Статья опубликована в рамках: LXI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 18 мая 2016 г.)

Наука: Философия

Секция: Онтология и теория познания

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ненашев М.И. О ПРИМЕНИМОСТИ ПОНЯТИЯ РАЗВИТИЯ К ИЗМЕНЕНИЯМ В ЖИВОЙ И НЕЖИВОЙ ПРИРОДЕ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LXI междунар. науч.-практ. конф. № 5(57). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 101-108.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

О ПРИМЕНИМОСТИ ПОНЯТИЯ РАЗВИТИЯ К ИЗМЕНЕНИЯМ В ЖИВОЙ И НЕЖИВОЙ ПРИРОДЕ

Ненашев Михаил Иванович

д-р филос. наук, проф. кафедры социологии и социальной психологии

Вятского государственного университета,

РФ, гКиров

ON THE USE OF DEVELOPMENT CONCEPT TO CHANGES IN ANIMATE AND INANIMATE NATURE

Mikhail Nenashev

doctor of Philosophical Sciences, Professor of Sociology and Social Psychology Chair, Vyatka State University,

Russia, Kirov

 

АННОТАЦИЯ

Рассматривается возможность объяснения многообразия различных по сложности форм живой и неживой природы посредством рационально умопостигаемой Матрицы по аналогии с таблицей Менделеева. Показывается, что в таком случае использование понятия развития (эволюции) по отношению к живой и неживой природе становится избыточным.

ABSTRACT

The possibility of explaining the diversity of different forms of complexity of animate and inanimate nature by rationally intelligible Matrix similar to the Mendeleev’s table is considered. It is shown that in such a case, the use of development concept (evolution) in relation to animate and inanimate nature becomes redundant.

 

Ключевые слова: природа; матрица; развитие; эволюция; трехмерность пространства; черные дыры; происхождение видов.

Keywords: nature; matrix; development; evolution; 3D space; black holes; origin of species.

 

Мы хотели бы поставить вопрос, положительный ответ на который интуитивно воспринимается как вполне соответствующий реальному положению вещей. Вопрос состоит в том, насколько применимо понятие развития (или эволюции) к той смене форм живой и неживой природы в пространстве и во времени, которую мы наблюдаем в качестве несомненной объективной данности?

Известно, что условием существования вообще каких-либо устойчивых форм во Вселенной, в том числе планетных, атомных, квантовых структур, а также тех структур, которые лежат в основе органической жизни – клетка, хромосомы, ДНК, является трехмерность пространства.

В статье «Физические закономерности и численные значения фундаментальных постоянных» И.Л. Розенталь пишет, ссылаясь на анализ, проведенный П. Эренфестом [4, с. 248–249], что в пространстве с числом измерений больше трех не могли бы существовать аналоги планетных систем или атомов. В пространстве с числом измерений меньше трех возможны лишь неустойчивые состояния. А вот в трехмерном пространстве возможны как устойчивые, так и неустойчивые состояния.

Таким образом, лишь в трехмерном пространстве, которое есть важнейшая эмпирическая данность для нашей Вселенной, могут возникать и существовать устойчивые структуры, в том числе и такие сложные, как живые организмы. Но можно спросить, а почему пространство нашего мира именно трехмерно? Ведь чисто логически можно представить пространство с другим числом измерений, которым должны соответствовать иные Вселенные. Пусть в этих Вселенных отсутствуют устойчивые образования, в том числе живые существа. Ну, значит, вполне можно принять, что существует множество пустых безжизненных Вселенных.

И вот здесь оказывается, что предположение о возможности существования иных, не трехмерных Вселенных не может быть хорошо обосновано. Дело в том, что трехмерность наблюдаемой Вселенной диктуется существованием черных дыр. Обратимся к идеям статьи А.П. Климеца «Почему пространство трехмерно?» [3].

Автор пишет, что образование планковских черных дыр с энергетической точки зрения наиболее выгодно именно в трехмерном пространстве. Конечно, черные дыры могут образовываться в пространствах других размерностей (здесь следует уточнение – кроме одномерного пространства), но минимальная энергия фотонов, необходимая для образования планковских черных дыр, присуща именно трехмерному пространству. И если исходить из того, что любая физическая система стремится реализоваться в состояние с наименьшей энергией, то получается, что выбор трехмерного пространства из всех других возможностей при формировании наблюдаемой части Вселенной был заранее предрешен в силу чисто физических законов. Согласно современным представлениям, наблюдаемая часть Вселенной появилась из «чернодырного» состояния физической материи. Отсюда с неизбежностью следует трехмерность наблюдаемой нами Вселенной.

Здесь представляется уместной следующая аналогия. Подобно тому, как камень скатывается вниз, а не удерживается длительное время на острие конусообразной горы, так и Вселенная с пространством больше или меньше трех измерений, даже если таковая бы возникла, неудержимо должна «скатиться» в трехмерное состояние.

Итак, трехмерность пространства нашей Вселенной, в котором только и возможно образование устойчивых систем вплоть до живых организмов, связана с тем, что Вселенная с именно таким пространством находится в наименее, если так можно выразиться, энергетически затратном состоянии.

Другой константой, которая позволяет объяснять теперь уже время существования Вселенной, достаточное для появления разнообразных по своей сложности устойчивых образований, является величина гравитационной постоянной. И.Л. Розенталь в работе «Геометрия, динамика, Вселенная» пишет, что время существования звезд находится в обратной зависимости от величины гравитационной постоянной [5, с. 125]. Поэтому, если бы эта постоянная была на порядок больше, то соответственно уменьшилось бы на порядок время существования звезд. Известно, что жизнь на Земле возникла более трех миллиардов лет назад. Это время составляет примерно треть от времени жизни Солнца. Поэтому увеличение гравитационной постоянной на порядок, пишет Розенталь, привело бы к тому, что мы не имели бы возможности обсуждать вопросы мироздания. Имеется в виду, что не успели бы появиться живые существа с таким сложно организованным физиологическим, костным и нервным аппаратом, который послужил телесной основой для появления разумных существ.

Наконец, А.Л. Зельманов указывает на то, что факт расширения Метагалактики является также условием появления форм жизни различной степени сложности: «... При длительном взаимном сближении галактик или звезд в достаточно протяженной области плотность излучения в ней должна стать столь высокой, что жизнь в этой области будет невозможна. Напротив, достаточно быстрое и длительное взаимное удаление галактик в такой области заметно понижает плотность излучения и, таким образом, является одним из факторов, благоприятствующих появлению и развитию жизни» [2, с. 77].

Для нас важно подчеркнуть, что имеются чисто физические основания, чтобы обеспечить принципиальную возможность, с одной стороны, существования разнообразных устойчивых живых и неживых структур, а с другой – развертывания в пространстве и во времени этого разнообразия вплоть до высокоорганизованных форм живого вещества. Однако можно ли говорить о неизбежности понимания данного разнообразия как результата некоего развития, или «прогрессивного отбора», или глобальной (универсальной) эволюции [6]?

Рассмотрим определение развития, которое дается в современном учебнике философии: «Развитие – это упорядоченное и закономерное, необратимое и направленное изменение объекта, связанное с возникновением новых тенденций существования системы» [7, с. 479]. Подчеркнем указанные характеристики развития: упорядоченность, закономерность, необратимость, направленность изменения объекта.

А теперь обратимся к хорошо известной таблице Менделеева. Если мы сравним химические элементы, то обнаружим, что к ним применимы все перечисленные характеристики. В таблице элементы упорядочены, причем закономерно – на основе атомного номера химического вещества и строения электронной оболочки. Переход от одного элемента к другому необратим. Известно, что в недрах Солнца происходит термоядерный синтез в виде такого объединения ядер водорода в силу соответствующей высокой температуры и соответствующего давления, в результате которого возникают ядра гелия. В ходе этого синтеза необратимо высвобождается тепловая и лучистая энергия, которая и превращает Солнце в звезду. В ходе еще более сложного необратимого синтеза в недрах звезд образуются атомы углерода, которые затем разбрасываются в пространство. На том основании вполне правомерно назвать звезды фабриками углерода – условия возникновения живого вещества.

Но можно ли говорить о развитии (или эволюции) водорода в гелий, а гелия, скажем, в следующий элемент по таблице Менделеева – в литий, и так далее вплоть до образования самых сложных химических веществ?

Мы наблюдаем порождение разнообразных по сложности образований, которое упорядоченно, закономерно, необратимо и направленно, но которое не может быть подведено под понятие развития или эволюции. Водород не эволюционирует в гелий, а гелий в литий. Просто получается так, что место водорода в таблице Менделеева вот это, а место лития вот это. Можно сказать лишь, что простые формы выступают строительным материалом для сложных форм. Но эти простые формы остаются существовать наряду со сложными. Простые формы не вытесняются сложными и тем более не заменяются. Сложные формы, возникнув, просто дополняют уже имеющиеся простые формы. Итак, речь идет о простом появлении во времени и в пространстве разных, в том числе и по уровню сложности, форм.

Процитируем Гегеля, чтобы показать, как великий диалектик понимал развитие: «Почка исчезает, когда распускается цветок, и можно было бы сказать, что она опровергается цветком; точно так же при появлении плода цветок признается ложным наличным бытием растения, а в качестве его истины вместо цветка выступает плод. Эти формы не только различаются между собой, но и вытесняют друг друга как несовместимые. Однако их текучая природа делает их в то же время моментами органического единства, в котором они не только не противоречат друг другу, но один так же необходим, как и другой; и только эта одинаковая необходимость и составляет жизнь целого» [1, с. 9].

Мы здесь видим, что развитие, по Гегелю, состоит в том, что одни формы с течением времени вытесняются другими как несовместимые, выступая в то же время моментами одного сохраняющегося целого. Очевидно, что это понимание развития неприменимо к факту расширения Вселенной во времени, так как прежнее ее состояние не заменяется более сложным. Скорее, наоборот, более сложным было ее исходное состояние в виде так называемого Первоатома, или, если следовать за А.П. Климецом, той исходной черной дыры, из которой образовалась наша Вселенная, сразу же перейдя в трехмерное состояние в силу его наибольшей энергетической экономичности, или, если сказать иначе, его большей простоты.

Нам представляется, что именно аналогию с таблицей Менделеева, а не идею эволюции, можно перенести и в мир живого вещества. Ведь понятно, что, например, млекопитающие появились не в результате некоего развития (усложнения) динозавров таким образом, что у динозавров намечалось несколько вариантов дальнейшего развития, и был выбран каким-то образом (в результате селекции) наиболее прогрессивный вариант, который привел к появлению млекопитающих. Млекопитающие просто появились как особый вид и стали существовать наряду с динозаврами. Другое дело, что динозавры в результате резкого изменения климата (столкновение с астероидом или что-то подобное) вымерли. И тогда млекопитающие быстро освоили освободившуюся таким образом планету.

Понятно, что при сосуществовании в одном ареале конкурирующих живых форм более сложные, или, пожалуй, точнее сказать, более приспособленные вытесняют более примитивные формы. Но если эти примитивные формы существуют изолировано от более сложных форм, то при постоянстве условий жизни в течение достаточно длительного времени ничто не помешает сохранению их весь период постоянства условий жизни. То есть мы хотим сказать, что невозможно обосновать неизбежность вытеснения более простых форм более сложными.

Обратим внимание в связи с этим на необходимость уточнения привычного перевода на русский язык названия знаменитой книги Чарльза Дарвина. Обычно ее английское название “On the Origin of Species by Means of Natural Selection, or the Preservation of Favoured Races in the Struggle for Life” представляют в русском переводе как «Происхождение видов путём естественного отбора, или сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь». Но если учесть конкретное содержание книги Дарвина, то мы обнаружим, что речь идет о происхождении внутривидовых различий. Поэтому английское слово species правильнее перевести в данном случае как разновидность. Тогда получится «О происхождении разновидностей …».

Известно, что по крайней мере одной из идей, которыми руководствовался великий биолог, была идея искусственного отбора среди животных и растений, осуществляемого людьми. Но известно также, что никогда еще практика искусственного отбора не приводила к превращению одного вида в другой. И очевидно, что, сколько бы мы не работали целенаправленно над получением разных пород кошки, мы не получим в результате, например, собаку. Можно предположить, что на генном или более глубоком уровне присутствует дискретность (отсутствие промежуточных состояний), которая запрещает переход (развитие) одного биологического вида в другой. Эту дискретность можно сравнить с дискретностью электронных орбит в атоме: имеются стационарные орбиты, между которыми невозможны промежуточные состояния, подобно тому как невозможен химический элемент с атомным номером, например 4,23.

Но вот механизм происхождение видов до сих остается загадкой, которую можно сравнить лишь с загадкой так называемого Кембрийского взрыва, когда примерно 550 миллионов лет назад на Земле внезапно, быстро и почти одновременно (в течение нескольких миллионов лет) возникло множество новых биологических форм, ставших предшественниками важнейших типов современных организмов вплоть до человека. До этого около трех миллиардов лет господствовали одноклеточные организмы, и вдруг произошел переход к многоклеточным формам, которые и выступили матрицей телесной архитектуры всех современных организмов.

Наша мысль состоит в том, что неправомерно говорить о каком-то направленном развитии живой и неживой природы. Но можно предположить, что существует нечто вроде Вселенской Матрицы (в перспективе вполне умопостигаемой и просчитываемой) форм живого и неживого. Ячейки этой Матрицы в процессе достаточно длительного времени заполняются разнообразными формами живой и неживой материи различной степени сложности. Другое дело, что сложные формы появляются во времени после простых форм, так же как, например, более сложный химический элемент углерод появился после более простого химического элемента водорода, но не в результате развития простых форм в сложные или вытеснения менее сложных форм более сложными. И вот это возникновение сложных форм после простых форм создает впечатление направленного развития Вселенной.

 

Список литературы:

  1. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. – М.: Наука, 2000. 495 с.
  2. Зельманов А.Л. К постановке космологической проблемы // Труды второго съезда ВАГО. – М., 1960. С. 72–84.
  3. Климец А.П. Почему пространство трехмерно? – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://aklimets.narod.ru/ trexmerie.htm (Дата обращения: 06.05.2016).
  4. Розенталь И.Л. Физические закономерности и численные значения фундаментальных постоянных // Успехи физических наук. 1980. Т. 131, вып. 2. С. 241–256.
  5. Розенталь И.Л. Геометрия, динамика, Вселенная. – М.: Наука, 1987. 144 с.
  6. Урсул А.Д., Урсул Т.А. Универсальный (глобальный) эволюционизм и глобальные исследования // Философские исследования. – 2012. – № 1. – С. 46–101.
  7. Философия: учебник для вузов / под общ. ред. В.В. Миронова. – М.: Норма, 2005. 675 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий