Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LIV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 21 октября 2015 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ламанская Н.Б. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВА С КОНФЕССИОНАЛЬНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ В ЕНИСЕЙСКОМ РЕГИОНЕ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LIV междунар. науч.-практ. конф. № 10(50). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ  ГОСУДАРСТВА  С  КОНФЕССИОНАЛЬНЫМИ  ОРГАНИЗАЦИЯМИ  В  ЕНИСЕЙСКОМ  РЕГИОНЕ

Ламанская  Нина  Борисовна

доцент,  канд.  ист.  наук,  ФГБОУ  ВПО  «Хакасский  государственный  университет  им.  Н.Ф.  Катанова»,  РФ,  г.  Абакан

E-mailNina-van@mail.ru

 

THE  STATE'S  RELATIONSHIP  WITH  FAITH-BASED  ORGANIZATIONS  IN  ENISEYSK  REGION

Nina  Lamanskaya

сandidate  of  HistoricalSciences,  Associate  Professor  of  Folk  ArtInstitute  of  Arts  KSU  them  N.F.  Katanov RussiaAbakan

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  показано  отношение  государства  к  крупным  организациям  старообрядства  и  старых  форм  русского  сектантства  —  хлыстов,  молокан  и  др.,  к  приверженцам  самых  различных  вероисповеданий:  православным,  старообрядцам,  католикам,  лютеранам,  иудаистам,  баптистам  и  прочим.  Исследование  выполнено  на  материале  Енисейского  региона.

ABSTRACT

The  article  shows  the  relationship  of  the  State  to  large  organizations  staroobrâdstva  and  the  old  Russian  form  of  sectarianism  —  whips,  molokans,  etc.,  to  the  followers  of  the  various  religions:  Orthodox,  old  believers,  Catholic,  Lutheran,  iudaistam,  Baptists,  and  other  things.  A  study  performed  on  the  material  of  the  Yenisei  region. 

 

Ключевые  слова:  церковь;  сектантство;  конфессии;  атеистическая  работа;  религиозность;  идеология;  политика  советского  государства.

Keywords:  Church;  sectarianism;  religious;  atheis;  religious;  ideology;  the  policies  of  the  Soviet  State.

 

 

Енисейская  губерния,  на  территории  которой  ныне  расположен  Красноярский  край,  в  дореволюционном  прошлом  была  одной  из  частей  Сибири,  где  успешно  осуществлялась  миссионерская  деятельность  Русской  Православной  Церкви.  В  частности,  это  выразилось  в  опережающем  тем­пе  строительства  церквей,  по  сравнению  со  строительством  школ.  Только  с  1909  по  1914  гг.  в  переселенческих  селах  губернии  на  одну  открытую  школу  приходилась  восемь  церквей.  Всего  на  бывшей  территории  Крас­ноярского  края  до  революции  действовало  404  церкви,  178  часовен  и  5  монастырей  [5,  с.  116].

В  1911  г.  в  Красноярске  было  учреждено  «Православное  противосектантское  братство  молитвы  и  трезвости  во  имя  Святых  Апостолов  Петра  и  Павла»  с  целью  противодействия  сектантству  и  порокам  пьянства  и  табакокурения.  Действовали  противосектантские  миссионерские  курсы,  организованные  в  1914  г.  в  Красноярске.  Сотни  миссионеров  проводили  местные  миссионерские  съезды  с  торжественными  богослужениями,  кре­стными  ходами,  религиозно-общественными  праздниками  [4,  с.  492].

В  Хакасии  среди  священнослужителей  довольно  колоритной  фигурой  был  выходец  из  казачьей  станицы  Таштып  протоиерей  Владимир  Иванович  Кузьмин,  закончивший  в  1904  г.  Красноярскую  духовную  семинарию.  В  соответствии  с  предписаниями  Енисейской  консистории  священник  в  инородческом  церковном  приходе  обязывался  прослужить  не  менее  десяти  лет,  в  течение  первых  трех  изучить  местное  наречие,  верования  и  обычаи  жителей  прихода.  Следуя  этим  наставлениям,  В.  Кузьмин  изучал  местное  наречие  —  сагайский  диалект  и  шаманские  верования  хакасов  [2,  с.  4].

Изучая  его  дневники,  можно  заметить,  как,  переезжая  из  одной  дерев­ни  в  другую,  он  вел  апологетические  и  полемические  беседы. 

Оппонировали  В.  Кузьмину  пресвитер  баптистов  Зеленский  и  Корогозов.  Возражения  сводились  к  тому,  что  Бога  нельзя  уподоблять  золоту  или  серебру,  и  в  писании  нет  повеления  чтить  крестом.  Их  положения  (о  почитании  кре­ста)  сводились  к  следующему:  1)  крест  есть  орудие  нашего  спасения;  2)  на  нем  явилась  правда  Божия;  3)  благословенно  древо,  через  которое  была  правда;  4)  крест  есть  жертвенник,  от  которого  не  имеют  права  пи­таться  служащие  скинии;  5)  Апостол  Павел  хвалился  крестом  господа  Нашего  Иисуса  Христа.  Баптисты  оспаривали,  что  крест  есть  Христов  жертвенник,  но  весьма  слабо  [7,  с.  42].

В.  Кузьмин  считал,  что  положение  Абаканской  миссии  плачевно,  она  не  имеет  миссионеров,  владеющих  инородческим  языком.  Он  предложил  целый  план  мероприятий  по  улучшению  миссионерской  деятельности:  открытие  в  Аскизе  миссионерской  семинарии,  подготовку  кандидатов  для  поступления  в  духовные  семинарии,  постройку  новых  молитвенных  домов,  учреждения  штата  катехизаторов.

Исторически  Сибирь  стала  местом  средоточия  крупных  организаций  старообрядства  и  старых  форм  русского  сектантства  —  хлыстов,  молокан  и  др.  В  Енисейской  губернии  поселились  приверженцы  самых  различных  вероисповеданий:  православные,  старообрядцы,  католики,  лютеране,  иудаисты,  баптисты  и  прочие. 

Например,  в  деревне  Комаркова  Минусинского  уезда  в  1915  г.  прихожанами  местной  церкви  были  бывшие  жители  Курской,  Тамбовской,  Киевской,  Полтавской,  Черниговской  и  дру­гих  губерний  России.  На  территории  этого  прихода  проживало  256  старообрядцев,  23  баптиста,  18  приверженцев  иудаизма  [11,  с.  157].  Местное  население  Енисейской  губернии  лишь  формально  приняло  христианство.  На  Крайнем  Севере  и  юге  губернии  среди  эвенков,  соха,  долган,  нгасан,  якутов,  хакасов  и  других  малых  народностей  продолжали  господствовать  анимистические,  шаманские  верования,  языческие  культы.

На  территории  Енисейского  района  были  обнаружены  таежные  скиты  старообрядцев-пустынников.  По  словам  журналиста  А.  Шамаро,  изучавшего  документы  об  одном  из  таких  скитов  на  реке  Дубчес,  малейшая  забота  о  чистоте  тела  считалась  там  «большим  грехом,  сатанинским  соблазном.  Избы  внутри  были  траурно-черными  от  копоти  и  грязи...  В  пустыннических  кишело  несметное  скопище  насекомых...  Когда  вши  совсем  заедали  инока,  он  осмеливался  снять  с  себя  холщовую,  ни  разу  не  стиранную  рубаху  и  потрясти  ее  над  костром.  Насекомые  сгорали  над  огнем  [12,  с.  29]. 

После  совершения  Великой  Октябрьской  социалистической  революции  в  стране  утвердился  курс  на  атеизацию  общества.  Идеология  и  политика  советского  государства  по  отношению  к  религии  и  церкви  базировались  на  известном  марксистско-ленинском  положении,  суть  которого  заключалась  в  утверждении,  что  только  ликвидация  условий,  порождающих  религиозные  предрассудки,  может  обеспечить  освобождение  народных  масс  от  религии  [9,  с.  415].  Уже  в  первые  годы  Советской  власти  ленинским  декретом  «Об  отделении  церкви  от  государства  и  школы  от  церкви»  была  уничтожена  классовая  база  господства  духовенства. 

Ленинский  декрет  воспринимался  по-разному.  Прежде  всего,  он  вызвал  открытое  недовольство  и  противодействие  духовенства.  Вплоть  до  начала  20-х  гг.  почти  все  религиозные  организации  страны  выступили  против  курса  на  социализм  и  поддержали  силы  контрреволюции.  На  первое  место  в  антирелигиозной  пропаганде  выдвинулось  разоблачение  враждебной  позиции  церкви  и  сект.  Она  приобрела  политическую  окраску.

В  Сибири  в  Енисейской  губернии  революционерам  пришлось  бороться  не  только  с  церковной  контрреволюцией,  но  и  с  сектантской  оппозицией,  поскольку  сектанты  провозгласили  себя  подлинными  защитниками  народа.  Взаимоотношения  государства  с  религиозной  организацией  складывались  непросто.  Изменилась  тактика  борьбы  с  религией,  была  сделана  попытка  отойти  от  репрессивных  методов,  но  курс  на  искоренение  религиозности  продолжался.

В  принятом  ЦК  РКП(б)  постановлении  «О  постановке  антирелигиозной  пропаганды  и  о  нарушении  пункта  13  Программы»  (1921  г.)  [10,  с.  502—503]  было  определено  главное  направление  в  атеистиче­ской  работе:  не  выпячивать  ее  на  первое  место,  согласовывать  политику  в  данном  вопросе  со  всей  экономической  политикой,  сущность  которой  состояла  в  восстановлении  действительного  соглашения  между  пролетариатом  и  мелкобуржуазными  массами  крестьянства,  не  освободившимися  от  религиозных  предрассудков. 

Губернская  партийная  организация  в  духе  постановления  вела  разъяснительную  работу  среди  населения,  организовав  для  этого  кружки,  партийно-советские  школы,  где  около  30  %  учебного  времени  отводилось  обучению  слушателей  методам  пропаганды  атеизма  [8,  с.  143].  В  борьбе  с  религией  использовалась  газета  «Красноярский  рабочий».  В  конце  1920  г.  на  страницах  газеты  была  введена  рубрика  «Церковь  и  религия». 

Откликом  на  такое  обращение  стало  активное  участие  сотен  людей  в  деятельности  местных  ячеек  Союза  воинствующих  безбожников.  В  Енисейской  губернии  число  ячеек  этого  общества  быстро  росло.  К  началу  апреля  1925  г.  в  Красноярске  их  было  26.  Они  объединяли  926  пропа­гандистов  атеизма,  которые  проводили  беседы,  лекции,  экскурсии  в  музеи  антирелигиозного  плаката,  созданного  в  городе  [1,  с.  26].

История  показала,  что  в  годы,  предшествовавшие  коллективизации,  религиозность  в  народе  не  только  не  исчезла,  но  и  возросла,  в  основном  за  счет  пополнения  религиозных  сект.  Баптистов  в  Сибири  стало  втрое  больше:  если  в  1917  г.  их  насчитывалось  5  тысяч,  то  в  1929  г.  —  15462.  Рост  наблюдался  и  в  Енисейской  губернии,  особенно  на  юге  в  Минусинском  уезде  и  Хакасии  [3,  с.  743—745].

Одной  из  причин  такого  явления,  помимо  упомянутых,  было  умелое  использование  сектантами  права  свободы  совести  в  целях  религиозной  агитации.  Другая  же  причина  заключалась  в  насильственном  закрытии  церквей  и  переходе  православных  в  различные  секты.  В  Хакасии  на  1  апреля  1937  г.  действовали  следующие  религиозные  общины:  евангельские  христиане  —  35  человек;  баптисты  —  98  человек;  секта  старообрядцев  в  Матурском  сельсовете  Таштыпского  района;  нелегальная  секта  хлыстов  в  Ширинском  и  Аскизском  районах.  Она  целиком  состояла  из  коренного  населения  —  хакасов. 

Действовали  также  субботники  и  молокане  в  селе  Иудино  (ныне  Бондарево)  Бейского  района.  Здесь  было  17  православных  церквей  в  1936  году,  а  на  1  апреля  1937  г.  уже  —  8.  Все  они  к  этому  вре­мени  бездействовали,  хотя  официально  Советская  власть  их  не  закрыва­ла.  Служба  в  них  не  велась  из-за  отсутствия  церковнослужителей.  Это  —  следствие  массовых  репрессий,  обрушавшихся  на  «врагов  народа»,  в  том  числе  служителей  культов. 

В  стране  «изгонялась  вера»  путем  физического  устранения  людей.  Уничтожены  были  многие  тысячи  верующих.  Проводился  террор,  развязанный  большевистским  партийно-советским  режимом  в  отношении  священнослужителей  и  верующих  всех  конфессий.  Террор  унес  из  жизни  многих  служителей  традиционного  верования  хакасов  —  шаманизма.

Естественно,  в  ходе  и  после  такого  террора  в  массе  народа  появились  страх  и  опасение  посещать  храмы  и  молельные  дома.  Многие  церковные  приходы  перед  Великой  Отечественной  войной  прекратили  свое  существование  из-за  отсутствия  прихожан.  Атеистическая  литература  утверждала,  что,  несмотря  на  ошибки  и  перегибы  власти,  она  обеспечила  дальнейшую  атеизацию  общества.

В  период  Великой  Отечественной  войны  и  первые  послевоенные  годы  интерес  народа  к  религии  оживился.  Из  различных  районов  Красноярского  края  в  Совет  по  делам  Русской  Православной  церкви  (РПЦ)  при  Совете  Министров  СССР  поступило  более  сотни  заявлений  с  просьбой  об  открытии  церквей.  С  согласия  руководства  партии  стали  вновь  открываться  храмы  и  молельные  дома.  В  крае  было  открыто  20  православных  церквей  и  молельные  дома  в  Абакане,  Красноярске,  Минусинске.  Официально  была  признана  деятельность  Свидетелей  Иеговы  в  Абакане  (1946  г.),  христиан  веры  евангельской,  пятидесятников.

 

Список  литературы:

  1. Боженко  Л.И.  Научно-атеистическая  пропаганда  в  Сибири  в  восстановительный  пери­од  (1921—1925  гг.):  Ученые  записки  томского  университета  /  Л.И.  Боженко.  Томск:  Томское  книжное  издательство,  —  1963.  —  №  47.  —  С.  26.
  2. Гладышевский  А.Н.  Крутой  поворот  в  жизни  священника  //  Хакасия.  —  2001.  —  №  12.  —  С.  4.
  3. Енисейские  епархиальные  ведомости  //Официальное  издание  Енисейской  и  Красноярской  епархии.  —  1909.  —  №  7.
  4. Енисейский  Энциклопедический  Словарь.  —  Красноярск,  КОО  Ассоциация  «Русская  энциклопедия»,  1998  г.  —  С.  492.
  5. История  Красноярского  края.  —  Красноярск:  Красноярское  книжное  издательство,  1967.  —  С.  116.
  6. КПСС  в  резолюциях  и  решениях  съездов,  конференций  и  пленумов  ЦК.  —  Ч.  1.  —  С.  743—745.
  7. Краткое  описание  прихода  Енисейской  епархии:  Справочник/  Репринтное  издание  1916  года.  —  Красноярск:  КО  РФК  ХТО  «Краевед»,  1995.  —  С.  42.
  8. Лукинский  Ф.А.  Партийное  руководство  научно-атеистической  пропагандой  в  Сибири  (1920—1925)  //  Труды  Новосибирского  государственного  медицинского  института.  —  Но­восибирск,  1960.  —  С.  143.
  9. Маркс  К.,  Энгельс  Ф.  Сочинения.  Т.  1,  Изд.  2.  —  С.  415.
  10. О  религии.  Хрестоматия.  —  М.:  Политиздат,  1963.  —  С.  502—503.
  11. Токарев  С.А.  Религия  в  жизни  народов  мира.  —  М.,  1964.  —  С.  157.
  12. Шамаро  А.  На  берегу  черной  магии  //  Наука  и  религия.  —  1963.  —  №  1.  —  С.  29.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий