Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: IV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 19 сентября 2011 г.)

Наука: Философия

Секция: Социальная философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Мокроусова Е.А. АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ПАМЯТИ ДЛЯ СОВРЕМЕННОГО СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ДИСКУРСА // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. IV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ПАМЯТИ ДЛЯ СОВРЕМЕННОГО СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ДИСКУРСА

Мокроусова Елена Александровна

магистратура II курс, Уральский Федеральный университет им. первого президента России Б.Н. Ельцина, Институт Социальных и Политических Наук, кафедра социальной философии, г. Екатеринбург

Шабурова Ольга Викторовна

научный руководитель,

к. филос. н., доцент кафедры социальной философии Уральского Федерального университета им. первого президента России Б.Н. Ельцин, г. Екатеринбург

Социальная философия, окончательное оформление и становление которой произошло не так давно — лишь в середине XX века, изначально возникает как попытка осмысления человеком актуальных проблем становления и развития общества, исходя из структур и законов самого общества. Она изначально противится догматическому наложению канонов и принципов традиционной философии на те явления и процессы, которые оказываются в центре ее внимания, и пытается построить динамичную картину жизни общества, функционирующего в определенном времени и пространстве. Социальная философия выбирает свой особый режим существования, позволяющий ей избавиться от давления авторитетных теорий и мнений. Она позволяет обществу высказаться и самому заявить о своих проблемах. И появление феномена памяти в поле зрения современной социальной философии далеко не случайно.

Во время бомбардировки Дрездена 1315 февраля 1945 года было уничтожено или серьезно повреждено около четверти промышленных предприятий города и около половины остальных зданий, включая городскую инфраструктуру и жилые дома. В результате военных действий погибли около 25 тысяч человек. Очевидцы этих событий утверждают, что число жертв было бы значительно меньше, если бы уже после нанесенного воздушного удара самолеты военно-воздушных сил США и Великобритании не вели настоящую охоту на людей. Старшее поколение дрезденцев до сих пор с ужасом вспоминает о том, как самолеты летали над городом и выслеживали мирных граждан. Любая попытка историков привести неопровержимые доказательства того, что передаваемый из поколения в поколение сюжет «охоты» на людей — всего лишь миф, вызывает у них бурю эмоций и негодования. Они не спешат расстаться со своими воспоминаниями, они продолжают «встраивать в историю своей жизни сведения, эпизоды и даже целые событийные ряды, происходящие не из их собственного опыта, а из совершенно иных источников» [2, с. 41], например, из рассказов других людей, художественных, документальных фильмов и т.д. И это всего лишь один из множества сюжетов, которые сегодня оказываются в центре внимания современной социальной философии.

Западная философия занималась проблемой памяти с самого момента своего зарождения. В Древнегреческой философии существовало два слова для обозначения, памяти — памяти как воспоминания, и памяти как вспоминания или припоминания. В первом случае для обозначения воспоминания, рождающегося пассивно и не требующего целенаправленного усилия мысли, они использовали слово «mnēmē». Во втором случае, когда речь шла о воспоминании как об объекте поиска, они употребляли слово «anamnēsis». Сущность всех явлений памяти составляли два абсолютно разных процесса — воспоминать или приступать к поиску воспоминания.

Средневековая философия использовала для обозначения памяти новое понятие — понятие «memoria», которое преодолело традицию разделения памяти на «mneme» и «anamnesis», включив в себя одновременно как способность удерживать знание о пережитом, так и само воспоминание. Средневековье сместило акценты в понимании «mneme» и «anamnesis». В первом случае знание о прошлом включало в себя знание о людях, умерших или отсутствующих, во втором случае речь шла о вспоминании, которое воспроизводится в сознании, не только на уровне мыслей, но и на уровне рассказа, а также «тех социальных действий, в которых это воспоминание манифестируется» [1, с. 35].

Помимо этого, в средние века закладывается философская «традиция внутреннего усмотрения» феномена памяти, продолжателями которой в свое время стали Джон Локк и Эдмунд Гуссерль и которую современная социальная философия оставляет в стороне, пытаясь преодолеть возникшую зацикленность на изучении индивидуальной или персональной памяти и перейти к рассмотрению памяти коллективной и социальной.

Понятия коллективной и социальной памяти тесно связанны между собой по смыслу. Как правило, они употребляются в значении «общего опыта, пережитого людьми совместно» [5, с. 17]. «Будучи тем общим, что конституирует общество как таковое и является залогом его идентичности» [6, с. 106], память является необходимым элементом для жизни и выживания общества. Коллективной память, понимаемая как «совокупность действий, предпринимаемых коллективом или социумом, по символической реконструкции прошлого в настоящем» [7, с. 328], осуществляет постоянный отбор и переработку коллективного прошлого. Наличие коллективной памяти обнаруживается в том, что в пределах той или иной социальной общности (начиная от трудового коллектива и заканчивая нацией или государством) естественным образом периодически воспроизводятся одни и те же воспоминания. Воспроизводятся они на уровне отдельно взятого индивида, однако таким образом, что позволяют ему отождествлять себя с той общностью, к которой он принадлежит, с ее историей и судьбой. Эти воспоминания в большинстве своем не являются непосредственным опытом индивида, однако «вписываются в рамки его личности или его личной жизни, и даже те из них, которые он разделяет с другими, рассматриваются им лишь с той стороны, с которой они затрагивают его в его отличии от других» [9, с. 157]. В определенные моменты времени он способен вести себя просто как член группы, «вызывая в памяти и поддерживая безличные воспоминания в той мере, в какой они затрагивают его группу» [8]. Личная история человека разворачивается в рамках коллективной истории, коллективного времени и пространства. Память индивида существует постольку, поскольку этот индивид является «уникальным продуктом специфического пересечения групп». Обусловленность того, что запоминается и забывается «социальными рамками» настоящего, подчеркивает социальную природу памяти: именно коллективы и группы, задавая и воспроизводя образцы толкования событий, выполняют функцию поддержания конституирующей их коллективной памяти. Социальные группы конструируют свои образы мира, устанавливая некие согласованные версии прошлого.

Память может быть коллективной или социальной только в том случае, если ее можно передать, а для этого она должна быть артикулирована, что возможно посредством речи, ритуалов, изображений и т. д. «Образ того или иного события, занесенный в социальную память, — это некая условная схема, общая идея, понятие, которое взаимодействует с другими аналогичными понятиями» [5, с 23].

Долгое время обсуждение проблемы памяти сводилось к тому, чтобы разгадать загадку памяти как своего рода создательницы прошлого, которая отбирает, хранит и воспроизводит информацию усваиваемую индивидом в процессе его жизнедеятельности. Однако постоянное усложнение поведения человека осуществляется не только за счет накопления индивидуального опыта индивида, но и за счет усвоения исторического, культурного и социального наследия.

Память — это «жизнь, носителями которой всегда выступают живые социальные группы» [3, с. 20]. Проблема памяти поднимает целый пласт сопутствующих ей тем, связанных с жизнью, как отдельно взятого индивида, так и всего общества в целом. Выступая в качестве связующего элемента прошлого, настоящего и будущего, память является важнейшим условием формирования и поддержания коллективной и персональной идентичности.

Все эти аспекты проблематики памяти делают ее столь актуальной для социально-философского дискурса.

 

Список литературы:

1. Арутюнова Ю.Е. Memoria: «тотальный социальный феномен» и объект исследования // Образы прошлого и коллективная идентичность в Европе до начала Нового времени. М., 2003.

2. Вельцер Х. История, память и современность прошлого // Неприкосновенный запас. — 2005. — № 2-3 (40-41).

3. Нора П. Проблематика мест памяти. Франция-память / П. Нора, М. Озуф, Ж. де Пюимеж, М. Винок. -

4.  СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999.

5.  Репина Л.П. Культурная память и проблемы историописания (историографические заметки). Препринт WP6/2003/07 — М.: ГУ ВШЭ, 2003.

6.  Романовская Е.В. Феномен памяти: между историей и традицией // Философия и общество, №1. 2010.

7.  Социальная философия: Словарь / Сост. и ред. В.Е. Кемеров, Т.Х. Керимов. — 2-изд., испр. и доп. — М.: Академический проект; Екатеринбург; Деловая книга, 2006.

8.  Хальбвакс М. Коллективная и историческая память / М. Хальбвакс // Неприкосновенный запас, №2-3 (40-41). 2005.

9.  Хальбвакс М. Социальные рамки памяти. М.: Новое издательство, 2007.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом