Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XIX Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 17 декабря 2012 г.)

Наука: Философия

Секция: Социальная философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Литвин Т.С. ПРОБЛЕМАТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА: КОНТУРЫ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XIX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

 

ПРОБЛЕМАТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА: КОНТУРЫ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА

Литвин Тимур Сергеевич

асп. каф. филос. ПНПУ им. В. Короленко, г. Полтава, Украина

Е-mail: 

 

Материалы данного доклада содержат в сжатой, концентрированной форме некоторые концептуальные положения и выводы авторского диссертационного исследования посвященного социально-философскому осмыслению современных мультикультурных процессов.

Данная проблема актуальна в связи с недавними событиями в ряде европейских стран, где мультикультурализм потерпел крах [3; 6; 7]. Ниже мы рассмотрим ряд принципиально важных теоретических вопросов необходимых для адекватного понимания этих процесов. Мы попытаемся рассмотреть проблему мультикультурализма в ее взаимосвязи с феноменами постколониализма, глобализации и парадигмальными трансформациями; попытаемся очертить проблему Другого в контексте мультикультурализма, а также определить субъектов мультикультурных процессов исходя из специфики нашего исследования.

Следует отметить, что в данном докладе мы не претендуем на полноту изложения, учитывая формат и допустимый объем публикации. Поэтому мы не исключаем того, что некоторые наши соображения могут показаться неясными, и требуют, следовательно, уточнения и более подробного разбора.

Существует немало подходов к проблеме классификации мультикультурализма, менее или более дифференцированныхи детализированных. Предлагаемый нами подход базируется на понимании мультикультурализма в первую очередь как дискурса. Исходя из этого можно, во-первых, понимать мультикультурализм как постмодернистский дискурс философии культуры.

Постмодернизм ополчился против классической европейской метафизики с ее рациональностью, логоцентризмом, претензиями на тотальность и унивесальность, линейными, структурированными построениями. В области культуры эти взгляды отразились в критике европоцентризма, расизма и различных форм дискриминации. Здесь следует особенно отметить работы К. Леви-Стросса по структурной антропологии, идею деконструкции Ж. Деррида, идеи ризомы, номадологии, difference Ж. Делеза и Ф. Гваттари, гендерные исследования С. де Бовуар и Ю. Кристевой, идеи диалогизма М. Бубера, Э. Левинаса, М. Бахтина, идеи конструирования «Я» через опыт «Другого» в экзистенциализме Ж.-П. Сартра и структурном психоанализе Ж. Лакана. Сюда же следует отнести присущую всем постмодернистам критику бинарного мышления и проистекающую отсюда идею деконструкции метанаративов и бинарных структур (Ж. Делез, Ж. Деррида, Ж.-Ф. Лиотар).

Тем не менее, реализация подобных идей на практике оказалась проблематичной. Следует отметить, что в основе мультикультурализма лежит принцип плюрализма, выражающий не просто многообразие культур, но еще и их равноценность. Практическое воплощение этого принципа ведет к деконструкции метанаратива национального государства, построенного на бинарной оппозиции большинства и меньшинства, где первый элемент есть структурный центр, ось, доминанта. В мультикультурном обществе не может существовать большинства и минорити-групп, так как все субъекты такого общества равноценны, а само оно функционирует подобно ризоме.

Тем не менее, все эти тренды не могли не повлиять на метаморфозы либерализма. Постмодернистская критика европоцентризма и ассимиляторства привела к появлению неолиберальных течений, иначе переосмысливших проблему культурных различий и многообразия. Так появляется мультикультурализм как неолиберальный дискурс социальной и политической философии. Если для классических либералов базовой аксиологической доминантой является индивид, примат его прав и свобод, то либералы-комунитаристы выдвигают тезис о том, что индивид и его идентичность определяются общностью, к которой он принадлежит, поэтому любая атака на эту общность автоматически является атакой на индивида.

Однако, внимательное рассмотрение проблемы дает нам возможность увидеть в либеральном мультикультурализме завуалированные коннотации культурного расизма и европоцентризма. Хронологически появление мультикультурализма как конкретного политического курса западных либеральных демократий совпадает с интенсивными процессами деколонизации. И в этом отношении политкорректный, основанный на принципах толерантности, мультикультурализм приходит на смену устаревшим, вульгарным и компрометирующим концепциям европоцентризма и культурного расизма, содержа их, однако, в снятом виде. Эта противоречивость и непоследовательность мультикультурного курса объясняет последние события в европейских странах связанные с провалом мультикультурного курса. Мутикультурный коллапс, таким образом, надо понимать как следствие, проистекающее из специфики мультикультурализма как практического курса социальной политики западных либералов.

По нашему мнению главной ошибкой многих отечественных исследователей и аналитиков является понимание мультикультурализма как коммуникативного процесса основанного на принципе равноценности. Такая аберрация не дает возможности объяснить наличествующее в мультикультурной концепции не снимаемое противоречие универсализма и плюрализма. Коммуникация есть диалог на паритетных началах, предполагающий достижение некоего консенсуса; ни один субъект коммуникативного процесса не может быть пассивным.

В случае с мультикультурализмом мы наблюдаем абсолютно противоположную ситуацию, когда западный либеральный индивид или западное общество в целом проектирует на Другого свои клише, стереотипы, шаблоны, и сам Другой становится не более чем совокупностью проектированных на него смыслов. Здесь следует говорить не о попытках понимания Другого или осознания себя через опыт «Другого» а о попытках конструирования Другого. Мультикультурализм это взгляд западного индивида с точки зрения либерального метакультурного универсализма. То есть, относясь к «Другому» толерантно мультикультуралист априори отталкивается от позиции своего культурного превосходства.

Превентивная функция мультикультурализма состоит в ограждении пространства «негативной» свободы (свободы «от») западного индивида от феноменов имеющих метаиндивидуальную природу. Если же это не удается мультикультурализм прибегает к попытке нейтрализовать последствия травматического опыта Другого посредством дескриптивных схем, «ведь Другой ― это скандал, угрожающий нашей сущности» (Р. Барт), а западный обыватель как носитель духа буржуазности «ненавидит все, что недостижимо его пониманию» (А. де Бенуа) [1, с. 122; 2].

Первой такой дескриптивной схемой является «зеркало» или «отождествление», однако Другого не всегда удается свести к аналогии, поэтому более эффективной является дескриптивная схема которую мы определяем как «экзотичность». Суть этой дескриптивной схемы состоит в том что Другой, независимо от того, воспринимается ли он как «сказочный», «завораживающий», «вычурный» или же наоборот как угрожающий и опасный, всегда помещается в локус лишенный временного исторического измерения, становясь своеобразным «экраном» на который Запад проектирует свои фантазматические смыслы [1, с. 121―122; 4].

Так появляются различные дискурсы функционирующие как специфические семиологические надстройки (мифы ― по Р. Барту). Яркими примерами таких дискурсов Другого являются «китаизм», «ориентализм», «балканизм»; их специфика состоит в том, что общности, которым навязываются эти клише и стереотипы, начинают усваивать их и воспринимать как собственную идентичность.

Таким образом, мультикультурализм является метадискурсом постколониализма. Задачей мультикультурализма не является диалог, коммуникация или понимание Другого и его инаковости; мультикультурализм создает Другого как искусственный конструкт. Более подробное рассмотрение вышеприведенных дискурсов Другого (например «ориентализм» у Э. Саида) ярко демонстрируют тотальное непонимание, неприятие инаковости и культурных различий. Другой воспринимается как априори отсталый, недоразвитый, нелепый. Единственной альтернативой пребыванию в созданном для него колонизатором вычурном экзотичном внеисторическом пространстве является инкорпорация в общность колонизатора.

Другого лишают перспектив самостоятельного исторического пути и модернизации; он может обрести историю и модернизироваться лишь путем утраты себя и своей инаковости. Но здесь возникает вопрос: какова эта инаковость? Если колониальная/постколониальная машина смогла создать симулякры идентичности Другого, прочно им усвоенные, и продолжает поддерживать их функционирование, возможна ли эмансипация Другого?

Следующий важный момент состоит в том, что мультикультурализм является пространством парадигмальных столкновений. Исходя из этого тезиса, мы можем выделить две группы субъектов мультикультурного процесса. Западное общество является выражением парадигмы модерна. С одной стороны ему противостоят сплоченные традиционной культурой и религиозным сознанием исламские общины как носители парадигмальных установок традиционного общества. Происходит столкновение парадигм Традиции и модерна, где модерн занимает императивную позиции.

Эту же проблему можно рассматривать как столкновение коллективных субъектов, репрезентирующих два противоположных фундаментальных взгляда на проблему свободы. При этом западное общество является носителем идеи «негативной» свободы (свободы «от»), в то время как мусульмане ― «позитивной» свободы (свободы «для») в данном случае проистекающей из креационистской традиции.

Но с другой стороны западное общество сталкивается с принципиально иными вызовами ― феминизм, субкультуры ЛГБТ-сообщества. Это является следствием того, что парадигма модерна теряет свою легитимацию, постепенно уступая место новой складывающейся парадигме постмодерна. Естественно отношение либерального мультикультурализма, скажем, к сексуальным меньшинствам существенно отличается в положительную сторону от отношения к религиозным фундаменталистам, хотя и те и другие попадают под определение минорити-групп, являясь носителями специфического типа идентичности, отличающегося от идентичности большинства.

Уточним, что мультикультурализм оперирует понятием культуры в общем, поэтому его субъектами могут быть любые общности ― носители специфического типа культуры, общности не только этнические или конфессиональные, но и социальные. К примеру, один ведущих теоретиков мультикультурализма У. Кимлика относит к субъектам мультикультурализма также инвалидов и женщин [5, с. 413―414]. Важно также отметить, что понятие мультикультурализма в современном западноевропейском политическом дискурсе используется исключительно в контексте проблемы иммигрантов из исламских стран, в чем не трудно убедится, прочитав заголовки и содержание последних новостных сообщений в прессе и сети [3; 6; 7].

Наконец последним важным вопросом является соотношение мультикультурализма и глобализационных процессов. Здесь тоже усматривается явное противоречие универсализма и партикуляризма. С. Жижек обращает внимание на диалектику капитализма: сначала он зарождается и развивается как система отношений между национальными государствами (тезис), далее национальные государства захватывают колонии и эксплуатируют их (антитезис). Наконец в нынешних условиях возникает парадокс колониализма без метрополии, где роль виртуальной метрополии играет глобальный капитал, в то время как все суверенные национальные государства играют роль колоний (синтез). Таким образом, мультикультурализм является культурной стратегией мультинационального, глобального капитала, для которого различия между государствами и культурами не суть принципиальны [4].

Культурный партикуляризм расчищает пространство для тотальной экономической и политической гомогенизации мира, маскируя планы глобального капитала. Первой задачей мультикультурализма как стратегии глобального капитала является удар по национальному государству как строго структурированной системы и превращение его в систему ризоморфную. В конечном итоге это приведет к созданию глобального квазигосударственного метаполитического пространства. Следующей задачей мультикультурализма является достижение фрагментации общества, что приведет к появлению мозаичного пространства отчужденных коллективных субъектов.

 

Список литературы:

1.   Барт Р. Избранные работы: симеотика, поэтика. ― М.: Прогресс, 1989. ― 616 с.

2.   Бенуа А.де. Дух буржуазності [Электронный ресурс]. ―Режим доступа: URL: http://ntz.org.ua/?p=2804(дата обращения: 12.12.12)

3.   Британский премьер осудил политику мультикультурализма [Электронный ресурс]. ―Режим доступа: URL: http://www.lenta.ru/news/2011/02/05/multicult/(дата обращения: 12.12.12)

4.   Жижек С. Мультикультуралізм, або логіка культури мультинаціонального капіталізму [Электронный ресурс]. ―Режим доступа: URL: http://www.provid.org/2009/10/01/multikulturalizm-abo-logika-kulturi-multinacionalnogo-kapitalizmu-slavoy-zhizhek(дата обращения: 12.12.12)

5.  Кимліка В. Ліберальний культуралізм: народження консенсусу // Лібералізм: антологія [Упор. О. Проценко, В. Лісовий]. ―К.: ВД Простір, Смолоскип, 2009. ―С. 411―423.

6. Меркель признала провал мультикультурной модели [Электронный ресурс]. ―Режим доступа: URL: http://lenta.ru/news/2010/10/17/merkel/(дата обращения: 12.12.12)

7.  Саркози признал провал мультикультурализма [Электронный ресурс]. ―Режим доступа:URL: http://lenta.ru/news/2011/02/11/fail/(дата обращения: 12.12.12)

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом