Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: X Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 14 марта 2012 г.)

Наука: История

Секция: История России

Библиографическое описание:
Дагбаева В.Д. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ БУРЯТ-МОНГОЛИИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. X междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ БУРЯТ-МОНГОЛИИ

Дагбаева Вера Данзановна

канд. истор. наук, преподаватель истории МАОУ «Лингвистическая гимназия № 3», г. Улан-Удэ

E-mail: dvera68@mail.ru

 

Формирование рабочего класса в Бурятии происходило в про­цессе советской индустриализации, характеризующейся созданием крупной промышленности. Расширенное производство 1930-х гг. тре­бовало пополнения рабочего класса новыми кадрами, т. е. численного и качественного роста рабочей силы.

В Бурятии в 1930—1932 гг. с началом строительства крупных предприятий потребовалось большое количество промышленных рабо­чих. Формирование рабочего класса Бурятии являлось вопросом прео­доления фактического неравенства ранее отсталого региона.

 Строительство трудоемких производств промышленности требо­вало рационального распределения рабочей силы. В феврале 1932 г. обком ВКП (б) и СНК Бурятской АССР приняли совместное постанов­ление о состоянии и организации набора рабочей силы.

Государство в данный период использовало разные формы непосредственного регулирования распределения трудовых ресурсов. Как правило, каждая из них связана с определенным источником рабо­чей силы. Все они в различной мере проявились в Бурят-Монголии. 

В основу политики коллективизации был заложен расчет ВКП (б), что в советской деревне находится как минимум 10 млн. чел. избы­точного населения, которое должно будет пополнить собой рабочую силу в городах.

В результате аграрных преобразований в Бурятии, как и в других республиках, происходил процесс высвобождения рабочей силы в сельском хозяйстве, в основном, бедняков и батраков, которые перво­начально нанимались к своим более состоятельным односельчанам. Постепенно наиболее предприимчивые, в среднем 10—15 % из всех сельскохозяйственных наемных, уходили в город. Так, в 1926—1927 гг. на Верхнеудинской Бирже труда было зарегистрировано 550 безработных, прибывших из деревни и улуса, с 1927—1928 гг. — 950 [4, л. 37].

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в Бурятии в период строительства промышленных предприятий, когда был необходим неквалифицированный труд, часть батрачества республики пополняла ряды промышленных рабочих и послужила одним из источников формирования рабочего класса Бурятии. Это был стихийный, неорга­низованный процесс, который, однако, был ожидаемым руководством страны, как один из результатов коллективизации.

В начале 1930-х гг. вошел в систему хозяйствования организ­ованный набор рабочих, как метод планового привлечения в промыш­ленность новой рабочей силы. Оргнабор рабочих использовался не только как средство привлечения новой рабочей силы из колхозного производства для промышленности и строительства, а в большей степени — как метод планового распределения и перераспределения рабочей силы между различными отраслями производства и различ­ными экономическими районами. Главным достоинством организован­ного набора рабочих являлось то, что при его помощи в сравнительно короткие сроки можно перераспределить в нужном направлении боль­шие контингенты трудовых ресурсов, причем заранее спланировать требуемое количество рабочих, районы их набора и направления.

Бурят-Монгольская АССР с развертыванием крупного промыш­ленного строительства в республике ощущала катастрофическую не­хватку рабочей силы. На Верхнеудинской бирже труда в 1930 г. недостаток строительной рабочей силы, как квалифицированно-полу­квалифицированной, так и неквалифицированной, составляла 2 552 че­ловека. Верхнеудинская биржа труда обращалась в 12 бирж труда в разных регионах СССР с запросами об имеющихся излишках, могу­щих быть переброшенными в БМАССР, но результат был отрица­тельный [4, л. 42]. Ввиду острого дефицита в рабсиле были опреде­лены категории первоочередных строительств в республике. Было принято решение в крайних случаях прибегнуть к снятию рабсилы с построек второстепенного значения [4, л. 204]. Если на объекты «Стройтреста», «Бурдортранса», «Скотовода» можно было завербовать местное население, то на предприятия ЦСНХ требовался инженерно-технический персонал, источники пополнения которого отсутствовали в Бурятии [4, л. 176].

Важнейшие стройки союзного значения, начавшиеся в Бурятии в 1930—1932 гг. могли быть укомплектованы кадрами только за счет оргнабора из других экономических районов страны. Например, на строительство паровозоремонтного завода (ПВЗ) из центральных областей страны прибыло по оргнабору 3 500 человек [4, л. 163], по направлениям НКПС — 4828 рабочих [4, л. 172]. В 1934 г. на строительство завода прибыли 125 инженерно-технических работни­ков и 800 квалифицированных рабочих [2, с. 2].

По приказу Наркомтяжпрома для оказания технической консуль­тации по монтажу завода на ПВЗ прибыли 50 инженеров и техников. Также трест командировал на завод 155 высококвалифицированных рабочих, монтажников, работающих на Воронежском, Муромском и других паровозоремонтных заводах [3, с. 3]. Итак, на стройках Бурятии в разное время работали значительное количество временно командированных специалистов, которые внесли значительный вклад в строительство, обучение местных и прибывающих рабочих. «Бурят-Монгольская правда» освещала ударную работу плотницкой бригады московских рабочих. Бригада работала на больших стройках Советского Союза, в частности на строительстве Московского завода «Шарикоподшипник». Темпы ударной работы — перевыполнение пла­на на 150 % — бригада поддерживала на строительстве Верхнеудинс­кого мелькомбината [3, с. 2].

На строительстве ПВЗ работала группа немецких рабочих-удар­ников из семи человек, занятых в монтаже трубопроводов. В письме-обязательстве, напечатанном в «Бурят-Монгольской правде» к международному дню солидарности трудящихся, немецкие рабочие написали  «…больше и лучше подготовить кадры для гиганта Бурят-Монголии, еще сильнее драться за изжитие всех недос­татков…» [2, л. 165]. На 3 и 5 строительных участках работали казахс­кие рабочие, часть из них (52 человека) на время посевной работы 1934 г. была направлена на ударную работу в совхоз [3, л. 13].

На Верхнеудинский стеклозавод прибывала рабочая группа из Украины в порядке централизованного обеспечения через Наркомтру­да СССР. «Стеклострой» в 1934 году набрал 521 человек в Ивановс­кой, Горьковской областях, Восточно-Сибирском крае [4, л. 19].

Таким образом, методом организованного набора были укомп­лектованы кадрами такие важные стройки республики, как ПВЗ, стек­лозавод, мясохладокомбинат и т. д.

Межреспубликанская миграция обусловила значительный не только количественный, но и качественный рост рабочего класса края, профессиональные навыки приехавших рабочих широко использо­вались для подготовки местных кадров.

На территории БМАССР организованный набор рабочих проводился для предприятий республики, других экономических ре­гионов страны и Монголии. В 1930 г. — 1931 гг. по программе лесоза­готовок лесного управления Забайкальской железной дороги за преде­лы республики на Читинский участок, в Амурский лестранхоз было направлено 1292 человека. Программа вербовки по республике плани­ровала на следующий период 14876 человек [4, л. 11]. На работы на лесосплавах Иркутского лестранхоза направлено 435 чело­век [13, л. 20].

В республике проводился набор рабочей силы для военного строительства в Восточной Сибири и Дальнем Востоке. Отдел труда БМАССР удовлетворил требования в рабочей силе в количестве 3612 единиц для военстройработ [1, с. 41].

Согласно нарядам Наркомтруда РСФСР и Крайтруда подлежало вывозу из республики рабсилы для Всекопромрыбаксоюза  рыбаков и береговых рабочих, Дальгосрыбтреста, камчатского общества «АКО», Могзонского совхоза «Скотовод» имени Лазо [4, л. 20]. В Монгольс­кую Народную Республику были отправлены для предприятий: — Главгосхоза — 800 чел.; Проммонголстроя — 600 чел.; Кожзавода в Алтан-Булаке — 300 чел.; Монголшерсти — 245 чел. [4, л. 21]. Также для работы в МНР по строительству воздушной линии «Аэрофлот» по распоряжению СНК БМАССР было завербовано 50 человек [4, л. 22].

Наряду с оргнабором существовала особая форма привлечения к труду и распределению рабочей силы, такая как общественный призыв, основанный на добровольном желании граждан преимущест­венно из молодежи поехать работать на важнейшие ударные стройки страны. В годы первых пятилеток на строительство гигантов комсомол мобилизовал 800 тыс. юношей и девушек [5, с. 254]. На ударные стройки Бурят-Монголии прибывали комсомольцы из Донбасса, с Северного Кавказа, Украины, из Мурома и других районов СССР. Многие комсомольцы связали свою судьбу с Бурят-Монголией. 

Дальнейшее развитие промышленного строительства требовало еще большего количества рабочей силы. Советское государство нашло наиболее удачный выход использования т.н. «спецконтингента» (заключенные ИТЛ, трудпоселенцы) как дешевого и практически неисчерпаемого трудового ресурса. Пенитенциарная система оказалась чрезвычайно эффективным инструментом осуществления форсирован­ной индустриализации страны. В связи с начавшейся индустриализа­цией массовые антикрестьянские репрессии, имевшие в 1930 г. Типич­но конфискационно-репрессивную направленность, были переведены в плановое, экономически-целесообразное русло.

Формированием системы спецпоселений, происходившим до конца 1930 г. под эгидой НКВД РСФСР, с лета 1931 г. занималось ОГПУ, которое выполняло функцию подрядчика на поставку и использование принудительного труда спецпереселенцев различным наркоматам и ведомствам, заключавшим с ГУЛАГом соответствую­щие договорых [6, с. 18]. Строительство мясохладокомбината, ПВЗ имели договоры на поставку принудработников, труд которых использовался на самых тяжелых участках и оплачивался по самым низким тарифам, чаще их труд вообще не оплачивался, что объясня­лось расходами на их содержание [6, с. 22]. На строительстве Джи­динского молибденового комбината использовался труд спецпересе­ленцев вплоть до начала войны.

В репрессивной политике СССР Бурреспублика являлась в основ­ном территорией выхода спецконтингента. «Кулаки» и прочие «враги народа» из Бурятии отправлялись в Омскую, Томскую области, Крас­ноярский край. Было выслано из Бурятии около 5000 кулаков [4, л. 67].

Можно сделать вывод о том, что пенитенциарная система СССР в 1930-х гг. выполняла двойственную функцию: репрессивно-каратель­ную и производственно-экономическую. Создание в 1930-е гг. систе­мы репрессивного типа позволило сформировать фундамент для реализации сталинской модели промышленной модернизации в усло­виях командной экономики, которая требовала быстрой концентрации трудовых ресурсов.

В процессе осуществления советской переселенческой политики Бурят-Монгольская АССР выступала как экономический район принятия и выхода рабсилы. В результате данной политики на тер­риторию БМАССР прибыло приблизительно 160 тыс. человек. Увели­чилась численность рабочих в Бурят-Монголии в 21 раз [1, с. 74].

Динамика роста численности рабочих с 1923—1924 по 1937 г. cоставила 21 %. За период 1923—1937 гг. количество инженерно-тех­нических работников увеличилось в 37 раз [1, с. 75]. Рост рабочих и инженерно-технических работников в промышленности республики шел главным образом за счет населения, прибывшего из других облас­тей, краев СССР.

Благодаря планированию переселенческой политики: учету, изу­чению состава, размещению и использованию трудовых ресурсов, определению районов, имеющих избыток трудоспособного населения, и выявлению дополнительной потребности в рабочей силе по пред­приятиям и организациям, отраслям народного хозяйства и террито­рий, за короткий период бывшие отсталые окраины России, в том чис­ле Бурятия, получили возможность завершения строительства крупных промышленных предприятий. Переселенческая политика способство­вала формированию рабочего класса Бурятии.

 

Список литературы:

1.        Братская помощь трудящихся СССР в индустриализации Бурятии. По документам ЦГА Бур.АССР, парт.архива Бур.обкома КПСС. 1928—1940 гг. — Улан-Удэ, 1984. — 175 с.

2.        Бурят—Монгольская  правда. — 1933. — 3 авг.

3.        Гигант Бурятии. — 1934. — 25 мая.

4.         Национальный архив Республики Бурятия, Ф. 1, ОП. 1—2, Д. 18; Ф. 192, ОП. 1, Д. 761, 786; Ф. 245 с., ОП. 1, Д. 451; Ф. 248, ОП. 1, Д. 856, 885; Ф. 248, ОП. 12, Д. 380; Ф. 752, ОП. 1, Д. 779; Ф. 753, ОП. 1, Д. 779.

5.        Платунов Н. И. Переселенческая политика Советского государства и ее осуществление в СССР (1917—июнь1941гг.) /Н. И. Платунов. — Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1976. — 283 с.

6.        Политбюро и крестьянство: высылка, спецпоселения 1930—1940. Кн.1 / отв. ред. Н. Н. Покровский — М.:Росспэн, 2005. — 909 с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом