Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LVIII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 15 февраля 2016 г.)

Наука: Философия

Секция: Социальная философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Федулов С.С. ЦИНИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ М. ШТИРНЕРА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LVIII междунар. науч.-практ. конф. № 2(54). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЦИНИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ М. ШТИРНЕРА

Федулов Сергей Сергеевич

аспирант Курганского государственного университета,

РФ, г. Курган

THE CYNICISM’S PHILOSOPHY OF M. STIRNER

Sergey Phedulov

post-graduate student of Kurgan State University,

Russia, Kurgan

 

АННОТАЦИЯ

Автор статьи рассматривает циническую философию М. Штирнера, малоисследованную в современной отечественной литературе. В ней речь идет о цинизме отдельного индивида, который в качестве Я объявляет себя творцом мира, превращая последний в свою собственность. Выделяются такие особенности цинизма этой философии, как нигилизм, индивидуализм силы, эгоизм, имморализм, атеизм, человекобожие и антигуманизм.

ABSTRACT

The author of the article considers M. Stirner’s philosophy of cynicism is scantily explored in the modern domestic literature. His philosophy refers to the cynicism of an individual as Ego who declared himself the creator of the world, turning the latter into his property. The author points out such cynicism phenomenon features as a nihilism, individualism of strenght, egoism, immorality, atheism, human being godlikeness and antihumanism.

 

Ключевые слова: цинизм, нигилизм, индивидуализм, эгоизм, аморализм, антигуманизм.

Keywods: cynicism, nihilism, individualism, egoism, amorality, antigumanism.

 

Слово «цинизм» происходит от слова «кинизм», обозначающего философию античной школы киников. Но, начиная с XIX в., оно получило отрицательное значение, трактуясь в словарях русского и европейских языков как «грубая откровенность, бесстыдство, пренебрежительное отношение к нормам нравственности, благопристойности, к чему-либо пользующемуся всеобщим признанием, уважением»; «намеренное оскорбление и осмеяние чувств, ценностей, символов определенных социальных слоев»; «бесстыдство, грубая откровенность, направленные на осмеяние общепринятых моральных норм»; «неверие в искренность человеческих поступков, в доброту людей, выраженное в форме глумления и насмешки» [3; 239; 240].

К западной цинической философии можно отнести учения Н. Макиавелли, де Сада, М. Штирнера, Ф. Ницше, П. Слотердайка.

Учение М. Штирнера сегодня мало известно, хотя в XIX в. о нем много писали, сравнивая его с учением Ф. Ницше. Ж. Бурдо признает: «Историки философии почти не занимаются Штирнером. Его книгу цитируют только в качестве любопытного продукта гегелiанской софистики» [1; 45]. В отечественной философии наиболее крупной работой начала ХХ в. о Штирнере является монография М.А. Курчинского «Апостол эгоизма: Макс Штирнер и его философия анархии. Критический очерк» (1918). Сегодня учение Штирнера исследовано в диссертации П. Рябова «Проблема личности в философии классического анархизма». Но Курчинский рассматривает в философии Штирнера главным образом проблему анархизма, а Рябов – проблему личности. Наша задача является иной: выяснить, присущи ли учению Штирнера сущностные свойства цинизма и можно ли отнести его учение к цинической философии, опираясь на его работу «Единственный и его собственность» и некоторые дополнительные источники. Поскольку в современном обществе цинизм стал распространенным явлением, исследование философских концепций цинизма является актуальным.

Работа Штирнера вышла в 1844 г., но заинтересовались его учением только в 80–90 гг. XIX в. Учение Штирнера трудно вписать в какое-то одно философское направление. Исследователи чаще всего обнаруживают его родство с философией жизни (иррационализм, волюнтаризм), философией анархизма (идеи бунта, разрушения государства и права), персонализмом (идея личности как первичной реальности и высшей ценности), экзистенциализмом (идея единичного индивида и его отчуждения от общества и культуры). Некоторые идеи Штирнера и язык его произведений близки философии киников (номинализм, нигилизм, натуралистическая эпатажная фразеология).

Все учения цинической философии объединяет такая характерная черта как нигилизм. Возьмем в качестве рабочего его определение, данное А.А. Ширинянцем: «Нигилизм как вид негативного умонастроения (наряду с пессимизмом и скептицизмом) выражает полное отрицание всего общепризнанного, исходящее из уверенности в абсолютной логичности отрицаемого» [5]. Курчинский называет Штирнера создателем системы «субъективного нигилизма», поскольку тот отрицает всякие идеи, считая их созданиями своего «Я» [2; 53]. Это свидетельствует об общей с древними киниками позиции номинализма, направленной против философского реализма. Но киники под сущим понимали единичные вещи, тогда как Штирнер – Я как Единственного.

Как отмечает П. Рябов [4], понимание Я у Штирнера является неоднозначным: то как самого автора «Единственного», то как избранных, обладающих суверенностью, то как принципа, то как совокупности всех конкретных я. Но преобладает понимание Я как личности, обладающей свойствами уникальности, целостности, творчества, единственности, собственности. В отличие от западного теистического персонализма конца XIX–XX вв., понимающего личность как человеческую субъективность, способную к единению с Богом, Штирнер трактует личность натуралистически, апологетизируя ее естественные потребности и подвергая критике различные формы ее духовно-идеологического самоотчуждения в религии, морали, государстве, праве.

Методологической предпосылкой рассмотрения личности у Штирнера выступает нигилизм по отношению к существующей культуре и обществу. С одной стороны, им признается субъектность личности. «Я, – заявляет Штирнер, – творец и творение в одном лице, в Едином» [2; 98]. Тем самым Единственный превращается в смертного бога. С другой стороны, личность трактуется как «творческое Ничто», подчеркивается ее невыразимость и неопределимость в понятиях: «Ничто – вот на чем я построил свое дело» [6; 246]. Это напоминает рассуждения экзистенциалистов о невозможности определения человека и экзистенции.

Отрицание религии у Штирнера приобретает самую острую форму. Рябов подчеркивает: «Книга Штирнера – это не имеющая аналогов по степени бесстрашия и радикализма атака на все «святое»: в форме ли религии, идеологии, морали, науки или материализованных институтов, гнетущих личность (семья, государство, нация, частная собственность и пр.» [4]. Штирнер обличает религию за догматизм, а верующих за одержимость идеей Бога. Но в этой критике философ доходит до идеи человекобожия, предлагая такой способ спасения от религии как принцип потребления: «Поглоти, «усвой» святое и ты превратишь его в Свое, в свою собственность. Перевари «Святые дары», и ты от них – освободишься» [2; 100]. Рецепт ищется в том же самом принципе потребления и использования, с помощью которого Штирнер превращает мир и людей в собственность своего Я. Один из самых радикальных обличителей буржуазного общества так и не смог вырваться за пределы его экономики и идеологии.

Нигилизм Штирнера основывается на принципе индивидуализма. Древние киники тоже отрицали социальные институты античного общества, но в отличие от Штирнера они признавали общее благо и считали себя врачевателями общества. Индивидуализм в XIX в. был весьма популярен в Европе, как в общественной жизни, так и в философии, и морали, находя свое выражение в либерализме, защищавшем приоритет личных интересов над общественными. Но существует индивидуализм права и силы. Поскольку либерализм признает первый, то тем самым он признает косвенно значимость общественных интересов, выраженных в праве.

Индивидуализм у Штирнера есть индивидуализм силы, основанный на идее приоритета гедонистического эгоизма личности. «Я хочу наслаждаться миром, – утверждает Штирнер, – и поэтому он должен стать моей собственностью, с этой целью я хочу его покорить» [6; 188]. Для Штирнера эгоист представляет не просто человека, заботящегося о своих личных интересах, а человека, который на все смотрит с точки зрения удовлетворения собственных потребностей. «Я никого не уважаю, для Меня нет никаких «уважаемых личностей, – утверждает он, – не исключая и «со-человека»; он, подобно всякому другому существу, является для Меня предметом, объектом, которым Я интересуюсь или не интересуюсь … Я не желаю ничего, признавать или уважать в тебе, ни собственника, ни босяка, ни даже просто человека. Я желаю Тобою пользоваться, потреблять тебя» [2; 60]. Это психология потребления, которая, будучи распространенной на человека, превращается в антигуманизм.

Крайний индивидуализм совпадает у Штирнера с эгоизмом. М.А. Курчинский рассматривает книгу Штирнера как катехизис эгоизма, а его учение как религию эгоизма, «апостолом которой он и является». Его предшественниками он называет стоиков, указывая вместе с тем на различие этих учений: «Для него (Штирнера – С.Ф.) … эгоизм был исходным и конечным пунктом, основным мотивом и конечной целью всякого человеческого существования, в то время, как учение стоиков, даже их указания на мотивы эгоистического характера, в конечном счете, приводило к своего рода альтруизму, во всяком случае – интересам общей пользы» [2; 81]. Они считали, что в человеке наряду с врожденным себялюбием имеется, как у разумного существа, влечение к общественности, социализированность. Правда, Штирнер использовал понятие «эгоизм» в нетрадиционном смысле как «здоровое чувство народа», опирающееся на интересы в материальной жизни и аналогичное по смыслу «разумному эгоизму» К.А. Гельвеция и Н.Г. Чернышевского, соединяющему общественные и личные интересы. Эгоизм у Штирнера представляет форму осознания личностью своих земных потребностей и интересов и заботу о развитии своей телесной природы. Но эта идея у него выражена противоречиво. Например, свою любовь и сочувствие к пролетариям, поддержку их борьбы против социального неравенства и эксплуатации Штирнер объясняет необходимостью удовлетворения ими своих эгоистических потребностей и интересов. Отрицание этической мотивации борьбы трудящихся за свои права приобретает у философа цинический смысл.

В отличие от киников, которые, отрицая полисную мораль, тем не менее, имели определенные моральные убеждения, и их последователей стоиков, разработавших мораль апатии, автаркии и атараксии, Штирнер нигилистически разрушает общепризнанную мораль, особенно христианскую. Его аргументы разнообразны. Он указывает на относительность моральных представлений, их основанность на христианской вере («христианство держит его в плену у веры») и велениях законодательства, господстве мысли над человеком, превращении воспитания в моральную дрессировку. Все это, по его мнению, делает человека «орудием идеи добра». Отрицание морали как вечных заповедей, принятых в христианстве и распространенных в западном обществе в качестве европейских ценностей, у Штирнера сопровождается созданием новой натуралистической этики.

Он осуществляет переоценку ценностей, утверждая, что «объявив войну идеалам и понятиям современности, эгоист совершает безжалостно величайшее святотатство, разрушение святынь» [2; 107]. Иначе говоря, предлагает отказ от принципов и норм общественной морали, которую считает принудительной, и утверждение представлений имморализма, жизнь «по ту сторону добра и зла». В пределе это означает дозволенность лжи и права убивать других: «Мои правомочия убивать Я получает от Самого Себя, Я в праве убивать, если Я Себе Сам этого не запрещаю, если Я не смотрю на убийство, как на несправедливость, как на «неправое» дело» [2; 115]. Этот «идеал» весьма напоминает «войну всех против всех», которая служила у Т. Гоббса принципом не общественного, а естественного состояния.

Предшественниками Штирнера в области идеологии анархизма являлись французские социалисты-утописты К. Сен-Симон и Ш. Фурье, немецкий социалист М. Гесс и особенно французский социалист, теоретик анархизма П.Ж. Прудон. По вопросу о том, является ли анархизм сущностной особенностью философии Штирнера, в литературе существует три основных подхода. Типичным анархистом его считали западные и русские марксисты, последователи идей Штирнера анархисты ХХ в., классики анархизма (например, П.А. Кропоткин), христианские мыслители, тогда как анархо-комунисты и анархо-социалисты относились к нему как к нелюбимому пасынку. Наконец, есть исследователи, занимающие некую срединную позицию. Они признают, что ряд идей Штирнера относится к идеологии анархизма, например, отрицание государства и права, критика насильственной сущности государства, обеспечивающего рабство труда, отрицание частной собственности и моногамной семьи, бунт против государства и замена его добровольными ассоциациями трудящихся. К анархическим ценностям относятся личность и свобода, апологетически защищаемые Штирнером.

Но вместе с тем, у Штирнера имеется ряд идей, неприемлемых для анархизма. Для него бунт, восстание имеет форму индивидуальных акций, например террора, а не консолидированной борьбы трудящихся в форме революции, с выдвижением четкой политической программы («свобода народа – не моя свобода», – заявлял он). Предлагая заменить государство «союзом эгоистов», он не допускал того, чтобы личность в этом союзе жертвовала своей свободой, и признавал возможность ее добровольного выхода из союза. Он не планировал будущий социальный строй, ограничиваясь лишь перечислением ряда принципов, которые должны быть его основами: свобода, творчество, отсутствие отчуждения личности, ликвидация фетишистских форм общественного сознания. К тому же классики анархизма П.А. Кропоткин и М.А. Бакунин, в отличие от Штирнера, не выдвигали на первый план индивидуализм личности, ее самоутверждение, освобождение от власти авторитетов, различных форм отчуждения. Философия Штирнера является антропологической и антропоцентрической, тогда как философия анархизма социально-философской.

По сути дела Штирнер создает атомистическую теорию человеческой жизни, противопоставляя союзы обществу: «Общество священно; союз – твоя собственность. Общество пользуется тобою, союзом же пользуешься – ты» [6; 183]. Но поскольку союзы имеют добровольный характер, в них отсутствует централизованное управление, то эта теория оправдывает социальный хаос, т. е. анархию. Курчинский утверждал, что «Штирнер дает философское обоснование … анархии как известной теории, в смысле определенного миропонимания, мировоззрения. … Позиция, занятая им в отношении основных посылок его учения, выдвигание на первый план принципа эгоизма, интересов единичной человеческой личности, заставляет обычно причислять его к представителям, так называемого, индивидуалистического анархизма» [2; 211–212]. Другой представитель срединной позиции П. Рябов считал, что Штирнер не является последовательным анархистом, он «балансирует на грани отрицания гуманизма – он двусмысленен и противоречив и стоит здесь на самой «границе анархического мировоззрения – поскольку идеи гуманизма и свободного общества – второй «кит», второе глубинное основание анархизма»» [4].

Таким образом, учению Штирнера присущи такие сущностные особенности цинизма, как нигилизм, атеизм, индивидуализм силы, эгоизм, антигуманизм, имморализм, индивидуалистический анархизм, что позволяет отнести его к цинической философии.

 

Список литературы:

  1. Бурдо Ж. Властители современных дум: Пророки силы, добра и красоты. Ренан. Штирнер. Ницше. Толстой. Рёскин // перевод с французского и вступление Б.С. Бычковского. – СПб.,1911. – 199 с.
  2. Курчинский М.А. Апостол эгоизма: Макс Штирнер и его философия анархии. Критический очерк. – М.: Издательство ЛКИ, 2007. – 264 с.
  3. Нахов И.М. Кинизм и цинизм: отжившее и живое (к истории понятия и слов) // Живое наследие античности. Вопросы классической филологии.– М.: Изд-во МГУ,1987. – Вып. IX. – 248 с.
  4. Рябов П. Проблема личности в философии классического анархизма. Диссертация. – [Электронный ресурс] – URL: http://fanread.ru/book/6979803/?page=1 (Дата обращения 10.09.2016).
  5. Ширинянц А.А. Нигилизм и интеллигенция. – [Электронный ресурс] – URL: http://www.portal-slovo.ru/history/35437.php (Дата обращения 26.10.2016).
  6. Штирнер М. Единственный и его собственность. – СПб.: Энергия,1909. – 542 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом