Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 17 октября 2011 г.)

Наука: Политология

Секция: История социально-политических учений зарубежных стран

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Липская Л.А. ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. V междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Липская Лариса Алексеевна

д. пед. н., доцент УралГУФК, г. Челябинск

Концепции политической культуры сложились к середине XX века на Западе, благодаря ученым Г. Алмонду, С. Вербе, Е. Вятру, Р. Такеру и др.

В зарубежной политологии среди ученых нет единства в толковании понятия «политическая культура».

· Е. Б. Шестопал [5], систематизируя существующие в зарубежной научной литературе определения политической культуры, сводит их к четырем группам:

· «психологическая», где культура рассматривается как система ориентаций на политические объекты;

· «всеобъемлющая», включающая как установки, так и политическое поведение индивидов;

· «объективная», в которой культура представляется как определенный ограничитель поведения индивида;

· «эвристическая», рассматривающая культуру как гипотетическую конструкцию для аналитических целей.

Суть дискуссионной проблемы западных политологов — определение границ политической культуры. Одни из родоначальников теории вопроса, американские ученые Габриел Алмонд и Сидни Верба, видели в политической культуре совокупность психологических ориентаций людей по отношению к политическим объектам. «Когда мы говорим о политической культуре общества, — писали они в знаменитой монографии «Гражданская культура», то ведем речь о политической системе, интериоризованной в знаниях, чувствах и оценках населения». По их мнению, «политическая культура есть совокупность индивидуальных позиций и ориентаций участников данной политической системы. Это субъективная сфера, образующая основание политических действий и придающая им значение» [1, с. 64–65].

Тем самым они ограничивали политическую культуру сферой политического сознания и политической психологии. Впоследствии сходные взгляды развивали Люсьен Пай и Доналд Дивайн, считавшие, что включение политического поведения в политическую культуру несовместимо с логикой исследования. Концентрация внимания на сугубо психологических факторах, вбирающих в себя только ориентации относительно политической системы, невключение в анализ таких компонентов как принятые в социуме модели и образцы политического поведения сужает понятие «политическая культура».

Ряд зарубежных политологов, возражая против того, что понятие «политическое поведение» шире, чем политическая культура», определяют последнюю как совокупность политического сознания и поведения, присущих данной социальной общности. В частности, согласно Е. Вятру, политическая культура есть «совокупность позиций, ценностей и образов поведения, затрагивающих взаимоотношения власти и граждан» [2, с. 259–260]. Польский ученый относит к политической культуре знание о политике, знакомство с фактами, интерес к ним; оценку политических явлений, оценочные мнения о том, как должна существовать власть; эмоциональную сторону политических позиций; признанные в данном обществе образцы политического поведения, которые определяют, как можно и следует поступать в политической жизни.

Американский социолог С. Липсет определял политическую культуру как некую совокупность ритуалов, «которые служат сохранению законности различной демократической деятельности», акцентируя тем самым внимание на поведении граждан в условиях демократии, сохранении ее ценностей» [3, с. 203].

В зарубежной политологии значительное место занимает проблема политической культуры личности. Ее изучение в ряде случаев ведется через раскрытие сущности политической социализации, политической секуляризации и политизации. Ряд зарубежных авторов, в том числе П. Шаран, трактуют политическую культуру гражданина как «субъективную реакцию людей на политическую систему» [4, с. 46]. В данном случае политическая социализация рассматривается ученым, как процесс, посредством которого, с одной стороны, насаждаются политические взгляды и ценности, а с другой — индивидуум формирует свой собственный взгляд на политическую действительность. Это включает в себя отношение к личностям, политике, событиям и потребностям. Основная функция политической социализации заключается, прежде всего, в освоении политической культуры, которая создает условия для вхождения гражданина в политическую систему.

Одной из дискуссионных проблем остается типология политической культуры. Наиболее популярна классификация Алмонда и Вербы, которые исходили прежде всего из степени участия граждан в политической жизни. Они выделяют: «провинциальную» («патриархальную»), «подданическую» и «политическую культуру участия»:

  • в патриархальной (провинциальной) культуре у населения полностью отсутствуют знания о политике и политической системе, у членов общества политические ориентации не отделены от иных (экономических, религиозных), отсутствуют какие-либо ожидания, связанные с политической системой;
  • подданнической культуре свойственно «пассивное политическое поведение» и исключительная ориентация на господствующие ценности, при очень слабом их осмыслении; подданные хорошо понимают государственную власть и умеют эффективно (для системы) подчиняться ей, проявляя пассивность во всем остальном;
  • партисипаторная или культура участия («рационально активистская»), где индивиды активно участвуют в политической жизни, пытаясь воздействовать на процессы принятия решений, умело артикулируют собственные интересы, уважают принятые решения и выполняют их.

В современном мире эти типы политической культуры в чистом виде отсутствуют. В действительности национальные политические культуры сочетают в себе различные типы, то есть являются смешанными. Комбинации этих типов могут быть разные. Г. Алмонд и С. Верба при сравнительном изучении политических культур задались вопросом, существует ли демократическая политическая культура, то есть некий набор ориентаций, который благоприятствует стабильности демократии, то есть «подходит» демократической системе.

Их основной вывод заключался в том, что наиболее оптимальным для стран стабильной демократии является смешанный тип политической культуры, выявленный в Великобритании и США, — гражданская политическая культура (или политическая культура гражданственности). В рамках этой культуры многие граждане могут быть активным в политике, но многие другие играют более пассивную роль подданных. Политическая деятельность представляет собой лишь часть интересов гражданина, причем, как правило, не очень важную их часть. Каждый из предложенных Г. Алмондом и С. Вербой идеальных типов политической культуры на практике, как считали авторы типологизации, отражает специфику той или иной «идеальной» субкультуры. Особое сочетание этих субкультур обуславливает национальные особенности политической культуры в той или иной стране.

 

Список литературы:

1. Алмонд Г., Верба С. Культура гражданина / Г. Алмонд, С. Верба. — М.: Глобус, 2001. — 260 с.

2. Вятр Е. Социология политических отношений: Пер. с польск. / Под ред. Ф.М. Бурлацкого. — М.: Политиздат, 1979. — 390 с.

3. Липсет С. М. Политическая социология // Американская социология. Перспективы, проблемы, методы / С. М. Липсет. — М.: Наука, 1992. — 320 с.

4. Шаран П. Сравнительная политология / П. Шаран. В двух частях: Пер. с англ. — 4.1. — М.: Мысль, 1992. — 320 с.

5. Шестопал Е.Б. Личность и политика: Критический очерк современных западных концепций политической социализации / Е. Б. Шестопал. — М.: Мысль, 1988. — 294 с.

 

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий