Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XIV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 18 июля 2012 г.)

Наука: Социология

Секция: Методология и методика социологического исследования

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Баутина П.В. ДИСКУРСНЫЕ ПРАКТИКИ И ЕГО ЭЛЕМЕНТЫ В СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XIV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ДИСКУРСНЫЕ ПРАКТИКИ И ЕГО ЭЛЕМЕНТЫ В СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ

Баутина Полина Вячеславовна

канд. филол. наук, доцент ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технологический университет» Волжский филиал, г. Волжск

E-mail: bautin-i@yandex.ru

 

Анализ социальной проблематики в современных российских газетных изданиях позволяет утверждать, что СМИ создают общую картину социальной жизни, устанавливают «повестку дня», привлекая внимание к острым вопросам и деятельности разных акторов, ориентируют свою аудиторию на развитие общественных процессов, отражают социальное состояние людей.

Журналист всегда пишет либо о личности, либо об обществе в целом. А с этим всегда связаны и социальные проблемы, и коллизии, и конфликты, поэтому в отрыве от социальности существовать журналистика никак не может. Во второй главе нами будет рассмотрено то, каким социальным проблемам современной России отдается предпочтение, и в какой степени придается легитимность социальным проблемам средствами журналистики федерального и регионального уровня.

Социальные проблемы постсоветской России, можно условно разделить на две большие группы: первая обусловлена трансформацией социальной структуры, вторая — деформацией социального порядка. Социальные проблемы, вызываемые этими процессами, формулируются социологами и политиками в специальной литературе, на закрытых трибунах. Эти проблемы становятся или не становятся предметом непосредственного рассмотрения российской журналистики. Гипотетически можно утверждать, что федеральная пресса в этом смысле более активна в сравнении с региональными изданиями. Надо также отметить, что внутри обозначенных отрядов печати также нет единообразия: отдельные издания (и федеральные, и региональные) очень по-разному могут вести себя в вопросах участия в социальной политике.

Таким образом, степень освоения социальной проблематики периодикой может быть проявлена через соотнесение: 1) позиций газет по отношению друг к другу; 2) позиций федеральной и региональной прессы; 3) позиций региональной и федеральной прессы по отношению к публичному пространству, другим его каналам легитимации социальной политики.

Для того чтобы произвести соотнесение характеристик газетного содержания по этим направлениям, мы нуждаемся в гибких единицах качественного анализа. Таковыми для нас выступают элементы журналистского дискурса.

В новейших теориях, получивших распространение в искусствознании и социальных науках, дискурс стал одним из широко употребляемых терминов — понятием, не имеющим ясно очерченного и однозначного определения. Часто дискурс и текст используются как взаимозаменяемые понятия. Различия производится либо на основании методологической перспективы (текст = материальный продукт; дискурс = коммуникативный процесс), либо на основе характера связей текстов в рамках одного диалога. Для данного исследования приемлемы оба случая различения. Согласно Богранду и Дресслеру, значение дискурса лежит вне грамматических форм как таковых, поэтому читатели или слушатели должны активно конструировать значение на основе выводов [1, с. 24]. Таким образом, дискурс — это актуальный текст, вызванный к жизни конкретной ситуацией и конкретными явлениями.

Социальные проблемы, став частью публичного дискурса, становятся элементом коммуникации. Дискурсная коммуникация в публичной сфере определяется как когнитивно-коммуникативная триада: адресант — текст — адресат. Существуют различные смысловые поля дискурса — это может быть и лингвистический, и психологический, и социокультурный дискурс. Дискурсы бывают как универсальные, так и специфические. О повседневных дискурсах, как и о темах, используемых в различных ситуациях с разными людьми, мы знаем недостаточно. Дискурсы сами по себе являются социальными действиями, которые могут запоминаться ради самих себя. Например, острая социальная проблема, касающаяся всех людей, — загрязнение окружающей среды или перенаселенность. Об этом говорят и дискутируют как на уровне отдельной семьи (приватно), так и всего общества (публично). В каждой культуре есть свои табу на определенные темы: например, обсуждение однополых браков в православном мире или «открытая» дискуссия о коррупции в правоохранительных органах.

Таким образом, дискурс, будучи создан людьми и обретая, таким образом, статус артефакта, становится субъектом действия в конкретной практической области. Это дает основание говорить о том, что дискурс - явление социально динамичное и активное: «различные дискурсы — каждый из которых представляет особый способ обобщения и понимания социального мира — вовлечены в постоянную борьбу за достижение своего превосходства» [2, с. 25]. В нашем поле зрения — журналистский дискурс.

Дискурс существует во времени и фактически остается в том временном континууме, в котором был рожден, хотя время идет вперед. По мере удаления во времени текст довольно быстро теряет дискурсное начало и перестает быть дискурсом. Самыми яркими дискурсами являются журналистские тексты: уровень их публицистичности обусловливает уровень дискурсности. Зависимость здесь самая непосредственная. Без дискурсного компонента журналистский текст существовать не может, поскольку произойдет его полный отрыв от реальности. Тематика дискурса, более или менее стереотипна: при наличии информации на определенную тему мы можем предсказать, что случится дальше. Другими словами, наше знание об условиях и следствиях в реальном мире часто служит для нас базой формирования контекстных ожиданий относительно дальнейшего хода повествования в дискурсе. Но дискурс также часто повествует о непредсказуемом или неожиданном. Мы имеем представления о том, какие действия или события описываются обычно в дискурсах разных жанров: в новостях мы ожидаем сообщений о политических событиях, но не о банальных, неинтересных повседневных действиях или фактах. Поэтому большая часть типов дискурса имеет ограничения на диапазон возможных тем, который можно назвать тематическом репертуаром определенного типа дискурса. Границы этого тематического репертуара четко не определены, они зависят от интересов, ценностей, социокультурных норм [2, с. 51].

Дискурс дает представление о предметах и людях, об их свойствах и отношениях, о событиях или действиях либо об их сложном сплетении, т. е. о некотором фрагменте мира, который мы именуем ситуацией. Каждая новая порция информации об определенной ситуации может быть использована для расширения и совершенствования «ситуативной модели». В СМИ часто встречаются «ситуативные модели», когда контекстявляется неотъемлемой частью журналистского дискурса. В некоторых случаях мы вспоминаем только контекстную модель проблемы, не помня ситуативную модель (о чем шла речь и как все завершилось). Именно «контекстная модель» определяет типичную эпизодическую природу дискурса и частной ситуационной модели: задает такие параметры, как время, место, способ получения информации о какой-либо проблеме.

Репрезентация самого дискурса (базы проблемы и его поверхностной структуры) является частью контекстной модели, которая находится в систематических отношениях с конструируемой частной ситуационной моделью. Контекстная модель позволяет провести также теоретическое рассмотрение различий между устной и письменной речью. Иногда могут иметь значение различия в способе коммуникации, и это следует отразить в контекстной модели. В фокусе зрения нашего исследования — печатная журналистика. Для нас важно, что в печатном (письменном) тексте обнаруживаются различные сигналы, способствующие формированию базы текста (концепты, категории субъективности, персонажи и «рабочая идея» автора). Концепты (или понятия) — это идеи автора. Коды субъективности (категории) — «жертва», «спаситель», «наблюдатель», «виновник» и пр., в роли которых выступают социальные акторы, персонажи или сам рассказчик; позиция журналиста (ее еще называют «рабочая идея» автора в тексте) показывает определенный взгляд и подачу журналистского материала. Далее, в следующих параграфах, мы непосредственно на практиках будем рассматривать, как проявляют себя эти элементы журналистского дискурса в разных периодических изданиях.

Любой журналистский текст, а именно, текст, достаточно адаптированный к публикации в соответствующих средствах массовой информации, отличается существенной актуализацией отмеченных признаков — коммуникативных, социальных, идеологических. Во мно­гих текстах уровень актуализации данных признаков может достигать максимума — это практически все газетно-журнальные тексты на актуальные общественно-политические и экономические темы.

Кроме коммуникативной задачи в рамках указанных текстов тем или иным образом решаются задачи социального характера — тематически значительные, поднимающие произведения на ступень широкого обобщения. Как правило, в журналистских текстах, если даже они реализованы в пределах единого тематического направления, могут по-разному проявляться социальные факторы. Они детерминируют, в конечном счете, качественный уровень осуществления социальной функции, обязательно присущей вообще любому журналистскому тексту. С социальным аспектом текстового произведения связан аспект идеологический. Последний, в свою очередь, отражая познавательно-смысловую сторону текста, конкретно проявляется в его концепте — «языковом воплощении понятия», своеобразном семантическом ядре.

Дискурсные практики рассматриваются как одно из измерений или один из моментов социальной действительности. Дискурсные практики воспроизводят или изменяют другие измерения социального мира. Создавая дискурс, журналисты тем самым создают новую реальность. Масс-медиа ежеминутно создают и формируют дискурс для общества и его индивидов. Как утверждает исследователь масс-медиа Н. Луман, вся социальная система состоит не из людей, а из коммуникаций, поэтому все медийное пространство занимают всевозможные социальные дискурсы, их интерпретация и толкование.

Таким образом, каждая газета — это отдельный дискурс, реально существующий как коммуникативный процесс или как связь текстов в рамках одного диалога. Нас интересует журналистский дискурс, который является универсальным средством публичной коммуникации. Дискурсные практики в изданиях — это всегда связанные по смыслу и тематике журналистские тексты. Каждая газета старается выделять так называемые «элементарные функции», которые включают в себя: «повестку дня» («злобу дня», «фокус дня»); тематизируют явления, создают героев, наделяя их капиталом известности [3, с. 59]. Субъективная «повестка дня» каждого издания не совпадает у разных социальных субъектов в силу несовпадения их основы — объективных социальных интересов. Но «знаки социального факта» должны совпадать с реальным опытом аудитории. Если этого не будет, то СМИ потеряет «символический капитал», которым может пользоваться и распоряжаться в свое удовольствие. Как правило, такие издания, как «КоммерсантЪ», «Новая газета», «Новые известия», дорожат подобным «символическим капиталом», работая в формате «качественной прессы», а таким изданиям, как «Волжская правда», которая является единственным источником информации малого города, потеря «символического капитала» не угрожает. Как показывает дальнейший анализ, такая газета, как «Волжская правда», заняла свое место и информационную нишу на городском медиаландшафте. Поэтому она представляет такую информационную картину, которая удовлетворяет и журналистский коллектив, и учредителей издания.

Итак, журналистскому, и в частности проблемному, дискурсу свойственны в основном те же системообразующие признаки, которые свойственны и любому иному дискурсному образованию. Любой журналистский текст, а именно, текст, достаточно адаптированный к публикации в соответствующих средствах массовой информации, отличается существенной актуализацией отмеченных признаков — коммуникативных, социальных, идеологических.

Авторский дискурс, в нашем случае, находится в области сферы коммуникативных наук, поэтому, рассуждая далее на эту тему, необходимо затронуть коммуникативные предпосылки проблемного дискурса. Именно с помощью этого метода мы будем изучать, анализировать и делать выводы о социальной журналистике, ее тенденциях и перспективах.

Анализируя социальные проблемы как часть журналистского дискурса, они в свою очередь становятся элементом (или составной частью) коммуникации. Дискурсная коммуникация в публичной сфере определяется как когнитивно-коммуникативная триада: адресант — текст — адресат, которая проявляет себя в журналистских практиках.

Разбирая дискурс как метод анализа журналистских практик, мы опираемся и рассматриваем его в рамках коммуникативных наук, основываясь на бытовую повседневность — практики адресата и практики адресанта. Практики адресата на наш взгляд — это реально существующие проблемы, которые наличествуют в публичной сфере. Практики адресанта — это сами источники (журналистские практики), которые мы рассматриваем в рамках журналистского дискурса. Выдвигая следующие элементы дискурса: «тематический репертуар», «ситуация», «ситуативная модель», «контекст», «контекстная модель», «концепты», «коды субъективности», «рабочая идея» автора в тексте (ее еще называют позицией журналиста в тексте), мы показываем определенный взгляд и подачу журналистского материала. Благодаря этому принципу мы можем анализировать журналистские практики как качественной прессы, так и периферийной.

 

Список литературы:

  1. Майнхоф У. Дискурс // Контексты современности — II.Казань: Изд-во Казан. ун-та,1998., 249 с.
  2. Филипс Л.Д. , Йоргенсен М.В. Дискурс-анализ: теория и метод / Пер. с англ. Харьков: Гуманитарный Центр, 2004., 351 с.
  3. Фомичева И.Д. Социология СМИ: Учеб. Пособие для студентов вузов / И.Д. Фомичева. — М.: Аспект Пресс, 2007., 368 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом