Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XIV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 18 июля 2012 г.)

Наука: История

Секция: Историософия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Широкова В.В. ОСНОВНЫЕ ВОЕННО-ЭТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ В РУССКОЙ АРМИИ В XVIII И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XIV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОСНОВНЫЕ ВОЕННО-ЭТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ В РУССКОЙ АРМИИ В XVIII И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Широкова Вера Валерьевна

юрисконсульт в/ч 55433, соискатель кафедры философии для гуманитарных специальностей историко-социологического института МГУ им. Н.П. Огарева, г. Саранск

E-mail: vera-selezneva@mail.ru

 

Воинское воспитание призвано формировать высокие нравственные качества военнослужащих, укрепление их боевого духа, повышение боеспособности армии. В содержание воспитания, кроме познания нравственно-боевых категорий и нравственно-служебных обязанностей, входит так же эстетическое, трудовое, религиозное, патриотическое, правовое и профессионально-этическое воспитание. Становление военно-этических взглядов и практики воспитания в Российской армии неразрывно связаны с именами прославленных русских полководцев и видных деятелей XVIII—XIX вв.

Немало оригинальных военно-этических идей выдвинул выдающийся полководец А.В. Суворов (1729—1800). Заметное влияние на формирование его военно-этических взглядов оказало знакомство с произведениями объективного идеалиста Лейбница и материалиста Локка, особенно с его прогрессивной теорией воспитания. Свои взгляды А.В. Суворов изложил в «Полковом учреждении» и широко известной «Науке побеждать». Полководец считал, что главные нравственные качества, необходимые солдату, следующие: любовь к Отечеству («мы сыны России»), дисциплина («мать победы»), товарищество («сам погибай, а товарища выручай»), инициатива и находчивость («не могу терпеть немогузнаек»). А.В. Суворов сформулировал знаменитый принцип — учить войска тому, что необходимо на войне. А.В. Суворов любил говорить, что у подчиненных нужно вырабатывать смелость без запальчивости, быстроту без опрометчивости, деятельность без легкомыслия, покорность без унижения, твердость без упрямства, осторожность без притворства, приятность без суетности [1, с. 42].

Суворов вошел в военную историю как блестящий мастер воздействия на нравственные силы воинов. Если смотреть на солдата как на «артикул стреляющий, моральный дух будет дремать», справедливо полагал А.В. Суворов. В обращении к низшим чинам он широко использовал выражения «ребятушки», «други», «братцы», подчеркивая этим войсковое братство, боевую солидарность, что чрезвычайно высоко ценилось солдатской массой. Суворов был противником широко распространенных физических наказаний в армии. «Умеренное… наказание, — писал полководец, — смешанное с ясным и кратким истолкованием погрешностей, более тронет честолюбивого солдата, нежели жестокость, приводящая оного в отчаяние» [6, с. 69].

Вместе с тем Суворов в силу своего идеалистически-монархического мировоззрения не мог подняться выше своей эпохи. В его военно-этических взглядах преобладали элементы крепостнической идеологии, самодержавности, религии. Эти идеи были господствующими в духовной атмосфере того времени и накладывали свой негативный отпечаток даже на прогрессивные идеи и взгляды передовых людей.

Заметная роль в развитии прогрессивных военно-этических взглядах принадлежит русскому полководцу М.И. Кутузову (1745—1813). В его приказах, распоряжениях, письмах проходит идея преданности, верности Отечеству как центрального, стержневого нравственного качества воинства русского. Патриотизм «виден особенно в долге воинском», писал Кутузов. Правда воинский долг он понимал как обязанность не только перед Отечеством, народом, но прежде всего перед богом и государем. Для его военно-этических взглядов характерна неприязнь к тщеславию, славолюбию, карьеризму [1, с. 42]. В своих приказах М.И. Кутузов обращал особое внимание на создание высокого морального духа, ибо, как бы не были вооружены войска, они могут остаться «бессильными тогда, когда не оживятся они воинским духом, которой… не находит препон не в каких предприятиях» [4, с. 458].

Известная роль в развитии прогрессивных идей русской воинской этики принадлежит декабристам. Рылеев, Кюхельбекер, Раевский, Бестужев — Марлинский в своих произведениях выступали против унижения человеческой личности солдата, призывали к равенству и справедливости. В частности, полковник П. Пестель, главный теоретик декабризма, писал, что «крепость нравственная солдата» зависит от «справедливости государственной и правильности воспитания воинства». Офицеры — декабристы Крюков, Горбачевский, Барятинский, Орлов призывали к просвещению солдатской массы. Эта идея обобщенно была отражена декабристом Борисовым следующим образом: «Просвещение есть надежнейшее средство против всех моральных зол» [2, с. 75]. В своих произведениях они утверждали, что главная нравственная черта русского военного человека — безграничная любовь к Родине и преданность ей.

Нравственное просвещение русского офицерства того времени царизм осуществлял на основании «высочайше одобренных», многочисленных сборников, кодексов, правил, наставлений нравственного поведения. Например, в Морском кадетском корпусе в 1779 году были изданы «Правила учтивости офицера»; среди офицерского состава была широко распространена книжка Бажанова «Этикет», изданная в 1794 году. В Артиллерийском кадетском корпусе в 1778 году было написано «Наставление молодому офицеру. В кадетских корпусах всячески поощрялось чтение «философской нравственной словесности», одобренной свыше. Все эти и им подобные офицерские моральные кодексы проповедовали преданность царю, веру в бога, любовь к Отечеству. В кодексах детально предписывалось офицерам: как поступать в различных ситуациях, как вести светский разговор, как защищать честь, относится к неприятелю и так далее. С особой силой подчеркивалось, что все доброе, нравственное, мужественное связано с богом и должно служить самодержцу; все пороки и зло — от безбожия и вольнодумства [1, с. 43].

Крепостное право, господствовавшее в эту эпоху, породило целый ряд привычек и обычаев, подчеркивающих социальное и нравственное неравенство нижних чинов и господ офицеров. Всячески культивировались, писал русский революционер П.А. Кропоткин, такие моральные качества солдата, как боязнь начальства, смирение, покорность, набожность. Родилось даже слово, выражавшее суть идеального царского служаки — «верноподданный» [3, с. 182]. Различные просветительные дворянские общества устраивали для солдат чтения книг («Святой Алексей, человек божий», «О средствах борьбы с моральными пороками», «Добродетели верноподданного» и так далее). Проводились специальные занятия с солдатами по словесности, где разъяснялся моральный смысл религиозных постулатов, таких, например, как «Бога бойся, а начальства слушайся»; «Начальник есть божий слуга тебе на добро».

Заметное место в развитии военно-этических взглядов начинают играть журналы «Военный сборник», «Русская старина». В «Военном сборнике» появляются статьи по отдельным этическим проблем армии: «Честь офицера», «Летописи ратных и героических дел полка», «Нравственное значение дуэлей», «Наставление господам офицерам в день сражения». В журнале не рассматривались реальные нравственные отношения между офицерами и солдатами, среди рядового состава; главной темой военно-этических статей была проблема офицерской чести. Например, в 1857 году «Военный сборник» опубликовал «Заметки об общих военных принципах», в которых вопросы чести офицера занимали едва ли не главное место [1, с. 44—45]. В «Заметках» подчеркивалось, что «офицер должен воздерживаться от всяких увлечений и от всех действий могущих бросить хотя бы малейшую тень на его личную честь, а тем более на честь корпуса офицеров. Слово офицера, должно быть залогом правды и потому ложь, хвастовство, неисполнение обязательства — пороки, подрывающие веру в правдивость офицера, бесчестят его звание и не могут быть терпимыми» [5, с. 18].

Дух корпоративизма пронизывает официальные этические воззрения. В условиях господства официальной крепостнической идеологии, религиозно-мистического славянофильства передовые, прогрессивные взгляды наталкивались на холодное непонимание, открытую враждебность. Ее в полной мере испытал на себе Н.Г. Чернышевский, который в течение восьми месяцев 1858 года редактировал журнал «Военный сборник». Он внес в него дух свободомыслия и критики. Выдающийся мыслитель с горечью писал, что русский солдат бесправный, забитый, неграмотный, не может в полной мере проявлять все замечательные моральные качества, присущие его народу. Войско, составленное «не из свободных людей, чаще будет побеждаемо неприятелем, солдаты которого — не мертвые машины, а живые существа» [7, с. 316]. Однако, следует заметить, что Н.Г. Чернышевскому было очень трудно отстоять свои прогрессивные взгляды.

Его главной заслугой, как и других революционных демократов, в области этики является конкретизация материалистического понимания сущности морали и ее развития. Этим самым был нанесен удар по идеалистическим взглядам на происхождение и сущность морали. В работах революционных демократов отчетливее отражается мысль о детерминировании всех человеческих мыслей и поступков социальной среды. Взгляды революционных демократов не могли не оказать положительного влияния на развитие русской военно-этической мысли в последующем.

Таким образом, в эпоху феодализма официальная военно-этическая мысль носила ярко выраженный религиозно-идеалистический характер. В религиозные одежды облачались все этические постулаты, предписываемые для исполнения народу, армии.

В армии военно-этическая мысль имела четко выраженную классово-сословную, корпоративную окраску. В основе этических взглядов лежали царские законы, подобные закону «О добронравном поведении человека русского на добро царю и государству». Создавалось большое число моральных кодексов офицерства, предписывавших беспрекословную верность царской службе.

Прогрессивные элементы военно-этической мысли содержали просветительные концепции морального развития общества и армии. В печатных военных трудах высказываются догадки, положения по теоретическим проблемам морали (о категориях этики, «науке о нравах», детерминизме в морали). Однако реализация и распространение прогрессивных идей были затруднены в армии как особо косном военном аппарате самодержавия. Военно-этическая мысль развивается в направлении профессионализации морали офицерского корпуса и приобретает резко выраженный корпоративный характер [1, с. 45—46].

Таким образом, система воспитания и формирования военно-этических взглядов в Русской армии прошли долгий и сложный путь своего становления и развития. Они изменялись в зависимости от социально-политической обстановки в стране, задач, решаемых Вооруженными Силами, а также с учетом достижений науки и передовой практики.

 

Список литературы:

  1. Волконогов Д.А. Воинская этика. — М.: Воениздат, 1976. — 320 с.
  2. Избранные социально-политические и философские произведения декабристов, т. 3. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1951, — 406 с.
  3. Кропоткин П.А. Записки революционера. — М.: Московский рабочий, 1988, — 544 с.
  4. Кутузов М.И. Сборник документов, т. 3. — М.: Военмориздат, 1953, — 841 с.
  5. Свидзинский Э. Заметки об общих военных принципах // Военный сборник. — 1857. — № 2. — С. 18 — 19.
  6. Суворов А.В. Полковое учреждение. — М., 1948, — 168 с.
  7. Чернышевский Н.Г. Соч., т. 6, — М., 1949, — 448 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом