Статья опубликована в рамках: XLI-XLII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 27 октября 2014 г.)

Наука: История

Секция: Историография, источниковедение и специальные исторические дисциплины

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шадрина Е.А. СОБЫТИЯ МАРТА 1969 ГОДА В РАЙОНЕ ОСТРОВА ДАМАНСКИЙ В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XLI-XLII междунар. науч.-практ. конф. № 9-10(40). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

СОБЫТИЯ  МАРТА  1969  ГОДА  В  РАЙОНЕ  ОСТРОВА  ДАМАНСКИЙ  В  СОВЕТСКОЙ  ИСТОРИОГРАФИИ

Шадрина  Екатерина  Алексеевна

аспирант,  кафедра  зарубежного  регионоведения,  политологии  и  восточной  философии,  Челябинский  государственный  университет,  РФ,  г.  Челябинск

E-mail: 

 

OCCASIONS  ON  DAMANSKII  ISLAND  IN  MARCH,  1969  BY  SOVIET  HISTORICANS

Shadrina  Ekaterina

post-graduate  student,  Department  of  foreign  area  studies,  political  science,  and  Eastern  philosophy,  Chelyabinsk  State  University,  Russia,  Chelyabinsk

 

АННОТАЦИЯ

  В  статье  анализируется  отображение  событий  марта  1969  года  на  острове  Даманский  на  основе  работ  советских  историков,  посвященных  изучению  советско-китайских  отношений.  Показан  общий  уровень  разработки  проблемы  и  малоисследованные  сюжеты.

ABSTRACT

The  article  is  aimed  to  analyze  the  Sino-Soviet  border  conflict  in  March,  1969  on  the  basis  of  the  Soviet  historians'  works  dedicated  to  the  study  of  relations  between  the  USSR  and  China.  The  total  level  of  problem  development  and  scantily  explored  aspects  are  also  shown. 

 

Ключевые  слова:  советско-китайские  отношения;  приграничные  отношения;  историография;  КНР;  СССР;  Дальний  Восток;  остров  Даманский;  вооруженный  конфликт. 

Keywords:  USSR-China  relations;  border  relations;  historiography;  China;  USSR;  far  East  region;  Damanskii  Island;  military  conflict.

 

С  началом  XXI  века  стратегическое  партнерство  России  и  Китая  характеризуется  небывалым  подъемом,  который  наблюдается  на  всех  уровнях  двусторонних  взаимодействий.  Отношения  двух  ядерных  держав,  постоянных  членов  Совета  безопасности  ООН  и  ведущих  государств  Азиатско-тихоокеанского  региона  являются  объектом  пристального  наблюдения,  что  позволяет  говорить  об  огромной  их  значимости  в  современном  мире.  Более  того,  в  условиях  последних  событий  на  мировой  арене,  украинского  кризиса  и  введения  санкций  против  России,  именно  сотрудничество  с  Китаем  предоставляет  широкие  возможности  альтернативного  развития  для  нашей  страны  (в  рамках  двустороннего  сотрудничества,  БРИКС  и  ШОС).

Но  путь  достижения  «стратегического  партнерства»  между  РФ  и  КНР  был  долог  и  тернист.  На  протяжении  300  лет  доминирующим  фактором  была  борьба  вокруг  приграничного  вопроса,  что,  так  или  иначе,  приводило  к  ухудшению  ситуации  на  границе,  порой  перераставшей  в  вооруженные  конфликты.  Рассматривая  взаимодействие  двух  стран  сквозь  призму  истории,  особенно  XX  века,  нельзя  не  отметить  резкой  смены  их  характера:  от  откровенных  военных  противостояний  до  отношений  добрососедства,  дружбы  и  сотрудничества.  Так,  по  мнению  аналитиков,  «отношения  между  Россией  и  Китаем  имеют  богатую,  но  крайне  сложную  историю,  в  которой  этапы  тесного  сближения  двух  стран  чередовались  с  периодами  резкого  ухудшения  взаимоотношений»[1]. 

Советская  историческая  традиция  прослеживается  довольно  четко  в  работах  многих  авторов  при  описании  советско-китайских  приграничных  отношений.  Большинство  исследователей  квалифицируют  события  марта  1969  года  в  районе  острова  Даманский  как  самый  крупный  советско-китайский  вооружённый  конфликт  в  современной  истории  России  и  Китая.  И  имеют  полные  для  того  основания.

В  1949  Советский  Союз  первым  из  стран  мира  признаёт  Китайскую  Народную  Республику  на  следующий  день  после  её  учреждения.  Но,  несмотря  на  социалистический  строй  и  следование  коммунистическим  идеалам  и  ценностям  обеих  стран,  отношения  с  Поднебесной  при  Мао  Цзэдуне  были  весьма  непростыми.  Если  в  период  с  1949  по  1956  наблюдался  расцвет  советско-китайских  отношений  —  советско-китайский  «Договор  о  дружбе,  союзе  и  взаимной  помощи»,  а  также  оказанная  Китаю  помощь  в  строительстве  государства,  армии,  обучении  специалистов,  то  уже  с  1956  года  отношения  начали  приходить  в  упадок.  В  1956,  когда  у  власти  в  СССР  находился  Н.С.  Хрущев,  после  XX  съезда  КПСС  отношения  между  двумя  странами  ухудшаются.  Расхождение  позиций  и  трактовок  марксизма  между  партиями  двух  стран  находят  свое  отражение  в  письмах,  обращенных  друг  к  другу,  и  публикациях  в  местных  изданиях.  Так,  например,  10  ноября  1958  г.  редакция  центрального  органа  КПК  газеты  «Жэньминь  жибао»  и  редакция  главного  партийного  теоретического  журнала  «Хунци»  опубликовали  так  называемые  «Тезисы  мнений  по  вопросу  о  мирном  переходе»,  в  которых  китайские  марксисты  напоминали  лидерам  КПСС  о  том,  что  слом  старой  государственной  машины  буржуазии  является  необходимым  условием  социализма[2].  «Великая  война  идей  между  Китаем  и  СССР»[3]  —  такое  название  носило  идеологическое  противостояние  между  государствами  в  КНР.  Политика  Н.С.  Хрущёва  была  названа  ревизионистской,  прежде  всего,  за  новый  советский  курс  на  экономическое  развитие  при  политике  «мирного  сосуществования»  с  капиталистическими  странами.  Ревизии  подверглось  марксистское  учение  о  пролетарской  революции,  а  ХХ  съездом  было  выдвинуто  положение,  согласно  которому  «в  современных  условиях»  возникла  возможность  мирного  перехода  от  капитализма  к  социализму  парламентским  путём.  Хрущёв  заявил,  что  парламент  «можно  превратить  из  органа  буржуазной  демократии  в  орудие  действительной  народной  воли»,  если  завоевать  там  «прочное  большинство»[4].  В  1964  году  происходит  практически  полный  разрыв  отношений  между  КПСС  и  КПК,  но  своего  апогея  противостояние  достигает  в  1969  и  выливается  в  вооружённые  пограничные  конфликты  возле  острова  Даманский  (Приморье),  реки  Тасты  и  озера  Жаланашколь. 

Источниковой  базой  нашего  исследования  послужили  работы  1970—1991  гг.  Данный  период,  относительно  советско-китайских  отношений,  значительно  расширил  историографию  вопроса  приграничных  взаимодействий  СССР  и  КНР.  Различные  аспекты  сотрудничества  двух  государств  нашли  свое  отражение  в  работах  С.Л.  Тихвинского,  М.С.  Капицы,  М.И.  Сладковского,  О.Б.  Борисова,  Б.Т.  Колоскова  и  др.  Безусловно,  историки  продолжили  линию,  доминировавшую  при  описании  событий  более  раннего  советского  периода  —  идеологизированность  и  субъективность,  но,  тем  не  менее,  круг  проблем  значительно  расширился,  а  также  сам  материал  был  подкреплен  богатыми  фактическими  данными. 

Прежде  всего,  хотелось  бы  заострить  внимание  на  монографии  «История  международных  отношений  на  Дальнем  Востоке,  1945—1977  гг.»  под  ред.  С.Л.  Тихвинского.  Заслуженный  работник  дипломатической  службы  РФ  и  председатель  национального  комитета  советских  (российских)  историков,  Сергей  Леонидович  Тихвинский,  большую  часть  своей  жизни  посвятил  изучению  истории  Китая  и  советско-китайских  отношений,  в  частности.  В  монографии  четко  доминирует  идея  об  исключительности  территории  Дальнего  Востока  как  центра  экономического  взаимодействия  между  разными  странами.  В  данном  контексте  также  рассмотрен  вопрос  о  пограничном  регулировании  и  вооруженном  конфликте  между  СССР  и  КНР.  В  то  же  время  непосредственная  хронология  событий  замалчивается.  В  своей  позиции  относительно  данного  вопроса  монография  очень  близка  с  другой  книгой  С.Л.  Тихвинского  —  «Китай  и  соседи  в  новое  и  новейшее  время».  Автор  рассматривает  отношения  Китая  с  его  соседями  в  период  с  XVII  по  XX  в.  Вступительная  статья  Тихвинского  посвящена  общему  анализу  китайской  историографии  и  взаимоотношениям  Китая  с  соседними  странами.  В  целом,  в  первой  же  статье  автор  демонстрирует  четкую  позицию  всего  издания,  обвиняя  Пекин  в  «попытке  фальсификации  Китаем  всемирной  истории»  [5,  с.  3]  и  истории  самой  Поднебесной,  а  также  о  проявленных  по  отношению  к  соседям  «китайском  национализме,  ксенофобии  и  китаецентризме»  [5,  с.  4]  . 

В  рамках  рассмотрения  китайской  историографии  автор  проводит  анализ  работ  историков  Поднебесной,  материалов  газеты  «Женьминь  Жибао»,  журналов  «Хунци»,  «Вэньу»  и  многих  других,  и  приходит  к  выводу  о  «проявлении  великоханьского  гегемонизма  в  исторической  науке»  [5,  с.  16].  Стоит  заметить,  что  обвинения  в  шовинизме  излагаемых  событий  в  период  охлаждения  советско-китайских  отношений  наблюдались  с  обеих  сторон,  что  подтверждается  историческими  работами  специалистов  КНР  и  СССР.  Особый  интерес  для  нашего  исследования  в  рамках  указанной  работы  представляет  глава  «Китай  и  Советский  Союз»  М.С.  Капицы,  советского  историка,  дипломата  и  директора  Института  востоковедения  РАН.  Предлог,  инициировавший  конфликт  на  пограничной  территории,  исходил  из  «искусственно  сфабрикованной»  [5,  с.  106]  Пекином  концепции  «спорных  районов»,  в  сути  которой  разбирался  и  Капица.  По  мнению  ученого,  исторических  фактов,  свидетельствующих  о  территориальных  притязаниях  китайских  лидеров,  ранее  не  имелось,  более  того,  в  совместной  декларации  от  12  декабря  1954  года  было  зафиксировано  уважение  территориальной  целостности  обеими  сторонами.  В  то  время,  как  Советским  Союзом  неоднократно  заявлялось  об  отсутствии  проблемы  как  таковой  и  «искусственном  ее  порождении  великодержавной  экспансионистской  политикой  китайского  руководства  во  главе  с  Мао  Дзедуном»  [5,  с.  107].  Также  автор  не  раз  подчеркивает  отсутствие  каких-либо  юридических  оснований  одностороннего  проведения  в  китайских  картах  линии  границы  между  СССР  и  КНР  и  её  несовпадение  с  очертаниями,  предполагаемыми  русско-китайскими  договорными  документами.  Примечательно,  что  события,  произошедшие  непосредственно  на  границе  в  марте  1969  года  не  освещены  вовсе,  т.  е.  В  работе  лишь  дается  анализ  и  трактовка  последствий  данных  действий,  нежели  их  детальное  повествование.  Наибольшее  внимание  уделено  позиции  руководства  каждой  из  стран  по  данному  вопросу  и  их  взаимоотношениям  до  и  после  вооруженного  конфликта.  В  своих  выводах  Капица  опирается  на  материалы  съездов  КПСС,  а  также  публикациях  лидеров  обеих  стран  в  периодических  изданиях. 

В  заключении  статьи  автор  приводит  заявление  министра  обороны  Китая  о  том,  что  «Советский  Союз  —  самый  главный  враг  Китая»  [5,  с.  121]  и  говорит  о  прекращении  действия  «Договора  о  дружбе,  союзе  и  взаимной  помощи  между  КНР  и  СССР  от  14  февраля  1950  года»  по  инициативе  ПК  ВСНП. 

Должного  внимания  заслуживает  работа  советского  востоковеда  и  китаеведа  М.И.  Сладковского  «Новейшая  история  Китая,  1917—1970».  «Антисоветские  акции  маоистов  достигли  невиданных  форм  и  накала  в  начале  1969  года»  —  именно  с  данных  слов  вводится  в  повествование  о  конфликте  на  Даманском.  События  марта  1969  года  названы  «вооруженной  провокацией»  на  советско-китайской  границе.  По  мнению  автора,  данные  действия  должны  были  «продемонстрировать  «неверующим»  на  Западе  и  США  «действенный»  антисоветизм  Пекина»  [3,  с.  407].  Более  вопрос  событий  на  острове  Даманский  Сладковским  не  поднимался,  чего  не  скажешь  о  работе  О.Б.  Борисова  и  Б.Т.  Колоскова  «Советско-китайские  отношения  1945—1980  гг.».  В  книге  представлен  подробный  обзор  событий,  произошедших  между  СССР  и  КНР  в  указанный  период. 

Глава,  посвященная  событиям  интересующего  нас  этапа  советско-китайских  отношений»  носит  красноречивое  и  говорящее  само  за  себя  название  —  «Вооруженные  провокации  китайских  властей  на  границе  с  СССР  в  марте  1969  г.».  Общее  настроение  авторов  по  данной  теме  можно  заключить  следующим:  ответственность  за  ухудшение  отношений  между  двумя  соседними  государствами  несет  китайская  сторона,  ведь  «отрицательные  тенденции  стали  появляться  не  по  вине  нашей  страны»  [1,  с.  7].  События  накануне  1969  года  в  районе  острова  Даманский  квалифицируются  Колосковым  и  Борисовым  как  «конструктивные  шаги  Советской  стороны»  [1,  с.  322]  и  «провоцирование  пекинскими  лидерами  дальнейшего  обострения  советско-китайских  отношений»  [1,  с.  324].  Авторы  дают  подробное  описание  вооруженного  конфликта  с  приведением  точного  фактического  материала  о  количестве  военных  и  объеме  вооружений  каждой  из  сторон.  При  описании  событий  О.Б.  Борисов  и  Б.Т.  Колосков  прибегают  к  употреблению  различных  изобразительно-выразительных  средств  языка:  «разнузданная  антисоветская  компания»,  «атмосфера  шовинистского  угара  и  военного  психоза»,  «беспринципное  политическое  заигрывание  Пекина  с  империалистическими  государствами»  [1,  с.  411].  Появление  китайских  военных  на  территории  Советского  Союза  названо  «наглым  вооруженным  вторжением  в  пределы  советской  территории»,  а  дальнейшие  действия  китайской  стороны  рассматриваются  как  очередной  «шаг  по  пути  закрепления  своего  господства»  [1,  с.  412].  Помимо  «заискивания  перед  странами  Запада»  авторы  также  причисляют  к  целям  данных  акций  руководства  КНР  и  «дискредитацию  нашей  страны  на  международной  арене»,  «закрепление  антисоветского,  великодержавного  курса  как  генеральной  линии  внешней  политики  КНР»,  а  также  «усиление  подрывной  деятельности  маоистов  в  отношении  социалистического  содружества  и  мирового  коммунистического  движения»  [1,  с.  413].  В  то  же  время  Борисов  и  Колосков  дают  свою  оценку  событиям,  комментируя  тот  или  иной  утверждаемый  ими  факт.  Говорить  о  объективности  не  приходится,  впрочем  это  касается  практически  всех  работ  советского  периода,  что  обуславливает  сравнительную  схожесть  взглядов  и  оценок  разных  авторов  относительно  изучаемой  темы.  Так,  например,  беспочвенность  территориальных  притязаний  китайской  стороны,  абсурдность  ссылки  на  неравноправные  договора,  антисоветизм  и  его  воинствующий  характер  Поднебесной,  советское  дружелюбие  по  отношение  к  китайскому  народу  —  те  тенденции,  которые  являются  общими  для  ряда  советских  историков  в  рамках  анализа  советско-китайских  отношений  и  пограничного  конфликта  на  Даманском.

Схожие  тенденции  при  описании  событий  1969  года  на  Даманском  можно  проследить  и  в  работе  А.  Прохорова  «К  вопросу  о  советско-китайской  границе»,  она  явилась  одним  из  первых  специальных  исследований,  посвященных  приграничному  вопросу  и  внесших  вклад  в  историографию  изучаемой  проблемы.  Автор  рассматривает  общие  теоретические  вопросы  о  «государственной  границе»  в  целом,  о  границах  Советского  Союза  в  частности,  а  затем  переходит  к  анализу  советско-китайских  приграничных  отношений  и  обоснованности  границы  между  двумя  странами.  Рассмотрев  исторические  условия  и  процесс  становления  государственной  русско-китайской  границы,  а  также  развитие  обстановки  на  пограничной  территории  между  СССР  и  КНР  в  середине  ХХ  в.,  А.  Прохоров  приходит  к  выводу,  что  до  конца  1950-х  гг.,  граница  между  государствами  являлась  «границей  мира,  дружбы  и  добрососедства».  Однако  в  начале  1960-х  гг.  власти  КНР  намеренно  начали  обострять  обстановку  на  границе,  открыто  выдвигая  территориальные  претензии  к  Советскому  Союзу  [2,  с.  234].  В  приложении  к  своей  работе  А.  Прохоров  приводит  в  доказательство  международные  двусторонние  договора,  подтверждающие  его  мнение  о  беспочвенности  территориальных  притязаний  маоистов.

Таким  образом,  при  анализе  соответствующей  литературы  советского  периода  относительно  отображения  событий  на  острове  Даманский  можно  отметить  ряд  особенностей:  1.  схожесть  позиций  историков  при  отражении  хронологии  вооруженного  конфликта  в  марте  1969  года,  обусловленная  доминированием  и  пропагандой  данной  точки  зрения  советским  руководством  того  времени;  2.  сравнительно  небогатый  фактический  материал  большинства  работ  относительно  самих  событий  на  приграничной  территории,  связанный  с  недоступностью  для  исторических  исследований  определенных  данных;  3.  преобладание  политических,  подчас  идеологических,  воззрений  в  комментариях  советских  историков  к  тем  или  иных  событиям  на  смежной  с  КНР  территории.  Связано  это,  прежде  всего,  с  внутриполитической  обстановкой  в  Советском  Союзе,  обусловившей  определенные  тенденции  в  образовательном  процессе  и  специфику  становления  кадров  в  области  историографии.  Но,  тем  не  менее,  указанные  специфические  черты  не  умаляют  научной  значимости  советской  литературы  исследуемого  вопроса  и  её  ценности  в  дальнейшей  исследовательской  деятельности. 

 

Список  литературы:

  1. Борисов  О.Б.,  Колосков  Б.Т.  Советско-китайские  отношения,  1945—1980.  3-е  изд.,  доп.  М.,  1980.  —  638  с. 
  2. Прохоров  А.К  вопросу  о  советско-китайской  границе.  М.:  Междунар.  отношения,  1975.  —  287  с. 
  3. Сладковский  М.И.  Новейшая  история  Китая  1917—1970.  М.:  1972.  —  437  с.
  4. Тихвинский  С.Л.  История  международных  отношений  на  Дальнем  Востоке  1945—1957.  Хабаровск:1978.  —  367  с.
  5. Тихвинский  С.Л.  Китай  и  соседи  в  новое  и  новейшее  время.  М.:  Издательство  «Наука»,  1982.  —  459  с. 
  6. Хрущёв  Н.С.  Отчётный  доклад  ЦК  КПСС  ХХ  съезду  партии  //  ХХ  съезд  КПСС:  Стенографический  отчет.  Т.  1,  С.  40.

[1]      Парамонов  В.,  Строков  А.,  Столповский  О.  Отношения  между  Россией  и  Китаем:  история,  современность  и  будущее  //  Время  Востока.  —  2007.  —  №  3.  —  С.  85—89.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.easttime.ru/analitic/3/8/523.html.  Дата  обращения:  20.02.2013.

[2]      Полемика  о  генеральной  линии  международного  коммунистического  движения  //  Хунци.  1965.  10  нояб.  С.  112—115. 

[3]      Две  диаметрально  противоположные  политики  мирного  существования.  [Электронный  ресурс]  –  URL:  http://library.maoism.ru/Great_Polemic/peace_coexistence_1963-12-12.html.  Дата  обращения:  14.02.2013.

[4]      Хрущёв  Н.С.  Отчётный  доклад  ЦК  КПСС  ХХ  съезду  партии  //  ХХ  съезд  КПСС:  Стенографический  отчет.  Т.  1,  —  С.  40.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий