Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLIV-XLV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 21 января 2015 г.)

Наука: Социология

Секция: Социология личности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Вздорова Л.П. ПИСЬМО ПОППЕРУ: АЛЛЕТЕЙЯ ОТКРЫТОСТИ ЧЕРЕЗ СУВЕРЕНИТЕТ ЛИЧНОСТИ ПУТЬ В УТОПИЮ ИЛИ К НОВОМУ МИРУ? // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XLIV-XLV междунар. науч.-практ. конф. № 1(42). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПИСЬМО  ПОППЕРУ:  АЛЛЕТЕЙЯ  ОТКРЫТОСТИ  ЧЕРЕЗ  СУВЕРЕНИТЕТ  ЛИЧНОСТИ  ПУТЬ  В  УТОПИЮ  ИЛИ  К  НОВОМУ  МИРУ?

Вздорова  Людмила  Павловна

соискатель  кафедры  уголовного  процесса  Южный  Федеральный  Университет,  РФ,  г.  Ростов-на-Дону

E-mail:  ljudmila8725@rambler.ru

 

SOVEREIGNTY  OF  FREEDOM  OF  HUMAN  RIGHTS

Vzdorova  Lyudmila

applicant  of  criminal  procedure,  criminology  and  operational-search  activity  Southern  Federal  University,  Russia,  Rostov-on-Don

 

АННОТАЦИЯ

Статья  написана  в  форме  письма  известному  социологу  и  философу  Сэру  Карлу  Раймонду  Попперу  (нем.  Karl  Raimund  Popper;  28  июля  1902—17  сентября  1994)  о  проблемах  открытости  на  фоне  развития  концепции  суверенитета  личности.

ABSTRACT

The  article  is  written  in  the  form  of  letters  of  the  famous  philosopher  Karl  Popper  problems  of  openness  on  the  background  of  the  development  of  the  concept  of  the  sovereignty  of  the  individual.

 

Ключевые  слова:  открытое  общество;  открытое  государство,  суверенитет  личности;  свобода  права  человека;  границы  права;  права  человека;  свобода.

Keywords:  the  open  society;  open  state;  sovereignty  of  the  individual;  freedom  of  human  rights;  the  boundaries  of  law;  human  rights  and  freedom.

 

«у  каждого  человека  есть  право  собственности

  на  свою  личность».

Джон  Локк 

трактат  о  двух  правлениях  [6]

 

Здравствуйте,  Уважаемый  Карл.  Я  пишу  Вам  свое  третье  письмо,  ровно  через  год  после  предыдущего.  Как  исследователю  мне  невозможно  не  поделиться  с  Вами,  о  том,  как  стремительно  развивается  и  меняется  наше  общество,  и  трудно  представить,  что  Вы  снова  не  сможете  это  узнать  и  мне  ответить.  Как  и  прежде,  спустя  почти  70  лет  после  Вашего  знаменитого  труда  «Открытое  общество  и  его  враги»  [7],  основой  всего  остается  человек  и  права  последнего  на  свободное  открытое  существование.  Человек  как  никогда  важен  для  нашего  настоящего  и  сущего,  и  чтоб  подчеркнуть  глубину  этого  утверждения,  именно  он  как  Вы  уже  вероятно  догадались,  и  будет  основной  темой  моего  письма. 

Наверное,  все  предугадать  никто  не  в  силах,  ведь  будущее  закрыто  тайной  времени,  и  в  этом  трудна  к  оспариванию  Ваша  позиция,  а  видеть  то,  что  свершается  в  настоящий  момент,  ничуть  не  легче,  ведь  «большое  видеться  на  расстоянье»  [3],  отсюда  оспоримы  мои  суждения;  вновь  намертво  связаны,  в  условиях  невозможности  дискуссии,  разделяемой  временем  на  вынужденный  монолог,  мои  выводы  на  Ваши  умозаключение  не  будут  догматическими,  а  Ваши  тезисы  останутся  столь  непоколебимыми  как  и  прежде.

Всего  за  год,  Уважаемый  Карл,  человек  его  права  и  свободы  сыграли  особую  роль  на  мировой  арене  негласного  противостояния,  и  поразительно  то,  что  завоевав  статус  основного  игрока,  индивид  стал  более  незащищенным,  чем  в  условиях,  когда  последний,  абстрагировался  как  общественное  состояние  группы,  и  не  привлекал  столь  пристального  внимания. 

Что  сулит  нам  история,  ту  «нищету  историцизма»  [8]  или  «афинскую  демократию»  [8,  с.  80]  о  которой  в  свое  время  писали  Вы,  бесконечную  открытость,  как  говорил  когда-то  Шеллер  [12,  с.  45],  веря  в  то,  что  пределы  последней  не  имеют  границ,  или  антиглобализм,  который  противопоставит  человека  открытости  —  пока  неизвестно. 

Думаю,  Вы  не  откажетесь,  что  от  того  чтобы  предугадать,  что  готовит  нам  будущее,  необходимо  попробовать  найти  первопричину  настоящего,  ведь  еще  Парменид  [5],  упоминал  о  существовании  закона  бытия,  который  предопределяет  все  сущее  на  земле  и  является  основой  представления,  лишенной  покрова  тайны,  подобно  древнегреческой  богине  истины  Алетейи.  Позднее  схоласты  противопоставляли  греческой  истине  первопричине,  римскую  истину  познания  veritas,  основанную  на  разуме,  и  многие  терялись  в  спорах,  что  важнее,  и  что  устанавливает  ход  развития  событий.  Возможно  и  нам  с  Вами,  мой  уважаемый  друг,  стоит  найти  свою  истину  первопричину  открытости  —  алетейю,  абсолютно  не  связанную  с  познанием  людей,  иными  словами  архетип  бытия,  не  охваченный  разумом  индивидов,  на  сей  день.

Аллетейю  найти  не  так-  то  просто,  и  поэтому  мы  пойдем  методом  наблюдения  изменения  фактов  социального  проявления,  ведь  ещё  со  времен  Диогена  и  по  сей  день,  этот  метод,  считается  одним  из  ведущих  в  мире.  Известно  мне  то,  что  общество  сейчас  находится  в  состоянии  одновременно  открытой  и  закрытой  неопределенности.  В  связи  с  этой  временной  смутой  в  ситуации,  когда  деглобализация  размыта  открытостью,  рождается  некая  правовая  обособленность  самого  человека,  на  которой  мне  бы  и  хотелось  сделать  акцент,  и  назовем  мы  её,  для  уточнения  ситуации  суверенитет  личности.

Суверенитет  личности  или  гражданина,  о  котором  я  буду  писать,  весьма  сложное  и  неопределенное  понятие,  и  пока  в  полной  мере  не  обладает  общепризнанностью  своего  существования  в  науке,  что  вызвано  неординарностью  и  особенностью  отношений  складывающихся  в  вышеуказанном  вопросе. 

Достаточно  веские  основания  имеются  у  всех  сторон  к  этому  вопросу,  тех,  кто  за  и  против  принятия  данного  явления  как  свершившегося  общественного  факта.  С  точки  зрения  открытости,  ситуация  в  этом  споре  очень  неоднородна,  сложна  она  и  тем  фактом,  что  в  мир  переживает  очередной  виток  своей  экзистенции,  что  вызывано  сменой  парадигмы  восприятия  на  транспарентное,  происходящие  в  ломке  между  всеми  существующими  технологическими  укладами  на  фоне  появление  первых  предпосылок  шестого  технологического  уклада  сопряженного  с  деглобализацией  пространства.  Как  не  вспомнить,  Вашего  коллегу  Шеллера  [12],  в  этом  вопросе  о  человеке  и  открытости,  и  его  знаменитые  тезисы:  с  одной  стороны,  мир  становится  настолько  открытым,  насколько  может  стать  открытым  человек,  а  с  другой,  открытости  в  своих  пределах  может  быть  бесконечной,  и  этой  бесконечности  противопоставляется  человек,  как  единственный  возможный  измеритель  границ. 

Человек  как  основной  субъект  нового  мира  постепенно  меняет  свой  статус  открытости  во  всех  проявлениях,  что  даёт  ему  силу  и  возможность  для  свободного  потока  траекторий,  и  в  то  же  время  абсолютную  незащищенность:  стирание  в  бесконечности  информационной  открытости  самого  себя,  включая  права  на  возможность  выбора  и  границы  доступности;  следствием  данных  предпосылок  выступает  появление  и  формирование  рамочных  условий  существования  сведенных  к  стандартным  рамкам  поведения  и  взаимодействия,  и  главный  образом  сосуществования,  что  ограничивает  выбор  при  безграничной  возможности  произвести  таковой,  а  право  как  таковое  станет  глобальным  измерителем  идентичностей. 

Но  это  ещё  далеко  не  все,  Уважаемый  Карл,  ведь  параллельно  с  этим  процессом  уже  нарастает  имеющая  предпосылки  иная  тенденция,  антагонистическая  по  своей  природе  и  содержанию  глобализации  и  основному  её  атрибуту  открытости  —  деглобализация.  Антиглобализм  интересен  тем,  что  не  представляет,  именно  ту  закрытую  систему  общества,  о  котором  когда  то  писали  Вы,  а  зарождается  как  явление,  изначально  отрицающее  абсолютную  открытость  как  таковую.  Привлекает  этот  сценарий  уже  тем,  что  отрицает  абсолютную  всеобъемлющую  открытость,  ратуя  за  интересы  индивида  в  плане  его  личного  пространства  и  проблем  этического  выбора  открытости  всего  и  всех.  Антиглобализм  ещё  будет  формировать  иные  формы  общественного  сосуществования,  и  пока  об  этом  судить  ещё  достаточно  рано,  но  отчасти  элементы  выше  упомянутого  можно  рассмотреть  и  в  наше  время:  как  транспарентности  отчасти  противопоставляется  индивид,  с  элементами  зарождения  протоформ  закрытости  личного  пространства  человека.

Именно  на  балансе  хаоса  открытости  до  бесконечных  пределов,  и  антиглобалистической  смуты,  которые  ещё  предстанут  совершенно  в  ином  свете,  будет  необходим  иной  подход  к  индивиду,  где  одновременно  последний  сможет  стать  открытым  и  глобальным  —  обладая  признанием  своего  суверенитета,  а  в  другое  время,  он  будет  иметь  суверенитет,  для  того  чтобы  стать  обособленным  от  множества  идентичной  и  защитить  своё  я. 

Какой  процесс  открытости,  или  закрытости  окажется  в  приоритете,  и  подавит  противоборствующую  волну  общественных  отношений,  хоть  и  при  преимуществе  первого  явления  на  котором  сейчас  сделан  акцент  общественного  мнения  и  исторического  процесса,  пока  неизвестно,  понятно  лишь  одно,  что  человеку  будет  нужно  на  время  социальной  встряски  защита  своих  прав.

Хотелось  бы  отметить,  Карл,  что  появление  и  проявление  всё  чаще  на  поле  различных  взаимодействий  человеческого  сосуществования,  такого  понятия  как  свобода  суверенитета  прав  человека,  обусловлено  также  фактами  глобальных  тенденций,  которые  достаточно  часто  вмешиваются  в  многообразные  конструкции  в  общественных  отношениях,  касаемо  не  только  видоизменений  форм  социальных  коммуникаций,  но  и  самым  главным  образом  статуса  субъекта  этих  отношений  —  человека. 

Одним  из  основных  факторов  выступает  построение  международным  сообществом  однообразного  режима  для  осуществления  всеми  индивидами  своих  прав,  вне  зависимости  от  принадлежности  к  нации,  национальности,  религии  и  т.  д.,  и  тем  более  государству,  путем  установления  единых  условий  для  реализации  личности  своих  прав  в  том  или  ином  государстве,  посредствам  глобальных  инструментов.

Права  человека  в  столь  открытом  мире  приобретают  особую  значимость,  вследствие  чего  требуется  некая  обособленность  индивида  в  свободе  и  реализации  предназначенных  ему  прав  суверенитетом  личности,  дабы  не  потерять  самоидентификацию  и  возможность  на  защиту  своего  статуса;  что  порождает  стабильность,  но  не  застой,  в  развитие  такого  явления  как  суверенитет  прав  человека.

На  фоне  процессов  открытости,  права  человека  должны  приобретать  такую  роль,  которая  бы  выделяла  личность  не  только  как  особый  субъект,  а  возможно  и  новый  независимый  открытый  объект  парадигмы.  Открытость  может  дать  больше  в  свободе  права  человека,  и  тем  более  суверенитету  прав,  но  тем  временем  не  должна  поглотить  и  размыть  его  права  в  своем  обилие,  которое  всё  чаще  сводятся  к  абсурдности  и  бесполезности  информационной  бесконечности  с  выведением  в  качестве  решения  среднестатистическую  ситуацию  как  ответ  на  любой  вопрос,  в  том  числе  и  о  правах  той  или  иной  личности.  Суверенитет  прав  человека  в  рамках  открытости  не  должен  дать  обезличивание,  это  дополнительный  ресурс,  который  может  выделить  человека  и  показать  его  место  в  глобальной  массе,  его  принадлежность  к  той  или  иной  правовой  системе  и  государству,  которое  легально  устанавливает  закон. 

Среднестатической  ситуации  в  праве  не  существует  ровно  также  как  и  универсальной  демократии,  а  даже  апелляции  к  казуальной  прецедентной  гуманистике  равны  нулю,  если  это  напрочь  противоречит  внутреннему  суверенитету  человека  того  или  иного  государства,  иными  словами  ограничение  суверенитета  извне.

Для  наиболее  эффективного  коммуницирования,  необходимо  начать  понимать,  что  у  человека  есть  неотъемлемые  права  и  независимость  последних  настолько  велика  и  незыблема,  что  походит  на  суверенитет,  словно  он  бы  принадлежал  целому  государству,  а  не  одному  человеку,  а  суверенитет  прав  словно  выступает  парадигмой  правового  бытия  человека,  говоря  не  только  о  неотъемлемых  правах  даруемых  от  природы,  но  и  о  правовом  сознании,  ментальности  и  др.

Международное  сообщество  должно  научиться  понимать  и  принимать  человека  как  целую  принадлежность  тому  или  иному  государству,  а  индивида  как  носителя  суверенитета  последнего,  и  с  этим  невозможность  распоряжаться  с  легкостью  принципами  уравнительной  демократии  сопряженным  со  стандартизацией  понятий  правового  государства.  Суверенитет  прав  дан  человеку  для  выражения  его  свободы,  в  многообразных  сферах  антропологического  взаимодействия,  и  вмешиваться  в  суверенитет  того  или  иного  индивида,  может  быть  приравнено  к  его  ограничению  или  искажению  понятий  о  правовом  обществе.

В  вопросе  открытости  и  государственных  режимов,  нельзя  не  отметить,  что  Вы,  как  и  многие  глобалисты,  сейчас  ратуете  за  то,  что  демократия  является  одной  из  основных  форм  успешно  сочетающейся  с  процессом  открытости,  что  позволяет  выступить  упомянутому  режиму  идеальным  мерилом  государственного  управления,  который  должен  содействовать  построению  правового  государство  и  гражданского  общества. 

Данная  точка  зрения  является  довольно  спорной,  мой  Уважаемый  друг,  и  в  то  же  время  в  настоящее  время  общепризнанной;  но  нельзя  забывать,  что  будь  то  демократия,  или  иной  режим,  инструментарий  данного  процесса  не  может  быть  предназначен  для  целей  упразднения  свободы  суверенитета  прав  человека,  какая  бы  последняя  не  была,  в  каких  бы  формах  и  образах  не  проявлялась,  при  ином  раскладе  демократия  будет  введена  насильственно  нарушив  основной  принцип  свободы  прав  человека,  а  нарушив  данный  принцип,  потеряет  своё  предназначения  и  основные  свойства,  создав  априори  невозможность  построения  правового  государства  и  гражданского  общества;  но  демократия  далеко  не  единственный  путь,  который  может  привести  к  правовому  государству  и  гражданскому  обществу,  словно  одно  является  следствием  другого  и  при  иных  режимах  государственного  управления  подобный  результат  не  возможен.

С  течением  времени  свобода  суверенитета  прав  человека  будет  становится,  всё  актуальное  для  самого  индивида,  ведь  на  фоне  глобальных  тенденций  и  в  правовой  сфере  всё  будет  больше  и  больше  сводится  к  идентичности  и  равности  в  выражении  своих  прав,  свобод  и  обязанностей,  поражая  тем  самым  иное  пространство  —  пространство  правовой  самоидентификации  и  принадлежности  человека  к  той  или  иной  культуре,  ментальности,  религии,  и  в  конце  концов  нормативному  выражению  возможных  и  допустимых  границ  поведения  —  правовой  системы.

Незащищенность  самоидентификации  правовой  основы  суверенитета  человека  приведёт  к  потребности  в  защите  выше  указанного  и  признания  со  стороны  иных  субъектов  данного  явления,  и  главное,  чтобы  это  потребность  была  легальной,  а  не  выходила  на  латентное  поле,  оставаясь  при  этом  вполне  реальной  основой  правового  сознания.  Ведь  суверенитет  прав  человека  в  парадигме  транспарентности  важен  тем,  что  с  одной  стороны  подчеркивает  правую  роль  человека  и  обосабливает  его,  а  с  другой  стороны  он  делает  это  на  фоне  открытых  процессов,  вследствие  чего  последний  становится  очевиден  для  всех.

Совсем  иная  ситуация  складывается  при  рассмотрении  вопроса  суверенитета  прав  человека  на  фоне  усиливающихся  процессов  деглобализации.  Как  уже  было  отмечено  выше  в  статье,  помимо  бесконечной  транспарентности  как  эфемерной  унифицированной  траектории  развития  событий,  начинает  формироваться  процесс,  имеющий  противоречие  к  вышеуказанному:  действие  порождает  противодействие,  открытости  противостоит  закрытость,  а  глобализации  —  деглобализация.

Суверенитет  прав  индивида  отчасти  является  элементом  стабильности,  отчасти  неравновесности  и  дискретности,  что  лишь  добавляет  ему  возможности  для  маневра  между  открытостью  и  закрытостью.  Карл,  нет  единственного  правильного  и  возможного  пути,  так  и  не  бывает  единой  картины  мира,  параллельно  с  открытостью  будет  существовать  закрытость,  любая  система,  которая  является  сложной,  содержит  в  себе  совершенно  различные  подсистемы,  в  том  числе  и  закрытые,  и  где-то  на  балансе  между  ними  находится  её  неравновесное  содержание;  а  бесконечное  число  неопределённостей  порождает  ситуацию  долженствования  хотя  бы  одной  определенности,  которой  и  может  выступит  человек  с  суверенитетом  своих  прав.

Суверенитет  прав  человека  это  совершенно  иной  подход  к  правам  у  индивида:  более  детальный,  обширный,  соединяющий  в  себе  правосознание,  заключенное  в  нормативную  основу,  с  элементом  отражения  человека  в  государстве,  что  придает  гражданину  свободу,  независимость  и  одновременно  защиту  своих  прав.  Однако  это  вовсе  не  означает  то,  что  государственный  суверенитет  уходит  в  прошлое,  теряет  свою  юридическую  силу,  либо  становится  не  столь  актуальным  для  общественности;  последний  означает  то,  что  человеку  требуется  дополнительное  признание  и  защита  в  мире  межгосударственных  и  межтранснациональных  тенденций.

Признание  суверенитета  у  граждан  того  или  иного  государства,  к  которому  они  относятся,  означает  защищенность  его  индивидов,  так  как  именно  граждане  являются  непосредственным  носителем  и  выражением  данного  атрибута,  ставя  в  взаимоисключение  невозможность  существования  суверенитета  хотя  бы  у  одного  из  вышеупомянутых,  а  ситуация  абсолютного  бесправия  невозможна.

Суверенитет  личности  является  закономерным  продолжением  суверенитета  государства,  иными  словами  гарантией  соблюдения  прав  и  свобод  индивидов,  как  при  международном  взаимодействии,  так  и  внутри  государства,  то  есть  реализация  на  балансе  между  открытостью  и  антиглобализмом,  возможно  и  есть  новая  форма  гражданского  сосуществования.

Новая  форма  гражданского  сосуществования,  которая  предполагает  появление  следующей  идеализированной  модели  правового  государства,  где  человек  является  следствием  суверена  государства,  государство  проявлением  человека,  а  структура  гражданского  общества  находится  в  непосредственной  причинно-следственной  связи  от  правового  государства  также  претерпевает  изменения,  и  человек  становится  нечто  большем,  заверяя  свой  статус  признанием  со  стороны  государство  и  иных  международных  институтов  важности  его  прав  и  свобод.  Речь  идет  не  о  банальном  признании  прав  человека,  а  о  новой  ступени  развития  коммуникации  индивидов,  следующей  ступени,  отличительной  чертой  которой  является  существования  неразрывной  связи,  единого  организма  в  триаде  индивид-общества-государства,  минуя  среднее  звено.

Правовое  государство,  в  своем  определение  пусть  где-то  и  бессмысленно,  ведь  государства  без  права  существовать  не  может,  но  с  другой  стороны  позволяет  отмечать  важность  данного  явления  как  равноценного  целому  государству,  а  признание  дополнительно  прав  человека  как  высшей  цели,  равной  суверенитету  его  государству,  является  ничем  как  очередным  этапом  в  представлении  человечества  о  свободе  и  равноправии.

Как  одна  из  сторон  проявления  суверенитета  человека,  выступит  решением  проблемы  размывания  и  потери  суверенитета  государств  при  международном  взаимодействии  в  последние  время,  где  суверенитет  личности  будет  дополнительным  регулятором  про  внутренней  и  внешней  коммуникации  индивидов  как  внутри  государства,  так  и  вне.

С  другой  стороны,  суверенитет  выступит  некой  привязкой  гражданина  к  тому  государству,  следуя  за  ним,  и  наполняя  необходимыми  правами  и  свободами  правовое  пространство,  даруемое  личности,  в  связи  с  принадлежностью  к  тому  или  иному  государству.

Признание  суверенитета  у  человека  сможет  стать  следующей  стадией  и  в  развитии  человеческого  общества,  понятий  о  правовом  государстве  и  многих  других  сопряженных  вещах,  ведь  именно  идеальное  правовое  государство  содержит  априори,  которое  заключается  в  том  что,  у  её  граждан  имеется  суверенитет  и  частица  самого  государства.

Свобода  права  человека  является  неотъемлемым  выражением  суверенитета  личности,  независимого  от  будущей  сулящей  большинством  открытости,  или  деглобализации  пространства  как  такого.

Заканчивая  своё  письмо,  мне  не  хотелось,  чтобы  Вы,  Карл,  думали  будто  суждения  мои  обречены,  а  эстетический  морализм  занял  центральную  роль  в  этом  очерке,  поэтому  покорно  прошу  Вас  дочитать  ещё  пару  важных  строк,  и  заранее  прошу  прощения  за  то,  что  отнимаю  столько  времени.

Противоборство  между  открытостью  и  закрытостью,  глобализмом  и  деглобализацией  должно  сформировать  новый  путь  развития  общества,  основой  которого  выступит  признание  суверенитета  личности  в  рамках  умеренной  открытости,  заключающей  в  себе  соблюдение  нерушимых  границ  прав  и  свобод  человека,  и  сохранит  проблемы  этики,  которую  может  нарушить  стремление  к  абсолютной  открытости.

Суверенитет  личности  будет  алетеей  нового  мира  открытости,  и  даст  истину,  заключающуюся  в  гуманизации,  по  мере  ограничения  абсолютных  идей  открытости  до  «бесконечных  пределов»,  дабы  сохранения  статуса  человека  у  человека.

Поймите,  Уважаемый  друг,  что  алетейя  открытости  мира  и  признания  человека  особым  звеном  вовсе  не  утопия,  как  можется  показаться  на  первый  взгляд,  призывающая  за  мир  во  всем  мире  и  равенство  прав  индивидов,  а  другой  подход  к  рассмотрению  человека  и  признания  его  особого  пространства,  иными  словами  суверена  личности.  Этот  мир  должен  принять  человека,  как  основного  элемента  открытого  общества,  но  это  абсолютно  не  означает,  что  будет  торжествовать  всеобщая  справедливость,  под  девизами  «афинской  демократии»,  а  означает,  что  у  индивида  будет  его  место  в  правовой  картине  открытости,  которая  пока  лишь  начинает  свою  зарисовку. 

 

Список  литературы:

  1. Алексеев  Н.Н.  Очерки  по  общей  теории  государства.  Основные  предпосылки  и  гипотезы  государственной  науки.  Московское  научное  издательство.  1919  г.
  2. Всеобщая  Декларация  прав  человека  10.12.1948  года  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=120805  (дата  обращения  20.06.  2014  г.). 
  3. Есенин  С.  «Письмо  к  женщине»  1924  г. 
  4. Конвенция  о  рабстве  от  25.09.1926  года  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.wdl.org/ru/item/11573/  (дата  обращения  15.09.2014  г.).
  5. Лебедев  А.В.  Парменид  //  Новая  философская  энциклопедия  /  Ин-т  философии  РАН;  Нац.  обществ.-науч.  фонд;  Предс.  научно-ред.  совета  В.С.  Стёпин,  заместители  предс.:  А.А.  Гусейнов,  Г.Ю.  Семигин,  уч.  секр.  А.П.  Огурцов.  2-е  изд.,  испр.  и  допол.  М.:  Мысль,  2010.
  6. Локк  Д.  «Два  трактата  о  правлении»  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  праpages.bspu.by/obschixxi/source/1014.html  книга  2  гл.5  «О  собственности»  п.27  (дата  обращения  10.11.  2014  г.). 
  7. Поппер  К.  «Открытое  общество  и  его  враги»  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.negentropy.ru/myroot/biblio/philosophy/open_society/popper.pdf  (дата  обращения  25.12.2013  г.).
  8. Поппер  К.  «Нищета  историцизма»  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  //www.evolkov.net/PopperK/Poverty.of.Historicism/  (дата  обращения  11.11.2014  г.).
  9. Ратцель  Ф.  Народоведение  Проф.  д-ра  Фридриха  Ратцеля,  типография  Товарищества  «Просвещение»,  7  рота,  20  стр.795  1903  г.
  10. Юридическая  энциклопедия  /  Отв.  ред.  Б.Н.  Топорнин.  М.:  Юристъ,  2001.  ISBN  5-7975-0429-4.
  11. Vzdorova  L.,  Монография,  «Letter  to  Karl  Popper  or  aspects  of  building  the  modern  concept  of  “open  government”».  Письмо  Карлу  Попперу  или  аспекты  построения  современной  концепции  “открытого  государства”,  сборника  «Modern  socio-political  processes  in  Russia,  Europe  states  and  in  the  World»,  Stuttgart,  ORT  Publishing,  2012.  —  208  p. 
  12. Scheler  M.  «Die  Stellung  des  Menschen  im  Kosmos»,  1927.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий