Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: VII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 19 декабря 2011 г.)

Наука: Философия

Секция: История философии

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Загороднева Ю.А. МЕСТО ЭСТЕТИКИ В ФИЛОСОФСКОЙ СИСТЕМЕ И.КАНТА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. VII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МЕСТО ЭСТЕТИКИ В ФИЛОСОФСКОЙ СИСТЕМЕ И.КАНТА

Загороднева Юлия Александровна

аспирант, Саратовский Государственный Технический Университет,

 г. Саратов

E-mailmilenakc@yandex.ru

 

Философская система И.Канта состоит из таких составляющих как: знание, религия, этика и эстетика. Для того чтобы понять какое место отведено эстетике, мы вкратце рассмотрим все составляющие его философской системы. Если эмпирическое знание по средствам получения есть знание, возникающее в результате применения категорий к созерцаниям в опыте, то теоретическое знание – в результате применения категорий помимо опыта. Оно – продукт построения умозаключений разумом.

Во-вторых, теоретическое знание противоречиво, а потому иллюзорно. Оно не может претендовать на истину, а является лишь предметом веры. Следовательно, Кант отрицал познавательную ценность теоретического знания.

В-третьих, особенность такой формы знания, как теоретическая система, Кант видел в том, что она есть именно система знания, основанная на принципе, который придаёт ей единство и завершённость.

В-четвёртых, нахождение принципа для теоретической системы осуществляется с помощью построения умозаключений, а само развёртывание теоретической системы – с помощью заключений из принципа.

В-пятых, хотя теоретическая система и возникает на материале эмпирического знания, однако её основополагающий принцип, или, иначе, идея, есть порождения разума. Кант противопоставляет идею эмпирическому знанию, отрывает её от объективной реальности. Идеи, согласно его взглядам, не имеют конститутивного значения, но выполняют лишь регулятивную роль.

В-шестых, Кант полагал, что мышление может, как действовать в пределах опыта (рассудок), так и выходить за его пределы (разум). Это действие мышления в пределах опыта и выход его за пределы опыта есть его реальное применение в отличие от формального, которое никак не связано с опытом.

И, наконец, в-седьмых, он поставил проблему о свободе действий субъекта и обосновал её, противопоставив теоретическое знание эмпирическому. Идеи, которые не имеют никакого отношения к явлениям опыта, к природе, создаются для того, чтобы действовать, и действовать свободно. 

Уже И. Кант показал, что могут быть различные подходы к изучению научного знания. Первый подход – формально-логический – был уже в достаточной мере исследован Аристотелем, когда Кант сосредоточил своё внимание на изучении второго подхода – исследовании проблемы происхождения научного знания на основе опытного отношения субъекта к объекту. Этот подход мы можем назвать классическим, ибо изучение научного знания в таком направлении продолжил Гегель.

Воображение, интуиция, фантазия как средства получения научного знания могут быть поняты как моменты категориального синтеза, то есть приводимые суждения естествоиспытателей идут в фарватере теории научного знания И. Канта. И это произошло потому, И. Кант касался таких вечных вопросов человеческой мысли, о которых никогда не может быть сказано последнее слово. Надо согласиться, что никакая теория не может быть подтверждена во всем ее содержании, важно, чтобы какие-то ее существенные положения подтверждались. Новое понимание мышления, развитое в теории научного знания И. Канта, подтверждено современной наукой.

Русское кантианство, возросшее на почве немецкого неокантианства, в своих основных проявлениях всегда стремилось к национальной независимости и самостоятельности. Значительную роль дальнейшей эволюции философских взглядов русских неокантианцев сыграло так же такое крупное культурно-идеологическое явление России – русский религиозный ренессанс.

Учение Канта продолжает оставаться современным и возбуждать творческую мысль не только современных философов, но и представителей сравнительно молодой на­уки, возникшей полтора века назад, — религиоведения. Они по-прежнему задают кантовские вопросы и стремятся обладать смелостью мудрости в их решении.

«Вся культура и искусство, украшающие человечество, самое лучшее общественное устройство — всё это плоды необщительности, которая в силу собственной природы сама заставляет дисциплинировать себя и тем самым посредством вынужденного искусства полностью развить природные задатки» [4. C. 245].

Эстетика Канта выполняла исторически назревшую и благодарную задачу. Она стремилась очертить своеобразную область прекрасного и искусства, не сводимую к пограничным с нею областям. В то же время эстетика эта была – в самых истоках своих – поражена противоречием. Задачу преодоления рационализма она решала рационалистическими средствами. Средства эти она черпала из идеалистического мировоззрения. Поэтому в лице Канта она не только ищет для искусства и прекрасного автономную сферу, но убеждена в том, что сферу эту можно найти только как сферу субъективную, среди «способностей души». Она не только исследует самостоятельный принцип, на котором основывается эстетическое суждение, но полагает, что принцип этот необходимо должен быть априорным, предшествующим опыту и от опыта независящим.

Взгляд Канта на эстетические категории и на искусство стал изменяться лишь с того времени, когда Кант подвёл эстетическую способность суждения под одну точку зрения со способностью суждения о целесообразности. Целесообразность в продукте изящных искусств, по мнению Канта, хотя даётся и предумышленно, должна казаться непредумышленной. Таким образом, на изящные искусства надо смотреть как на природу, но при этом надо осознавать, что это всё- таки искусство. Эстетическая разработка И. Кантом проблем искусства в итоге разрешает основную антиномию его философии – обосновывает возможность к моральному интересу без какого-либо насильственного скачка. Универсальная природа произведения искусства обнаруживает способность к примирению противоположных начал бытия – идеального и реального, эмоционального и разумного, теоретического и практического, необходимости и свободы. И. Кант делает вывод, что «изящные искусства и науки, которые через удовольствие, обладающие всеобщей сообщаемостью и через отточенность и утонченность для общества, хотя и не делают людей нравственно лучше, но делают их более цивилизованными, много отвоевывают у тирании чувственного влечения и этим подготавливают человека к тому устройству, при котором властвовать должен только разум» [2. C. 467]. И Шестаков В. В связи с этим выводом пишет, что «этот вывод кантовской эстетики очень важен. Вся эстетика Канта, с ее сложным логическим аппаратом приводит к идее практической, преобразующей силы искусства. В этом заключается одно из важнейших завоеваний эстетики великого немецкого мыслителя» [5. C. 302].

Именно в разработке философского учения о познании, об искусстве, о бытии, И. Кант неоднократно касался значения игры. Сравнивая искусство  и ремесло, И. Кант отмечает, что «первое называется свободным, а второе можно также назвать искусством для заработка. На первое смотрят так, как если бы оно могло оказаться целесообразно, как игра, то есть как на занятие, которое приятно само по себе» [3. C. 319]. На второе смотрят как на работу, то есть как на занятие, которое само по себе неприятно и привлекает только своим результатом (например, заработком). И. Кант, несмотря на выдвигаемый им тезис о «необходимости свободы в искусстве», указывает на обязательное присутствие принуждения. Он отмечает, что «во всех свободных искусствах все-таки требуется нечто принудительное, или, как это называют, механизм, без чего дух, который должен быть в искусстве свободным …вообще не имел бы тела и должен был бы полностью испариться…» [2. C. 176].

Наиболее глубокий анализ эстетической теории Канта дал Гегель. Разобрав кантовское суждение о прекрасном по качеству, количеству, отношению и модальности, Гегель заключает: «Таковы основные выводы кантовской критики, поскольку она  может нас заинтересовать. Она представляет собою исходную точку для истинного понимания прекрасного в искусстве. Однако, лишь преодолевая недостатки кантовской философии, это понимание могло проложить себе путь и прийти к осознанию подлинного единства необходимости и свободы, особенного и всеобщего, чувственного и разумного». Гегель подверг критике кантовский агностицизм и субъективизм в теории познания. Он вскрыл  несостоятельность кантовской теории морали, так как она базируется на принципе антиисторизма и морального формализма. И он критикует главные положения «Критики способности суждения» [1. C. 74]. В отличие от Канта он рассматривал искусство как форму познания, относя его к сфере абсолютного духа.  

Таким образом, мы рассмотрели вкратце философскую систему И.Канта, в которую входит: теория познания, учение о религии, эстетическая и этическая концепции. И отвечая на поставленный вопрос, отмечаем, что в философии Канта эстетика рассматривается как завершающая часть общей философской системы. Рефлектирующая способность суждения («Критика способности суждения»,1790) в системе познавательных способностей снимает противоречия между рассудком и разумом, основываясь на чувстве удовольствия/неудовольствия. Кант тесно связал сферу эстетического с субъектом, с его восприятием объекта, т. е. с субъект-объектным отношением.

Искусство становится важнейшим средством проникновения в мир сверхчувственного. Этими положениями Кант открыл путь к культу искусства, возвышающему его над философией и религией. Вскоре по нему двинулись, существенно расширяя его, романтики. В эстетике Канта эстетическое фактически осознается как трансцендентальный посредник между имманентным и трансцендентным. Принципиальная недоступность эстетического опыта для логического истолкования служит Канту одним из убедительных доказательств бытия сферы трансцендентных идей, в том числе и в сфере морали, является истоком «категорического императива», в частности. Человек с развитым эстетическим чувством  необходимо обладает и нравственным чувством, ибо имеет внутренний доступ к сфере трансцендентного. 

Подводя итог, мы можем отметить, что философская система И. Канта состоит из: «Критики чистого разума» - где рассматривается теория познания, «Критики практического разума» - где анализируется  этика. Не хватает связующего звена и им становится мир красоты, то есть работа «Критика способности суждения». Эстетика И. Канта – это учение о чувственности. Таким образом, система И. Канта тесно связана со способностями человеческой психики, а именно: познавательной, оценочной и волевой. К оценочной И. Кант относит чувства удовольствия/неудовольствия, к волевой – способность желать. К «Критике чистого разума» и «Критике практического разума» И. Кант относит познавательную и оценочную способности. А к оценочной он относит теологию, а в последствии и учение о красоте. К познавательной способности относится рассудок, к оценочной способность суждения, к волевой – разум (в том числе сюда входит и этика). И соответственно И. Кант применяет их к природе, теологии, искусству и к свободе.

 

Список литературы

1.Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии / Г.В.Ф. Гегель. Пер. с нем. Ваден А.М. – М.: Наука, 2005. 479 c.

2.Кант И. Критика способности суждения. / И. Кант. Пер. с нем.  Гулыга А.С. – М.: Изд-во, 1994. 365 c.

3.Кант И. Собрание сочинений в 8 томах / И. Кант. Пер. с нем. Гулыга А.С. – М.: Юбил. Изд. Т. 5. 1994. 428 c.

4.Лайзанс П. Этика Канта и современность / П. Лайзанс – М.: Авотс, 1989. 225 c.

5.Шестаков В. Очерки по истории эстетики. От Сократа до Гегеля. / В. Шестаков – М.: Мысль. 1979. 372 c

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом