Статья опубликована в рамках: XLIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 24 ноября 2014 г.)

Наука: Философия

Секция: Философия и ее роль в современном обществе

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чемодуров К.В. ФИЛОСОФСКАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСПОВЕДИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XLIII междунар. науч.-практ. конф. № 11(41). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ФИЛОСОФСКАЯ  МЕТОДОЛОГИЯ  ИССЛЕДОВАНИЯ  ИСПОВЕДИ

Чемодуров  Константин  Викторович

аспирант  кафедры  философии  Курганского  государственного  университета  (КГУ),  РФ,  г.  Курган

E-mail: 

 

PHILOSOPHICAL  METHODOLOGY  OF  CONFESSION  RESEARCH

Chemodurov  Konstantin

postgraduate  student  of  philosophy  department  of  Kurgan  state  university,  Russia,  Kurgan

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  предлагается  авторская  точка  зрения  на  философскую  методологию  исследования  феномена  исповеди.  Утверждается,  что  она  включает  дух  эпохи,  понимание,  экзистенциальный  опыт  (самосознание  и  экзистенция).

ABSTRACT

In  this  article  is  offered  the  author’s  point  of  view  on  the  philosophical  methodology  of  the  confession  research.  It’s  argued  that  it  includes  time  spirit,  understanding,  existential  experience  (self-consciousness  and  existence).

 

Ключевые  слова:  исповедь;  герменевтика;  дух  эпохи;  экзистенциальный  опыт;  самосознание;  экзистенция.

Keywords:  confession;  hermeneutics;  time  spirit;  existential  experience;  self-consciousness;  existence.

 

Литературная  исповедь  представляет  собой  текст,  бытие  которого  исследуется  с  помощью  ряда  средств:  языковой  способ  создания  текста,  герменевтическое  понимание,  интерпретация  смыслов  текста  исследователем,  дух  эпохи,  переживания  автора  текста.  Анализом  текста  занимается  герменевтика  и  несмотря  на  то,  что  такие  мыслители  как  Ф.  Шлейермахер,  В.  Дильтей,  М.  Хайдеггер,  Г.-Г.  Гадамер,  П.  Рикёр  различным  образом  объясняли  герменевтическое  прочтение  текстов,  можно  утверждать,  что  главным  является  искусство  понимания,  истолкования,  интерпретации,  объяснения  текста,  с  учетом  социокультурных  условий  его  создания.  Например,  создатель  философской  герменевтики  Гадамер  утверждал,  что  язык  есть  «универсальная  среда,  в  которой  осуществляется  само  понимание.  Способом  этого  осуществления  является  истолкование»  [5,  с.  452],  смыслы  которого  проясняются  в  свете  культурных  традиций.

Любое  литературное  произведение  выражает  дух  своего  времени.  Такие  словосочетания  как  дух  эпохи,  дух  времени,  дух  народа  используются  как  синонимы.  Дух  эпохи  является  синтетическим  феноменом,  в  котором  сочетаются  рациональные  и  иррациональные  составляющие,  вследствие  чего  возникает  вопрос  о  критериях  выделения  компонентов,  конституирующих  дух  эпохи.  Такими  компонентами,  позволяющими  эксплицировать  дух  эпохи  и  то,  как  он  находит  своё  выражение  в  исповеди,  правомерно  считать  следующие:  «обустроенность»  эпохи  или  время  «бездомности»  человека  (М.  Бубер);  что  находится  в  центре  мировоззрения  эпохи  (Природа,  Бог,  Разум,  Человек);  характер  мировоззрения  эпохи  (религиозный  или  светский);  отношение  к  личности  в  то  или  иное  время  (является  личность  высшей  ценностью  или  таковыми  считаются  Бог,  Разум,  Общество  и  т.  д.);  представления  о  подлинной  и  неподлинной  жизни  человека;  идеалы  эпохи,  ценности,  нормы,  нравственные  и  эстетические  представления,  смыслы  жизни;  характер  философии  и  её  роль  в  обществе.  При  изучении  духа  эпохи  особое  место  занимает  вопрос  о  ценностных  абсолютах  (или  абсолютных  ценностях).  В  каждую  эпоху  доминируют  те  или  иные  ценности,  однако  в  ходе  истории  происходит  их  смена.  Например,  если  в  эпоху  средневековья  Абсолютом  считался  Бог,  а  абсолютными  ценностями  религиозные,  то  в  Возрождение  и  Новое  Время  последние  теряют  своё  господствующее  значение.

Дух  эпохи  представляет  объективную  сторону  исследования,  выражаясь  в  различных  формах  духовной  культуры.  Но  кроме  этого  в  исповеди  есть  и  субъективный  компонент,  выражающийся  в  самосознании  и  экзистенции.  Важное  значение  имеет  вопрос  о  роли  рефлексии  в  исповеди.  Рефлексию  определяют  в  литературе  как  «деятельность  по  объективации  сознанием  самого  сознания.  Рефлексия  «опредмечивает»  не  только  содержание  сознания,  но  и  сам  процесс  сознания»  [6,  с.  754].  Н.А.  Бухарина  полагает,  что  исповедальная  рефлексия  неразрывно  связана  с  понятием  «самости»,  а  самость  всегда  связана  с  «Я»  человека,  с  образом  этого  «Я»,  который  формируется  через  интенциональность.  «Человек  объективирует  себя,  —  объясняет  она,  —  как  бы  выходя  за  пределы  своего  бытия;  субъективирует  —  воспроизводя  себя  как  субъекта  через  эмоции,  ценности,  способности,  задатки  и  т.  д.  Субъективность  есть  неотчуждаемое  качество  человека.  Таким  образом,  рефлексия  развертывается  в  двух  направлениях  —  вовне  и  вовнутрь,  как  самообозначение  и  как  самоидентификация»  [4,  с.  9].  По  мнению  Бухариной,  в  исповеди  сочетаются  как  рациональные  (самооценка,  самоанализ,  самопознание),  так  и  иррациональные  компоненты  (переживания,  смыслы  жизни). 

Вслед  за  Бухариной  можно  утверждать,  что  в  исповеди  автор  является  не  просто  познающим  субъектом,  а  личностью,  Я.  «Автор,  время,  условия  и  нравственное  единство  его  жизни,  —  писал  М.М.  Бахтин,  —  это  общезначимое  суждение  относится  к  теоретическому  единству  соответствующей  теоретической  области,  и  место  в  этом  единстве  совершенно  исчерпывающе  определяет  его  значимость»  [1].  Е.О.  Труфанова  выделяет  три  главных  «слоя»  психики  личности:  Я  эпистемологическое  (центр  познания),  Я  психологическое  (самость),  Я  социальное  (способ  презентации)  [9,  с.  57].  По  её  мнению,  при  конструктивистском  подходе  Я  понимается  как  «жизненная  история  или  набор  историй»,  это  нарратив,  который  представляет  собой  «жизненную  историю,  рассказанную  самим  человеком»  [9,  с.  61,  63].  При  этом  тот,  кто  повествует  историю  о  своём  Я,  «отчуждает  его  и  конструирует  историю  его  жизни  как  историю  Другого»  [9,  с.  66].  Сходные  идеи  высказывает  А.Ф.  Зотов,  утверждая,  что  «философ  обычно  выделяет  себя,  то  есть  делает  исключение  для  себя  из  своей  собственной  концепции.  Он  пытается  как  бы  стать  вне  мира  и  глядеть  на  него  со  стороны,  как  это  мог  бы  делать  Бог»  [6,  с.  236].  При  изучении  феномена  исповеди  особое  внимание  уделяется  психологическому  Я  человека,  в  котором  сочетаются  самосознание  и  экзистенциальные  переживания.

Понятием,  объединяющим  рациональное  и  иррациональное  в  исповеди,  можно  считать  «экзистенциальный  опыт».  Н.А.  Касавина  определяет  экзистенциальный  опыт  как  «способ  упорядочения  жизненных  переживаний  на  основе  совокупности  смысложизненных  ценностей,  познания  личностью  своего  назначения,  присутствия  в  мире,  ответственного  выбора  и  принятия  решений»  [7,  с.  68].  В  экзистенциальном  опыте  переживание  выступает  исходным  элементом,  но  его  необходимо  распутать,  т.  е.  «структурировать,  упорядочить  многообразие  переживаний  эмпирического  индивида»  [7,  с.  65].

Понятие  «экзистенциальный  опыт»  употребляется  в  двух  значениях.  В  узком  смысле  под  экзистенциальным  опытом  понимаются  переживания  индивида,  которые  невыразимы  при  помощи  рациональных  категорий.  Например,  Н.А.  Бердяев,  критикуя  М.  Хайдеггера,  утверждал,  что  он  «захотел  выразить  проблемы  экзистенциальных  философов  в  категориях  академической  рациональной  философии.  Он  налагает  рациональные  категории  на  экзистенциальный  опыт,  к  которому  они  не  применимы…»  [2,  с.  122].  В  широком  смысле  под  экзистенциальным  опытом  понимается  сочетание  рационального  и  иррационального  во  внутреннем  мире  человека.  Исповедальное  самосознание  выражается  в  том,  что  его  автор,  т.  е.  субъект  осмысливает  себя  как  «Я»,  личность.  Он  оценивает  свои  мысли,  поступки,  желания,  действия,  факты  своего  сознания  и  своей  биографии.  В  исповеди  всегда  присутствует  интенциональность:  самосознание  всегда  на  что-то  направлено,  на  Бога,  Другого,  самого  себя.  Экзистенция  как  методология  исследования  исповеди  ориентирует  на  то,  что  ключевым  для  исповеди  является  человеческое  переживание,  так  как  «четкое  постижение  этого  своеобразного  переживания  и  основанного  на  нем  понятия  экзистенциального  суще­ствования  является  обязательной  предпосылкой  для  яс­ного  понимания  экзистенциальной  философии»  [3,  с.  28]. 

Наиболее  корректным  объяснением  экзистенции  можно  считать  определение  Т.А.  Кузьминой.  «Экзистенция,  —  пишет  она,  —  это  бытийная  основа  человека,  причем  каждого  отдельного  человека,  это  его  существование  в  неповторимо  индивидуальной,  уникальной  форме,  это  потаенная  основа  его  бытия…  ;  экзистенция  —  особое  измерение  человеческой  жизни,  это  несводимость  ни  к  каким  объективациям  и  продуктам  жизнедеятельности,  это  постоянная  открытость  к  любым  возможностям,  это,  наконец,  непосредственное  переживание  себя  и  в  то  же  время  не  данность»  [8].  На  основе  представлений  экзистенциалистов  можно  выделить  следующие  свойства  экзистенции:  существование,  непосредственно  открывающееся  личности  (личностное  существование),  непостижимость  с  помощью  рациональных  средств,  трансценденция,  конечность,  смерть,  как  способ,  «который  берёт  на  себя  тут-бытие»  (М.  Хайдеггер).  Экзистенциальные  переживания  отличаются  от  переживаний  в  повседневности  связью  с  ценностями  и  смыслами  жизни.

Таким  образом,  при  исследовании  исповеди  используется  методология,  в  которой  дух  исторической  эпохи  и  экзистенциальный  опыт,  включающий  самосознание  и  экзистенцию,  взаимосвязаны  и  взаимодействуют.  Если  дух  эпохи  является  объективной  стороной  исследования  и  оказывает  влияние  на  мировоззрение  субъекта,  то  экзистенция  представляет  собой  переживания,  а  самосознание  —  самооценки,  самоанализ,  самопознание.

 

Список  литературы:

  1. Бахтин  М.М.  К  философии  поступка  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://philosophy.ru/library/bahtin/post.html  (дата  обращения:  19.11.  2014).
  2. Бердяев  Н.А.  Самопознание:  Опыт  философской  автобиографии.  СПб.:  Азбука,  Азбука-Аттикус,  2013.  —  416  с. 
  3. Больнов,  Отто  Фридрих.  Философия  экзистенциализма:  Философия  существования.  СПб.:  Лань,  1999.  —  222  с.
  4. Бухарина  Н.А.  Исповедь  как  форма  самосознания  философа.  Автореф.  дис.  канд.  философ.  наук.  М.,  1997.  —  17  с.
  5. Гадамер  Х.-Г.  Истина  и  метод:  Основы  философ.  герменевтики.  М.:  Прогресс,  1988.  —  704  с. 
  6. Зотов  А.Ф.  Современная  западная  философия:  Учебн.  М.:  Высш.  шк.,  2001.  —  784  с.
  7. Касавина  Н.А.  Экзистенциальный  опыт:  переживание  пути  и  становление  структуры.  //  Вопросы  философии.  —  2013.  —  №  7.  —  С.  63—72.
  8. Кузьмина  Т.А.  Экзистенциальный  опыт  и  философия.  Вопросы  философии  —  2007  —  №  12  —  с.  16—27.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://iph.ras.ru/uplfile/philec/kuzmina/existential-experien.pdf  (дата  обращения:  19.11.  2014).
  9. Труфанова  Е.О.  Конструктивистский  подход  к  Я  //  Философские  науки.  —  2008.  —  №  3.  —  С.  57—70.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий