Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXIV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 22 августа 2016 г.)

Наука: Философия

Секция: Социальная философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ашмянцева В.В. РУССКИЕ ФИЛОСОФЫ-ЮРИСТЫ О СООТНОШЕНИИ РЕЛИГИОЗНО-ДУХОВНОГО И ГРАЖДАНСКО-ЮРИДИЧЕСКОГО В УКРЕПЛЕНИИ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LXIV междунар. науч.-практ. конф. № 8(58). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 50-55.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

РУССКИЕ ФИЛОСОФЫ-ЮРИСТЫ О СООТНОШЕНИИ РЕЛИГИОЗНО-ДУХОВНОГО И ГРАЖДАНСКО-ЮРИДИЧЕСКОГО В УКРЕПЛЕНИИ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Ашмянцева Вера Витальевна

адъюнкт, академия ФСИН России,

РФ, гРязань

RUSSIAN PHILOSOPHERS-LAWYERS ABOUT RELIGIOUS-SPIRITUAL AND CIVIL LAW CORRELATION IN RUSSIAN STATEHOOD REINFORCEMENT

Vera Ashmyantseva

assistant Professor Academy of the Federal penitentiary service of Russia,

Russia, Ryazan

 

АННОТАЦИЯ

Цель статьи – обратить внимание теоретиков и историков права, а также всех интересующихся особенностями развития государства и права в России на неразрывную связь государства и церкви. Методы, использованные для написания статьи – метод сравнительного анализа и индуктивный метод. Результат анализа – картина неразрывной связи гражданско-правового и духовно-религиозного общественного сознания в России. Вывод автора: в процессе развития российского права нельзя не принимать во внимание этой особенности правового сознания в России.

ABSTRACT

The article aims to draw the attention of theorists and historians of law as well as anyone interested in the development of state and law in Russia on the indissoluble connection of state and Church. The methods used for writing are the method of comparative analysis and inductive method. The result of the analysis: the picture of the indissoluble connection of civil and spiritual-religious social consciousness in Russia. The conclusion of the author: in the process of development of the Russian law, it is impossible not to take into account the peculiarities of legal consciousness in Russia.

 

Ключевые слова: менталитет нации, характер развития отечественного права, право, как нравоучительная философия, христианская максима нравственности, рациональное и нравственное начала, идентичные этапы развития права и религии, гуманизация права в России.

Keywords: mentality of nation, nature of the development of domestic law, law as moral philosophy, the Christian Maxim of morality, the rational and moral principle, identical stages of development of law and religion, humanization of law in Russia.

 

Любая культура немыслима как без своеобразного и неповторимого пути развития данного народа, так и без заимствования из других культур. Этот процесс не прекращается, какого бы высокого уровня ни достигла национальная культура, так как, впитывая достижения других народов, она в то же время развивает и свои самобытные начала. Есть только один-единственный исторический путь к неоспоримому достижению идеала человечности –это путь развития национального менталитета, исторического национального творчества. Нельзя не согласиться с М.М. Бахтиным: только при соприкосновении двух разных культур каждая из них раскрывает себя полнее и глубже [2, c. 23], а ведь и религия, и право – это неотъемлемые части любой культуры.

В истории культуры вообще и права в частности каждый период имеет свой особый характер, и, складываясь в один исторический процесс, право как феномен культуры являет собой своеобразное зеркало социально-культурного прогресса нации. Так, XVIII век имел для отечественного права характер ученический по отношению к истории западного права, но русские мыслители быстро преодолели это историческое расстояние.

Известнейший русский юрист-теоретик Н.М. Коркунов, выступая от имени всех отечественных мыслителей, занимавшихся правом, справедливо отметил, что нам действительно приходилось начинать с усвоения плодов развития западной цивилизации, тем не менее за полтора века нам удалось наверстать разницу в несколько столетий [6, c. 104].

И путь этот начал Ефимович Десницкий (ок. 1740–1789), убежденный в том, что юристу, помимо римского права, необходимы нравоучительная философия (так он называл философию религии), натуральная юриспруденция и отечественное право.

Будучи убежденным и последовательным сторонником абсолютной монархии, С.Е. Десницкий, однако, аргументированно критиковал существующие ограничения в правах целых слоев общества, опираясь христианскую максиму равенства перед Законом Божиим всех тварей.

Вообще С.Е. Десницкий воспринимал эволюцию человечества через эволюцию религиозных его представлений об эволюциии выдвинул гипотезу о том, что человечество прошло четыре стадии: сначала звероловческое и собирательное (языческое), затем скотоводческое (ветхозаветное), потом хлебопашеское (христианское) и наконец, коммерческое (никак не обозначенное с точки зрения религии). И каждому из этих этапов соответствует особый тип собственности и особый тип морали.

С точки зрения религиозных максим рассуждает С.Е. Десницкий и об институте собственности: уровень богатства общества, по его мнению, в решающей мере определяется не только состоянием права собственности, но и состоянием религиозности. Да и насчет наказания преступников он рассуждал не совсем как «чистый» западный юрист, требуя, чтобы «учиненные казни не выходили за предел человечности» [5, c. 99]; иначе можно уничтожить в душах людей милосердие, «убить в них христианина» [5, c. 100].

В той же тональности размышлял и Петр Григорьевич Редкин (1808–1891). По его утверждению, право и религия проходят идентичные этапы развития, поэтому в учрежденном им в 1846 году журнале «Библиотека для воспитания» он умело подбирал статьи и тексты воспитательно-профилактического содержания, руководствуясь убеждением в том, что «Закон Божий и Закон государственный в идеале нужны для того, чтобы помочь человеку так выстроить свою жизненную философию» [11, c. 207], и вполне закономерно, что в Московском университете доктор права П.Г. Редкин активно занимался и развитием отечественной педагогики, которая тогда называлась «практическая философия» (его лекции оказали большое влияние на последующий жизненный выбор его студента К.Д. Ушинского).

Его современник Константин Алексеевич Неволин (1806–1855), будучи учеником самого Гегеля, проводил разницу между понятиями «истина» и «правда» и был убежден, что закон, по существу своему, это «вообще правда, а существо правды есть обнаружение в нравственном мире бытия божественного существа в самом себе» [9, c. 23]. Не исключая нравственной составляющей из юридической истины, К.А. Неволин различает законы чисто положительные (религиозные) и случайно-ограниченные (юридические) [9, c. 25].

Иван Андреевич Максимович (1810–?), специалист в области уголовного законодательства, развил мысль К.А. Неволина, выступая за «кардинальную» гуманизацию концепции наказаний в России. Он считал, что телесные наказания противоречат христианской морали, что юридическая практика и религиозная практика – это два конца одной оси [7; 8]: обе охраняют человека от того, чтобы он вдруг не перестал быть человеком.

Такой же индивидуалистический подход развивал и русский правовед А.С. Муромцев, считавший, что в основе права лежат интересы индивидов и на базе их интересов в обществе возникают различные отношения, регулирование которых осуществляется с помощью различных, но неразделимых по сути санкций: юридической, моральной, религиозной, культурной. При этом, какой бы крепкой ни была юридическая защита, нужна и защита церкви со стороны государства, ибо в цивилизованных обществах церковь и государство неразрывно связаны.

В этом же направлении развивал отечественное право удивительный человек, юрист и музыковед Иосиф Викентьевич Михайловский (1867–1921): по его убеждению, Россия – государство православное, долженствующее и в юридической практике подавать пример человечности и милосердия. Неудивительно, что И.В. Михайловский считал (в духе сегодняшней политики): наказание должно быть неотвратимым, но не бесчеловечным: «И тогда с формальной стороны правопорядок будет защищен законом гражданским, а с практической стороны – Богом» [1, c. 27].

Василий Данилович Катков (1867–1917) считал, что если отрицать православную мораль, то мы спровоцируем потенциально опасную и даже криминальную ситуацию, ибо можно не быть террористом, но с атеистической самонадеянностью воспитывать из своих питомцев «героев» – бомбометателей [1, c. 40].

Александр Дмитриевич Градовский (1841–1889) доказывал, что религия есть непременное условие воспитания общественно полезной личности, ибо несовершенства закона будут всегда, но закон сам по себе не воспитывает уважения к человеческой личности: «Только право и церковь могут защитить человеческую личность» [4, c. 144].

Даже один из руководителей русского масонства юрист Максим Максимович Ковалевский (1851–1916) критиковал тех, кто считал, что вполне можно найти критерий для оценки существующего законодательства в каком-то идеальном тезисе об абсолютной справедливости и прирожденных человеку правах, ведь природа обучила всех вовсе не праву, а бесправию, не свободу в кантовском ее понимании (как ограничение законом), а произволу, поэтому, по его мнению, «примирить абсолютную справедливость и чувство самосохранения может только религия» [3, c. 538].Поистине, право в России также философично, как и религия.

Неудивительно такое трепетное отношение к философии права в России. Достаточно вспомнить известного русского философа-юриста Г.Ф. Шершеневича (1863–1912), считавшего, что «философия является венцом и в то же время основой всех наук» [12, c. 8], поэтому философско-правовая мысль, по его мнению, должна избегать двух крайностей: с одной стороны, амбициозно претендовать на построение идеального правового порядка, с другой – сводить право только к процессуальным нормам; следовательно, пишет Г.Ф. Шершеневич, философия права должна помочь юриспруденции вырабатывать на почве исторического опыта общий идеал правового порядка [12, c. 11]. А поскольку право является особенной частью культурного процесса, то для своего развития ему необходимы, с одной стороны, твердая почва теории, которую может дать только философия, а с другой – твердая нравственная почва, которую может дать только религия [12, c. 18].

Лев Иосифович Петражицкий (1867–1931), юрист с мировым именем, даже в право внес славянскую душевность и эмоциональность: наука, по его мнению, должна изучать именно человеческое участие в различных процессах общественной жизни, в том числе и в праве. Отрицая объективный характер общественных отношений, Л.И. Петражицкий был убежден, что сама идея права существует в психике того, кто переживает в данную минуту саму его идею [10, c. 76], ибо индивидуальная психика с ее нормами-законами определяет мотивацию к соблюдению закона точно так же, как и вера [10, c. 79].

Сделав небольшой экскурс в историю отечественного права, мы убедились в том, что русские философы-юристы, стремясь развивать науку права для укрепления нашей государственности, не разделяли религиозно-духовное и гражданско-юридическое, что закономерно для нашего менталитета.

 

Список литературы:

  1. Азаркин Н.М. История юридической мысли в России. – М.: Политическая мысль, 1999. – 451 с.
  2. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М.: Слово, 1979. – 316 с.
  3. Глинский Б.Б. Очерки русского прогресса. – СПб: Изд-во СПбГУ, 1994. – 277 с.
  4. Градовский А.Д. Начала русского государственного права. – М.: Изд-во политической литературы, 1983. – 344 с.
  5. Десницкий С.Е. Слово о причинах смертных казней в делах криминальных. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996. – 273 с.
  6. Коркунов Н.М. История философии права. – СПб.: Векъ, 1908. – 312 с.
  7. Максимович И.А. Речь о развитии идеи преступления по смыслу памятников русского законодательства. – СПб., Светоч, 1845. – 116 с.
  8. Максимович И.А. Речь об уголовных наказаниях России. –СПб., Светоч, 1845. – 87 с.
  9. Неволин К.А. Энциклопедия законов. – СПб., Векъ, 1848. – 342 с.
  10. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. – СПб: Изд-во СПбГУ, 2000. – 329 с.
  11. Редкин П.Г. Избранные педагогические сочинения. – М.: Просвещение, 1958. – 274 с.
  12. Шершеневич Г.Ф. История философия права. – СПб: Изд-во СПбГУ, 1999. – 365 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом