  жизни  ребенка.  Киевская  исследовательница  О.  Боряк  отмечает,  что  православная  церковь  признавала  это  крещение.  Когда  ребенка  заносили  в  церковь,  батюшка  спрашивал:  «Чы  хрэстыла  бабка  з  воды?»  —  Тогда  он  читает  только  молитву  [1,  с.  447].

Известны  случаи,  когда  повивальная  бабка  крестила  младенца  еще  до  его  физического  рождения,  чтобы  «легко  нашлось»:  «три  раза  перекрещивает  крестом  брюхо»  и  кропит  святой  водой  и  приговаривает:  «Родится  мальчик  —  будет  Иван,  девушка  —  будет  Мария».  Если  ребенок  рождался  здоровый,  ему  могли  дать  любое  имя.  Но  считалось,  что  такой  ребенок  уже  «получил  крест»,  и  в  случае  смерти  его  хоронили  как  уже  окрещенного,  по  общим  правилам  [2,  с.  207]. 

После  крестин  в  церкви,  происходило  семейное  торжество  —  крестильное  застолье.  Кумовья  и  соседи  собирались  дома  у  новорожденного  за  праздничный  стол.  Обычно  приглашенные  приносили  деньги,  полотно,  крупу,  муку,  курицу  и  другие  продукты.  Например,  у  румын  и  молдаван  Буковины  существовал  обычай  одаривания  крестника  платком,  детской  одеждой  и  деньгами,  а  родители  ребенка  взамен  давали  крестным  родителям  калач,  при  этом  говоря:  «Калачи  ваши,  а  ребенок  наш».  Респонденты  с.  Мамалыга  отмечают,  что  кроме  продуктов  обязательно  на  крестины  приносили  кусок  материала  —  «рукав  рубашки»  [8].

Кроме  этого,  почти  повсеместно  обязательной  была  каша  (видимо,  остаток  древних  пожертвований  в  виде  зерновых).  В  некоторых  селах  зафиксированы  интересные  обрядовые  действия  с  кашей:  у  румын  с.  Старые  Бросковцы  моаша  раздавала  каждому  присутствующему  гречневую  кашу  [8].  В  равнинной  зоне  Буковины  в  ХIХ  —  начале  ХХ  в.  существовал  обычай  готовить  кашу  из  пшеницы  в  керамическом  горшке.  Перед  началом  застолья  кумовья  «выкупали»  у  родителей  крестника  горшок  с  пшеницей  (по  приготовлению  «бабья  каша»  похожа  на  рождественскую  кутью).  Каждый  из  кумовьев  подходил  к  столу,  клал  какой-то  подарок  или  деньги,  пробовал  три  ложки  пшеницы.  После  этого  «выкупа»  старший  кум  или  тот  из  кумовьев,  кто  сделал  самый  дорогой  подарок  или  подарил  самую  большую  сумму  денег,  брал  горшок  с  остатками  блюда  в  руки  и  разбивал  об  пол.

Каждый  кум  брал  с  собой  по  кусочку  разбитого  горшка  и  хранил  его  за  иконой.  Этот  черепок  напоминал  крестным  родителям  об  определенных  обязанностях  перед  крестником  (фином),  символизировал  связь  между  кумовьями  и  крестником.  Традиция  хранения  обожженных  огнем  как  при  изготовлении  посуды,  так  и  во  время  приготовления  блюда  остатков  ритуальной  керамики  имеет  дохристианское  происхождение.  Она  встречается  в  семейной  обрядности  от  рождения  ребенка  и  до  самой  смерти  человека  [5,  с.  53].

Собранные  в  XIX—XX  вв.  этнографические  материалы  об  обычаях  и  обрядах,  связанных  с  рождением  ребенка,  доносят  до  нас  богатые  архаичные  элементы  и  разнообразие  их  локальных  вариантов.  Они  не  всегда  осмысливались  согласно  первоначальной  магически-символической  значимости.  Однако  хранились  сравнительно  устойчиво,  поскольку  народная  традиция  объединяла  их  с  жизненно  важной  функциональностью  —  успешным  рождением,  здоровьем  матери  и  ребенка,  благополучием  и  счастьем  новорожденного.  Это  основные  мотивы  всего  комплекса  народных  обычаев  и  обрядов,  их  рациональных  и  магически-иллюзорных,  суеверных  элементов.

 

Список  литературы:

  1. Боряк  О.  Сільська  баба-повитуха  в  статусі  родопомічниці  (Нові  матеріали  з  історії  народного  акушерства  в  Україні)  /  О.  Боряк  //  Вісник  Львівського  університету:  Серія  історична.  Львів,  —  2000.  —  Вип.  35—36.  —  С.  441—455.
  2. Казимир  Е.  Из  свадебных  и  родильных  обычаев  Хотинского  уезда  Бессарабской  губернии  /  Е.  Казимир//  Этнографическое  обозрение.  —  1907.  —  №  1/2.  —  С.  207.
  3. Кайндль  Р.Ф.  Гуцули:  їхнє  життя,  звичаї  та  народні  перекази.  2-е  вид.,  виправлен  і  доп./  Пер.  з  німец.  З.  Пенюк;  наук.  Редагування  і  післямова  О.  Масана.  Чернівці:  «Молодий  буковинець»,  2003.  —  200  с.
  4. Кайндль  Р.,  Манастирський  О.  Русини  на  Буковині  /  Переклад  з  нім.  В.  Іванюка,  післямова  М.К.  Чучка  /  Р.Ф.  Кайндль,  О.  Манастирський.  Чернівці:  Зелена  Буковина,  2007.  —  192  с.
  5. Кожолянко  Г.К.  Етнографія  Буковини  /  Г.К.  Кожолянко.  Чернівці:  Золоті  литаври,  —  2001.  —  Т.  2.  —  424  с.
  6. Маковій  Г.  Золоте  віно  з  бабусиної  скрині  /  Г.  Маковій.  Чернівці,  1993.  —  104  с.
  7. Малинка  А.  Родины  и  крестины/А.Малинка  //Киевская  старина.  1898.  №  5.
  8. Материалы  полевых  этнографических  экспедиций,  собранные  автором  на  территории  Черновицкой  области  (Украина)  в  течение  2010—2014  гг.  Ответы  на  анкеты  хранятся  в  этнографическом  музее  Черновицкого  национального  университета  имени  Юрия  Федьковича.
  9. Толстой  Н.И.  Фрагмент  славянского  язычества:  архаический  ритуал-диалог  /  Н.  Толстой  //  Славянский  и  балканский  фольклор:  Этногенез,  общность  и  типол.  параллели.  Сб.  ст.  М.:  Наука,  1984.  —  С.  5—72.
  10. Трумко  Д.  Роль  кумів  у  родильній  обрядовості  /Д.  Трумко  //  Народознавчі  зошити.  —  №  2  (98).  —  2011.  —  С.  332—337.
  11. Чучко  М.К.  Церковні  таїнства  та  обряди  життєвого  циклу  в  середовищі  українського  і  східнороманського  населеня  Буковини  XV  —  початку  ХХ  ст.  /  М.  Чучко  //  Матеріали  до  української  етнології:  Зб.  наук.  пр.  К.:  ІМФЕ  ім.  М.Т.  Рильського  НАН  України,  —  2008.  —  Вип.  7(10).  —  С.  47—56.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий