Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXIV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 22 августа 2016 г.)

Наука: История

Секция: Историография, источниковедение и специальные исторические дисциплины

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Багдасарян А.О. МЕРОПРИЯТИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ КАК АКТУАЛЬНАЯ ОБЛАСТЬ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LXIV междунар. науч.-практ. конф. № 8(58). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 13-23.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МЕРОПРИЯТИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ КАК АКТУАЛЬНАЯ ОБЛАСТЬ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Багдасарян Артем Олегович

канд. ист. наук, начальник отдела ФКУ «Национальный центр управления в кризисных ситуациях» МЧС России,

РФ, гМосква

MEASURES OF CIVIL DEFENSE IN FIRST WORLD WAR AS A FIELD OF HISTORICAL RESEARCH

Artyom Bagdasaryan

candidate of historical Sciences, head of Department of Russian Agency for Disaster and Emergency Management, EMERCOM of Russia,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается один из неизученных аспектов Первой мировой войны, связанный с организацией гражданской обороны. На основе проведенного анализа мероприятий по защите населения от воздушного нападения и химического оружия в годы Первой мировой войны автор приходит к выводу, что изучение данного вопроса позволит расширить границы исторического исследования событий войны 1914–1918 гг.

ABSTRACT

The article discusses one of the unexplored aspects of the First World War, which are associated with the organization of the civil defense. Analyzing the measures of the protection the population from air attacks and chemical weapon in the First World War author comes to the conclusion that the study of this question may extend the boundaries of the historical research of the events of the war 1914–1918.

 

Ключевые слова: гражданская оборона, Первая мировая война, население.

Keywords: civil defense, First World War, population.

 

Столетний юбилей начала Первой мировой войны во втором десятилетии XXI века вызвал огромный интерес со стороны общественности, отечественных исследователей и историков к событиям войны 1914–1918 гг., стремление объективно осмыслить произошедшее в контексте постсоветского времени. Так, под эгидой Министерства обороны Российской Федерации идет работа по созданию фундаментального исторического труда «Первая мировая война 1914–1918 годов» [19]. Открываются новые факты, вводятся в научный оборот неизвестные исторические материалы.

Но несмотря на то, что тема Первой мировой войны довольно широко представлена сегодня в историографии различными исследованиями, но хорошо изученными остаются вопросы подготовки армии и флота к войне, хода военных действий. Проанализированы почти все значимые армейские и фронтовые операции, раскрыты тайны внешней политики стран – участниц. В тоже время многие грани этой войны до сих пор остаются не освещенными [42, с. 88].

К таким неизученным аспектам можно отнести и вопросы гражданской обороны в годы Первой мировой войны.

Современные историки сходятся во мнении, что разразившаяся в 1914 году война явилась первой в истории человечества «тотальной войной» и характеризовалась невиданными человеческими жертвами и применением в ходе вооруженной борьбы новейших военно-технических средств и оружия массового поражения, которые даже у современников вызывали отторжение как «аморальные» и «бесчеловечные» [28, с. 3].

Еще одной отличительной особенностью войны 1914–1918 годов явилось проявление антигуманного отношения к мирному населению, что размыло принципиальные грани между воюющей армией и гражданским обществом, между фронтом и тылом [32, с. 132]. Именно во время Первой мировой войны стали осуществляться стратегические бомбардировки городов противника. Например, уже с первых месяцев войны сначала германские дирижабли, а затем многомоторные бомбардировщики регулярно проводили воздушные рейды на тыловые объекты Бельгии, Франции и России [33, с. 764].

Поэтому в ряде стран, включая и Россию, в годы Первой мировой войны стали проводиться мероприятия по защите населения и объектов экономики от воздушного нападения противника [17, с. 383]. Появился термин «гражданская оборона» [20, с. 3].

Однако упоминание данного понятия в существующих специализированных исследованиях носит ознакомительный и вводный характер по истории гражданской обороны, которая ведется с 30-х годов XX века. Не рассмотрены причины и условия, которые вызвали необходимость проведения мероприятий по защите населения и объектов экономики от воздушного нападения противника. Не изучены и не освещены и сами мероприятия, а также порядок их осуществления.

Этот пробел в истории Первой мировой войны можно объяснить не отсутствием источников, позволяющих раскрыть данные вопросы, а невниманием со стороны исследователей к указанной теме. Хотя, бесспорно, можно утверждать, что именно на опыте Первой мировой войны в дальнейшем, в 20–30-ые годы ХХ столетия, разрабатывались военные концепции по проведению стратегических бомбардировок, направленных на разрушение экономического потенциала противника и ослабление морального духа нации. Кроме того, приобретенный в 1914–1918 гг. опыт защиты населения от воздушного нападения лег в основу становления системы гражданской обороны России и многих европейских государств. Большинство разработанных и апробированных в то время способов ведения войны до сих пор не потеряли своей значимости и остаются актуальными и в наши дни, включая и мероприятия защиты населения.

На фоне возрастающего интереса к событиям Первой мировой войны существует необходимость расширения границ исследования, включив в них и историю зарождения гражданской обороны.

Попробуем проследить, какие конкретно мероприятия были разработаны и стали проводиться для защиты населения в годы Первой мировой войны.

Причиной необходимости их осуществления стало изменение обстановки и условий вооруженной борьбы. Известно, что к началу 1915 года военное командование практически всех воюющих держав осознало необходимость проведения стратегических бомбардировок тыловых экономических и административных центров противника. Стали создаваться специализированные авиационные подразделения. Так, для воздушных налетов на Англию в сентябре 1914 года в Германии началось формирование отряда под названием «Остендское отделение голубиной почты» [10, с. 18]. В тоже время в авиадепартаменте Франции предложили идею стратегических бомбардировок индустриальных центров Германии [4, с. 263]. В ноябре 1914 года во Франции было сформировано первое отделение бомбардировщиков [40, с. 155]. В России также в декабре 1914 года была сформирована Эскадра воздушных кораблей «Илья Муромец», ставившая одной из задач бомбардировку железнодорожных сооружений, различного рода военных объектов, обозов и резервов в тылу неприятельских армий [43, с. 311].

Следует отметить, что неизбежность гибели большого числа мирных жителей при проведении воздушных бомбардировок густонаселенных центров прекрасно осознавали все стороны, но «ненасытное жерло войны требовало своих жертв» [18, с. 106.]. А появление в 1915 году химического оружия только в разы увеличило риск гибели среди гражданского населения.

Отлично осознавая последствия своих действий, все воюющие страны, тем не менее, пытались предъявить друг другу как можно больше взаимных обвинений в нарушении противником законов и обычаев войны. Собственные аналогичные действия трактовались как адекватные меры на вызовы противника [2, с. 471]. К примеру, начало неограниченной воздушной войны против мирного населения Франции Германия объясняла ответной мерой на произведенный налет на мирный город Фрейбург в декабре 1914 года [44, с. 29]. Французы также считали свое использование удушающих газов и бомбардировку городов реакцией на аналогичные действия немцев [7].

Так оправдывалось ведение активных боевых действий против мирного населения, разрушение объектов тыла и бомбардировка мирных городов.

В сложившихся новых условиях войны остро назрел вопрос о необходимости наравне с организацией воздушной обороны проводить мероприятия по защите населения от действий германской авиации. Но поскольку развитие средств поражения всегда опережает развитие адекватных средств защиты от их воздействия эта задача оказалась не из простых.

С решением её руководство всех воюющих стран столкнулось впервые, поэтому, помимо воинских подразделений, к решению этой задачи активно подключались местная гражданская администрация, различные добровольческие организации, руководители крупных заводов и само население. Это позволяло оперативно и эффективно реализовывать мероприятия гражданской обороны [23, с. 66].

Так, в Германии в обсуждении мер по организации противодействия воздушным налетам союзников активно проводились совместные совещания руководителей предприятий и населенных пунктов с военными властями [44, с. 87]. В России также на подобные совещания привлекались начальники гарнизонов, руководители местных гражданских и военных учреждений, директора заводов [38]. Аналогичные совещания проводились и в других воюющих государствах.

Одним из первых мероприятий по защите и снижению гибели среди населения стало своевременное оповещение и информирование населения по действиям в случае воздушного нападения. В большинстве стран эта задача была возложена на полицию и пожарных.

Например, в Париже оповещение мирных граждан осуществлялось с помощью пожарных машин. Обучение и информирование горожан по действиям в случае налетов проводилось полицейскими путём распространения специальных афиш [30]. С их помощью до парижан доводились основные способы защиты от воздушных бомбардировок. Так, жителям французской столицы рекомендовалось покидать улицы, прятаться в подвалах и тушить свет в квартирах [15].

В Лондоне для предупреждения горожан высылались констебли с плакатами, на которых было написано: «Занимайте убежища» [20, с. 229]. Информация о поведении при бомбардировках доводилась с помощью газет и пропагандистских афиш [47, p. 183]. В школах проводились специальные занятия с детьми [49, p. 90].

Кроме полицейских и пожарных, функции оповещения и информирования также осуществлялись и военными органами, в основном начальниками воздушной обороны района, гарнизонов и т. п. Так, в Ломже порядок оповещения населения был определен командующим 12 армией, а выполнение данной функции было возложено на городскую полицию [27]. В Либаве по приказу начальника охраны Балтийского побережья генерал-майора Бобровского были расклеены объявления. В них давалась чёткая инструкция поведения в случае появления над городом германских аэропланов или цеппелинов [26].

Стали разрабатываться различные способы и сигналы оповещения. В Варшаве оно осуществлялось путем подачи трех холостых выстрелов из зенитных орудий [31]. В Бресте комендант считал возможным проводить оповещение горожан в случае налёта аэропланов набатом [5, с. 85]. В Петрограде в этих целях был разработан специальный сигнал «ВОЗДУХ», передающийся с постов наблюдения по телефону [1, с. 131]. А непосредственное оповещение жителей российской столицы решено было проводить с помощью сирен [24].

В Англии и во Франции также активно применялись сирены. Например, в Англии они устанавливались на верху высоких построек и приводились в действие дежурным лицом. В городских условиях сирены могли оповещать население в радиусе 3–4 км, а их технические возможности позволяли подключать их к обычным электрическим сетям. Кроме того, на фабриках, заводах и шахтах в этих целях применялись специальные портативные устройства [14]. Для оповещения жителей Лондона использовались специальные сигнальные средства в виде фейерверка, взрывающиеся с громким звуком (мэруны) [45, p. 34]. В Париже полицейские подавали сигналы с помощью барабанов [46, p. 8].

Следующей важной задачей по защите населения от бомбардировок стало укрытие его в различных защитных сооружениях. Для этого стали использовать подвальные помещения, нижние этажи зданий, арки домов, шахты, станции метрополитена и т. п. Парижанам рекомендовалось укрываться на нижних этажах [32]. Такие же рекомендации были разработаны и для петроградцев [21]. В Лондоне население укрывалось на станциях метрополитена, в туннелях под Темзой и в полицейских участках [48, p. 135–136]. А в Двинске впервые за время войны для защиты населения стали применяться специальные убежища и укрытия [22]. В Германии же практически на всех крупных заводах были построены бомбоубежища для рабочих [44, с. 90].

Широкое применение ночных бомбардировок привели к необходимости применения светомаскировки. Уже в январе 1915 года Варшавским обер-полицмейстером генерал-майором П.П. Мейером были определены требования светомаскировки, которые заключались в запрете содержателям торговых и промышленных заведений, владельцам предприятий и домовладельцам зажигать рекламные световые вывески и фонари, закрепленные на окнах снаружи домов. Жители в свою очередь обязаны были закрывать или плотно завешивать окна во всех помещениях [8]. В Одессе для этих целей приказом генерал-губернатора М.И. Эбелова отменялась световая реклама, а в домах, окна которых выходили на море, плотно закрывались ставни [41, с. 12]. В Прибалтике с 21.00 до полного рассвета прекращалось движение трамваев [25]. В Петрограде на фонари надевались специальные колпаки [29]. В Париже по приказу военного губернатора города проводилось уменьшение освещения на улицах и тушение огня в домах [11].

Особую роль играли и мероприятия по ликвидации последствий бомбардировок: тушение пожаров, разбор завалов и т. п. Практически все губернаторы Царства Польского сделали распоряжения президентам и бургомистрам городов о запрещении покидать места службы пожарным в губернских и уездных городах. Это было сделано для того, чтобы пожарные команды оперативно реагировали на пожары, возникающие в результате обстрелов и бомбардировок [34]. А в Петрограде градоначальник обязан был сразу же после налета без вызова отправлять пожарные команды на место, куда была брошена бомба [39]. В Германии для повышения эффективности реагирования и борьбы с пожарами пожарная охрана тыла была подчинена командующему воздушным флотом, ответственному за мероприятия воздушной обороны [44, с. 128].

В Севастополе градоначальник города контр-адмирал С.И. Бурлей определил порядок действий населения для ликвидации последствий вражеских обстрелов. Привлекаемые при этом для решения поставленных задач горожане обязаны были подчиняться требованиям полиции [16].

Все приведённые примеры поиска мер защиты мирного населения от массового уничтожения во всех воюющих странах и даже в разных регионах одной и той же страны подтверждают попытку противостоять смертоносному оружию. Они свидетельствуют о зарождении специальной службы, способной организовать безопасность граждан.

Появление и широкое использования в боевых действиях химического оружия ещё более усугубило угрозу гибели среди мирного населения. Особенно высока она была во Франции и России, на чьей территории и применялись удушливые газы.

Во Франции население городов, находящихся не далеко от линии фронта, обеспечивалось средствами индивидуальной защиты [50, p. 2]. В России также практически сразу же после применения немцами химического оружия стали осуществляться мероприятия противохимической защиты населения. Одним из первых, кто приступил к решению этой задачи, стал Варшавский центральный обывательский комитет. В июне 1915 года членами комитета было организовано изготовление противохлорных повязок и респираторов [6]. Кроме того, они информировали и обучали население Варшавы по действиям в случае химической атаки [36]. В этих целях отдел охраны общественного здоровья при центральном гражданском комитете обратился к населению Царства Польского с воззванием, в котором рекомендовалось каждому жителю запастись респираторами. Кроме того, в нем были доведены основные правила поведения в случае химической атаки [9].

Заметим, что в деле защиты населения от химического оружия большую роль сыграли различные добровольческие организации. Так, в Белостоке председатель городской санитарной комиссии В.Л. Остроменцкий предложил в городской управе приступить к изготовлению противохлорных повязок и снабдить ими население [6]. 2 августа 1915 года комиссия расклеила в городе объявления с рекомендациями по защите от удушливых газов: «при появлении удушливых газов укрываться на возвышенных местах (верхних этажах домов, крышах и т. п.); но отнюдь не в подвалах». Кроме расклейки объявлений, были распространены специальные брошюры на фабриках, заводах и т. п. [13].

В Петрограде же вопросы защиты горожан были разработаны в конце февраля 1918 года Первым корпусом Рабоче-Крестьянской Красной Армии [37]. Однако существенную помощь в этом деле оказала общественная организация – Комитет военно-технической помощи. Он совместно с Химическим комитетом организовал снабжение граждан, Домовых комитетов и других организаций литературой по противогазовой защите и всеми необходимыми предметами для защиты от удушливых газов (масками, противогазовой жидкостью и т. п.) [35].

Таким образом, к концу Первой мировой войны были разработаны и применялись основные способы и приемы защиты населения от воздушного нападения и химического оружия. Все страны получили не только опыт в реализации данных мероприятий, но и в их организации. Практически во всех воюющих государствах проблема защиты мирного населения решалась усилиями правительства, региональных и местных органов власти, общественных организаций и определялась их способностью мобилизовать и эффективно использовать людские и материальные ресурсы на важнейшем направлении- сохранении жизни и здоровья граждан. Потребности широкомасштабного использования средств спасения от бомбардировок и химического оружия способствовали зарождению такой организации, как Гражданская оборона. Изучение опыта её первых начинаний позволит нам восполнить ещё один важный аспект «забытой войны».

 

Список литературы:

  1. 100 лет Военно-воздушным силам России (1912–2012 годы) / [Лашков А.Ю., Голотюк В.Д.]; под общ.ред. В.Н. Бондарева. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2012. – 792 с.
  2. Ардашев А.Н. Великая окопная война. Позиционная бойня Первой мировой. – М.: Яуза; Экспо, 2009. – 480 с.
  3. Ашмор Э. Воздушная оборона Англии в мировую войну и в настоящее время. / Пер. с английского, предисловие, примечания, комментарии и схемы комбрига Е.И. Татарченко. – М.: государственное военное издательство Наркомата обороны СССР, 1936. – 256 с.
  4. Белаш Е.Ю. Мифы Первой мировой. – М.: Вече, 2012. – 416 с.
  5. Беларусь в годы Первой мировой войны (1914–1918): сборник документов / сост.: В.В. Врублевский. – Минск: Беларусь, 2014. – 355 с.
  6. Белосток / Виленские новости. – 1915. № 162. – 14 июня. С. 3.
  7. Борьба с Варварами / Наш вестник. Издается при штабе главнокомандующего Западного фронта – 1915. № 33. – 16 июня. С. 5.
  8. Варшавский дневник. – 1915. № 14. – 14 (27) января. С. 1.
  9. В Варшаве / Виленские новости. – 1915. № 158. – 10 июня. С. 1.
  10. Вейгелин К.Е. Авиация в мировой войне: очерки и эпизоды воздушной войны. – Л.: Академическое издательство, 1924. – 194 с.
  11. Виленский курьер – наша копейка. – 1915. № 1970. – 05 января. С. 2.
  12. Виленский курьер – наша копейка. – 1915. № 2035. – 11 марта. С. 2.
  13. Виленский курьер – наша копейка. – 1915. № 2164. – 20 июля. С. 3.
  14. Военная техника / Рабочая и крестьянская Красная армия, и флот. Петроград. – 1918. № 7 (52). – 25 января (7 февраля). С. 4.
  15. Волошин М.А. Цеппелины над Парижем / Биржевые ведомости. Политическая, общественная и литературная газета. Петроград. – 1915. № 15418. – 3 (16) марта. С. 4.
  16. В Севастополе / Вестник Либавы. – 1914. № 241. – 28 октября. С. 2.
  17. Гражданская защита: Энциклопедия в 4-х томах. Т. I. (А-И) (издание третье, переработанное и дополненное); под общей ред. В.А. Пучкова. – М.: ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ), 2015. – 666 с.
  18. Дирижабли на войне / Сост. В.А. Обухович, С.П. Кульбака. Под общей ред. А.Е. Тараса. – Мн.: Харвест; – М.: ООО «Издательство ACT», 2000. – 496 с.
  19. Елисеева М. Востребовано временем / «Красная звезда». – 2014. № 145 (26605). – 14 августа. С. 4.
  20. Жердев Е. Какая разница? Большая разница (размышления над историческими аспектами термина) // Основы безопасности жизнедеятельности. – 2010 № 10. – С. 3–15.
  21. Известия. – 1918. № 39. – 3 марта. С. 1.
  22. Лашков А.Ю. Двинский эксперимент противовоздушной обороны. // Военно-исторический журнал. – 2009. № 7. – С. 25.
  23. Лашков А.Ю. Зарождение, становление и боевая деятельность объектовой противовоздушной обороны России накануне и в годы Первой мировой войны: Дис. … канд. ист. наук. – М., 2005. – 234 с.
  24. Лашков А.Ю. Организация Петроградского района противовоздушной обороны в 1914–1917 гг. // Военно-исторический журнал – 2010, № 4. – С. 9–14.
  25. Либавская мысль. Политическая и литературная газета. – 1915. № 16. – 21 января (3 февраля). С. 2.
  26. Либавская мысль. Политическая и литературная газета. – 1915. № 63. – 18 (31) марта. С. 2.
  27. Ломжинские губернские ведомости – 1915. № 11. – 14 (27) марта. С. 1.
  28. Магадеев И.Э. Первая мировая как тотальная война // Новая и новейшая история. – 2014. № 4. – С. 3–16.
  29. Налет на Петроград / Наш век. – 1918. № 39 (63). – 3 марта (18 февраля). С. 3.
  30. Нива. Иллюстрированный журнал литературы, политики и современной жизни. – Петроград: Издание Т-ва А.Ф. Маркс, 1915. № 13. – С. 3.
  31. От начальника гарнизона г. Варшавы / Варшавский дневник. – 1915. № 50. – 19 февраля. (3 марта) С. 1.
  32. Пархоменко В.А. Начало Первой мировой в Европе. Отношение воюющих сторон к населению и военнопленным на Восточном фронте // Исторический вестник Т. 8 (155) Первая мировая война. 1914 год. Под ред. В.Ж. Цветкова. – М.: Руниверс, 2014. – С. 124–147.
  33. Первая мировая война 1914–1918 годов. В 6-ти томах. Т. 3. Военные действия на сухопутных театрах войны (1916–1918 годы). – М.: Кучково поле, 2015. – 864 с.
  34. Пожарные и война / Новое Варшавское утро. – 1915. № 504. – 18 февраля (3 марта). С. 3.
  35. Правда. – 1918. № 41. – 5 марта.
  36. Предохранение населения от отравления удушливыми газами / Виленский вестник. – 1915. № 3654. – 8 июня.
  37. РГВА Ф. 6. Оп. 5 Д. 377. Л. 20 об.
  38. РГВИА Ф. 1846. Оп. 1. Д. 1. Л. 33.
  39. РГВИА, Ф. 2126, Оп. 1, Д. 234, ЛЛ. 44–45.
  40. Рохмистров В.Г. Авиация великой войны. – М.: АСТ: ВЗОИ, 2004. – 730 с.
  41. Савченко В., Файтельберг-Бланк В. Одесса в эпоху войн и революций. 1914–1920. – Одесса: Оптимум, 2008. – 336 с.
  42. Сенин А.С. Генерал С.А. Рожин и его очерк о российских железных дорогах в Первую Мировую войну. // Новый исторический вестник. – 2013. № 38. – С. 83–125.
  43. Сергиенко А.М. Эскадра воздушных кораблей «Илья Муромец». История создания и боевого применения в документах и воспоминаниях: в 3 т. Т. 1. Богатыри русского неба. – Белгород: ИП Остащенко А.А., 2014. – 407 с.
  44. Фон Гёпнер Э. Война Германии в воздухе / Э. фон Гёпнер. – Минск: Харвест, – 2005. – 240 с.
  45. Castle Ian London 1917–18: The Bomber Blitz. - Oxford and Long Island City: Osprey Publishing, 2010. – 97 p.
  46. Hartmann Gerard Ca a commence le 23 mars une erreur historique vieille de 90 ans. 21 p.
  47. Ian Beckett. Home Front 1914–1918 – How Britain Survived the Great War. – UK. 2006. – 224 p.
  48. Jones H.A. The war in the air. Being the Story of the part played in the Great War by the Royal Air Force. Vol. 5. – Oxford: At the Clarendon Press, 1935. – 537 p.
  49. Peter Ollerhead. Crewe in the Great War (Your Towns and Cities in the Great War). – South Yorkshire: Pen and Sword Military, 2014. – 160 p.
  50. Tammy M. Proctor. Civilians in a World at War, 1914–1918. – New York and London: New York University Press, 2010. – 363 p.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом