Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 16 ноября 2011 г.)

Наука: Политология

Секция: Социология и психология политики

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Руткаускайте М.В. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК РЕЗУЛЬТАТ ПРОЦЕССА ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК РЕЗУЛЬТАТ ПРОЦЕССА ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

Руткаускайте Марите Викторасовна

аспирант, Пермский государственный университет, г. Пермь

E-mail: rut-marite@yandex.ru

 

 

 

Вопрос о механизмах формирования политической идентичности в значительной степени становился импульсом развития всей теории политической идентичности, и в настоящее время вызывает немало споров, являясь темой многих научных дискуссий. Исследование политической идентичности начинается в европейской и американской политической науке с середины ХХ века. Активное исследование, в том числе и в российской политической науке, данного феномена наблюдается с начала 1990-х годов, так как современность, с ее глобализацией, информатизацией и прочими сопутствующими элементами, вкладывает новые смыслы в понятие политическая идентичность.

Большинство исследований данной тематики начинаются с фиксирования кризиса идентичности в мире, который возникает из-за многозначности современного мира, государства в мире и человека в государстве.

Если обратиться к истории возникновения проблемы, то можно сказать, что древнегреческие мыслители решение проблемы самоопределения нации видели в «языково-культурном» принципе самоидентификации: «всякий, кто говорит по-гречески, — эллин, всякий, кто говорит на ином языке и придерживается иных обычаев, - варвар» [5, с. 6].

Сильная власть короля, огромное влияние церкви, формирование национальных государств в средневековый период создали у европейцев мощную подданническую идентичность, основанную на вере в определенную миссию человека, данную Богом и закрепленную королем.

В период эпохи Возрождения появляются первые смуты в сознании четкости предначертанной идентичности. Как отмечает З. Бауман, с этого времени у мыслящих людей появляется свобода «творить самих себя», самосовершенствоваться, но это совершенно не означало постоянное движение и неопределенность. Размытие четкости идентичности продолжилось в период распада сословий и появления классов, в связи с необходимостью постоянного соответствия жизни стандартам класса. Получается, что существенными ограничителями идентичности того периода были «класс» и «пол» [1].

Современность привнесла в человеческую жизнь возможность выбирать индивидуальные траектории, вне зависимости от класса, сословия, пола и других возможных ограничителей.

Проблема идентичности настоящего времени по мнению З.Баумана заключается в «выборе наименее рискованного поворота на ближайшем перекрестке, в изменении направления до того как местность впереди окажется непроходимой, или изменится схема дорог, или же пункт назначения переместится в другое место, а то и просто потеряет прежнюю привлекательность» [1]. В этом смысле логичным представляется мнение ученого, что «вместо разговора об идентичностях <…> уместным <…> выглядело бы исследование идентификации, никогда не заканчивающейся, всегда незавершенной, неоконченной» [1]. Таким образом, изучение неоднозначного результата, а именно идентичности в определенной точке времени, по мнению ученого, является для современной науки не актуальным знанием, важнее анализировать процесс формирования идентичности, так как в эпоху современной «модернити» люди настолько неуверенны в своем положении в общественных отношениях, что всячески пытаются найти ту окончательную идентичность, которой нет.

Тема постоянно развивающейся идентичности находит свое продолжение и в трудах И.С. Семененко: «Как система социально значимых ориентиров «узнавания» себя идентичность постоянно находится в процессе становления и переосмысления своих характеристик. Но в информационном обществе, в мире много­уровневой взаимозависимости социальных субъектов и индивидов сами референтные ориентиры становятся все более неопределенными, размытыми и изменчивыми. Они подвержены влиянию стремительно растущих потоков информации и сами формируют пространство информации и коммуникации» [4].

В.В. Лапкин совместно с И.С. Семененко отмечают, что «существенные изменения в социальной идентичности и ее составляющих, с одной стороны, являются следствием экономических, политических и культурных процессов, а с другой — сами приводят к значимым общественным трансформациям» [2].

Таким образом, политическая идентификация в современном обществе представляет собой постоянный процесс по соотнесению себя с политической системой, выработки политических ценностей и установок, а политическая идентичность, становится неуловимым результатом политической идентификации, возможность зафиксировать который было бы реально с помощью «фотографии» общества.

Рассмотрев характеристики политической идентификации, автор предлагает обратиться к теоретической модели. Данная теоретическая модель не является авторской разработкой, скорее актуализацией ранее созданных социологической и психологической науками моделей.

Действительно, граней развития теории политической идентич­ности достаточно много, но представляется возможным сузить ее рассмотрение путем выделения взаимосвязи теорий политической идентичности и политической социализации, берущую свое начало именно из социологии и психологии.

Стоит отметить, что К. Юнг отождествлял идентификацию с обретением «самости» в процессе социализации, которая длится всю жизнь индивида.

Перефразируя З. Фрейда, социализация является процессом идентификации с отцом, неким разрешением Эдипова комплекса. Таким образом, сексуальные импульсы индивида сублимируются в социально приемлемые формы.

О.В. Попова фиксирует, что в социологической литературе под идентификацией обычно понимают «один из механизмов социализации личности, с помощью которого приобретаются или усваиваются нормы, идеалы, ценности роли и моральные качества представителей социальных групп, к которым принадлежит данный индивид» [3, c. 2].

Понимая под политической идентификацией механизм политической социализации, точнее один из процессов политической социализации, который преобразует процесс направленной и стихийной политической социализации в некий законченный результат, называемый политической идентичностью, автор статьи также поддерживает понимание социологической взаимосвязи между указанными политическими процессами и результатами.

Политическая социализация индивида состоит из двух видов процессов: внутренних и внешних. Внешние процессы харак­теризуются соотношением направленности или стихийности политической социализации, а также вертикальными или горизонтальными связями в ее осуществлении. Внутренние же процессы представляют собой взаимозависимые процессы познания и идентификации, результатом которых является некая политическая идентичность, которая в каждый момент времени может быть различна. Внешние процессы, берущие свое начало из «среды» или из самой «политической системы», определенно, влияют на внутренние процессы, происходящие на уровне индивида.

Агенты политической социализации, такие как семья, друзья, школа, СМИ и т. д., провоцируют внешние процесс политической социализации, которые могут быть как направленными, так и стихийными. Следовательно, каждый агент политической социализации вносит свой вклад в развитие внутренних процессов политической социализации индивида, определенным образом влияя и на характер процесса познания и на качество процесса идентификации.

В стабильных системах существует некий баланс между направленными и стихийными процессами политической социализации, основанный на качественных горизонтальных связях политической социализации. Между тем, в переходных политических системах такого баланса нет. Вследствие чего преобладает то стихийный процесс, привнося в политическую систему элементы дисбаланса и «смуты», либо тотально направленный процесс, вызывающий большее отторжение, нежели поддержку политической системы.

Таким образом, анализ политической идентичности возможен как срез процесса политической социализации в определенной точке времени, рассматривая его внешние и внутренние процессы.

 

 

 

Список литературы:

 

1. Бауман З. Идентичность в глобализирующемся мире. URL: http://www.tovievich.ru/book/print/155.htm  (дата обращения: 09.01.2011).

2.Лапкин В. В., Семененко И. С. Нет развития без самопознания. Незави­симая газета. 30.03.2010 URL: http://www.ng.ru/scenario/2010-03-30/9_developement.html (дата обращения: 19.01.2011).

3.Попова О.В. Политическая идентификация в условиях стабильности и трансформации общества. Автореф. дисс. канд. пол. наук. — СПб, 2002. — 24 с. С.2

4.Семененко И.С. Культурные факторы и механизмы формирования российской национально-цивилизационной идентичности на рубеже XXI века // Полис. — 2004. — №1. URL: http://www.politstudies.ru/ N2004fulltext/2004/1/22.htm (дата обращения: 11.11.2011).

5.Феоктистов  И. На переломе, в поисках себя. От редакции // Хантингтон С. КТО МЫ?: Вызовы американской национальной идентичности. Пер. с англ. А. Башкирова. — М.: ООО «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига», 2004. – 635 с., С.6

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий