Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LVII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 25 января 2016 г.)

Наука: История

Секция: Всемирная история

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Алимова К.Т. ИСЛАМ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LVII междунар. науч.-практ. конф. № 1(53). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ИСЛАМ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Алимова Клара Тойгонбаевна

старший преподаватель кафедры философии и социальных наук,

Кыргызский государственный технический университет им. И. Раззакова,

Кыргызская Республика, г. Бишкек

E-mailAlimova.kt@mail.ru

 

ISLAM IN THE CENTRAL ASIA

Klara Alimova

senior teacher of department to Philosophy and social sciences,

Kyrgyz State Technical University named after I. Razzakova,

Kyrgyzstan, Bishkek

 

АННОТАЦИЯ

В статье было рассмотрено распространение и развитие ислама в Центральной Азии и проанализированы особенности распространения ислама среди кочевников, в т. ч. киргизов. Процесс распространения ислама среди киргизов был достаточно длительным, и киргизы позже всех приняли мусульманство. Было отмечено, что уровни религиозности киргизов севера и юга страны сильно различаются, что предопределено историческим развитием регионов. Традиционный ислам соответствует принципам демократии в новых независимых странах региона. В постсоветских центральноазиатских странах ислам постепенно укрепляет свои утраченные в обществе позиции.

ABSTRACT

In the article distribution and development of Islam was considered in Central Asia and feature of distribution of Islam among the nomads of Kyrgyz was analyzed. A process of distribution of Islam among of Kyrgyz was protracted enough and Kyrgyz accepted an Islam later than all. It was marked that the levels of religiousness of Kyrgyz north and south of country strongly differentiate and it is predefined by historical development of regions. A traditional Islam corresponds to principles of democracy in the new independent countries of region. In post-soviet countries of central Asia an Islam gradually strengthens the lost positions in society.

 

Ключевые слова: ислам; сунниты; мазхаб; ханафиты; политеизм; буддизм; христианство; тенгрианство; шаманизм; зороастризм.

Keywords: Islam; the Sunnis; mazhab; hanafity; polytheism; Buddhism; Christianity; tengrianstvo; shamanism; Zoroastrianism.

 

Религия появилась на заре человеческой цивилизации и является сложным общественным явлением.

В последние годы во всем мире резко возрос интерес к исламской религии. Этот инте­рес обусловлен прежде всего постоянно возрастающей ролью стран и народов, населяющих исламские страны, в мировых процессах. Именно традиции этих народов влияют и на образ жизни, и на направление мыслей, и в немалой степени даже на перспективы развития обширных регионов мира.

В центральноазиатских странах в постсоветское время проблемы ислама стали широко и открыто обсуждаемой темой. В печати подчеркива­ется позитивное и негативное влияние ислама, по-новому рассматриваются духовные ценности ислама, его история и культура.

Ислам является мировой религией и отвергает националистические, шовинистические и другие притязания. В нем доминируют космополитические идеи. Несмотря на развитие индустриального прогресса в обществе, скачки в промышленности во многих странах мусульманского мира, ислам возрождается, развивается и занимает видное место в общественной жизни.

Феномен ислама как религии, которой удалось распространиться на большой территории и глубоко укорениться в сознании многих народов, заключается в том, что его основы выражают общечеловеческие и универсальные ценности, близкие большинству народов Востока.

История ислама насыщена по своему содержанию и пестра по своей форме. В исламе власть и религия всегда существовали бок о бок. Их нельзя рассматривать раздельно, потому что именно ислам являлся основой государственного строя, на его основе строилась идеология и общественный строй того или иного общества. Как известно, именно идео­логии являются тем фактором, который сплачивает общество и обеспечивает согласие противоположных интересов общества. И такую функцию выполнял ислам в истории мусульманских государств.

Таким образом, в исламских странах религия являлась составной частью государства и одновременно играла роль государственной идеологии. Через ислам люди осознавали свою принадлежность к мусульманскому обществу.

После установления ислама на Аравийском полуострове он начал распространяться в другие регионы. Первые военные набеги в земли Центральной Азии от­носятся к третьей четверти VII в. В 673–674 гг. арабские войска вплотную подошли к Амударье, захватили Рамитан и окрестности Бухары. Окончательно регион был покорен в начале VIII века (706–716). Начиная с VIII в. регион постепенно превратился в зону распространения новой и последней религии – ислама. Это был период, когда в исламе образовались четыре мазхаба и начали разрабатываться собственные вероучения этой религии.

До появления ислама в Центральной Азии существовал политеизм. Народы данного региона веровали в различные течения и культы. Здесь сохранились элементы шаманизма, тенгрианства, зороастризма, буддиз­ма, христианства, манихейства и мест­ных культов. С распространением ислама поклонение камням, деревьям, явлениям природы продолжалось, но им уже придавался статус мусульманских святынь. Таким образом, центральноазиатский ислам впитал в себя элементы и традиции древних верований. Лишь сохраняя некоторые черты прежних культов, ислам утвердился на территории данного региона. Поразительна ус­тойчивость и пластичность домусульманских ве­рований, органически слившихся с исламом. И да­же в советское время традиции, генетически вос­ходящие к домусульманским верованиям, сохрани­ли в быту большую стойкость, нежели нормы ор­тодоксального ислама. Это объясняется тем, что идеи, глубоко укоренившиеся в сознании людей, сразу вытеснить трудно, а порой и невозможно. Для этого нужна сильная духовная основа.

Центральная Азия являлась своего рода очагом для взаимовлияния и взаимотерпимости мировых религий и локальных культов. Фактически, это редкий в своем роде опыт человечества по численности и длительно­сти сосуществования важнейших вероучений. Это, несомненно, ос­тавило свой след в сознании его нынешних обитателей.

С распространением ислама в регионе домусульманские культовые сооружения постепенно заменялись исламскими. Там, где развивалась городская жизнь с развитой культурой и оседлым образом жизни, естественно, ислам укрепился сильнее, чем в кочевой среде.

Процесс исламизации кочевого населения Центральной Азии отличал­ся от такового в земледельческих областях по ряду объективных и субъективных факторов. Во-первых, кочевники никогда не входили в аре­ал мусульманской цивилизации, сопровождающейся ломкой местных об­щественных структур (прежде всего, хозяйственно-культурных типов). Во-вторых, кочевники не вступали в тесные контакты как хозяйственные, политические, материальные, ни в культурные (духовные), с региональны­ми центрами ислама. В-третьих, существовал языковой барьер между мусульманским центром и периферией. В-четвертых, на момент начала ис­ламизации отсутствовали этнокультурные связи между кочевниками Цент­ральной Азии и региональными религиозными центрами. Процесс длился долго и болезненно: роль распространителей ислама выполняли персы, поскольку они в то время занимались торговлей и одновременно были связующим звеном между кочевыми и земледельческими народами.

Другой немаловажный момент – кочевниками был воспринят так называемый «бытовой ислам», или «народный ислам», который ограни­чивался повседневным, но поверхностным использованием культовой обрядности мусульман. В результате этого в народном сознании про­изошло смещение доисламских и исламских традиций. Необходимо также учесть, что постоянный приток кочевников в Центральную Азию продолжался более тысячи лет. Естественно, они со своими традицион­ными языческими верованиями, обычаями и представлениями вливались в мусульманскую среду, и все это сказывалось на процессе исламизации в регионе. Поэтому не удивительно, что, в свою очередь, сам ислам в Центральной Азии подвергся известной трансформации [5, с. 42].

Интересным моментом в истории кочевников является то, что среди них вначале только правящая верхушка того или иного племени принимала ислам. А их сородичи, естественно, тоже считались мусульманами, но исламские нормы и ценности принимались ими очень медленно. Нельзя рассматривать исламизацию региона как моментальный, одновременный и всеохватывающий процесс. Ислам утверждался постепенно, неравномерно. Несмо­тря на то, что все религии, исповедуемые народами Центральной Азии, арабами были объявлены ложными, часть населения продолжала исповедовать старые верования.

В распространении данной религии существенную роль сыграли экономические, политические и идеологические факторы. К примеру, для ускорения исламизации обращенных в ислам освобождали от уплаты подушного налога.

По мнению В.В. Бартольда, ислам утвердился в регионе около се­редины IX века, т. е. спустя полтора века после начала завоевания Мавераннахра [3, с. 232].

Одной из причин успеха ислама является его гибкость. Повсеместно, куда он проникал, он быстро приспосабливался к местным обычаям, к условиям реальной жизни. Поскольку положения учения ханафитов допускают широкое применение местного права, народы данного региона после принятия ислама продолжали жить своими обычаями и традициями.

В XVI–XVII вв. ислам начинает распространяться среди киргизов. Принятие мусульманства укрепляло положение киргизской знати среди среднеазиатских правителей, позволяло слиться с исламским миром и вести равноправные дипломатические отношения, обучать своих детей грамоте в мечетях и медресе, заключать выгодные браки и т. п. Но основная масса кочевников, хотя признала новую религию, на деле была далека от понимания квинтэссенции ислама. Поэтому такие главные обряды, как совершение пятикратного намаза и соблюдение многодневного поста – орозо, выполнялись далеко не всегда. Это объясняется тем, что кочевые народы находились далеко от оседлых цивилизаций и кочевой образ жизни консервировал их мышление. Эти факторы препятствовали развитию ислама в среде кочевников.

Процесс распространения ислама среди киргизов был достаточно длительным. Новая религия была непонятна массам, а часть населения была настроена враждебно к духовенству, начинавшему предъявлять строгие требования в отношении выполнения обрядов и сбора религиозных пода­тей.

Ислам, постепенно превращавшийся в господствую­щую религию, продолжал уживаться с самыми перво­бытными суевериями и обычаями древности, имевшими широкое распространение среди киргизов. Он внес незначительные изменения в их моральные устои и бытовой уклад. На первых этапах своего рас­пространения ему приходилось играть весьма скромную роль, в то время как домусульманские представления были еще довольно сильны.

У народа прочно сохранялся культ божества Тенгри, Умай-эне, Жер-Суу и Таюу [2, с. 156]. Киргизы верили в демонические силы. У них пользова­лись уважением шаманы, а также далычи, кургучу – прорицатели, про­видцы, гадатели. Языческие верования сохранялись и в поклонении земле, воде, родникам, камням, лесу, «святым горам», вознесении мо­литв Солнцу и Луне. В верованиях киргизов сохранялись пережитки тотемизма. Так, племя бугу почитало оленя как своего прародителя. Широко распространенным был культ предков, духи которых, по поверьям, покровительствовали живым.

В отличие от оседлых народов Центральной Азии, киргизы позже всех приняли мусульманство. Необходимо от­метить, что уровень религиозности киргизов севера и юга страны сильно различается, что предопределено историчес­ким развитием региона. Особенностью религиозности киргизов на севере является тесное переплетение мусульманс­тва с языческими домусульманскими верованиями, принятие в исламе только его внешней формы – обрядов, традиций, праздников [4, с. 254].

Особенности религиозности киргизов юга обусловлены историческим развитием и местом ислама у народов, насе­ляющих Ферганскую долину. Этнический состав населения долины был весьма пестрым: там проживало более десяти тюркских и ираноязычных этносов. До создания современ­ных государственных образований все народы региона, коче­вые и оседлые, осознавали себя частью территориально еди­ной Ферганы и называли себя «мусульманами», рассматривая мусульманство как альтернативу национальности [1, с. 286].

В советский период истории, несмотря на государственную политику подавления религиозного сознания, в обществе сохранялись религиозные представления. Большая часть населения Центральной Азии, несмотря на жесткое давление сверху, продолжало исповедовать ислам.

На исходе XX в. религия в Центральной Азии расширяет ряды своих приверженцев.

В регионе утвердился ислам суннитского толка ханафитского мазхаба. Особо следует остановиться на положениях этой рели­гиозно-правовой школы, которая прошла долгий путь эволюции и сыг­рала большую роль в формировании центральноазиатского типа ислама. Нормы ханафитской школы наряду с общими чертами, характерными для остальных регионов мусульманского мира, в Центральной Азии имели особые формы проявления. Так, несмотря на признание теокра­тического («слитного») характера власти, на практике в мусульманских государствах Центральной Азии фактически раздельно существовали сферы деятельности государства и духовных лиц. И именно ханафиты привнесли новизну в решении этого вопроса: изначальный запрет на сотрудничество духовных лиц с представителями светской власти в Мавераннахре был снят в конце IX в. выдающимся богословом факихом абу-л-Лайсом ал-Хафиз ас-Самарканди [5, с. 44].

Актуальность ислама для Центральной Азии бесспорна, он часть истории, куль­туры и важнейшая сторона жизни населяющих ее народов. Регион оказал достаточно сильное влияние и внес заметный вклад в развитие мусульманской культуры, общей теории и практики исламского права. Труды выдающихся исламских просветителей и теологов – Ахмада Яссави, аль-Бухари, Бурханиддина аль-Маргинони, ас-Самани, аз-Замахшари и других – оказали сильное влияние и внесли заметный вклад в развитие мусульманской культуры, общей теории и практики исламского права. Их работы с ин­тересом изучаются и сегодня. Известный исламский богослов Центральной Азии, осно­ватель школы матуридийа, философ Абу л-Мансур ал -Матуриди, в X в. сказал: «У человека есть возможность выбора». Следует отметить, что самым полным сборником хадисов пророка Мухаммада (ас) является «Сахих» аль-Бухари [3, с. 230].

Традиционный ислам соответствует принципам демократии в новых независимых странах региона. В постсоветских центральноазиатских странах ислам постепенно укрепляет свои утраченные в обществе позиции.

В условиях идеологического вакуума люди ухватились за религиозные ценности, помогавшие в преодолении духовного кризиса. Сегодня в обществе процветают безнравственность, коррупция, алкоголизм, наркомания и пр. В этом отношении ислам располагает огромным потенциалом, который можно использовать в борьбе с этими негативными явлениями.

Ислам представляет собой справедливый экономический порядок, сбалансированный общественный строй, гражданское, уголовное и международное право. В нем присутствуют идейная организация и физическое воспитание. Все это существует на основе убеждения в сочетании с моральной направленностью и духовным воспитанием.

Стоит отметить, что ислам вообще рассматривался народом даже в советское время как способ нравственного оздоровления общества. В обыденном народном сознании нравственность и ислам почти всегда идентифицировались.

В современных условиях ценности ислама выступают своеобразным вектором поиска духовной идентичности народов Центральной Азии.

 

Список литературы:

  1. Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. – Фрунзе, 1990. – 286 c.
  2. История кыргызов и Кыргызстана. – Бишкек, 2000. – 156 c.
  3. Молдалиев О.А. Ислам и политика. – Бишкек, 2008.
  4. Стратегическая матрица Кыргызстана: ретроспектива, современность и сценарии будущего развития. – Алматы, 2007. –254 c.
  5. Ушаков В.Н. Политический ислам в Центральной Азии. – Бишкек, 2005. 
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом