Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 22 июля 2015 г.)

Наука: История

Секция: Историография, источниковедение и специальные исторические дисциплины

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Зуева Н.С. СОВЕТСКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА О ПЕРЕСЕЛЕНИИ НА ДАЛЬНИЙ ВОСТОК В ГОДЫ СТОЛЫПИНСКИХ РЕФОРМ // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

СОВЕТСКАЯ  ИСТОРИЧЕСКАЯ  НАУКА  О  ПЕРЕСЕЛЕНИИ  НА  ДАЛЬНИЙ  ВОСТОК  В  ГОДЫ  СТОЛЫПИНСКИХ  РЕФОРМ

Зуева  Нелли  Сергеевна

аспирант  кафедры  истории  России  Московского  педагогического  государственного  университета,

РФ,  г.  Москва

E-mailnellyserg@yandex.ru

 

SOVIET  HISTORICAL  SCIENCE  ABOUT  THE  RESETTLEMENT  TO  THE  FAR  EAST  IN  THE  YEARS  OF  STOLYPIN’S  REFORMS

Nelly  Zueva

post-Graduate  Student,  Russian  History  Department,  Moscow  State  Pedagogical  University,

RussiaMoscow

 

АННОТАЦИЯ

Автор  анализирует  советский  этап  историографии  переселения  на  Дальний  Восток  в  эпоху  столыпинских  реформ.  Первый  период  (1920—1940  гг.)  характеризуется  отсутствием  фундаментальных  работ.  В  1950  —  начале  1990-х  гг.  расширяется  проблематика  исследований.  Анализ  работ  указывает  на  преимущественное  внимание  учёных  к  переселению  в  сибирские  губернии.  Переселению  на  Дальний  Восток  в  годы  реформ  П.А.  Столыпина  посвящены  две  диссертации,  ряд  статей  и  отдельные  главы  монографий  по  дальневосточной  тематике.

ABSTRACT

The  author  analyzes  Soviet  stage  of  historiography  of  the  resettlement  to  the  Far  East  in  the  epoch  of  Stolypin’s  reforms.  The  first  period  (1920—1940)  is  characterized  by  absence  of  fundamental  works.  In  the  1950  —  the  beginning  of  the  1990th  the  problems  of  the  researches  were  expanded.  The  carried  out  analysis  of  the  works  shows,  that  scientists  paid  attention  mainly  to  the  resettlement  to  the  Siberian  provinces.  Two  theses,  the  number  of  articles  and  some  chapters  of  monographs  on  Far  Eastern  themes  were  devoted  to  the  resettlement  to  the  Far  East  in  the  years  of  Stolypin’s  reforms.

 

Ключевые  слова:  историография;  столыпинские  реформы;  переселение  на  Дальний  Восток.

Keywords:  historiography;  Stolypin’s  reforms;  resettlement  to  the  Far  East.

 

В  историографии  переселенческого  движения  принято  выделять  три  основных  этапа  (дореволюционный,  советский  и  современный),  каждый  из  которых  важен  для  её  научного  осмысления.  В  настоящей  статье  мы  охарактеризуем  советский  этап  исследования  данной  проблемы.  Его  анализ  необходимо  начать  с  обращения  к  трудам  В.И.  Ленина,  в  том  числе  и  специально  посвящённым  проблемам  переселения,  которые  оказали  большое  влияние  на  советскую  историческую  науку.  В.И.  Ленин  дал  резко  отрицательную  оценку  переселенческой  политике  кабинета  П.А.  Столыпина  и  указал  на  провал  правительственного  курса  [24;  25;  26]. 

Исследователем  Н.А.  Якименко  было  установлено,  что  в  1920-е  гг.  авторов  преимущественно  интересовал  количественный  состав  переселенцев.  Вместе  с  тем  в  этот  период  предпринимались  попытки  проследить  развитие  переселенческой  политики  царской  России.  Так,  например,  Н.Н  Жемчужников,  уделив  основное  внимание  Туркестану  и  киргизскому  населению,  рассмотрел  «законодательную  и  сметную»  политику  правительства  и  Государственной  думы,  организацию  отдельных  сторон  переселенческого  дела  [12].

Интерес  исследователей  был  связан  и  с  дальневосточной  окраиной.  А.Г.  Коровин  в  «Очерке  заселения  Приморья»  изложил  историю  заселения  от  принудительной  колонизации  конца  1850-х  гг.  до  переселенческого  движения  начала  XX  в.  Он  назвал  ряд  законодательных  актов,  регулировавших  различные  стороны  переселенческого  дела,  рассказал  об  усиленном  движении  в  область  в  1907  г.  и  неподготовленности  к  нему  местной  переселенческой  администрации,  привёл  данные  о  прямом  и  обратном  движении  и  выданных  ссудах  по  годам  [19]. 

В  это  же  время  была  предложена  периодизация  колонизационного  процесса  на  Дальнем  Востоке.  Л.  Чарнецкий  остановился  только  на  колонизации  Приморской  области  и  выделил  3  главных  периода:  1)  с  момента  присоединения  края;  2)  с  организации  перевозки  переселенцев  морем;  3)  с  направления  движения  по  железной  дороге.  Он  писал  о  характере  колонизационных  мероприятий,  размере  землепользования,  расходах  на  колонизацию  [40]. 

А.П.  Георгиевский  на  основе  архивных  документов  описал  историю  заселения  Дальнего  Востока.  Он  выделил  этапы  колонизации  обеих  дальневосточных  областей  с  указанием  лидировавшей  области  в  то  или  иное  время:  1)  в  1858—1882  гг.  преимущественно  в  Амурскую  область  и  Забайкалье;  2)  в  1883—1899  гг.  с  большим  уклоном  в  Приморскую  область;  3)  в  1900—1917  гг.  с  преобладанием  в  Приморье  [9,  с.  69].  А.П.  Георгиевский  перечислил  «разнообразные  пути»,  которыми  шло  заселение  Дальнего  Востока:  вынужденное  движение  старообрядцев,  сектантов  и  представителей  других  религиозных  обществ;  ссылка;  распространение  казачества;  отбывание  воинской  повинности  (солдаты  по  окончании  службы  оставались  на  Дальнем  Востоке  и  обзаводились  хозяйством);  широкая  правительственная  колонизация  [9,  с.  15].  В  выводах  автор  сгруппировал  перечисленные  пути  в  два  основных:  принудительное  заселение  края  и  массовое  заселение  вольными  переселенцами.  Он  отметил  места  выхода  переселенцев  и  местности  дальневосточных  областей,  в  которых  они  селились. 

Названными  авторами  выявлялись  и  недостатки  в  организации  переселенческого  дела.  Например,  А.П.  Георгиевский  отмечал  слабый  учёт  (или  его  отсутствие)  хозяйственного  признака,  слабость  организации,  «ничтожные»  итоговые  цифры  переселившихся.  Л.  Чарнецкий  пришёл  к  выводу,  что  колонизация  носила  выборочный,  не  плановый  характер,  производилась  в  большей  степени  механически,  при  отсутствии  сведений  о  естественно-исторических  условиях  края.

Отдельные  аспекты  переселения  затронуты  в  работах,  посвящённых  характеристике  Дальнего  Востока  [2;  11;  22;  28;  39].  В  этот  период  наблюдается  стремление  привлечь  внимание  к  его  проблемам,  описать  различные  стороны  жизни  областей,  в  том  числе  в  связи  с  предстоящими  планами  по  колонизации  региона.  Многие  авторы  писали  о  «перспективах  для  будущего»,  в  целом  не  отвергая  земледельческую  колонизацию,  обращали  внимание  на  богатства  Дальнего  Востока  и  необходимость  развития  промысловой  колонизации  (П.Я.  Дербер  и  М.Л.  Шер,  например,  писали  о  необходимости  промышленно-земледельческой  колонизации). 

В  1924  г.  в  «Трудах  государственного  колонизационного  научно-исследовательского  института»  вышла  большая  статья  профессора  П.А.  Кобозева  «Колонизация  Дальнего  Востока».  Он  рассмотрел  древнейшую  колонизацию  края,  «колонизации  царизма»,  охарактеризовал  «современное  положение»  и  задачи  сельского  хозяйства  Дальнего  Востока,  его  сельскохозяйственный  колонизационный  фонд,  а  также  определил  перспективы  промысловой  колонизации.  П.А.  Кобозев  пришёл  к  выводу  о  «величайшем  контрасте»  на  Дальнем  Востоке  «между  производственными  мировыми  возможностями  и  их  жалким  местным  использованием».  По  его  мнению,  этот  контраст  будет  изжит,  но  он  «показывает  на  колоссальную  политическую  остроту  и  ненормальность  положения  Дальнего  Востока,  создавшуюся  в  результате  авантюр  царизма,  не  щадившего  миллиардных  затрат  на  оккупацию  и  подъём  богатств  Маньчжурии,  но  забросившего  Дальний  Восток  <>»  [18,  с.  266].  Отдалённое  будущее  Дальнего  Востока  П.А.  Кобозев  не  связывал  с  сельским  хозяйством,  но  считал,  что  в  ближайшем  пятилетии  перспективы  промысловой  колонизации  уже,  чем  сельскохозяйственной. 

О  предстоящих  задачах  писал  в  1920-е  гг.  и  Н.П.  Огановский,  указывая  на  необходимость  установить,  к  какому  хозяйственному  типу  принадлежит  «по  своим  природным  и  экономическим  условиям»  тот  или  иной  район.  Рассматривая  переселенческое  движение  начала  XX  в.,  он  обратил  внимание,  что  правительство  стремилось  привлечь  на  Дальний  Восток  как  земледельцев,  так  и  рабочих.  По  его  мнению,  «попытки  русифицировать  рабочий  элемент  края  увенчались  известным  успехом,  по  крайней  мере,  в  казённых  предприятиях»,  чего  нельзя  сказать  относительно  земледельческой  колонизации  [29,  с.  86].  Однако  если  в  дальнейшем  советские  исследователи,  анализируя  итоги  переселенческой  политики,  будут  ссылаться  на  известную  мысль  В.И.  Ленина,  что  колонизационный  фонд  может  быть  непригодным  «не  столько  в  силу  природных  свойств  тех  или  иных  окраинных  земель,  сколько  вследствие  общественных  свойств  хозяйства  в  коренной  Руси,  свойств,  обрекающих  технику  на  застой,  население  на  бесправие,  забитость,  невежество,  беспомощность»  [23,  с.  229],  то  в  этот  период  Н.П.  Огановский  главной  причиной  неудач  называет  именно  неблагоприятные  природные  условия  (контрасты  климата  и  заболоченность  края,  требующего  дорогостоящих  мелиоративных  работ). 

В  работах  С.М.  Дубровского  (Л.,  1925;  2-изд.  —  М.,  1930),  Н.  Карпова  (Л.,  1925),  посвящённых  аграрной  тематике,  вопросы  переселения  не  получили  обстоятельного  освещения.  В  книге  П.Н.  Ефремова  (М.,  1941)  «переселенческой  политике  царизма»  отведена  одна  глава.

В  1920—1940-е  гг.  переселенческая  проблематика  не  играла  весомой  роли  в  научном  поиске.  Исследователей  интересовала  либо  история  заселения  края  в  целом,  либо  отдельные  стороны  переселенческого  движения  (количественный  состав),  либо  опыт  дореволюционной  России  в  связи  предстоящими  задачами  Советского  государства.  Крупные  работы,  посвящённые  переселению  в  годы  столыпинских  реформ,  и  вовсе  отсутствуют. 

Начиная  с  1950-х  гг.  учёные  стали  интенсивно  привлекать  архивные  фонды,  что  способствовало  расширению  проблематики  исследований. 

Историки,  изучающие  переселенческое  движение  в  Сибирь,  большое  значение  придают  работе  В.В.  Покшишевского  «Заселение  Сибири»,  имеющей  историко-географическую  направленность.  Она  посвящена  Сибири,  однако  для  нас  представляет  интерес  выделение  «специфических  черт»  колонизации  Дальнего  Востока,  которые,  с  точки  зрения  автора,  зависели  «и  от  ландшафтного  своеобразия  края,  и  от  его  исторических  судеб  (сравнительно  позднее  вхождение  в  состав  России,  «острое»  международное  положение)»  [34,  с.  14].  Результаты  исследования  заселения  юга  Дальнего  Востока  с  позиций  исторической  географии  представлены  В.В.  Покшишевским  в  отдельной  статье  [35].  Проблемами  расселения  переселенцев  занималась  И.И.  Барткова  [3].  Преимущественное  внимание  авторы  уделили  расселению  населения  во  второй  половине  XIX  в.,  но  некоторые  примеры  относятся  и  к  рассматриваемому  нами  периоду,  а  ряд  выводов  зачастую  носит  обобщённый  характер. 

Важной  вехой  в  историографии  стала  публикация  фундаментального  труда  Л.Ф.  Склярова  «Переселение  и  землеустройство  в  Сибири  в  годы  столыпинской  аграрной  реформы»  [37].  На  основе  изучения  разнообразных  источников  автор  осветил  широкий  круг  вопросов:  переселенческую  политику  правительства  после  отмены  крепостного  права;  её  обсуждение  в  Государственной  думе;  причины  и  размеры  переселения;  перевозку  переселенцев;  подготовку  земельного  фонда;  вопросы  землеустройства;  правительственные  мероприятия  по  организации  помощи  новосёлам;  положение  переселенцев  в  Сибири;  роль  крестьянской  колонизации  в  развитии  сельского  хозяйства  Сибири,  а  также  крестьянские  волнения  в  Сибири.  И  хотя  работа  охватывает  территории  4  сибирских  губерний  (Тобольской,  Томской,  Енисейской  и  Иркутской),  она  представляет  большой  интерес  для  исследователей  переселения  и  в  другие  районы. 

В  монографиях  С.М.  Дубровского  (М.,  1963)  и  С.М.  Сидельникова  (М.,  1980)  переселенческая  политика  охарактеризована  в  контексте  аграрных  преобразований  в  стране  в  начале  XX  в.

Проведённый  анализ  работ,  в  том  числе  диссертационных  исследований,  свидетельствует  о  преимущественном  внимании  учёных  к  переселению  в  сибирские  губернии  (труды  Л.М.  Горюшкина,  Л.Ф.  Склярова,  В.А.  Степынина,  В.Г.  Тюкавкина  и  др.).  Нами  обнаружены  только  две  диссертации,  посвящённые  переселению  на  Дальний  Восток  в  столыпинскую  эпоху  (М.Г.  Штейна  и  Л.Б.  Белявской). 

Назвать  дату  защиты  диссертации  М.Г.  Штейна  представляется  затруднительным  (утверждена  в  феврале  1947  г.).  М.Г.  Штейн  считал,  что  «царское  самодержавие  оказалось  не  в  состоянии  выполнить  эту  важнейшую  для  края  задачу  [имеется  в  виду  заселение  края  —  Н.З.].  Даже  наивысший  подъём  переселенческой  деятельности  в  эпоху  Столыпина  оказался  совершенно  недостаточным  для  удовлетворения  элементарных  нужд  края  в  человеческом  труде»  [42,  с.  111].  Вместе  с  тем  историк  отмечал,  что  «Столыпин  в  политике  переселения  крестьян  за  Урал  никогда  не  забывал  о  необходимости  более  интенсивного  заселения  Дальнего  Востока.  И  когда  наметилось  падение  переселенческой  волны,  он  все  меры  принимает  к  тому,  чтобы  особо  привлечь  переселенцев  в  дальневосточные  области»  [42,  с.  150]. 

По  мнению  Л.Б.  Белявской,  «в  переселенческой  политике  Столыпина  следует  видеть  две  стороны:  положительное  влияние  притока  переселенцев  на  заселение  окраин  и  резко  отрицательное  воздействие  всей  постановки  переселенческого  дела  на  хозяйство  и  жизненные  условия  крестьян-переселенцев»  [5,  с.  2].  Причину  этого  противоречия  она  усматривала  в  антинародной  политике  царизма.

Различные  аспекты  переселенческой  и  аграрной  проблематики  в  целом  раскрыты  в  статьях  Л.Б.  Белявской  [4;  6;  7],  В.Ф.  Борзунова  [8],  В.М.  Кабузана  [15;  17],  Е.  Муравской  [27],  Ю.Н.  Осипова  [31;  32;  33],  Н.А.  Якименко  [43;  44].  Исследователи  охарактеризовали  организацию  переселенческого  движения,  состав  переселенцев,  социально-экономические  последствия  переселения,  развитие  капитализма  в  сельском  хозяйстве  Дальнего  Востока,  реализацию  столыпинской  аграрной  реформы  на  Дальнем  Востоке.  Н.А.  Якименко  и  Ю.Н.  Осипов  внесли  вклад  и  в  изучение  историографии  переселений  на  Дальний  Восток  [45;  30].

Казачью  и  крестьянскую  колонизацию  Амурской  области,  а  также  социально-экономические  отношения  в  амурской  деревне  изучал  М.И.  Старков  [38].  Отметим  работу  Э.М.  Щагина,  в  которой  непосредственно  переселенческая  политика  не  затрагивается,  но  автором  исследовано  социально-экономическое  положение  дальневосточной  деревни  в  начале  XX  в.  (землевладение  и  землепользование  старожилов  и  новосёлов,  развитие  капитализма  в  деревне  Дальнего  Востока  и  т.  д.)  [41].  Анализировал  эти  вопросы  и  А.И.  Крушанов  [21]. 

Для  нас  представляют  значительный  интерес  труды  В.М.  Кабузана  [14;  16].  На  основе  изучения  большого  корпуса  источников,  в  том  числе  фондов  тогда  ещё  Центрального  государственного  исторического  архива,  В.М.  Кабузан  рассмотрел  поэтапный  процесс  переселения  на  Дальний  Восток,  привёл  количественные  данные  по  десятилетиям,  перечислил  населённые  пункты,  которые  были  основаны  переселенцами.  В.М.  Кабузан  проследил  за  изменением  удельного  веса  переселенцев  Дальнего  Востока.  По  его  подсчётам,  в  1883—1905  гг.  на  Дальний  Восток  переселилось  9,9  %  всех  проследовавших  за  Урал  [14,  с.  139].  Расчёт  удельного  веса  переселившихся  в  1906—1917  гг.  в  разных  трудах  исследователя  отличается.  Так,  в  работе  «Как  заселялся  Дальний  Восток  (вторая  половина  XVII  —  начало  XX  в.)»  он  приводит  цифру  8,33  %  [16,  с.  153],  а  в  «Дальневосточном  крае  в  XVII  —  начале  XX  (1640—1917)»  —  7,88  %  [14,  с.  140].  Но  он  обращает  внимание  на  то,  что  в  отдельные  годы  процент  прибывших  на  Дальний  Восток  несколько  возрастал.  Сокращение  процента  переселявшихся  на  Дальний  Восток  В.М.  Кабузан  объяснял  тем,  что  с  начала  XX  в.  Дальний  Восток  стал  заселяться  на  общих  основаниях,  а  столыпинская  реформа,  по  его  мнению,  «окончательно  ликвидировала  привилегированное  положение  Дальнего  Востока  как  основного  колонизационного  района  страны»  [14,  с.  140]. 

В  1990  г.  вышла  работа  Л.Л.  Рыбаковского  «Население  Дальнего  Востока  за  150  лет»,  в  которой  автором  также  поэтапно  рассмотрена  количественная  сторона  заселения  региона  в  эпоху  капиталистической  колонизации  и  советский  период,  изучена  структура  населения  по  времени  вселения  и  районам  выхода  [36]  (по  интересующему  нас  периоду  автор  использовал  не  «первичный»  материал,  а  те  сведения,  которые  приводились  предшественниками).

Вклад  в  изучение  освоения  дальневосточной  окраины  внесли  А.И.  Алексеев  и  Б.Н.  Морозов.  Кратко  рассмотрев  процесс  формирования  территории  Дальнего  Востока  и  его  населения,  они  уделили  преимущественное  внимание  истории  изучения  региона  и  его  экономическому  развитию  [1]. 

В  исследовании  региональных  аспектов  переселения  важное  значение  имеют  коллективные  труды  «Крестьянство  Дальнего  Востока  СССР  XIX—XX  вв.»  и  «История  Дальнего  Востока  СССР  в  эпоху  феодализма  и  капитализма  (XVII  в.  —  февраль  1917  г.)».  В  «Крестьянстве  Дальнего  Востока…»  авторы  соответствующего  раздела  (Ю.Н.  Осипов,  О.И.  Сергеев,  Э.М.  Щагин)  остановились  не  только  на  переселенческом  движении,  но  и  в  целом  на  ходе  столыпинской  аграрной  реформы  на  Дальнем  Востоке.  Они  отметили  её  половинчатый,  незавершённый  характер.  В  то  же  время  обратили  внимание  на  значительные  изменения  в  сельском  хозяйстве  Дальнего  Востока  в  1906—1914  гг.  (рост  посевных  площадей,  валовых  сборов  зерна  и  т.  д.).  Историки  указали,  что  области  заселялись  главным  образом  за  счёт  земледельческого  крестьянского  населения,  а  переселение  казаков  и  приток  извне  неземледельческого  населения  в  города  имели  второстепенное  значение  [20,  с.  87].  «История  Дальнего  Востока  СССР»  является  фундаментальным  трудом  по  истории  региона,  основанным  на  разнообразных  источниках  [13].  Переселение  на  Дальний  Восток  в  годы  реформ  П.А.  Столыпина  не  стало  в  нём  предметом  специального  изучения  (как  например,  колонизация  во  второй  половине  XIX  в.).  Отдельные  мероприятия  столыпинского  правительства  рассмотрены  в  главе,  посвящённой  народному  хозяйству  Дальнего  Востока  в  начале  XX  в. 

Л.М.  Горюшкин  писал,  что  в  исторической  литературе  «главное  внимание  уделяется  земледельческому  освоению,  что  нашло  отражение  в  понятиях  «крестьянские  переселения»,  «земледельческая  колонизация»  и  др.  Менее  изучено  участие  в  миграциях  рабочих  и  ремесленников  <…>»  [10,  с.  15—16].  Мысль,  высказанная  применительно  к  Сибири,  в  полной  мере  относится  и  к  Дальнему  Востоку.  Исследователями  изучены  различные  проблемы,  связанные  с  рабочими  (состав,  условия  труда,  рабочее  движение  и  т.  д.),  но,  на  наш  взгляд,  необходимо  комплексное  изучение  земледельческой  и  промышленной  колонизации  Дальнего  Востока  в  эпоху  столыпинских  реформ.  На  современном  этапе  развития  отечественной  науки  дальневосточная  проблематика  переселенческого  движения  выходит  на  первый  план.

 

Список  литературы:

  1. Алексеев  А.И.,  Морозов  Б.Н.  Освоение  русского  Дальнего  Востока  (конец  XIX  в.  —  1917  г.).  —  М.:  Наука,  1989.  224  с. 
  2. Архипов  Н.Б.  Дальневосточный  край.  2-е  изд.,  перераб.  и  доп.  М  —  Л:  Гос.  изд-во,  1929.  156  с.,  карты.
  3. Барткова  И.И.  Формирование  сельских  поселений  Приморья  (1858—1917  гг.)  //  Записки  Приморского  филиала  географического  общества  СССР.  Т.  XXV.  Владивосток:  Дальневосточное  книжное  изд-во,  1966.  С.  63—70. 
  4. Белявская  Л.Б.  К  вопросу  о  социально-экономических  последствиях  переселенческой  политики  Столыпина  на  Дальнем  Востоке  //  Труды  Дальневосточного  филиала  им.  В.Л.  Комарова  Сиб.  отд.  АН  СССР.  Сер.  историческая.  Т.  VI.  Народы  советского  Дальнего  Востока  в  дооктябрьский  период  истории  СССР.  Владивосток,  1968.  С.  63—66. 
  5. Белявская  Л.Б.  Крах  переселенческой  политики  царизма  в  период  столыпинской  аграрной  реформы  на  Дальнем  Востоке  (1906—1914  гг.).  Автореф.  дис.  …  к.и.н.  Томск,  1958.  14  с.
  6. Белявская  Л.Б.  Из  истории  освоения  целинных  земель  на  Дальнем  Востоке  в  период  столыпинской  аграрной  реформы  //  Томский  политехнический  институт  им.  С.М.  Кирова.  Научная  конференция  кафедр  общественных  наук  (2;  1959).  Доклады.  Томск:  изд-во  Томского  университета,  1959.  С.  16—19.
  7. Белявская  Л.Б.  Социально-экономические  последствия  переселенческой  политики  Столыпина  на  Дальнем  Востоке  //  Особенности  аграрного  строя  России  в  период  империализма.  Материалы  секции  Научного  совета  по  проблеме  «Исторические  предпосылки  Великой  Октябрьской  социалистической  революции»  май  1960  г.  —  М.:  изд-во  АН  СССР,  1962.  С.  135—145.
  8. Борзунов  В.Ф.  К  вопросу  об  уровне  развития  капитализма  в  сельском  хозяйстве  Дальнего  Востока  //  Научная  конференция  по  истории,  археологии  и  этнографии  Дальнего  Востока  (3;  1962;  Владивосток).  Доклады  и  сообщения.  Вып.  II  /  АН  СССР  Сиб.  отд.  Дальневосточный  филиал  им.  В.Л.  Комарова.  Владивосток,  1962.  С.  18—27.
  9. Георгиевский  А.П.  Русские  на  Дальнем  Востоке.  Заселение  Дальнего  Востока.  Говоры.  Творчество.  Вып.  1.  Заселение  русскими  Дальнего  Востока  и  современное  их  распределение  (в  связи  с  говорами).  Владивосток:  тип.  Гос.  Дальневосточного  ун-та.  1926.  71  с.,  прил.
  10. Горюшкин  Л.М.  Переселенческое  движение  и  сельское  хозяйство  Сибири  во  второй  половине  XIX  —  начале  XX  вв.  Препринт.  Новосибирск,  1989.  25  с. 
  11. Дербер  П.Я.,  Шер  М.Л.  Очерки  хозяйственной  жизни  Дальнего  Востока.  —  М.  —  Л.:  Гос.  изд-во,  1927.  300  с.,  карта.
  12. Жемчужников  Н.Н.  Движение  на  Восток.  К  вопросам  переселения,  землеустройства  и  колонизации.  —  М.:  Центр.  изд-во  народов  СССР,  1927.  144  с.
  13. История  Дальнего  Востока  СССР  в  эпоху  феодализма  и  капитализма  (XVII  в.  —  февраль  1917  г.)  /  Отв.  ред.  А.И.  Крушанов.  —  М.:  Наука,  1991.  470  с.
  14. Кабузан  В.М.  Дальневосточный  край  в  XVII  —  начале  XX  (1640—1917).  Историко-демографический  очерк.  —  М.:  Наука,  1985.  260  с. 
  15. Кабузан  В.М.  Заселение  Сибири  и  Дальнего  Востока  в  конце  XVIII  —  начале  XX  века  (1795—1917  гг.)  //  История  СССР.  1979.  №  3.  С.  22—38.
  16. Кабузан  В.М.  Как  заселялся  Дальний  Восток  (вторая  половина  XVII  —  начало  XX  в.).  2-е  изд.,  доп.  Хабаровск:  Хабаровское  книж.  изд-во,  1976.  197  с. 
  17. Кабузан  В.М.  Переселення  украïнцiв  у  Далекосхiдний  край  в  1850—1916  рр.  //  Украïнський  iсторичний  журнал.  1971.  №  2.  С.  65—70. 
  18. Кобозев  П.А.  Колонизация  Дальнего  Востока  //  Труды  государственного  колонизационного  научно-исследовательского  института.  Т.  I.  —  М.:  ГОСКОЛОНИТ,  1924.  С.  213—268. 
  19. Коровин  А.Г.  Очерк  заселения  Приморья  //  Приморье.  Его  природа  и  хозяйство.  Сборник  статей,  составленный  научно-просветительной  секцией  Приморского  губернского  выставочного  бюро.  Ч.  I.  Природа.  Владивосток:  изд.  Владивостокского  отд.  ГОСКНИГИ,  1923.  С.  156—173.
  20. Крестьянство  Дальнего  Востока  СССР  XIX—XX  вв.:  Очерки  истории  /  Под  общ.  ред.  А.И.  Крушанова.  Владивосток:  изд-во  Дальневосточного  университета,  1991.  416  с. 
  21. Крушанов  А.И.  Октябрь  на  Дальнем  Востоке.  Ч.  1.  Русский  Дальний  Восток  в  период  империализма  (1908  —  март  1917  гг.).  Владивосток:  Дальневосточное  книжное  изд-во.  1968.  135  с.
  22. Лежнин  П.Д.  Дальний  Восток.  Богатства  Приамурья  и  Забайкалья.  Чита:  тип.  Забайкальского  объед.  союза  коопер.,  1922.  472  с. 
  23. Ленин  В.И.  Аграрная  программа  социал-демократии  в  первой  русской  революции  1905—1907  гг.  //  Полное  собрание  сочинений.  Изд.  5.  Т.  16.  С.  193—413.
  24. Ленин  В.И.  Ещё  о  переселенческом  деле  //  Полное  собрание  сочинений.  Изд.  5.  Т.  23.  С.  153—154. 
  25. Ленин  В.И.  Значение  переселенческого  дела  //  Полное  собрание  сочинений.  Изд.  5.  Т.  23.  С.  103—109.
  26. Ленин  В.И.  Переселенческий  вопрос  //  Полное  собрание  сочинений.  Изд.  5.  Т.  21.  С.  325—336.
  27. Муравская  Е.  Переселение  крестьян  из  Латвии  на  Дальний  Восток  (Амурскую  область)  в  начале  XX  в.  //  Учёные  записки  Латвийского  университета.  Т.  168.  Вопросы  аграрной  истории  Латвии.  Вып.  I.  Рига,  1973.  С.  62—87. 
  28. Нерсесов  М.Н.  Экономические  очерки  Дальнего  Востока.  —  М  —  Л.:  Центр.  упр.  печати  ВСНХ  СССР.  «Новая  деревня»,  1926.  122  с.
  29. Огановский  Н.П.  Очерки  по  экономической  географии  СССР  (в  связи  с  мировым  хозяйством,  по  новейшим  статистическим  материалам).  2-изд,  перераб.  и  обновл.  —  М.:  «Новая  деревня»,  1924.  321  с.
  30. Осипов  Ю.Н.  Колонизационно-переселенческая  политика  царизма  на  Дальнем  Востоке  в  эпоху  капитализма.  Историография  проблемы  //  Проблемы  истории  Дальнего  Востока  СССР  (XVII—XX  вв.)  в  отечественной  литературе:  Материалы  XIII  Дальневосточной  науч.  конф.  по  проблемам  отечественной  и  зарубежной  историографии.  Владивосток:  ДВНЦ  АН  СССР,  1986.  С.  172—181.
  31. Осипов  Ю.Н.  Крестьянская  колонизация  и  развитие  сельского  хозяйства  Приморской  области  (1906—1917  гг.)  //  Конференция  молодых  учёных  Дальнего  Востока  (8;  1965;  Владивосток).  Тезисы  докладов  и  сообщений  на  секции  общественных  наук  /  АН  СССР  Сиб.  отд.  Дальневосточный  филиал  им  В.А.  Комарова.  Владивосток,  1965.  С.  51—55. 
  32. Осипов  Ю.Н.  Столыпинское  землеустройство  в  Приморье  //  Труды  Дальневосточного  филиала  им.  В.Л.  Комарова  Сиб.  отд.  АН  СССР.  Сер.  историческая.  Т.  VII.  История,  археология  и  этнография  Дальнего  Востока.  Владивосток:  Дальневосточное  книжное  изд-во,  1967.  С.  82—86. 
  33. Осипов  Ю.Н.  Экономическое  положение  «новосёлов»  в  дальневосточной  деревне  в  период  империализма  //  Труды  Института  истории,  археологии  и  этнографии  народов  Дальнего  Востока  Дальневосточного  научного  центра  АН  СССР.  Т.  IX.  Материалы  по  истории  Дальнего  Востока  (история,  археология,  этнография,  филология).  Владивосток,  1973.  С.  170—179.
  34. Покшишевский  В.В.  Заселение  Сибири.  Историко-географические  очерки.  Иркутск:  Обл.  гос.  изд-во,  1951.  208  с.,  карта.
  35. Покшишевский  В.В.  К  географии  дооктябрьских  колонизационно-миграционных  процессов  в  южной  части  Дальнего  Востока  //  Сибирский  географический  сборник.  Т.  1.  —  М.:  изд-во  АН  СССР,  1962,  С.  85—95. 
  36. Рыбаковский  Л.Л.  Население  Дальнего  Востока  за  150  лет.  —  М.:  Наука,  1990.  168  с.
  37. Скляров  Л.Ф.  Переселение  и  землеустройство  в  Сибири  в  годы  столыпинской  аграрной  реформы.  —  Л.:  изд-во  Ленинградского  университета,  1962.  588  с.
  38. Старков  М.И.  Амурское  крестьянство  накануне  Октября.  Благовещенск:  Амурское  книжное  изд-во,  1962.  88  с. 
  39. Целищев  М.И.  Экономические  очерки  Дальнего  Востока.  Владивосток:  «Книжное  дело»,  1925.  132  с. 
  40. Чарнецкий  Л.  Методы  и  итоги  прошлой  колонизации  Приморья  и  ближайшие  колонизационные  мероприятия  в  будущем  //  Советское  Приморье.  1925.  №  3.  С.  10—36.
  41. Щагин  Э.М.  Октябрьская  революция  в  деревне  восточных  окраин  России  (1917  —  лето  1918  гг.).  —  М.,  1974.  370  с. 
  42. Штейн  М.Г.  Переселенческая  политика  Столыпина  на  Дальнем  Востоке.  Дис.  …  к.и.н.  Б.м.  Б.г.
  43. Якименко  Н.А.  Организация  переселения  крестьян  в  Сибирь  и  на  Дальний  Восток  в  годы  столыпинской  аграрной  реформы  (1906—1914)  //  Проблемы  аграрной  истории  Дальнего  Востока.  Хабаровск,  1979.  С.  3—16.
  44. Якименко  Н.А.  Переселенческая  политика  царизма  и  проблема  заселения  Камчатки  в  начале  XX  в.  (1900—1916  гг.)  //  Проблемы  аграрной  истории  Дальнего  Востока.  Хабаровск,  1979.  С.  17—28. 
  45. Якименко  Н.А.  Советская  историография  переселения  крестьян  в  Сибирь  и  на  Дальний  Восток  (1861—1917)  //  История  СССР.  1980.  №  5.  С.  91—104.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий