Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLIX-L Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 17 июня 2015 г.)

Наука: Философия

Секция: Онтология и теория познания

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Баранов С.Т. ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ПЕРВИЧНАЯ ДАННОСТЬ ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XLIX-L междунар. науч.-практ. конф. № 5-6(46). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ  ПЕРВИЧНАЯ  ДАННОСТЬ  ОБЫДЕННОГО  СОЗНАНИЯ

Баранов  Станислав  Трофимович

д-р  филос.  наук,  профессор  кафедры  культурологии  и  искусства

Северо-Кавказского  федерального  университета, 
Ф,  г.  Ставрополь

E-mailstastb@yandex.ru

 

FUNDAMENTAL  PRIMARY  REALITY  OF  ORDINARY  CONSCIOUSNES

Stanislav  Baranov

doctor  of  Philosophy,  Professor,  Department  of  Cultural  Studies  and  Art

North-Caucasian  Federal  University, 
Russia,  Stavropol

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  обыденное  сознание  рассматривается  в  широком  философском  плане  как  уровень  познания  и  как  важнейшая  форма  жизнедеятельности  человека.  В  истории  и  философии  науки  понятие  обыденного  сознания  занимает  исключительно  большое  место,  оно  показывает  диалектический,  нелинейный  процесс  познания  и  процесс  развития  науки,  место  и  роль  в  эпистемологии  ненаучных  способов  объяснения  природных  и  социальных  явлений.  Внимание  обращено  также  на  существование  первичных  нравственных  основ  в  обыденном  сознании.

ABSTRACT

In  the  article  everyday  consciousness  is  considered  in  a  broad  philosophical  perspective,  as  the  level  of  knowledge  and  as  an  important  form  of  human  activity.  In  the  history  and  philosophy  of  science  the  notion  of  ordinary  consciousness  occupies  a  very  special  place,  it  shows  the  dialectical,  non-linear  process  of  learning  and  the  process  of  science  development,  place  and  role  in  epistemology  of  unscientific  ways  of  explaining  natural  and  social  phenomena.  Attention  is  also  focused  on  primary  moral  foundations  of  ordinary  consciousness.

 

Ключевые  слова:  обыденное  сознание;  «жизненный  мир»;  феноменология;  «интенциональность  сознания»;  феномены  обыденного  сознания;  моральные  абсолюты;  архетипы;  теоретическое  сознание.

Keywords:  оrdinary  consciousness;  "life-world";  the  phenomenology;  "the  intentionality  of  consciousness";  the  phenomena  of  consciousness;  moral  Absolutes;  archetypes;  theoretical  consciousness.

 

Обыденное  сознание  имеет  сложную  структуру  с  множеством  элементов,  каждый  из  которых  занимает  определенное  место  и  выполняет  свои  специфические  функции,  в  том  числе  и  в  формировании  нравственного  профиля  индивида  [5,  с.  1566—1569].  Вырывать  из  контекста  один  элемент  и  противопоставлять  другим  является  грубейшей  методологической  ошибкой.  Часто,  особенно  в  прошлом,  обыденное  сознание  отождествлялось  со  здравым  смыслом,  и  они  писались  вместе  —  «обыденное  сознание  (здравый  смысл)».  Понятие  обыденного  сознания  упрощалось,  рассматривали  его  лишь  как  «рассудочную  установку»,  которая  является  повторением  знакомого  и  привычного.  Отождествление  повседневной  жизни  и  здравого  смысла  порождает  ряд  логических  ошибок,  затрудняющих  понимание  обыденного  сознания.  По  мнению  С.Л.  Франка,  обыденная  сфера  социального  бытия  —  это,  та  реальность,  которая  возникает  вокруг  человека,  когда  он  в  своей  повседневной  жизнедеятельности  руководствуется  интересами  жизни,  содействующими  возникновению  благоприятных  условий  [11,  с.  187—188].  Тем  не  менее,  реальность,  выраженная  в  обыденной,  рассудочной  форме  —  фундамент,  основа,  толчок  к  познанию  непостижимого,  то  есть  главных  философских  вопросов,  направленных  на  раскрытие  сущности  Бытия.  Франк  непосредственную  связь  обыденного  и  теоретического,  повседневного  и  «Непостижимого»  иллюстрирует  конкретными  примерами.  Все  всеобщее,  к  познанию  которого  стремится  человек,  имеет  своеобразное  отражение  в  практической  жизни,  которое  позволит  увидеть  затем  в  процессе  познания  скрытого  «знакомое»,  «самоочевидное».  Даже  самая  абстрактная  философская  категория  «субстанция»  генетически  происходит  из  низшего  слоя  Бытия.  Аналогом  субстанции  в  обыденной  жизни  являются  представления  о  «фундаменте»,  «опоре»,  «подставке».  Понятию  «Бог»  соответствуют  народные  представления  о  «ремесленнике»,  «строителе»,  «властном  хозяине»,  «самодержце».  Франк  полагает,  что  то  же  самое  можно  сказать  о  всех  остальных  философских  понятиях,  «с  помощью  которых  мы  пытаемся  найти  последнее  «объяснение»  всей  системы  явлений,  составляющих  мир  и  нашу  жизнь»  [11,  с.  188].  Русский  философ  платоновскую  идею  о  «воспоминании  души»  прокручивает  через  диалектику  обыденного  и  теоретического  сознания.  Это  позволило  русскому  философу  внести  свой  позитивный  вклад  в  процесс  формирования  философии  обыденного  сознания.  Процесс,  который  описывает  Франк,  называется  обыденноизация  научных  знаний,  который  в  эпоху  бурного  научного  процесса  стал  важнейшим  элементом  формирования  современной  картины  мира.  Следует  различать  понятия  «обыденное  сознание»  и  «обыденное  мышление»,  они  также  различаются  как  сознание  вообще  и  мышление  в  целом.  В  философских  энциклопедиях  и  словарях  говорится,  что  «сознание  представляет  собой  внутренний  мир  чувств,  мыслей,  идей  и  других  феноменов»  [4,  с.  966].  Сознание  —  предельно  широкое  понятие,  обозначающее  факт  существования  разумной  жизни  во  всем  многообразии  составляющих  его  феноменов  и  функций,  обеспечивающих  особое  положение  во  Вселенной  в  целом,  земной  жизни,  в  частности.  Мышление  —  это  важнейшая  функция  сознания,  его  важнейший  структурный  элемент,  непрекращающийся  мыслительный  процесс.  Сознание  всегда  являлось  и  в  наше  время  остается  объектом  всех  существующих  наук.  Несмотря  на  большие  достижения,  полученные  в  результате  многовекового  научного  исследования,  сознание  предстает  перед  человеком  главной  для  него  загадкой.  Известный  отечественный  философ  М.К.  Мамардашвили  отмечал  необыкновенную  трудность  давать  философское  понимание  того,  что  называем  сознанием.  Сознание,  писал  философ,  «весьма  странное  явление,  которое  есть  и  которое  в  то  же  время  нельзя  ухватить,  представить  как  вещь»  [7,  с.  3].  Обыденное  сознание  —  это  реально  ежесекундно  существующее  духовное  состояние  человека,  приносящее  ему  радость  или  страдание.  Все  проблемы  сознания  имеют,  прежде  всего,  прямое  отношение  к  обыденному  сознанию  [10,  с.  155].

Е.В.  Улыбина  в  монографии  «Психология  обыденного  сознания»  пишет,  что  «в  обыденной  жизни  нормальные  взрослые  люди  действуют,  опираясь  не  на  логические  выводы,  доступные  их  интеллекту,  а  повинуясь  совершенно  иным  тенденциям»  [9,  с.  94—95],  то  есть  чувствами,  интуицией,  стереотипами,  мифами  и  т.  п.  Улыбина,  как  психолог,  при  анализе  обыденного  сознания,  естественно,  акцентирует  внимание  на  психологических  аспектах  нашего  повседневного  сознания.  Но  роль  логического  в  существовании,  функционировании  данного  вида  сознания  вместе  с  тем  велика.  Без  соблюдения  законов  формальной  логики,  которая  является  логикой,  прежде  всего,  обыденного  сознания,  люди  не  понимали  друг  друга,  невозможен  был  бы  диалог  между  ними.  Логика  формируют  требования  к  мышлению,  которые  носят  общечеловеческий  характер,  которые  выполняются  на  интуитивном  характере,  генетическом  уровне.  Рациональность  обыденного  мышления  —  одна  из  форм  рациональности,  важнейший  феномен  обыденного  мышления.  В  структуре  обыденного  сознания  часто  в  числе  многих  феноменов  называют  иррациональное,  которое  никоим  образом  не  исключает  рациональность  повседневного  мышления  [1,  с.  15—17].  Вопрос  об  иррациональном  в  сознании  человека,  это  —  особый  вопрос,  который  требует  глубокого  рассмотрения  в  науке.  Как  правило,  к  иррациональному  относят  веру  в  приведения,  существование  души,  домовых,  леших,  чертей  и  т.  п.,  то  есть  веру  в  сверхъестественное.  Выдающийся  российский  мыслитель  XIX  века  Е.П.  Блаватская  в  «Тайной  доктрине»  неоднократно  утверждает,  что  не  существует  сверхъестественное,  есть  явления  пока  необъяснимые  наукой.  В  основе  так  называемого  иррационального  находится  рациональное.

Всестороннее  научное  исследование  структуры,  функции  обыденного  сознания,  его  взаимодействие  с  другими  уровнями  и  формами  сознания  имеет  не  только  теоретическое,  но  практическое  значение.  Многофункциональность  обыденного  сознания  убедительно  доказывал  немецкий  философ  Э.  Гуссерль.  Он  был  против  противопоставления  научного  и  обыденного  сознания,  ядро,  основу  которого  он  называл  «жизненным  миром»,  погруженным  в  чувственно  переживаемое  пространство.  Более  того,  по  его  мнению,  основы  научного  познания  находятся  в  этом  мире.  Согласно  теории  «жизненного  мира»,  сфера  дорефлексивных  фундаментальных  очевидностей  обыденного  сознания  изначальна  по  отношению  ко  всякому  виду  познания,  в  том  числе  и  научному.  Понятия  логики,  математики  имеют  основания  в  дорефлексивной  наивности  обыденного  сознания.  Утрата  связей  между  научными  понятиями  и  обыденным  сознанием  ведет  к  кризису  рациональности.

В.С.  Соловьев  внес  свой  вклад  в  развитие  философии  обыденного  сознания.  Русский  философ  доказывает  существование  первичных  основ  нравственности,  которыми  являются  стыд,  жалость,  благоговение.  Их  он  еще  называет  корнями  человеческой  нравственности,  находящими  в  обыденном  сознании  человека.  Стыд,  жалость,  благоговение  являются  основой  всех  возможных  нравственных  норм.  Все  другие  нравственные  нормы,  требования,  добродетели  всего  лишь,  по  Соловьеву,  производное  от  «первых  данных  нравственности»,  «трех  основ  морали»,  результат  взаимодействия  между  ними  и  умственной  стороной  человека»  [8,  с.  204]. 

Э.  Гуссерль  был  серьезно  озабочен  тем,  что,  по  его  мнению,  западноевропейская  наука  и  философия  охвачены  глубоким  кризисом.  Ширилось  распространение  среди  образованной  части  Западной  Европы  релятивизма  и  скептицизма,  которые  подпитывались  кантовскими  априоризмом  и  антиномиями  чистого  разума.  Последняя  идея  немецкого  философа  позволяла  описывать  мир  как  необходимый  и  случайный,  конечный  и  бесконечный,  прерывный  и  непрерывный,  целостный  и  множественный.  Релятивизм  и  скептицизм  вызывали  у  Гуссерля  самый  резкий  протест,  ибо  философ  считал  их  разрушительными  факторами.  Гуссерль  видит  возможность  вывести  науку  и  старую  философию  из  кризиса  в  феноменах  жизненного  мира.  Немецкий  философ  формулирует  главное  понятие  своей  феноменологии  —  «интенциональность  сознания»,  которое  отрицает  образную  теорию  сознания.  Гуссерль  отходит  от  абстрактного  понимания  сознания,  как  отражение  бытия,  под  сознанием  мыслит,  прежде  всего,  реальный  жизненный  мир,  состоящий  из  феноменов.  Реальный  жизненный  мир  находит  в  себе  самом  источник  своей  достоверности,  имеет  собственные  очевидные  идеи  (феномены)  и,  отталкиваясь  от  них,  может  понимать  и  объяснять  действительность. 

Самостоятельное  развитие  науки  ведет  ее  к  дегуманизации,  она  перестает  приносить  человеку  счастье  [3,  с.  79—83].  Что  касается  философии,  то  вера  в  универсальную  философию  потеряла  свое  значение.  Происходит  укрепление  главенства  науки  по  отношению  к  донаучному  миру,  сфере  обычного  жизненного  опыта.  Гуссерль  видит  спасение  науки  и  философии  в  тесной  связи  и  взаимодействии  с  жизненным  миром.  Немецкий  философ  становится  основоположником  и  главой  феноменологической  школы  в  философии.  Главным  объектом  своей  философии  считал  жизненный  мир,  а  главной  задачей  поиски  несомненных  основ  познания.  Несомненными  основами  познания  являются  положения,  которые  настолько  же  несомненны,  очевидны,  самодостоверны  насколько  же  и  элементарны  для  науки.  Гуссерль  создает  метод  феноменологической  редукции,  цель  которого  изменить  установку  научного  сознания,  обычно  обращенного  к  внешнему  миру  и  направить  все  его  внимание  на  жизненный  мир,  на  его  «чистую»  структуру.  Чистую  структуру  составляет  беспрерывный  поток  переживаний,  компонентами  которого  являются  феномены,  элементы  потока  переживания  истины.  Феномен  —  это  первичная  данность  и  основной  элемент  сознания,  через  который  только  и  может  быть  понятна  сущность  познания  и  сознания.  Прохождение  теоретического  сознания  через  поток  переживаний  жизненного  мира  Гуссерль  называет  процессом  очищения.  Происходит  очищение  научного  исследования  от  всякого  рода  неявных  предпосылок,  носящих  метафизический  характер.  В  результате  феноменологического  очищения  предмет  науки  становится  чистым,  освобожденным  от  характера  чьей-то  деятельности,  от  продуктов  каких-то  сил.  Таким  образом,  феноменология  Гуссерля  наделяет  ценностью  жизненный  мир,  показывает  исключительную  важность  многогранной  деятельности  человека  и,  прежде  всего,  науки  и  философии.

Поиск  ответов  в  сфере  обыденного  сознания  на  вопросы,  заводящие  ученых  в  тупик,  является  важным  методологическим  требованием,  детерминированным  понятиями  «интенциональности»  сознания  и  феноменологической  редукции  [2,  с.  694].  Больших  успехов  в  исследовании  структуры  обыденного  сознания  достигли  З.  Фрейд  и  К.Г.  Юнг.  В  частности,  Юнг  предположил  существование  в  психике  человека  так  называемого  коллективного  бессознательного.  По  его  мнению,  коллективное  бессознательное  находится  в  глубинных  слоях  подсознания  и  представляет  совокупность  архетипов,  общечеловеческих  первообразов.  Архетипы  лежит  не  только  в  основе  мифов,  символики  художественного  творчества,  сновидений,  но  и  в  основе  сознательной  деятельности  людей,  определяют  отношения  между  людьми,  физическую  картину  мира.  Архетипы  непосредственно  не  воспринимаются,  они  проявляются  через  проекцию  на  внешние  объекты. 

Архетипы  —  произведены  длительным  историческим  процессом,  пережитым  человечеством  за  все  время  его  существования.  Архетипы,  как  отмечает  Юнг,  являются  огромным  духовным  наследием,  формой  проявления  психических  сил  человека.  Центральное  место  среди  архетипов  занимает  «самость»  (das  Selbst)  как  потенциальный  центр  личности.  Швейцарский  психолог  приводит  большой  список  общечеловеческих  первообразов.  Например:  архетип  «Тень»  —  образ  всего  низменного  в  человеке;  архетип  «Персона»  –  маска,  которой  пользуется  человек,  чтобы  скрыть  свою  истинную  сущность;  архетип  «Анима»  —  женское  начало  в  мужчине;  архетип  «Анимус»  —  мужское  начало  в  женщине  и  т.  д.  Юнг  указывал  на  существование  архетипов  в  астрологических  символах  (планеты,  созвездия,  аспекты).  Архетипы  послужили  источником  в  возникновении  мифических  образов  древних  народов,  кроме  того  они  тесно  связаны  с  символикой  и  проявляются  в  сновидениях,  художественном  творчестве.

Систематическое  исследование  обыденного  сознания  в  отечественной  гуманитарной  науке  началось  в  60—70-е  годы  ХХ  века.  Главной  стимулирующей  причиной  повышения  интереса  к  проблемам  обыденного  сознания  стало  появление  возможности  знакомства  с  западноевропейской  культурологической  и  социологической  литературой.  Западные  культурологи  были  вынуждены  обратиться  к  изучению  повседневного,  обыденного  сознания  и  мышления  для  решения  актуальных  проблем,  возникших  в  процессе  развития  науки,  техники,  гуманизма  [6].  Гуссерль,  Фрейд,  Юнг  играли  ведущие  роли  в  решении  названных  проблем.  Этот  вопрос  не  мог  остаться  без  внимания  и  советских,  российских  ученых. 

 

Список  литературы:

  1. Авдеев  Е.А.  К  проблеме  утраты  ценностных  оснований  личностной  идентичности  в  современном  обществе  //  Гуманитарные,  социально-экономические  и  общественные  науки.  —  2015.  —  №  4.  —  С.  15—17.
  2. Бакланов  И.С.,  Бакланова  О.А.,  Ерохин  А.М.,  Авдеев  Е.А.  Формирование  социальной  идентичности  личности  в  современном  обществе  //  Современные  проблемы  науки  и  образования.  —  2014.  —  №  5.  —  С.  694.
  3. Бондаренко  Н.Г.  Типология  ценностей  в  социальной  динамике  современности  //  Современная  наука  и  инновации.  —  2013.  —  №  1.  —  С.  79—83.
  4. Всемирная  энциклопедия.  Философия.  Москва,  Минск,  2001.  —  1312  с.
  5. Гончаров  В.Н.,  Попова  Н.А.  Духовно-нравственные  ценности  в  системе  общественных  отношений  //  Фундаментальные  исследования.  —  2015.  —  №  2—7.  —  С.  1566—1569.
  6. Душина  Т.В.,  Баранов  С.Т.,  Бакланов  И.С.  Философия  знания  постмодернизма.  Ставрополь,  2007.  —  129  с.
  7. Мамардашвили  М.К.  Сознание  как  философская  категория  //  Вопросы  философии.  1990.  №  10. 
  8. Соловьев  В.С.  Сочинения  в  2т.  Т.  I.  М.:  Мысль,  1988.  —  892  с.
  9. Улыбина  Е.В.  Психология  обыденного  сознания.  М.:  Смысл,  2001.  —  263  с.
  10. Чагилов  В.Р.,  Баранов  С.Т.,  Бакланов  И.С.  Обыденное  сознание  и  знание  в  зеркале  социальной  философии.  Невинномысск,  2006.  —  239  с. 
  11. Франк  С.  Л.  Непостижимое.  –  М.:АСТ,  1990.  –  512  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий