Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXV-LXVI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 03 октября 2016 г.)

Наука: История

Секция: Всемирная история

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Макутчев А.В. «БЕРМ»: СТЕНА НА ГРАНИЦЕ КАК СПОСОБ РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТА В ЗАПАДНОЙ САХАРЕ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LXV-LXVI междунар. науч.-практ. конф. № 9-10(59). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 17-25.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

«БЕРМ»: СТЕНА НА ГРАНИЦЕ КАК СПОСОБ РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТА В ЗАПАДНОЙ САХАРЕ

Макутчев Александр Валерьевич

канд. ист. наук, доц. кафедры правовых дисциплин

Тульского государственного педагогического университета им. Л.НТолстого,

РФ, гТула

“BERM”: THE WALL ON THE BORDER AS A SOLUTION OF CONFLICT IN WESTERN SAHARA

Alexander Makutchev

candidate of Science, assistant professor of Lev Tolstoy Tula State Pedagogical University,

Russia, Tula

 

АННОТАЦИЯ

В статье представлена история поиска путей решения конфликта в Западной Сахаре между Марокко и Полисарио – движением за независимость. Автор рассматривает предпосылки и последствия сооружения стены на границе между оккупированными Марокко территориями и землями, контролируемыми повстанцами Полисарио. В итоге автор приходит к выводу, что эта инициатива не смогла прекратить конфликт, а лишь видоизменила его, заморозив решение проблемы в долгосрочной перспективе.

ABSTRACT

The article presents the history of finding ways of resolving the conflict in Western Sahara between Morocco and the independence movement Polisario. The author examines the causes and consequences of erection of the Wall on the border between territories, that occupied by Morocco, and lands, that controlled by Polisario rebels. In the end, the author concludes that this initiative was not able to end the conflict, but only modify it, freezing the solution to the problem in the long term.

 

Ключевые слова: Западная Сахара, война за независимость, Марокко, Полисарио, повстанцы.

Keywords: Western Sahara, independence war, Marocco, Polisario, rebels.

 

Конфликт в Западной Сахаре остается одним из самых долгих в мировой истории. Его сторонами являются Марокко и Фронт Полисарио (Народный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро), отделенные на сегодняшний день друг от друга стеной – «Марокканской стеной», или «Бермом». Регион исторически был испанской колонией, однако деколонизация в случае с Западной Сахарой не привела к образованию независимого государства. Места выведенных в 1975 г. испанских солдат заняли марокканские войска, при этом испанская администрация не выполнила обязательства по проведению инициированного ООН референдума о будущем Западной Сахары, что позволило Марокко заявить свои претензии на область, богатую фосфатными и железорудными месторождениями. Ответом со стороны сторонников независимости – Фронта Полисарио – стало провозглашение Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР) и начало вооруженной борьбы повстанцев с оккупационными войсками Марокко и Мавритании, занявшей юг региона (область Рио-де-Оро).

Ведя весьма успешную партизанскую войну против слабо подготовленной армии Мавритании, Полисарио удалось добиться выхода мавританских войск из Западной Сахары, однако это не помогло региону обрести независимость: бывшую мавританскую зону контроля оперативно заняли марокканские войска. Лидеры Полисарио поняли, что им не удастся занять крупные населенные пункты в борьбе с лучше подготовленными и более многочисленными марокканскими войсками, и вернулись к проверенной временем партизанской войне [7, с. 185]. В оккупированных городах марокканцы установили гарнизоны, но они были не в состоянии контролировать пустынные районы, где мелкие подразделения повстанцев могли передвигаться относительно безопасно. Большинство баз Полисарио располагалось в долине Сегиет-эль-Хамра на севере Западной Сахары, где ландшафт давал им стратегическое преимущество, а также в труднодоступных пещерах гор Земмури [2, с. 97]. Чтобы избежать обнаружения разведывательными самолетами, партизаны передвигались в ночное время. Целями их рейдов были Эль-Аюн, Тарфая и другие крупные населенные пункты, но наибольший интерес для повстанцев представляли фосфатные шахты в Бу-Кра, где им удалось почти полностью парализовать добычу, повредив 100-километровый конвейер, по которому руда доставлялась из шахт в порт Эль-Аюна. Из-за налетов бойцов Полисарио фосфатная добыча почти прекратиласьи была возобновлена только после того, как была построена «Марокканская стена» – в этом и состояла одна из целей возведения стены.

Однако самыми болезненными для марокканского руководства были даже не налеты на Бу-Кра, а атаки Полисарио на военные и экономические цели в Южном Марокко, которые подрывали авторитет короля Хасана II.Так, 27 августа 1978 г. партизаны почти полностью уничтожили марокканский патруль в долине реки Дра, а после этого захватили пограничную заставу на марокканско-алжирской границе [2, с. 97].

Руководство самопровозглашенной САДР позиционировало свою партизанскую войну как межгосударственный конфликт: министр обороны САДР предупредил короля Хасана II, что если войска Марокко не прекратят оккупацию Западной Сахары, нападения будут продолжаться, более того, новыми целями станут Рабат, Агадир и Танжер. Это заявление было во многом рассчитано на эмоциональную реакцию марокканцев: на самом деле повстанцы были активны только в районах Южного Марокко и в некоторых регионах Атласских гор, но никогда не были близки к выше упомянутым городам [3, с. 82].

В ответ на действия Полисарио правительство Марокко увеличило военный бюджет, увеличило набор в армию и стало активно закупать оружие у своего главного союзника – США. В Сенате США разгорелся скандал по этому поводу, однако правительство обнародовало разъяснение, что США продавали оружие Марокко при условии, что оно не будет применяться за пределами Марокко, а Западная Сахара, по мнению правительства, является частью Марокко [6, с. 178].

Тем не менее, усиление армии мало сказалось на эффективности борьбы Марокко против закаленных десятилетием партизанской войны бойцов Полисарио. 24 августа 1979 г. повстанцы уничтожили марокканский гарнизон города Лебуират. Полисарио дважды атаковал город 6 июля и 10 августа, изматывая гарнизон. Боевой дух марокканских войск ослаб от четырехнедельного напряжения, командир гарнизона подполковник Мохаммед Азельмат просил подкреплении, но не дождался его. Песчаные бури помешали привлечь к спасению гарнизона ВВС, а двигавшийся на помощь отряд попал в засаду у города Зуг и был вынуждены отступить. 24 августа в ходе решающей атаки повстанцев гарнизон понес тяжелые потери (812 убитых, 111 пленных) и капитулировал. Этот инцидент вызвал резонанс в Марокко: по результатам инициированного расследования были расстреляны 9 офицеров, 36 сержантов и солдат были отправлены в тюрьму.

Повстанческие отряды, пользуясь поддержкой Алжира, заинтересованного в ослаблении своего исторического противника – Марокко, продолжали атаковать марокканские войска на севере Западной Сахары. 5 октября 1979 г. они открыли огонь по южному марокканскому городу Зуг для отвлечения внимания от последовавшей на следующий день атаки на второй по величине город Западной Сахары – Смару [6, с. 179]. Город был хорошо защищен, его гарнизон насчитывал порядка 4000–5000 солдат, тем не менее партизанам удалось захватить часть города, после чего они организованно отступили.

Уже 14 октября 1979 г. повстанцы Полисарио атаковали город Махбес в 60км от алжирской границы. Город был оставлен гражданским населением еще в 1975 г., став базой для марокканских войск, пытавшихся контролировать границу Западной Сахары с Алжиром, на территории которого повстанцы находили убежище. Базу защищали 780 солдат, им противостояло около 1200 повстанцев. За сутки боев марокканские войска потеряли около 20 % личного состава, повстанцы вновь организованно отступили [5, с. 143].

Пытаясь перехватить инициативу, марокканское военно-политическое руководство 5 ноября 1979 г. начало операцию против Полисарио под общим командованием полковника Ахмеда Длими. Из новшеств этой операции стоит отметить использование марокканцами отрядов сахарави – коренного населения Западной Сахары – с их доскональным знанием пустынных областей. Хотя большинство сахарави поддерживали Полисарио, некоторая их часть служила в марокканской армии: они были набраны из Южного Марокко, кроме того, сказывались и межплеменные противоречия (так, крупнейшее племя сахарави – регибат – поддерживало Полисарио, а их исторические враги из племени Аит Усса – Марокко) [2, с. 99].

Марокканцы извлекли уроки из прошлых неудач и заменили тихоходные военные конвои – легкую цель для партизан – хорошо вооруженным и внедорожниками с солдатами на борту. В ходе операции марокканцы достигли алжирской границы, не встречая существенного сопротивления, и стали укреплять свои позиции на границе. Однако развить успех Марокко не удалось: 1 ноября1979 г., в 25-ю годовщину начала войны Полисарио за независимость Западной Сахары, руководство Алжира провело крупнейший за 10 лет военный парад. Алжир в своих международных отношениях ориентировался на Восточный блок, а Марокко – на страны Запада и США, и усугубление отношений между соседями в условиях холодной войны грозило серьезными последствиями. Алжир также пролоббировал новый призыв Генеральной Ассамблеи ООН к Марокко вывести войска из Западной Сахары (ООН признал Полисарио в качестве представителя народа Западной Сахары и полноценного участника мирного урегулирования). Правительство Марокко поняло это скрытое предупреждение Алжира, и военные действия на границе были прекращены.

Таким образом, военные операции Марокко против повстанцев Полисарио оказались неудачными. Это побудило короля Хасана II искать другие подходы к решению проблемы и начать дипломатические маневры. В январе 1980 г. он направил своих представителей в 25 африканских стран с целью укрепления марокканских позиций. Дипломаты добились ощутимых результатов, и значительная часть африканских государств, признававших САДР, отозвали свои признания. Отношения с САДР сохранили лишь некоторые страны Африки, Азии и Южной Америки. Интересно отметить, что СССР негласно поддерживал Полисарио через Алжир, но никогда не признавал САДР.

Несмотря на продолжение атак Полисарио, марокканское руководство кардинально переоценило свой политический курс в отношении Западной Сахары. 3 марта 1980 г. король Хасан II впервые посетил оккупированную Западную Сахару, где он пообещал тем местные жителям, которые сохранят верность режиму, равные с марокканцами права и возможности. Параллельно правительство Марокко инициировало политику переселения бедных марокканцев в города Западной Сахары, чтобы повысить лояльность местного населения за счет переселенцев, которым была обещана государственная помощь и продовольственные пайки.

Наконец, в мае 1980 г. король Хасан II, при содействии генерала Длими, составил и обнародовал «Стратегию стен» для ее реализации на границах Западной Сахары с Алжиром и Мавританией. Именно эта стратегия позволяет марокканцам по сей день контролировать регион.

Суть стратегии состояла в сооружении неприступной укрепленной стены, получившей неофициальное название «Берм», вдоль границ контролируемых Марокко территорий Западной Сахары. Эта стена должна была отгородить повстанцев Полисарио от этих территорий – «Южных провинций Марокко».

Строительство первого участка стены, укрепленной проволочными заграждениями и траншеями, началось в 1982 г. от окраин города Смара на юг, к границе с Мавританией. К настоящему времени общая длина стены, имеющей 300 укрепленных сторожевых башен и наблюдательных постов, выросла до 2400 км. Цепь укреплений была укомплектована 120 тысячами солдат, подступы к стене были заминированы.

Между тем, 25 февраля 1982 г. Организация африканского единства (ОАЕ) признала САДР своим полноправным членом, что ожидаемо вызвало протесты Марокко. После одобрения 12 ноября 1984 г. ОАЕ Резолюции AHG104 о праве сахарави на самоопределение Марокко немедленно покинул организацию. В то же время, в октябре 1987 г., был достроен шестой участок Берма, который спровоцировал политический и дипломатический кризис между Марокко и Мавританией. Дело в том, что часть стены оказалась построена на территории Мавритании, что можно считать нарушением границ независимого государства [2, с. 99].

Стена разделила Западную Сахару на две неравные части: прилегающие к океану 2/3 области (Южные провинции Марокко) и пустынные земли за стеной – владения Полисарио и САДР (Свободные земли). Рейды повстанцев отныне стали невозможны: им путь преграждали не просто пограничные заставы, а трехметровая стена с пулеметными точками, радарами и минными полями.

Параллельно правительство Марокко активизировалось на международном уровне и добилось серьезного дипломатического успеха – восстановило дипломатические отношения с Алжиром (10 мая 1988 г.), главным союзником Полисарио. Отказ Алжира от активной поддержки повстанцев был обусловлен мировыми геополитическими и экономическими изменениями: падение цен на нефть лишило страну значительной части доходов, а начавшийся распад Восточного блока привел к переориентации алжирской внешней политики на налаживание отношений с Западом.

Договоренности с Алжиром позволили Марокко окончательно перехватить инициативу в борьбе против повстанцев. С одной стороны, король Марокко был вынужден уступить международному давлению и согласиться с планом мирного урегулирования с Полисарио, с другой – он имел возможность диктовать свои условия, так как Берм обезопасил Марокко от действий повстанцев.

В начале 1989 г. Хасан II встретился с руководителями Полисарио, обсудил проведение референдума и предложил в качестве альтернативы независимости Западной Сахары статус провинции Марокко с определенными правами и свободами для ее жителей. В 1991 г. было подписано соглашение о прекращении огня между повстанцами и Марокко, кроме того, ООН учредила МООНРЗС – Миссию ООН по референдуму в Западной Сахаре, чья цель заключалась в наблюдении за прекращением огня между сторонами. В результате прекращения огня граница между Марокко и САДР была установлена по линии Стены. Зона от Стены шириной в 5 км со стороны Полисарио была объявлена запретной зоной – буферной полосой, где могли передвигаться только наблюдатели. В зонах шириной в 30 км на марокканской стороне и шириной в 25 км на стороне повстанцев запрещались любые военные учения и маневры без ведома ООН.

В целом сооружение стены на границе между Марокко и САДР не решило проблему, а лишь заморозило конфликт. Параллельно марокканцы продолжили программу миграции, в рамках которой тысячи марокканцев были переселены в города Западной Сахары. Марокко рассчитывало, что новые поселенцы, чьи голоса были равны голосам коренного населения, повлияют на исход референдума в пользу Марокко [5, с. 85–86]. Пытаясь этому помешать, Полисарио настаивал на референдуме на основании данных испанской переписи населения 1974 г., то есть без учета более поздних переселенцев. В ответ марокканские власти попытались доказать, что эти переселенцы являются потомками сахарави, которые переселились в Марокко в 1970–1980-х гг. Вялотекущий спор по поводу того, кто сможет принять участие в референдуме, был частью марокканской стратегии: он оттягивал сам момент проведения голосования и дискредитировал ООН [3, с. 166]. Референдум был отложен до 1992 г., однако регистрация его участников началась лишь в августе 1994 г.

12–25 марта 1995 г. король Хасан II провел в Вашингтоне переговоры с лидером Полисарио Мухаммедом Абдельазизом, в ходе которых последний обвинил ООН в бездействии и в том, что она позволила Марокко привлечь к проведению референдума 181 тысяч избирателей, которые не являются сахарави [4, с. 238]. Отношения между ООН и Полисарио к тому моменту превратились в формальные, и деятельность военных наблюдателей стала практически невозможной из-за различных ограничений в контролируемых повстанцами зонах.

В 1996 г. деятельность МООНРЗС по регистрации участников референдума фактически застопорилась из-за бойкота со стороны Полисарио и Марокко. Повстанцы разочаровались в ООН, не способной с 1970-х гг. добиться реализации собственных резолюций о проведении референдума в Западной Сахаре. В случае с Марокко подкрепленное Стеной прекращение боевых действий против повстанцев устраивало Рабат и не побуждало его к продолжению переговоров.

Несмотря на взаимные подозрения и недружелюбную атмосферу, в 1997 г. начались новые переговоры о продолжении урегулирования в регионе. Представители Марокко и Полисарио встретились в Хьюстоне при посредничестве бывшего госсекретаря США Джеймса Бейкера. Камнем преткновения в переговорах по-прежнему оспариваемая историческая связь Западной Сахары с Марокко. В частности, Марокко утверждал, что в период испанской колонизации – с 1884 по 1934 гг. – некоторая часть сахарави бежала на марокканские территории. Однако из-за отсутствия доказательств марокканская позиция была отклонена представителями ООН.

Последующие встречи представителей Марокко и Полисарио в Лондоне, Лиссабоне и Женеве не приблизили проведение референдума. К середине 2000 г. его дата откладывалась уже 12 раз, и напряженность между сторонами переговоров была уже настолько высока, что Полисарио рассматривал возможность возобновления военных действий и концентрировал большие силы вдоль Стены [1, с. 134].

Чтобы не допустить новой вспышки конфликта, в августе 2000 г. Бейкер предложил сторонам компромиссный вариант рамочного соглашения – «План Бейкера». При этом он не решал проблемы статуса Западной Сахары, а лишь отсрочивал ее решение. Бейкер предложил правительству Марокко значительно расширить автономию Западной Сахары. Референдум же, в таком случае, следовало провести не ранее чем через 5 лет существования такой автономии, включив в число избирателей всех местных жителей (в том числе переселенцев), если они жили в Западной Сахаре более одного года.

После некоторых колебаний Марокко принял «План Бейкера», в то время как Полисарио его категорически отверг. Бейкер встретился с президентом Алжира Абдельазизом Бутефлика, рассчитывая, что алжирцы убедят Полисарио согласиться с планом, однако этого не последовало. Более того, Совет Безопасности ООН не принял план. Летом 2003 г. доработанный вариант «Плана Бейкера» был одобрен резолюцией 1495 Совета Безопасности ООН и, под давлением Алжира, в общих чертах поддержан Полисарио. Этот вариант предусматривал включение в программу референдума третьего варианта будущего Западной Сахары (помимо сохранения в составе Марокко или автономии под властью Марокко) – независимости региона. Это уже вызвало негодование нового короля Марокко Мухаммеда VI, который еще при вступлении на трон в1999 г. отказался признать ранее принятые соглашения о возможности независимости Западной Сахары.

Таким образом, «Марокканская стена», разделившая на две части Западную Сахару, по-прежнему является символом нерешенной проблемы статуса Западной Сахары. Стена прекратила вооруженную фазу конфликта, но оказалась неспособна помочь его политическому разрешению, лишь законсервировав политический процесс.

Марокко, отгородившись от повстанцев, потеряло стимулы к продолжению диалога с Полисарио и САДР. В дипломатическом плане его позиции также весьма сильны: поддержка США позволяет Рабату не опасаться широкого международного признания Западной Сахары.

Повстанцы, оказавшиеся за Стеной, на сегодняшний день имеют поддержку лишь со стороны Алжира. Большинство бежавших из Западной Сахары сахарави живут в лагерях беженцев в Алжире, в том числе семьи повстанцев. При этом возможности возобновления боевых действий у Полисарио нет. Так, после отказа Мухаммеда VI от всех предыдущих соглашений в 1999 г. Полисарио заявил, что в свою очередь отказывается от соглашения 1991 г. о прекращении огня, но военные действия не возобновил. Причиной тому – материальная слабость Полисарио, зависящего от довольно скромной на сегодняшний день поддержки Алжира и некоторых гуманитарных организаций. По мнению некоторых экспертов, возможности Полисарио полностью исчерпаны, организация не в состоянии вести вооруженную борьбу, она ослаблена внутренними конфликтами и общей усталостью от сорокалетней войны. На этой слабости основана выжидательная политика правительства Марокко, которое осознает, что никакая сила не способна заставить его уйти с оккупированных территорий Западной Сахары.

 

Список литературы:

  1. Салек А.М. Проблема Западной Сахары в международном и региональном контекстах: 1964–2002 гг.: дисс. … канд. ист. наук. – М., 2003. – 160 с.
  2. Besenyo J. Western Sahara. Pécs: Publikon Publishers, 2009. – P. 198.
  3. Hodges T. The Roots of a Desert War. – Lawrence Hill & Company, 1983. – P. 224.
  4. Mullen C.A. Unrepresented Nations and Peoples Organization: Yearbook 1996. – Martinus Nijhoff Publishers, 1997. – P. 96.
  5. Shelley T. Endgame in the Western Sahara. 94. What Future for Africa’s Last Colony? – Zed Books. – London & New York, 2004. P. 188.
  6. Zartman I.W. Time for a Solution in the Western Sahara Conflict // Middle East Policy. – 2007. – № 4. – P. 178–183.
  7. Zoubir Y.H., Benabdallah-Gambier K. The United States and the North African Imbroglio: Balancing Interests in Algeria, Morocco, and the Western Sahara // Mediterranean Politics. – 2005. Vol. 10. № 2. – P. 181–202.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом