Статья опубликована в рамках: XLIV-XLV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 21 января 2015 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Афанесян К.К. УСТАВ ОБ ОБЩЕСТВЕННОМ ПРИЗРЕНИИ 1892 Г. — ЕДИНСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКСНЫЙ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ АКТ, РЕГЛАМЕНТИРОВАВШИЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СТРАНЕ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XLIV-XLV междунар. науч.-практ. конф. № 1(42). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

УСТАВ  ОБ  ОБЩЕСТВЕННОМ  ПРИЗРЕНИИ  1892  Г.  —  ЕДИНСТВЕННЫЙ  КОМПЛЕКСНЫЙ  НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ  АКТ,  РЕГЛАМЕНТИРОВАВШИЙ  БЛАГОТВОРИТЕЛЬНУЮ  ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ  В  СТРАНЕ

Афанесян  Кристина  Кареновна

аспирант  кафедры  отечественной  истории,  Северо-Кавказский  федеральный  университет,  РФ,  г.  Ставрополь

E-mail:  kuchurashca@rambler.ru

 

ARTICLES  OF  PUBLIC  WELFARE  1892  —  A  UNIQUE  COMPLEX  LEGAL  ACT,  REGULATE  CHARITABLE  ACTIVITIES  IN  THE  COUNTRY

Аfanesyan  Kristina

post  graduate  speciality  National  history  North-Caucasian  Federal  University,  Russia,  Stavropol

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассматриваются  традиции,  закон  и  органы  власти  в  становлении  повседневности  общественного  призрения  и  благотворительной  практики  на  Ставрополье.  Подробно  исследован  Устав  об  общественном  призрении  1892  г.

ABSTRACT

The  article  deals  with  the  tradition,  the  law  and  the  authorities  in  the  development  of  everyday  public  charity  and  charitable  practices  in  the  Stavropol  region.  Studied  in  detail  by  the  statute  of  1892  public  charity.

 

Ключевые  слова:  традиции;  приказы  общественного  призрения;  частная  и  добровольная  благотворительность;  Устав  общественного  призрения

Keywords:  traditions;  orders  of  social  welfare;  private  and  voluntary  charity;  charter  of  social  welfare.

 

Принудительное  общественное  призрение  и  добровольная  благотворительность  начинают  складываться  в  стране  по  мере  развития  государственности  и  преследуют  общую  цель  —  бороться  с  нуждой  и  оказывать  поддержку  слабым  членам  общества.

Единственным  комплексным  и  специальным  нормативно-правовым  актом,  регламентировавшим  благотворительную  деятельность,  был  Устав  об  общественном  призрении,  принятый  лишь  в  1892  году  [1,  с.  493—511].  Он  подтвердил  незыблемость  принципа  сословности  в  призрении. 

Устав  состоял  из  двух  книг.  Первая  книга  была  озаглавлена  как  «Общее  учреждение  установлений  общественного  призрения  и  уставы  заведений,  им  подведомственных»,  вторая  посвящена  учреждениям  и  уставам  заведений  общественного  призрения,  «на  особых  основаниях  управляемых».  Согласно  этому  Уставу,  принцип  сословности  в  призрении  сохранялся.  Да  и  в  общем,  он  лишь  фиксировал  состоявшиеся  ранее  различные  решения  по  проблемам  общественного  призрения  и  частной  благотворительности  в  стране.

Заведование  делом  общественного  призрения  в  губерниях  и  уездах  возлагалось  на  земские  учреждения,  а  там,  где,  как  в  Ставропольской  губернии,  они  не  были  созданы,  —  на  Приказы  общественного  призрения.  Сферой  общественного  призрения  устанавливались:  «1.  дела  по  управлению  благотворительными  капиталами  и  имуществами;  2.  дела,  собственно  к  призрению  относящиеся:  1.  «установление»,  содержание  и  управление  богоугодными  и  общественными  заведениями  (сиротские  и  воспитательные  дома,  больницы  и  дома  для  призрения  умалишенных,  богадельни,  работные  дома)  и  2.  «заведование  подобными  заведениями,  от  частных  лиц  и  обществ  учрежденными,  могут  быть  вверены  надзору  установлений  общественного  призрения»  [3,  с.  3].

Пункт  восьмой  Устава  возлагал  на  городские  общественные  управления  заботу  о  нуждающихся  в  городах,  устройство  в  них  благотворительных  и  лечебных  заведений,  заведование  ими  «на  одинаковых  с  земскими  учреждениями  основаниях».  Меры  же  общественного  призрения  крестьян  были  отнесены  Уставом  к  ведению  сельских  и  волостных  общественных  управлений.  То  есть  принцип  сословности,  как  мы  отмечали  выше,  в  изучаемой  нами  сфере  социальных  отношений  в  России  сохранялся.

Во  втором  отделении  главы  первой  Устава  об  общественном  призрении  очерчивались  виды  имущества  и  капиталов  сферы  общественного  призрения,  оговаривались  возможные  способы  их  увеличения.  В  статье  15  уточнялось,  что  «независимо  от  капиталов  и  доходов  на  предметы  общественного  призрения  земские  учреждения  могут  устанавливать  в  необходимых  случаях  особые  на  сии  предметы  сборы  на  общем  установленном  для  них  основании»  [3,  с.  4].  Среди  возможных  статей  дохода  в  Уставе  декларировались  также:  1)  пособия  от  городов  и  казны  (на  основании  особых  постановлений);  2)  подаяния,  пожертвования  и  завещания  в  пользу  общественного  призрения  (при  определенном  порядке  сбора  и  приема  пожертвований);  3)  пенные  и  штрафные  деньги;  4)  хозяйственные  и  случайные  доходы  разного  рода  [3,  с.  7].  В  соответствии  со  статьями  34  и  35,  подтверждалась  необходимость  обращать  внимание  на  поведение  и  прежний  образ  жизни  жертвователя  и,  в  случае  их  порочности,  не  принимать  пожертвование.

В  отделении  третьем  главы  второй  Устава,  называвшейся  «Особенные  учреждения  приказов  общественного  призрения»,  определялись  состав,  права,  обязанности  и  сфера  деятельности  Ставропольского,  Сибирского  приказов  общественного  призрения  и  приказа  общественного  призрения  Области  войска  Донского.  При  этом  отмечалась  особая  необходимость  их  строжайшего  подчинения  местным  и  центральным  властям  [3,  с.  21—29].

В  разделе  II  «Уставы  об  управлении  заведений  общественного  призрения»  [3,  с.  30—90],  в  части,  касающейся  предмета  нашего  исследования,  отмечалось,  что  к  заведениям  общественного  призрения  надо  относить:  сиротские  и  воспитательные  дома,  дома  для  умалишенных  и  больницы,  богадельни,  работные  дома.  Управление  перечисленными  заведениями,  согласно  статье  176,  возлагалось  на  губернские  и  уездные  земские  учреждения.  Заведование  городскими  больницами,  содержащимися  за  счет  городов,  предоставлялось,  согласно  статье  181,  городским  общественным  управлениям,  «на  одинаковых  с  земскими  учреждениями  основаниях».  Право  отдельных  частных  лиц  и  обществ,  а  также  селений  и  городов  создавать  благотворительные  заведения  и  учреждения  регламентировалось  в  соответствии  с  установленными  ранее  правилами,  при  этом  частные  лица  могли  это  делать  только  при  обязательном  получении  разрешения  правительства.

Став  правовой  основой  для  создания  и  деятельности  благотворительных  обществ,  Устав  об  общественном  призрении,  изданный  в  1892  году,  своей  175  статьей  подтверждал  разрешительный  порядок  их  открытия.  То  есть  уставы  таких  обществ  должны  были  утверждаться  Министром  внутренних  дел  «по  согласованию  и  подлежащими  ведомствами».  Открытие  благотворительного  общества  разрешалось,  в  том  числе  и  при  условии  наличия  у  него  средств  на  свое  содержание.  Благотворительные  общественные  организации,  патронируемые  Министерством  внутренних  дел,  были  обязаны  ежегодно  отчитываться  перед  ним  о  своей  деятельности.  В  отчетах  должны  были  указываться  имущество  и  размер  капитала;  доходы  и  расходы  общества;  количество  заведений,  им  опекаемых,  и  число  лиц,  в  них  призреваемых.  Особо  оговаривалась  невозможность  принадлежности  сотрудников  таких  обществ  к  категории  государственных  служащих  со  всеми  вытекающими  отсюда  последствиями. 

Книга  вторая  Устава  также  была  посвящена  учреждениям  и  уставам  заведений  общественного  призрения,  «на  особых  основаниях  управляемых».  Статьей  356-ой  [3,  с.  65]  к  ним  были  отнесены:  «1.  Благотворительные  заведения,  состоящие  под  непосредственным  покровительством  Их  Императорских  Величеств  или  Членов  Императорского  Дома.  2.  Заведения  Общественного  призрения,  комитеты,  общества  и  кассы  благотворительные,  особо  заведуемые  Министерством  внутренних  дел.  3.  Благотворительные  заведения  Императорского  Человеколюбивого  Общества.  4.  Духовные  и  некоторых  других  ведомств  попечительства  о  бедных».

Для  изучающих  историю  повседневности  благотворительности  и  общественного  призрения  в  России  рубежа  XIX—ХХ  веков  важно  знать,  что  в  1897  году  произошло  упрощение  процедуры  открытия  благотворительных  организаций.  Был  издан  Примерный  устав  для  обществ  пособия  бедным,  «преследующих  общеблаготворительные  цели».  Это  значит,  что  общества,  готовые  взять  этот  Устав  за  основу  своих  действий,  могли  открываться  уже  с  разрешения  губернаторов  и  даже  градоначальников.  А.С.  Туманова  справедливо  видит  в  этом  акте  не  только  упрощение  механизма  создания  благотворительных  обществ,  но  и  более  подробную  кодификацию  основных  видов  благотворительной  помощи  бедным.  «В  их  числе  значились:  снабжение  одеждой,  пищей,  жильем,  выдача  денежных  пособий,  предоставление  работы,  медицинской  помощи,  определение  в  богадельни,  приюты,  учебные  заведения,  помощь  в  воспитании  сирот  и  др.  Для  осуществления  указанных  направлений  работы  Обществам  предписывалось  открывать  (с  разрешения  властей)  следующие  благотворительные  заведения  —  общественные  дома,  приюты,  убежища,  общежития,  дома  трудолюбия,  больницы,  амбулатории  и  др.»  [2,  с.  300]. 

 

Список  литературы:

  1. Полное  собрание  законов  Российской  Империи.  3-е  собр.  Т.  10.  Отд.  №  6927.  СПб.,  1895. 
  2. Туманова  А.С.  Благотворительные  объединения:  организационно-правовые  основания  и  содержание  деятельности  //  Самоорганизация  российской  общественности  в  последней  трети  XVIII  —  начале  ХХ  вв.  /  под  ред.  А.С.  Тумановой.  М.,  2011.  —  С.  265—315.
  3. Устав  об  общественном  призрении.  СПб.,  1892.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий