Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XIX Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 17 декабря 2012 г.)

Наука: Философия

Секция: Социальная философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
СОЦИОГУМАНИТАРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ИННОВАТИКИ: ПОСТАНОВКА ВОПРОСА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XIX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

 

СОЦИОГУМАНИТАРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ИННОВАТИКИ: ПОСТАНОВКА ВОПРОСА

Другова Елена Анатольевна

соискатель факультет философии, Национальный исследовательский Томский государственный университет, Томск

E-mail: e.a.drugova@gmail.com

 

Инноватика как новое научное направление изначально формировалась по принципу междисциплинарности. Проведем краткий обзор основных теорий и идей, составивших ее ядро. Становлению инноватики способствовало научно-техническое и социально-экономическое развитие индустриальных стран во второй половине XX века. За инновациями быстро закрепилась роль двигателя экономического прогресса и средства выхода из экономических кризисов, была переосмыслена роль предпринимателя как значимой фигуры экономической жизни. Этому способствовали разработки экономистов, прежде всего Н.Д. Кондратьева, экономиста и социолога Й. Шумпетера, и целого ряда их последователей. Вслед за экономическим измерением инноваций стал оформляться организационно-управленческий аспект, практическим выражением и применением теоретических разработок в области инноватики стал инновационный менеджмент (П. Друкер, М. Портер, Р. Коуз, И. Ансофф, Т. Питерс и др.). Важное влияние на становление инноватики оказало развитие техники, необходимость управления которым привела к исследованию технологических укладов и становлению теории технологических систем (К. Фримен, Дж. Кларк, Л. Суйте, С.Ю. Глазьев), где экономический рост связывается с появлением новых отраслей, возникающих за счет старения прежних технологических систем и их замены новыми системами.

Переосмысление инновационной деятельности с масштаба единичных фирм, организаций, корпораций и отраслей до государственного и мирового уровня, международная конкуренция и необходимость специализации, привели в конце 1980-х к развитию теории национальных инновационных систем ― НИС (К. Фримен, Б.-А. Люндвалль и Р. Нельсон). Сегодня НИС понимается преимущественно как «исторически сложившаяся подсистема национальной экономики, которая состоит из различных институтов и экономических структур, оказывающих влияние на темпы и направления технологических изменений в обществе» [3]. Таким образом, в инноватику вошли представления изсистемного анализа,а такжекибернетики, информационных технологий.

Выявившаяся потребность в прогнозировании научно-технологического и сопутствующего социо-экономического развития способствовала становлению и развитию стратегического инновационного менеджмента, техник прогнозирования и предвидения, а также инструментов сценирования, таких как форсайты и «дорожные карты» (road mapping).

Обобщая приведенный выше краткий обзор магистральных направлений, по которым шло становление инноватики как самостоятельной сферы знания и практики, можно утверждать, что в наибольшей степени на этот процесс повлияли те субьекты, которые в настоящее время признаются основными субъектами инновационной деятельности (это, прежде всего, бизнес, государство и наука в ее прикладном аспекте), и те первоочередные задачи, которые стоят перед этими субъектами (реализация конкурентных преимуществ, максимизация прибыли, реализация научно-технического прогресса, повышение его социально-экономической эффективности, модернизация, повышение благосостояния нации).

Быстрый темп жизни и изменений во всех сферах жизнедеятельности привели к тому, что постепенно инновационный дискурс стал проявлять себя в самых различных областях деятельности. Помимо ставших уже обязательными инноваций в бизнесе, стали говорить об инновациях в самых разных сферах деятельности: образовании, строительстве, туризме, медицине, сельском хозяйстве, социальной сфере и сфере культуры… Инновационность стала важной, едва ли не главной чертой современности, признаком развития, конкурентоспособности, динамичности и рыночной ориентации. При этом осмысление происходящих в указанных сферах деятельности перемен происходит отнюдь не всегда с помощью наработанного инноватикой инструментария, и отнюдь не всегда отчетливо ясно, в чем в каждом конкретном случае выражена «инновационность» и чем она отличается от рядовых изменений, присущих данной сфере деятельности.

К тому же, на статус «инновационности» претендует сегодня так много разноплановых разработок (список «инновационные технологии в…» получился бы впечатляющим), что, при недостаточном развитии единых критериев оценки и экспертных методик, сложно относиться однозначно к провозглашаемому качеству «инновационности». Пожалуй, лишь одна характеристика будет общей для всей этой разномастной и разноплановой «инноватики»: выраженная интенция целенаправленно управлять изменениями в трансформирующейся реальности.

Такая обширная «периферия» инновационного дискурса показывает размытость его границ, говорит о том, что инноватика как сравнительно новая область знания и практики является очень подвижной, гибкой, открытой, сочетающей в себе разные предметные и проблемные поля, включаемые зачастую просто по принципу копилки или мозаики, без четкой приверженности единой методологии и общих принципов, без устоявшихся терминов (определений «инновации» можно найти десятки, и в каждой области деятельности это определение носит свой специфический характер).

Итак, инновационный дискурс распространялся на все большие сферы деятельности и все больше размывался. Но в самом инновационном дискурсе, в тех подходах, что составляют его ядро (экономика, наука и техника, менеджмент) назревал определенный дефицит социгуманитарного знания.

На этом этапе нужно остановиться и сделать одно важное различение. Хотелось бы отличить встречаемые и обсуждаемые в профессиональной научной литературе «социально-культурные инновации» (как те перемены в социуме и культуре, которые обсуждаются с помощью теоретического аппарата инноватики, и которые мы бы обозначили как раз как «периферические» для «инновационного мейнстрима» теоретические разработки) и собственно социогумантирную проблематизацию непосредственно инновационного типа развития как особого типа развития, доминирующего сегодня в развитых и ряде развивающихся стран. Т. е. мы методологически разделяем «инновационное измерение социума и культуры» и «социокультурное измерение инноватики». Это отличие в определенной мере условно, т. к. современные перемены в социуме и культуре зачастую обусловлены именно несдерживаемым и стремительным научно-технологическим прогрессом, сложностью адаптации к нему и прочими сопутствующими трудностями и проблемами, обзору которых следует посвятить отдельную работу. Однако данное различение сделать крайне необходимо, как для ясности целей проводимого исследования, так и для различения применения разных методологий (в первом случае методы и категории инноватики применяются к социокультурному контексту; во втором случае разнородные социальные теории и концепции проблематизируют инновационный тип развития).

Итак, в определенный момент в инновационном подходе назрел дефицит: перед исследователями, проектировщиками и учеными начали вставать вопросы, которые мы бы отнесли к социогуманитарной сфере. Один из первых вопросов звучал так: какие качества человека способствуют тому, что он начинает заниматься тем, что никто не делает, и так, как никто не делает, или, как сказали бы мы сейчас, заниматься инновационной деятельностью? Впервые этим вопросом задался Й. Шумпетер, когда обсуждал сущность предпринимателей, их личностные качества, мотивы деятельности. Далее этот вопрос в инноватике приобрел формулировку «инновационного потенциала личности», «инновационных качеств», «креативной способности», и др. «Впервые целью, средством и условием экономической деятельности становится человек, что формирует новую методологическую парадигму и для экономики и, как ни парадоксально, для социума. Возникает в этой связи проблема развития человека, в первую очередь, за счет расширенного воспроизводства новейших знаний как условия экономического роста» [4]. Проблема «инновационного человека» (и, далее, «проблема инновационного общества») становится одной из главных в текущей социогуманитарной повестке инноватики: в терминах «человеческого потенциала» и «социального капитала» обсуждается способность к генерации инноваций и к их потреблению, адаптации к постоянным переменам, к самообучению, и т. д.Выдвигаются серьезные требования к науке и образованию как к сферам, воспроизводящим знания и человеческий капитал.

Обратим внимание, что при постановке социогуманитарной проблемы в рамках инновационного дискурса никогда не проблематизируется сам тип инновационного развития: технологическая возгонка, стремление к постоянным изменениям и инновациям, требование гибкости и адаптивности. Также незыблемой остается самая главная ценность инновационного подхода — ценность нового, новизны. Однако ученые и исследователи из разных научных областей, из разных фокусов и в разных языках, но все же фиксируют проблемы, которые мы бы классифицировали как социогуманитарные проблемы инновационного развития. Приведем несколько подтверждающих наше утверждение цитат. «Проблема заключается в том, что созданная человеком экономика начала жить по собственным законам и поработила своего создателя. Мы не успеваем даже осмыслить экономическую реальность, тем более контролировать ее. Научно-технический прогресс несется на нас по законам лавины. Что является критерием научно-технического прогресса? В чем его смысл, где границы? Проблема настоящего и будущего техногенной цивилизации, которая в качестве критерия развития признает исключительно успехи в области производственной деятельности, нуждается в серьезном осмыслении философией и другими общественными науками, здесь им еще предстоит сказать свое слово» [1, с. 101]. «Сложилось устойчивое «материально-техническое», «вещественное» понимание проблемы, доминированию которого, конечно же, способствовали господство материализма и прагматизма в ХХ в. Кроме того, подобное состояние ума является следствием исторического триумфа промышленной революции, и тот факт, что НТР очевидным образом реализовалась в сфере материального производства, предопределил преимущественное понимание инноватики как чего-то конкретного, «технического», или, по крайней мере, как некоего решения в области производства, именно поэтому и обладающего ценностью» [2, с. 52].

Из описанной выше ситуации мы делаем вывод о необходимости провести работу по выявлению и описанию онтологических оснований экономики инноваций, проблематизацию антропологических и аксиологических основ инноватики. Заметим, что целым рядом социальных и гуманитарных наук сегодня такая проблематизация осуществляется, но осуществляется «на своей территории» (своими методами, в своих терминах, на своих дискуссионных площадках), вследствие чего результаты этих исследований и эти рассуждения не попадают в прагматичный и нацеленный на результат инновационный дискурс. Так, философия техники уже давно и остро ставит вопросы о необходимости регулирования техногенной возгонки; вопрос о субъектах ответственности за технологические катастрофы; экологический вопрос; вопрос об управлении рисками. Философия науки обсуждает проблему уменьшения степени самостоятельности науки в результате ее переориентирования на НТП и уменьшение доли фундаментальных исследований. Социальная философия обсуждает общество потребления, атомизацию человеческой жизни, разрыв человека с миром природы, разрушение традиций, упрощение человека по образу и подобию машины. Культурология и антропология описывают ситуацию постмодерна, размывание границ, потерю идентичности, корней, смыслов, оснований жизнедеятельности, информационную усталость человека. И это отнюдь не полный список тех проблем, которые прямо или косвенно связаны именно с доминированием инновационной идеологии, но не ставятся в рамках инноватики, а обсуждаются в рамках других областей знания и практики.

Отчасти такая ситуация объективно обусловлена существующим положением дел в рамках самого устройства научного знания, дисциплинарным разделением науки. С другой стороны, междисциплинарность инноватики, ее открытость и гибкость, размытость ее границ, дают возможность постановки указанных социогуманитарных вопросов и расширения социогуманитарного измерения инноватики. Видится актуальной задача соединения знаний из разных социогуманитраных областей на «почве» инноватики, выработка нового инструментария, в том числе инструментов социогуманитарной экспертизы инновационного развития.

 

Список литературы:

1. Безвесельная З.В. Некоторые аксиологические аспекты инновационных процессов: опыт русской философии // Человек и инновационная экономика современной России: философские аспекты: м-лы Всерос. науч.-пр. конф. (Москва, 25.11.2011 г.) — Москва, 2012. С. 99 — 108. [Электронный ресурс]. Режим доступа. URL: http://vgipusirotkin.files.wordpress.com/2011/01/d181d0b1d0bed180d0bdd0b8d0ba.pdf(дата обращения: 07.12.2012)

2. Неклесса А.И. Инновация и революция // Дружба Народов. 2003. № 4. С. 45—55.

3. Оганесян Т., Розмирович С., Медовников Д. Рождение национальной инновационной системы // Эксперт. 2010. № 36 (720). [Электронный ресурс]. Режим доступа. URL: http://expert.ru/expert/2010/36/rozhdenie_innovacionoi_sistemy/(дата обращения: 03.12.2012)

4. Шилина М.Г. Инновационный дискурс и теория общественных связей: методологические аспекты // Медиаскоп: электрон. науч. журнал ф-та журналистики МГУ им. Ломоносова. 2010. № 4. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mediascope.ru/node/696(дата обращения: 01.12.2012)

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом